ЭНЕОЛИТ. МЕДНО-КАМЕННЫЙ ВЕК

 

 

Конструкция трипольских домов, кухонная керамика с примесью дробленой раковины

 

 

 

Памятники второй половины среднего периода

 

Памятники второй половины среднего периода (ступени 5—7) известны на территории, значительно превосходящей ареал трипольско-кукутенских общин предшествующего времени (карта 5). Особенно увеличилось пространство, занимаемое северными группами памятников (карта 4, IV, 3, 5). При исследовании локальных различий еще ощущаются многие пробелы в наших знаниях, что сказывается на разработке периодизации поселений рассматриваемого времени.

 

Создавая в 40-х годах периодизацию трипольских поселений, Т. С. Пассек отнесла ко второй половине среднего периода (к этапу BII) группу памятников, объединенных рядом общих признаков (Пассек Т. С., 1949а, с. 108). Это прежде всего мощность глинобитных настилов наземных домов; керамика с монохромной росписью в сочетании с посудой, покрытой углубленным орнаментом, и кухонной посудой с примесью дробленой ракушки в тесте; антропоморфные стоячие статуэтки, расписанные, как и посуда, темно-коричневой или черной краской по красновато-оранжевому фону. Позднее выяснилось, что эти признаки распространяются и на памятники начала позднего периода. Поэтому к числу позднетриполь- ских отнесены теперь памятники типа Шипенцы Б и Петрены (Dumitrescu 7., 1963а; Маркевич В. Я., 1981), ошибочно датированные Т. С. Пассек этапом BII (Пассек Т. С., 1949а, с. 106, 107). На позднее время этих поселений указывают ребристые формы сосудов, включение в орнаментальные композиции изображений животных, намечающееся «распадение» спирали на некоторых расписных сосудах. Для поселений самого конца среднего периода, напротив, характерны преобладание сосудов с мягким, округлым профилем и еще не выровненным (скругленным) венчиком, широкое использование в орнаменте негативных спиральных композиций. По орнаментальному стилю и форме сосудов выделяются три ступени в развитии поселений второй половины среднего периода. Последовательность их установлена на материалах нескольких локальных групп путем сравнительного анализа керамики.

 

Ранее других исследовался верхнеднестровский локальный вариант, для которого с самого начала выделены две ступени (5 и 6)— залещицкая и город- ницкая (Kandyba О., 1937). Позднее подобная линия развития наметилась и для цамятников Румынии (Dumitrescu F., 1959; 1974а), где те же ступени обозначены как корлэтенская (фаза Кукутени A—Bi) и траянская (фаза Кукутени А—В2). В начале 70-х годов Н. М. Виноградова (1972; 1974), ориентируясь на разработанную румынскими учеными схему развития стилей росписи, разделила трипольские поселения Пруто-Днестровского междуречья среднего периода на три хронологические группы — залещицкую, городницкую и типа Круто- бородинцы I, отличающуюся от предшествующей более поздним стилем росписи керамики, но сохраняющую те же формы сосудов. С одной стороны, керамика свидетельствует о временной близости памятников этих двух групп, с другой — о постепенном изменении ее комплекса, в первую очередь за счет вытеснения одного стиля росписи другим. Однако выделять в самостоятельную ступень памятники крутобородинского типа пока преждевременно. О них можно говорить лишь как о наиболее поздних среди поселений второй хронологической группы.

 

На наш взгляд, к третьей хронологической группе, т. е. к заключительной (7-й) ступени среднего периода, логичнее относить, как это делала Т. С. Пассек, поселения с керамикой, претерпевшей более серьезные перемены, например Владмиров- ку, Незвиско III, Раковец ( 9). Все еще нет достоверной систематизации памятников междуречья Южного Буга и Днепра. В этом районе к этапу BII Т. С. Пассек отнесены поселения типа Пенеж- ково и Веремье (Пассек Т. С., 1949а, с. 78, 79). Датировка их уточнена Н. М. Виноградовой, сопоставившей эти памятники с румынскими поселениями фазы Кукутени А—В2 (Виноградова Я. М., 1973). Однако недавно поселения типа Пенежково (Шкаровка, Лещиновка и подобные им) были удревнены на две ступени и датированы временем Кукутени А4 и Кукутени A—Bi (Цвек Е. В., 19806, с. 175). Материалы, послужившие основанием для этого, в статье не опубликованы, как и типологические схемы, отражающие развитие керамики. Видимо, вопрос о датировке поселений Буто-Дне- провского междуречья нуждается в дополнительной разработке. Единственные комплексы, отнесение которых к двум последним ступеням среднего периода не вызывает сомнения, происходят с поселений Веселый Кут (6-я ступень) и Мирополье (7-я ступень). Расписной сосуд из первого пункта (Цвек Е. В., 19806,  6Г 7) находит аналогии в керамике поселений Веремье, Клищев, Поливанов Яр II, а из второго (Цвек Е. В. 19806,  7,3) — в материалах поселения Раковец. Место этих поселений в ряду памятников среднего периода определено достаточно точно.

 

Начало второй половины среднего периода характеризуется памятниками 5-й ступени (Кукутени A—Bi). Они выявлены в Верхнем и Среднем По- днестровье, в бассейнах Сирета и Прута в Румынии (карта 5,6;  9). В Поднестровье исследования носили разведочный характер (Majewski К., 1947; Пассек Т. С., 1961а). Исключение составляют раскопки поселения Залещики, давшего хорошую коллекцию керамики (Кандиба О., 1937; Виноградова Я. М., 1972). В Молдавском Прикарпатье планомерные раскопки производились только на поселении Кукутени-Дымбул Морий (Petrescu-Dtm- bovifa М., 1965), в верховьях р, Жижии — на поселении Корлэтени (Nestor /., 1959). Поселения 5-й ступени среднего периода расположены на мысах (Ба- бин-Яма) и на возвышенных участках в долинах рек (Кукутени-Дымбул Морий), иногда укреплены рвами. Так, например, поселение Кукутени-Дымбул Морий (200X40—80 м) имело ров шириной 4 м и глубиной немногим более 2 м. Данные о размерах других поселков отсутствуют. Обследование днестровских поселений показало, что на них наземные дома (на деревянной основе, обмазанной глиной) сочетались с полуземлянками хозяйственного назначения, как и на предшествующей стуцени. Площадь домов составляла 60—130 кв. м (Кукутени-Дымбул Морий). Отдельные захоронения или могильники этого времени не обнаружены.

 

Инвентарь рассматриваемых памятников обычен ( LII). Это кремневые ножи с подретушированным лезвием, вкладыши серпов, скребки, сверла, проколки из пластин разной формы, скребки из отщепов, кремневые шлифованные тесла, топоры и долота, тесла из мягких пород камня, сверленые топоры, роговые наконечники мотыг, костяные шилья. Из обожженной глины изготовлены пряслица и округлые грузила для вертикального ткацкого стана. Начиная с 5-й ступени, шире входят в употребление кремневые топоры прямоугольной и трапециевидной форм, толстообушные, с плохо пришлифованными боковыми гранями (Флореску А., 1959). Медные изделия этого времени пока не известны.

 

Керамический комплекс памятников 5-й ступени среднего периода, еще тесно связанный с посудой предыдущей ступени, характеризуется преобладанием группы расписной керамики. Так, например, в Залещиках на расписную посуду приходится 97%, на керамику с углубленным орнаментом — 0,4, а на кухонную из глины с примесью дробленых раковин— 2,6% (Виноградова Н. М., 1972). И все же изменения заметны как в формах, так и в росписи. Сохраняются конические крышки с уплощенным навершием ( LXXIII, 91), из употребления выходят сосуды на подставках и поддонах. Распространяются узкогорлые ( LXXIII, 58) и широко- горлые ( LXXIII, 62—64) кубки с отогнутым венчиком, биконические миски ( LXXIII, 10), кратеровидные сосуды, антропоморфные сфероконические зерновики ( LXXIII, 113), шлемовидные крышки с двумя ушками ( LXXIII, 102), би- ноклевидные сосуды удлиненных пропорций с широкой ромбической центральной перемычкой. Свободный стиль росписи уступает место спиральному узору в горизонтальных поясах, часто располагавшемуся лишь в верхней части сосуда ( 11,2, 3). Появляются новые элементы орнамента — гирлянды, волюты, соединенные круги. В большинстве случаев роспись выполнена красной или черной краской по белому покрытию. При росписи черной краской по белому фону светлые ленты негативного орнамента оттеняются тонкими параллельными красными линиями, а по красноватому фону — белыми.

 

Статуэтки на исследованных памятниках 5-й ступени среднего периода редки. Антропоморфные фигурки украшены углубленным орнаментом или росписью в виде тонких, сходящихся под уголом линий. Как антропоморфные, так и зооморфные статуэтки выполнены весьма схематично (Majewski К., 1938).

 

Поселения 6-й ступени среднего периода (Кукутени А—В2) открыты во всех районах распространения культуры Триполье-Кукутени (карта 5, б;  9). Многие из них исследовались на протяжении нескольких лет. Особенно результативными оказались раскопки поселений Поливанов Яр II (Пассек Т. С., 1961а; Попова Т. А., 1972) в Поднест- ровье, Клищев (Заец И. Я., 1973; 1975а; 19756; 1975в) в Побужье, Пенежково (Himner М., 1933), Шкаров- ка и Веселый Кут (Цвек Е. В., 1976; 1980а; 19806; Цвек Е. В., Телегин Д. Я., Шиянова А. В., 1979;Цвек Е. В., Шиянова А. В., 1976; 1977) в Буго- Днепровском междуречье, Веремье (Хвойко В. В., 1901) в Среднем Поднепровье, Траян-Дялул Фын- тынилор III (Dumitrescu Я., 1954а; 1954в; 1957; 1958; 1959; Dumitrescu V., 1941-1944; Dumitrescu Я., Dumitrescu V., 1962; 1970) в Молдавском Прикарпатье. Стратиграфия поселений Кукутени- Четэцуя II (Schmidt Я., 1932) и Фрумушика II (Matasa С., 1946) в Румынии, а также Бильче Зо- лотое-Сад I в Поднестровье (Ossowsci G., 1893) позволила уточнить хронологическое место поселений 6-й ступени среднего периода. Огромное значение имели и раскопки В. В. Хвойко, проведенные в начале века в Поднепровье (Хвойко В. В., 1901; 1904; 1906а; 19066; 1909; 1913).

 

Поселения рассматриваемой ступени основаны на мысах и отдельных возвышенностях вблизи рек (Поливанов Яр II; Фрумушика II), на краю надпойменной террасы или в высокой пойме (Клищев, Шкаровка, Веселый Кут). Площадь их варьирует: 1—3 га (Поливанов Яр II), 4—7 га (Шкаровка, Клищев), 20—40 га (Веремье, Пенежково) и даже более 150 га (Веселый Кут). Именно с 6-й ступенью следует, видимо, связывать развитие поселений-гигантов в юго-восточных районах распространения трипольских общин. Для небольших и средних поселений характерна гнездообразная планировка, при которой в одну группу объединяются три-шесть и даже 11 наземных домов и несколько хозяйственных сооружений. Расстояние между группами построек при наличии свободной площади составляет 30— 40 м (Клищев, Шкаровка), а при недостатке площади сводится к минимуму (Траян-Дялул Фынтыни- лор III). Некоторые поселения ограждены рвами внушительных размеров. Так, например, в Траян- Дялул Фынтынилор III максимальная ширина рва в верхней части достигала 7 м, а глубина 4 м (Flo- rescu А., 1966). На склонах плато и широких мысах, полого спускающихся к реке, использовалась иная планировка. На территории крупных поселений постройки размещались концентрическими кругами вокруг центральной площади (Веремье, Щербанев- ка, Веселый Кут). Такая застройка сама по себе служит укреплением, не требуя дополнительных оборонительных сооружений.

 

Поселки застроены наземными и полуземляночными сооружениями. Последние представляют собой подсобные помещения, в которых размалывали зерно и готовили пищу на открытых очагах. Они состоят из одной или нескольких ям неправильно овальной формы. Известны и полуземлянки больших размеров —6X6 и 14X6 м (Поливанов Яр И), глубиной обычно менее 1 м (Пассек Т. С., 1961а, с. 120). Распространены они в основном на поселениях Поднестровья, где в домах, как правило, не было печей. Отсутствие печей и глинобитных возвышений, обычных в домах восточного региона, составляет одну из особенностей жилищ Поднестровья. Другой их особенностью является наличие массивного межэтажного перекрытия, зафиксированного в виде хорошо обожженной глиняной площадки, насквозь прокалившейся в огне пожара. Наряду с двухэтажными домами в западных регионах три- польско-кукутенского ареала существовали и постройки более легкой конструкции, например в Тра- ян-Дялул Фынтынилор III СDumitrescu Я., 1959). В Побужье и Поднепровье отчетливо выражено деление домов на камеры, хорошо прослеживаются конструкции печей и глинобитных возвышений возле них. Примером может служить жилище 10 поселения Клищев на Южном Буге (Заец Я. И., 19756). Длина его составляла 15 м, ширина 7 м. Постройка включала три камеры (26, 28 и 30 кв. м) с печами и одну камеру (21 кв. м) без печи. Размеры печных фундаментов-1,4X1,3; 1,9X1,6 и 2,0X1,8 м при высоте около 0,2 м. Своды печей имели корытообразную форму. Перед устьем печи был сооружен припечек шириной 0,2—0,3 м. В нескольких жилищах на земляном полу, покрытом тонким слоем глиняной обмазки, близ печи находилось специальное место для помола зерна, огражденное невысоким глиняным бортиком. Подобная картина наблюдалась и при раскопках поселения Шкаровка на Киевщи- не, откуда происходит такая редкая находка, как часть закопченной трубы дымохода (.Цвек Е. В., 1976).

 

Конструкция трипольских домов, имевших дере- вяную основу, покрытую глиняной обмазкой с примесью половы, до сих пор достоверно не установлена. Большой интерес поэтому представляет информация Е. В. Цвек о том, что на поселении Веселый Кут в Побужье по периметру одной из каркасных построек зафиксированы столбовые ямы (Цвек Е. В., 19806). Преобладают дома прямоугольной формы, но есть и жилища Г-образной планировки (дома с пристройкой). Основная масса построек — средних размеров (40—60 кв. м); дома площадью около 100 кв. м единичны.

 

На окраине поселения Веселый Кут открыта гончарная мастерская (Цвек Е. В., Шиянова А. В., 1977; Цвек Е. В., 1980а). Двухъярусная гончарная печь подковообразной формы имела топочную камеру, разделенную глинобитным «козлом» на две половины и отделенную от обжигательной камеры глиняным перекрытием с округлыми продухами диаметром до 3 см. Рядом с ней находилась еще одна печь для обжига керамики.

 

На поселениях 6-й ступени среднего периода обнаружено несколько захоронений людей и отдельных костей человеческих скелетов (Мовша Т. Г., 1960а). Большинство их выявлено В. В. Хвойко в процессе изучения трипольских поселений Среднего Поднепровья (Хвойко В. В., 1909; 1913). Захоронения разрозненных человеческих костей и черепов сопровождались вещами. Так, возле одного из жилищ на поселении Веремье совершено захоронение черепа с кремневым ножом, кремневым и медным плоским топорами и тремя глиняными орнаментированными сосудами. Захоронения фрагментов черепов обнаружены на поселении Триполье. В Щербаневке и Веремье расчищены погребения, произведенные в вытянутом и скорченном положении. Скорченное погребение на поселении Веремье совершено в яме размерами 1,6X1,1X0,75 м, на подстилке из березовой коры. Погребенный положен на правый бок с сильно согнутыми ногами, головой на юго-запад. Кости скелета обожжены. Погребения по обряду кремации известны и в Среднем Поднепровье, и в Поднестровье (Крутобородинцы I). На поселении Траян-Дялул Фынтынилор III в Молдавском Прикарпатье обнаружено несколько захоронений в глубоких ямах, сопровождавшихся большим количеством расписной посуды (Dumitrescu Я., 1954а; 1954b; 1957; 1958; 1959). Погребение 1 было устроено в яме размерами 2,4X2,0 м и глубиной 2,6 м, вырытой под полом жилища. Юноша 20 лет был положен на правый бок, головой на восток.

 

На 6-й ступени среднего периода несколько меняются как набор орудий, так и техника их изготовления. Заметим, однако, что на всей трипольской территории набор орудий достаточно однороден. Заготовками служат крупные призматические пластины правильных и неправильных очертаний. Отщепы идут главным образом на изготовление скребков. Большого совершенства достигает к рассматриваемому времени струйчатая ретушь, покрывающая лезвия некоторых орудий. В инвентаре прочное место занимают кремневые топоры. Процентное соотношение орудий известно для нескольких поселений. Приведем данные поселения Поливанов Яр II (Попова Т. А., 1972). Из числа кремневых инструментов на долю скребков там приходится 29%, ножей — 18 %, скобелей для обработки дерева — 9 %, вкладышей серпов нового типа с зубчатым лезвием (более производительных в работе)—4%. Остальные типы орудий составляют небольшой процент. Среди орудий из кости наряду с многочисленными шильями имеются рыболовные крючки, коче- дыги, гребень для расчесывания шерсти, крючок для вязания. На территории поднестровских поселений в это время возникают кремнеобрабатывающие мастерские. В частности, одна из них открыта на поселении Поливанов Яр II (Попова Т. А., 19806). На их месте находят многочисленные отщепы и обломки кремня, испорченные заготовки, отбойники. Судя по заготовкам, в это время начинается широкое производство кремневых топоров на обмен ( LXXXIV). Наряду с кремневыми орудиями продолжают употребляться рубящие орудия из мягких пород камня.

 

На памятниках рассматриваемого времени увеличивается число металлических изделий. Большинство их представлено украшениями и мелкими инструментами из меди ( LX). На поселениях Веремье и Браду найдены привозные топор-клевец и топор-тесло. Они отлиты в двусторонних формах с вставным стержнем. Этого трипольские мастера еще не умели делать. Судя по составу металла, топор- клевец с поселения Веремье происходит с Кавказа, что свидетельствует о расширении связей трипольцев в конце среднего периода (Рындина Я. В., 1971). Топоры-тесла ( LX) попадали на триполь- скую территорию путем обмена с общинами нижнедунайской культуры Гумельница. Пока не установлено, каким путем местные мастера знакомились с новыми приемами металлообработки, как пришло к ним умение плавить чистую балканскую руду, которую теперь они получали вместо готовой меди. На этапе BII трипольские мастера только начинают переходить к литью в двусторонние формы. Одновременно ими приобретаются навыки упрочения рабочих окончаний орудий с помощью дополнительной их проковки (Рындина Я. В., 1970; 1971). Помимо медных изделий, на поселении Траян-Дялул Фынтынилор III (Dumitrescu Я., 1961) обнаружена небольшая золотая подвеска ( LVIII, 7).

 

На 6-й ступени среднего периода в западных регионах культуры Триполье-Кукутени распространена в основном расписная керамика, в восточных — посуда с углубленным орнаментом. Так, на поселении Поливанов Яр II расписная керамика составляет 85%, кухонная посуда с примесью дробленой раковины в тесте —14%, а керамика с углубленным орнаментом — около 1 % (Попова Т. А., 1972). В северо-восточных районах, где традиционно преобладает керамика с углубленным орнаментом, ее доля на отдельных поселениях достигает 40%. На кухонную посуду из глины с примесью раковины приходится до 30%; большой процент падает и на кухонную посуду с примесью шамота в тесте (Виноградова Н. М., 1973; Заец И. И., 1975а; 19756; Цвек Е. В., 19806). В Клищеве, расположенном в зоне устойчивых контактов населения Побужья и Поднестровья, процент расписной керамики достигает 33,3, а в Шкаровке, в бассейне Среднего Днепра,— около 1. В Буто-Днепровском междуречье расписная посуда не превышает 5% СЦвек Е. В., 1975). Все эти подсчеты весьма приблизительны, поскольку учитывались не целые сосуды, а их фрагменты. Тем не менее региональные отличия эти цифры отражают в полной мере.

 

Керамический комплекс памятников 6-й ступени среднего периода включает: округлобокие кубки с цилиндрическим горлом или отогнутым венчиком ( LXX, 19); биконические сосуды с низкими плечиками, сильно отогнутым венчиком и двумя ручками посередине тулова ( LXX, 31); антропоморфные зерновики с высоким цилиндрическим горлом ( LXXIII, 112) и зерновики со слабо выделенным венчиком, высоко расположенными плечиками ( LXX, 30), иногда с четырьмя выпуклостями, имитирующими груди ( LXXIII, 136, 137); миски полусферические, конические с ровными стенками или с отогнутым наружу краем ( LXXIII, 6) и биконические ( LXXIII, 10); крышки шлемовидные с уплощенным верхом ( LXX, 18), конические с шаровидным навер- шием и двумя ушками ( LXX, 24) или с плоским верхом (ступкообразные) и отогнутым нижним краем ( LXXIII, 92); биноклевидные сосуды укороченных пропорций с фигурными перемычками ( LXX, 21); округлобокие горшки с отогнутым венчиком и ушками у основания горла ( LXX, 23, 33).

 

В группе расписной керамики изменения по сравнению с предыдущей ступенью заметны не столько в формах изделий, сколько в стиле росписи. Орнамент (спираль, концентрические круги, овалы) заключен в пояса, расположенные в верхней части сосудов. Нижняя часть сосудов часто совсем не украшалась ( LXVII, 2, 6, 8). Доминирует роспись по естественному фону и по красной или коричневой облицовке, выполненная черной, реже — красной или белой краской. Особенно наряден негативный орнамент, в основе которого лежат белые ленты. В районах Молдавского Прикарпатья в роспись включены иногда геометризированные изображения человека ( LXVII, 1; LXXIV, 16-19). В Среднем Поднестровье на сосудах с углубленным орнаментом встречаются рельефные антропоморфные личины ( LXI, 16, 17; LXX, 26, 27).

 

В группе кухонной керамики с примесью дробленой раковины в тесте появляются новые элементы украшения — предельно схематизированные человеческие головки на стенках сосудов. Глаза их иногда оттеняются белой краской. Для керамики Буго-Днепровского района отмечены незначительные перемены по сравнению с предшествующей ступенью (Цвек Е. В., 19806).

 

Пластика этого времени весьма многочисленна. Преобладают стоячие женские фигурки с уплощенной головкой, переданным защипом носом и глазами-проколами. В широких выступающих плечах и бедрах сделаны отверстия, ножки соединены на конус. Вся поверхность статуэток расписана наклонными параллельными линиями. В восточной зоне продолжают бытовать фигурки с углубленным орнаментом. Мужские статуэтки редки. Среди зооморфных статуэток превалируют фигурки бычков. Отметим, что в это время пластическое воплощение, как обычно, находят исключительно домашние животные.

 

Финальная, 7-я, ступень среднего периода (Кукутени Bia) характеризуется материалами поселений Владимировка (Пассек Т. С., 1949а), Мирополье (Цвек Е. В., 19806), Незвиско III (Черныш Е. К., 1962), Раковец (Черныш Е. 1973), Брынзе- ны VIII (Маркевич В. И., 1981), а также, видимо, памятников типа Кукутени-Четэцуя III (фаза Кукутени Bi) и Миоркани (Schmidt Н., 1932; Nifu Д., 1969). В этих комплексах еще сохраняется керамика с углубленным и полихромным орнаментом (карта 56;  9).

 

Памятники располагаются в тех же топографических условиях, что и раньше. Дальнейшее развитие получает круговая планировка поселений, классическим образцом которой стала Владимировка (900X800 м). Известны и поселения-гиганты площадью более 200 га (Мирополье), продолжающие линию развития памятников типа Веселый Кут (Цвек Е. В., 19806). Крупные поселения этого времени зафиксированы и в Поднестровье (Маркевич В. И., 19736). Поселения и жилища сохраняют типы, выработанные в каждой из локальных групп на предшествующей ступени. Ниже приводится графическая реконструкция жилища ( LIX, 1) раскопанного на поселении Раковец близ г. Сороки (Черныш Е. К., 1973). При создании этой реконструкции использованы модель трипольского двухэтажного жилища, найденная Е. В. Цвек в с. Рассохо- ватка Черкасской обл. ( 13, 2), и опубликованная Т. Г. Мовшей модель из жилища 3 поселения Владимировка (Мовша Т. Г., 19646, с. 96,  3, 1).

 

На территории поселения Незвиско III обнаружено (Черныш Е. К., 1962) захоронение мужчины лет 60, совершенное в овальной могильной яме (2,1X1,2X1,4 м) на спине, головой на северо-восток, с вытянутыми вдоль тела руками и слегка приподнятыми в коленях ногами. Кисти рук находились в области таза. У ног погребенного стоял небольшой сосуд с росписью, типичной для посуды этапа ВН. Положение погребенного, по мнению Т. Г. Мовша, аналогично позе погребенных в грунтовых могильниках среднестоговской культуры (Мовша Т. Г., 1960а, с. 64). Череп погребенного резко отличен от обычных трипольских, для которых характерен средиземноморский антропологический тип (ДебецГ.Ф., 1960). Лобная часть черепа и зубы верхней челюсти повреждены ударами (тремя), нанесенными каменным топором в бою, когда человеку было лет 50. Он выжил, но умер спустя 10—15 лет (Герасимов М. М., 1960). По мнению М. М. Герасимова, расовый тип погребенного на поселении Незвиско III можно сближать с переднеазиатским европеоидным ( 14).

 

Орудия памятников 7-й ступени среднего периода ( LXXV) отличаются более правильными формами и тщательной отделкой. Струйчатая ретушь применяется при изготовлении большинства кремневых изделий. Набор орудий остается прежним. Увеличивается число кремневых топоров. На поселении Незвиско III небольшая мастерская по обработке кремня функционировала в каждом жилище, но одновременно существовала и коллективная мастерская, расположенная между домами, где было сосредоточено большое количество отходов производства и заготовок крупных орудий (Черныш Е. К., 1962; 1966). На поселениях этого времени известны роговые наконечники мотыг, костяные шилья и ко- чедыги, лощила в виде длинной плоской лопаточки. На поселениях Поднестровья часты находки рукоятей из кости и рога для каменных орудий.

 

На финальной ступени среднего периода металлические предметы, представленные в основном орудиями и украшениями из меди, пополняются литыми изделиями из сплава меди с серебром. Из такого сплава сделано колечко, найденное на поселении Незвиско III. В числе привозных изделий по-преж- нему имеются топоры-тесла «крестообразного» типа. Один из них происходит с поселения Городница II ( LXII, 64). Возможно, он привезец из Поду- навья, как и аналогичные ему топоры с поселений 6-й ступени среднего периода (Рындина Н. В., 1970; 1971).

 

Керамика 7-й ступени среднего периода очень близка монохромной посуде позднего периода ( LXXVI). Переход на этой ступени к росписи одной краской по естественному фону сосуда привел к тому, что монохромная керамика практически вытеснила остальные группы посуды. Так, почти полностью вышла из употребления посуда с углубленным орнаментом. В небольшом количестве сохранялась еще кухонная керамика из глины с примесью раковины, представленная всего тремя формами — горшком, миской и шлемовидной крышкой. По шейке горшки орнаментированы расчесами, под венчиком — рядом «жемчужин», по плечикам — полосой из оттисков гребенчатого штампа. На территории каждой локальной группы изделия гончаров по- прежнему отличаются специфическими чертами, проявляющимися как в форме, так и в орнаментации сосудов. Это свидетельствует о нарастании различий между памятниками отдельных районов. В частности, в Буго-Днепровском междуречье сохраняется керамика с углубленным орнаментом, а в Верхнем Поднестровье — полихромная посуда ( LII). Последняя очень своеобразна: штрихи темно-вишневого цвета нанесены на облицовку сосуда, имеющую вид красновато-коричневых полос на белом фоне. Кроме того, в Верхнем Поднестровье практикуется покрытие некоторых кухонных сосудов красной и черной красками.

 

На последней ступени среднего периода среди антропоморфных статуэток ( 12, 1, 4) появляются фигурки, изображающие сидящих женщин. Ноги этих фигурок, как и стоячих, соединены в столбик. Сохраняются и небрежно вылепленные стоячие фигурки на толстой столбикообразной ножке. Подставками для статуэток служили миниатюрные глиняные модели сидений расписанные со всех сторон. Наряду с перечисленными изделиями и фигурками домашних животных с ритуальными целями изготовляли миниатюрную посуду — миски и черпаки с зооморфными ручками. С магическим ритуалом связаны, видимо, и глиняные модели жилищ. Две такие модели с росписью обнаружены на поселении Владимировка. Одна изображает внутренний вид дома ( 13, 3), другая (сломана) — внешний (Пассек Т. С., 1949а; Мовша Т. Г., 19646). Роспись моделей, очевидно, имитирует окраску штукатурки домов. Обломки последней со следами росписи иногда встречаются при раскопках (Цвек Е. В., 19806).

 

Таким образом, для второй половины среднего периода выделены три ступени (5—7). Памятники всех трех ступеней пока известны не во всех районах распространения культуры Триполье-Кукутени, что весьма затрудняет изучение локальных различий в культуре. Наиболее полно локальные особенности отражены в материалах поселений Верхнего Поднестровья, Буго-Днепровского междуречья, долины р. Бахлуй (поселения у с. Кукутени) и Молдавского Прикарпатья ( 9).

 

Материалы поселений Траян-Дялул Фынтыни- лор III, Фрумушика II, Калу и Гелэешти позволяют наметить для Молдавского Прикарпатья следующие характерные особенности: искусственные укрепления поселений, расположенных на мысах; погребения людей по обряду трупоположения в глубоких круглых ямах и захоронения отдельных костей человека на площади поселений; положение погребального инвентаря над усопшим и вокруг него; употребление в быту преимущественно расписной керамики; использование в орнаментации посуды геометрического орнамента в сочетании с символами плодородия и изображениями женской фигуры. Роспись керамики из районов Молдавского Прикарпатья аналогична росписи сосудов, происходящих с памятников левобережья Сирета и долины р. Быр- лад (.Petrescu-Dimbovifa М., Dinu М., Bold Е., 1958). В частности, изображению рогов быка на посуде из этих районов соответствуют рисунки на посуде поселения Фрумушика II ( LXIV, 14), что можно расценивать как показатель культурного единства населения левобережья и правобережья Сирета. В других районах, например в Побужье, тот же сюжет исполнен в иной манере ( LXIV, 13).

 

Еще одна группа памятников, культурно близкая памятникам Молдавского Прикарпатья, сосредоточена в бассейне р. Бахлуй. Это поселения Кукутени-Дымбул Морий, Кукутени-Четэцуя II и III, Ху- ши ( 9). Здесь также существовали искусственно укрепленные поселения мысового типа, а в керамическом комплексе преобладала расписная посуда. К местным особенностям можно отнести применение камня для обкладки рвов, использование каменных вымосток в конструкциях глинобитных возвышений на полах жилищ, сочетание расписного геометрического орнамента на посуде с изображениями змей, использование в орнаменте наряду с древним вариантом рисунка рогов быка в виде двух соединенных под углом овалов ( LXIV, 12\ LXVII, 8) новых его вариаций (Schmidt Я., 1932, fig. 17). Ариушдский вариант, развивавшийся параллельно с кукутенским в Юго-Восточной Трансильва- нии (Szekely Z., 1965), в целом также близок группе памятников Молдавского Прикарпатья. Более скудные сведения имеются о поселениях, расположенных на р. Ботне в Центральной Молдавии, таких, как Городка I и II (Маркевич В. Я., 19736). Общее для всех перечисленных выше групп памятников— отсутствие в их материалах биноклевидных сосудов, что, по мнению В. Думитреску, является локальным признаком (Dumitrescu F., 1974с) и позволяет объединить указанные памятники ( 9, 5, 9) в одну группу (карта 4, IV, 2). Находка биноклевидных сосудов на поселении Траян-Дялул Фынтынилор III (Dumitrescu V., 1941—1944) может рассматриваться как исключение, особенно учитывая близость этих изделий аналогичным предметам из соседнего района Верхнего Прута (Kandyba О., 1937).

 

На территории СССР компактную группу памятников, отличающуюся значительным культурным единством, как и ранее, образуют поселения северной части Пруто-Днестровского междуречья, хотя изучены они очень неравномерно, да и не все материалы опубликованы. Уверенно говорить о локальной специфике можно лишь для района Среднего Поднестровья на участке между реками Жванчик и Немия (карта 4, IV, 4). Здесь исследованы поселения Бабино, Поливанов Яр И, Крутобородинцы I и Кудринцы ( 9, 3). Для памятников этой группы показательны наличие оборонительных сооружений на поселениях мысового типа, сочетание на поселениях наземных домов с полуземлянками, существование коллективных кремнеобрабатывающих мастерских на территории поселков, присутствие в инвентаре кремневых топоров и тесел, преобладание в керамическом комплексе расписной посуды и наличие в нем биноклевидных сосудов, наличие женских статуэток с изображением длинного передника, отороченного бахромой.

 

На более южной территории того же Пруто-Днестровского междуречья памятники второй половины среднего периода (карта 4, IV, 1) известны в основном по данным разведок (Маркевич В. Я., 19736). Как и ранее, здесь представлены крупные центры, например Раковец, площадь которого составляет около 30 га. Керамика этого района ( LXXVI, 63— 95) по стилю росписи близка посуде поселения Владимировка в Побужье ( LXXVI, 27—62). Кроме того, в этом регионе много биноклевидных сосудов.

 

Южнобутская группа памятников (карта 4, IV, 6), включающая поселения Владимировка, Данилова Балка, Кринички, Колодистое, в культурном отношении близка поселениям Андреевка и Гарбузин, расположенным в Поднепровье на Каневщине (Пассек Т. С., 1949а; Мовша Т. Г., 19716). Эта группа характеризуется крупными неукрепленными поселениями, планировкой последних концентрическими кругами или овалами, наличием в домах глинобитных крестообразных жертвенников, лавок, столообразных возвышений, находками моделей жилищ, господством расписной керамики с широкими орнаментальными поясами (иногда с метопами), преобладанием негативного спиралевидного орнамента ( LXXVI, 53—55, 61, 62). Для южнобугской группы памятников, расположенной на крайнем юго- востоке трипольской территории, на позднем этапе среднего периода отмечаются тесные связи с культурой степных племен. Так, в одном из жилищ на поселении Владимировка обнаружены два глиняных шаблона, употреблявшихся для изготовления небольших остродонных сосудов, типичных для раннего этапа второго периода среднестоговской культуры (Телегт Д. Я., 1973). Близкие среднестогов- ским сосуды с примесью в тесте измельченной раковины и песка, с небольшими ручками-ушками и волнистой процарапанной линией у шейки найдены в ряде жилищ этой группы памятников. Такой тип керамики настолько специфичен, что вполне обоснованным можно считать предположение Т. Г. Мовша об инфильтрации в среду трипольского населения Владимировки какой-то степной группы, в известной мере сохраняющей свои культурные традиции (Мовша Т. Г., 1961).

 

 

Группа памятников Верхнего Поднестровья (карта 4, IV, 3) выделена по материалам раскопок поселений Залещики, Бучач, Бильче Золотое-Сад I, Незвиско III и ряда других ( 9, 4). Эта группа характеризуется неукрепленными поселениями, сочетающими наземные дома с полуземлянками, использованием каменных вымосток в конструкциях глинобитных столообразных возвышений на полу жилищ, наличием коллективных кремнеобрабатываю- щих мастерских на территории поселков и мастерских в отдельных жилищах, преобладанием в керамическом комплексе расписной посуды и присутствием в нем биноклевидных расписных сосудов, близких по форме аналогичным изделиям с поселений Траян-Дялул Фынтынилор III и Шипенцы А. В этом регионе до последней ступени сохраняется полихромная посуда, часть которой покрыта своеобразной росписью — штрихами темно-вишневого цвета по облицовке в виде красновато-коричневых полос на белом фоне, применяется окраска некоторых кухонных сосудов красной и черной красками. Для описываемой группы памятников типичны захоронения по обряду трупоположения в глубоких подпрямоугольных ямах с бедным инвентарем на площади поселений, присутствие в инвентаре поселений кремневых топоров и тесел, множества резцов, изделий из рога и кости. Показательно, что даже в этот сравнительно глубинный район трипольской территории проникли степные влияния. Свидетельством тому является поза погребённого на территории поселения Незвиско III, который был захоронен на спине с вытянутыми вдоль тела руками и слегка согнутыми в коленях ногами, что типично для грунтовых могильников среднестоговской культуры (Мовша Т. Г., 1960а, с. 64). Погребение сопровождала обычная для трипольцев расписная чаша.

 

Наконец, обособленную группу составляют поселения, расположенные в междуречье Южного Буга и Среднего Днепра (карта 4, IV, 5). Здесь, как и на южнобугских памятниках, отсутствуют земляные укрепления, сравнительно рано (на 6—7-й ступенях среднего периода) появляются поселения-гиганты. Жилища представлены одноэтажными и, видимо, двухэтажными сооружениями, как прямоугольными в плане, так и Г-образными. На поселениях типа Мирополье сохраняется до 40% посуды с углубленным орнаментом, около 30% неорнаментированной посуды, небольшое количество керамики, украшенной и углубленным, и каннелированным орнаментом. Расписная посуда составляет всего около 10%.

 

Подводя итог изложенному, следует отметить, что средний период культуры Триполье-Кукутени приходится на IV тысячелетие до н. э. и оканчивается в его последней четверти. В этот период наблюдаются контакты ( 10) носителей культуры Триполье-Кукутени с общинами Гумельница, Петрешти (Dumitrescu F., 1960; 1968а), Средний Стог II и культурой керамики с белой росписью группы Зло- та (NP, р. 76—143). Значительно расширяется ареал трипольско-кукутенской культуры в связи с перемещением части пруто-днестровских общин в Верхнее Поднестровье и части общин Побужья в Среднее Поднепровье. Совершенствуется технология металлообработки, высокого уровня достигают гончарство и выделка кремневых изделий. Создаются крупные мастерские по изготовлению кремневых шлифованных топоров, и налаживается широкий внутрипле- менной обмен этими изделиями. Намечается социальная дифференциация населения, косвенным указанием чего служат находки символов власти (каменных булав и скипетров) и обнаружение кладов, представляющих собой ценности, скопившиеся в руках отдельных лиц. С какими-то социальными переменами, видимо, надо связывать и возникновение в этот период крупных населенных пунктов площадью в десятки и сотни гектаров.

 

 

К содержанию книги: Медно-каменный век - переход от неолита к бронзовому веку

 

 Смотрите также:

 

Хронология Триполья. Периодизация памятников

Со времена выделения Т. С. Пассек раннего этапа трипольской культуры (Триполье А) неизмеримо
Такие изделия связаны с поселениями этапа В/1 — Кукутени А: Сабатиновка I и...

 

конце V — начале IV тыс. до н. э. историческая обстановка на...  Раннее триполье и энеолит юго-восточной европы.

Начало сложения культурно-исторической области Кукутени-Триполье неразрывно связано с более общими процессами перехода Юго-Восточной Европы от неолита к энеолиту

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ТРИПОЛЬСКОЙ КУЛЬТУРЫ  Керамика трипольской культуры

 

автохтонность трипольской культуры В. В. Хвойко, утверждавший...

Сходство Триполья и КЛЛК проявляетс