Эпоха бронзы лесной полосы

 

 

Молчановская культура

 

 

 

Выделена в 1964 г. на основе материалов городища Молчановская Остяцкая Гора и Десятовского поселения в низовьях Чулыма (Косарев, 1964а, с. 10). Позже был открыт и исследован еще один памятник с керамикой, близкой посуде молчановской культуры,— Шайтанское городище в верховьях р. Кети. Молчановская посуда известна еще из ряда пунктов Томско-Нарымского Приобья (Самусь IV, Тух-Сигат IV, Чекист, Новокусковская стоянка и др.), но в незначительном количестве.

 

Керамику молчановской культуры в целом можно разделить на две большие группы. Первая ( 119, 15—17, 19, 20) включает плоскодонные горшковид- ные сосуды с высокой, дугообразно выгнутой наружу шейкой и сильно раздутым туловом. На границе! шейки и тулова проходит обычно разделительная желобчатая дорожка. В тесте прослежена примесь песка, дресвы, шамота. В орнаментации характерны многие геометрические мотивы, знакомые нам по орнаментам позднееловской керамики: решетчатый пояс, взаимопроникающие треугольники с косой или решетчатой штриховкой, рисованные уточки, ромбы, взаимопроникающие Г-образные фигуры, разветвленные меандры и др. Геометрические узоры в таежном Причулымье выполнялись резными линиями или гладким штампом, в северо-восточных районах ареала (Шайтанское городище) — в основном оттисками гребенки. Встречается крестовый штамп, но более характерен мелкоструйчатый; однако они обычней для западной части молчановской культуры.

 

На Шайтанском городище в верховьях Кети, где были найдены сотни фрагментов от нескольких десятков сосудов молчановского облика, мелкоструйчатый штамп отмечен только на одном сосуде ( 119, 75), а крестовый вообще не встречен. Не исключено, что при дальнейших исследованиях эти различия, воспринимаемые сейчас как локальные, окажутся характеризующими культурную специфику памятников и позволят говорить о существовании двух родственных культурных образований: типа Молчановской Остяцкой Горы и типа Шайтанского городища. В целом керамику первой группы отличает преобладание андроноидных геометрических узоров в орнаменте и относительно малый удельный вес фигурно- штамповой орнаментации.

 

Орнаментальная композиция на сосудах первой группы выдерживалась примерно в таком порядке: шейка украшалась геометрическими узорами — уточками, треугольниками, решетчатым поясом, полосой псевдоплетенки (обычно в виде сплошных взаимопроникающих треугольников), взаимопроникающими Г-образными фигурами и др. В нижней части шейки нередко располагался ряд «жемчужин». Верхняя половина тулова тоже орнаментировалась в основном геометрическими узорами — чаще всего зигзагообразной полосой, псевдоплетеночным поясом или меандром. По направлению к северу и востоку геометризм в орнаментации идет на убыль. В тех случаях, когда орнамент покрывал всю боковую поверхность, при- донная часть украшалась горизонтальным елочным узором.

 

Посуда второй группы ( 119, 18, 21) отличается плоскодонной баночной формой. В орнаменте по существу полностью отсутствуют узоры, которые можно было бы уверенно связать с андроноидной орнаментацией предшествующих культур. Украшалась вся боковая поверхность. Сущность декоративной схемы заключается в заполнении внешней поверхности сосудов горизонтальными полосами из наклонных вдавлений мелкоструйчатого, гладкого или гребенчатого штампов. Встречаются сосуды, орнаментированные рядами отступающих наколов ( 119, 18). Орнаментальное поле почти во всех случаях делилось на несколько одинаковых зон поясами из крестового, ромбического и треугольного штампов. Интересно, что на Шайтанском городище в верховьях Кети сосуды второй группы не встречены; возможно, этот факт подтверждает ранее высказанную нами мысль о культурной специфике восточной части рассматриваемого ареала.

 

Думается, что охарактеризованные выше две группы посуды имеют разное происхождение. Первая является, особенно в западной части ареала, генетическим продолжением местной позднееловской посуды, вторая была принесена из северных районов Западной Сибири. Но эти два керамических комплекса существуют бок о бок, взаимосвязанно, и нам кажется, что разделять их и относить к разным культурам было бы неверно. Видимо, здесь мы имеем дело с двумя группами населения — местной и пришлой, которые были связаны между собой брачными контактами и в этом отношении представляли единый эндогамный коллектив.

 

Вещевой материал молчановских памятников сравнительно беден. В молчановском комплексе Десятов- ского поселения найден бронзовый нож, слегка изогнутый, с длинным лезвием ( 119, 14). Обломки бронзовых ножей сходной формы известны из Шай- танского городища. В верхнем слое Десятовского поселения встречена трехлопастная бронзовая подвеска ( 119, 2).

 

Среди глиняных изделий преобладают грузила. Они представлены двумя типами: дисковидными с желобком по ободу ( 119, 7) и цилиндрическими с отверстием ( 119, 5). При раскопках Шайтанского городища вскрыт очаг, сложенный из маленьких четырехугольных глиняных кирпичиков; некоторые из них орнаментированы отпечатками пластины или ногтевыми вдавлениями. В районе очага найден глиняный предмет в виде усеченной пирамиды, орнаментированный по боковым граням вертикальной елочкой ( 119, 13); в разных частях раскопа встречено еще несколько обломков подобных пирамид.

 

Среди каменных орудий преобладают скребки. Они чаще встречаются на севере молчановского ареала. Так, в культурном слое Шайтанского городища найдено 13 скребков ( 119, 6); все изготовлены на отщепах и не имеют каких-либо специфических признаков. Возможно, часть скребков Десятовского поселения (там они найдены в количестве нескольких десятков) следует связывать с молчановским комплексом этого памятника. На Молчановской Остяцкой Горе встречен каменный наконечник стрелы — треугольный, с выемкой в основании ( 119, 11), не отличающийся существенно от еловских и гамаюн- ских. Обломки каменных наконечников стрел найдены также на Шайтанском городище. С Молчановской Остяцкой Горы происходят два пряслица. Одно — каменное, не орнаментированное; другое — из глины, украшено беспорядочными вдавлениями конца палочки.

 

Судя по характеру инвентаря, хозяйство молчановского населения было в основном охотничье-рыболов- ческим. На дне жилища, исследованного А. П. Дуль- зоном па Молчановской Остяцкой Горе, найдено много рыбьих костей, в том числе крупных осетровых рыб. Кости домашних животных пока неизвестны, может быть, из-за плохой сохранности остеологического материала в грунте молчановских памятников (на Десятовском поселении и Шайтанском городище, например, не найдено ни одной кости). Учитывая присутствие костей лошади в комплексах предшествующего (Тух-Эмтор IV) и последующего (кулайские памятники) времени, можно предполагать, что лошадь была известна и населению молчановской культуры.

 

Во время раскопок Молчановской Остяцкой Горы А. П. Дульзон обнаружил жилище в виде соединяющихся друг с другом двух четырехугольных землянок (4,5X5,8 м и 3,2x4,1 м). Жилищные ямы были углублены в грунт на 1,1 м. Большое помещение имело две возвышенные прямоугольные площадки у стен. Посередине находился очаг. Для его устройства сначала были вбиты колья, ограничившие прямоугольник очага (0,5X0,4 м) и выступавшие от поверхности пола на высоту 0,4 м. Пространство между ними было заполнено землей. Стенки и верхняя площадка очага носили следы глиняной обмазки (Дульзон, 1966).

 

Погребальный обряд молчановского населения не изучен. Правда, при раскопках раннесредневекового могильника Релка в поселке Молчаново на Оби были вскрыты две могилы с посудой молчановского типа. К сожалению, никаких подробностей об устройстве могил она не сообщает. IB каждой из них стояло по горшку. Останков погребенных не обнаружено (Евдокимова, 1973).

 

Нам представляется почти несомненным, что мол- чановская культура возникла на позднееловской основе при участии северных групп населения. Об этом свидетельствует явная преемственность между третьей группой еловской посуды (северный вариант;  110, 2, 7) и первой группой молчановской ( 119, 15, 19, 20). На той и другой обычны орнаменты, не типичные для ирменской керамики; уточки, взаимопроникающие Г-образные фигуры, взаимопроникающие вертикальные полосы (образующие фон в виде простого прямоугольного меандра), вертикальные ряды гладкой качалки и др.

 

Выше в связи с характеристикой еловской культуры мы отмечали, что в Нижнем Причулымье, Васюганье и некоторых других местах Нарымского Приобья еловское население продолжает некоторое время существовать после того, как на юге ареала оно было сменено ирменцами. Поскольку сложение молчановской культуры происходило в условиях давления на поздних еловцев северных таежных групп, следует предполагать, что ранние этапы молчановскойкультуры в тай го одновременны поздним этапам ирменской культуры в лесостепной зоне. Наиболее вероятной датой молчановской культуры являются IX-VII или VIII—VII вв. до н. э.

 

 

К содержанию книги: Бронзовый век

 

 Смотрите также:

 

Бронзовый век, бронзовые орудия

Бронзовому веку предшествовал медный век, иначе халколит, или энеолит, —переходный период от камня к металлу (найдены металлические предметы, датируемые 7-м

 

ПЕРВОБЫТНАЯ ЭПОХА каменный век от возникновения человека...

железный век (с 1 тыс. до н.э.). В свою очередь каменный век подразделяется на древнекаменный (палеолит), среднекамен-ный век (мезолит), новый каменный век (неолит) и переходный к бронзе меднокаменный век (эне-олит).

 

Зарубинцы, зарубинская культура: первая славянская экспансия...  Железный век. Железная культура Запада Гальштадская...

Железная культура соединяет, таким образом, доисторические времена с историческими.

Приморские балты в бронзовом и раннем железном веке Каменный век, Медно-каменный век, Бронзовый век, Железный...

Так появляются понятия «Каменный век”, “Медно-каменный век”, “Бронзовый век”, “Железный век”.

Ранний железный век. Бронзовый век. Новокаменный век неолит.

Оставив железо, вернемся на время к бронзе, которая по-прежнему применялась в начале железного века, как, впрочем, и сейчас.
Однако люди бронзового века были рассеяны по всей стране, и однородность их культуры указывает на то, что они наверняка наладили...