Эпоха бронзы лесной полосы

 

 

Памятники бронзового века Приамурья

 

 

 

Сведения о бронзовом веке Амура крайне скудны и отрывочны. Как и в Приморье, здесь известны случайные находки бронзовых изделий и каменных шлифованных предметов, копирующих бронзовые оригиналы ( 139). В Нижнем Приамурье на оз. Эворон и в его окрестностях выявлена группа памятников, являющаяся генетическим и хронологическим продолжением памятников местной поздненеолитической вознесеновской культуры. А. П. Окладников и А. П. Деревянно (1973, с. 202) датировали упомянутую группу эпохой бронзы и отнесли ее к особой эворонской культуре. Впервые комплекс этой культуры был обнаружен при раскопках неолитического поселения в с. Кондон на межжилищном пространстве.

 

Вместе с каменными ретушированными предметами здесь найдены шлифованный, прямоугольный в сечении топор, пест, цилиндрические бусы из белого камня, а также бронзовые изделия: рыболовный крючок, обломок ножа, двухлопастный наконечник стрелы с насадом. Глиняные сосуды грубые, с сильно отогнутым наружу венчиком, украшенным по внешнему краю вдавлениями, а ниже ндгтевидщции оттисками. Орнамент на стенках — округлые или овальные вдавления либо нечеткие отпечатки гребенки (Окладников, Деревянко, 1973, с. 201—202). О других памятниках эворонской культуры есть лишь краткие упоминания в связи с археологической разведкой.

 

В этом же районе была выявлена не характерная для Нижнего Приамурья круглодонная посуда (здесь с неолитического времени господствовала плоскодонная керамика). Упомянутая посуда найдена в нескольких километрах от с. Кондон и недалеко от пос. Сарголь. Сосуды были украшены налепными валиками, косыми насечками, оттисками ногтя, ямками. Эта керамика напоминает по облику неолитическую и глазковскую посуду Прибайкалья. Керамику сопровождал каменный инвентарь: ретушированные листовидные наконечники стрел, языковидпые скребки, шлифованные наконечники стрел, ножи, прямоугольные в сечении тесла (Окладников, Деревянко, 1973, с. 202).

 

Круглодонная керамика обнаружена и на Среднем Амуре — в пади Степаниха недалеко от Благовещенска. На месте временного жилища типа чума найдены небольшой бронзовый нож, несколько прямоугольных в сечении шлифованных топоров и тесел. Вместе с ними были круглодонные сосуды, характерные для таежной зоны Прибайкалья (Деревянко, 1969а, с. 98). На другом поселении, расположенном при впадении р. Анго в р. Зею, возле очага встречена бронзовая карасукская бляшка вместе с ножевидны- ми пластинами и каменными орудиями. На поселении Березовка в бассейне р. Зеи обнаружен плавильный очаг, видимо, конца II тыс. до н. э. (Окладников, Деревянко, 1973).

 

Проблемы связей, исторических судеб и этнической принадлежности культур бронзового века Приморья и Приамурья

 

Истоки охарактеризованных выше культур восходят к местному неолиту. Последующий культурно-ис- торический период на юге Дальнего Востока (эпоха раннего железа) в свою очередь является генетическим продолжением местного бронзового века. Так, янковская и кроуновская культуры начала железного века в Приморье выводятся исследователями из культур бронзы этой территории. На местной основе развиваются и культуры раннежелезного периода бассейна Амура — урильская, а затем польцевская (Андреева, 1977, с. 132, 133; Бродянский, 1969, с. 18; Деревянко, 1973, с. 298—300; Окладников, 19596, с. 29-36).

 

Выше уже говорилось, что бронзовые вещи и их каменные подобия, встреченные в комплексах синегайской, маргаритовской и других культур юга Дальнего Востока, во многих случаях типологически близки бронзовым изделиям Забайкалья, Южной Сибири и Центральной Азии, где в это время сложился и существовал ряд богатых и колоритных культур. Отмеченное типологическое сходство говорит о том, что начиная с середины II тыс. до н. э. население юга Дальнего Востока было достаточно тесно связано с южносибирским и центральноазиатским миром, а через него —с древними народами Средней Азии и Восточной Европы (Окладников, Деревянко, 1973, с. 206). Наряду с влияниями были и прямые проникновения. Археологические данные свидетельствуют о приходе во II тыс. до н. э. отдельных групп населения из Забайкалья и Прибайкалья в бассейн Амура (Деревянко, 1969а, с. 99).

 

В действительности сфера связей, контактов и проникновений была, видимо, еще шире. Так, влияние андроновской культуры отмечено в шаньинских бронзах Китая (Киселев, 1960, с. 264—265). Позже кара- сукские бронзолитейные традиции наложили печать на иньские бронзы Китая (Новгородова, 1970, с.176). Следы влияния культур Забайкалья. Южной Сибири и Центральной Азии прослеживаются на бронзовых изделиях Южной Маньчжурии: кельты и пуговицы, отлитые здесь, по форме и орнаменту аналогичны ка- расукским (Окладников, Деревянко, 1973, с. 206). Каменные кинжалы бронзового века Корейского полуострова типологически сопоставимы с сибирскими образцами, а бронзовые пуговицы имеют карасукский облик (Won Jong Kim, 1967; Хван Ги Дек, 1963). Отголоски влияния карасукских бронз угадываются в поздненеолитическом инвентаре Японии. В разгадке этого явления может иметь значение факт наличия отдельных элементов сходства поздненеолитической керамики Японии с зайсановской или синегайской глиняной посудой (Чан Су By, 1977, с. 20—21).

 

Юг Дальнего Востока издревле был ареной контактов предков ныпешних палеоазиатских и тунгусо- маньчжурских народов. Поэтому этногенез и этническая история аборигенных групп восточноазиатской части нашей страны не могут быть поняты без изучения приамурских и приморских древностей. Однако накопленный к настоящему времени археологический, антропологический и лингвистический материал еще недостаточен для сколько-нибудь надежных эт- ногенетических выводов. Тем не менее некоторые предположения могут быть высказаны уже сейчас.

 

Обращают на себя внимание обозначившиеся с неолита существенные различия между культурами Верхнего и Нижнего Амура. Можно предполагать, что Верхнее Приамурье входило в ареал формирования северных тунгусов. Этому не противоречит антропологический материал эпохи неолита из Шилкин- ской пещеры. Приморье в неолите и бронзовом веке, видимо, явилось районом сложения южных групп тунгусов, во всяком случае местные культуры железного века, тунгусская принадлежность которых считается доказанной, генетически увязываются, через бронзовый век, с локализовавшейся на этой территории зайсановской культурой эпохи неолита (Левин, 1953, 1958; Окладников, 1961, 1968а; Окладников, Деревянко, 1973 и др.).

 

Неолитические культуры Нижнего Амура с керамикой, украшенной богатым набором специфических криволинейных узоров, а также возникшие на их основе местные культуры бронзового века, вероятнее всего, связаны с предками современных нивхов и нанайцев. Для нивхов и нанайцев, по наблюдениям А. П. Окладникова, «и в наше время характерна та же криволинейная орнаментика. Основными элементами, фундаментом ее по-прежнему остаются спирали и амурская плетенка». И далее: «Еще ярче связи древней культуры и современной, этнографической, выступают в петроглифах Амура и Уссури, продолжающих художественные традиции неолитического времени. Так, ближайшей аналогией маскам-личинам петроглифов Сакачи-Аляна могут служить расписные личины погребальных идолов — вместилищ душ умерших у нанайцев» (Окладников, 1979, с. 15).

 

 

К содержанию книги: Бронзовый век

 

 Смотрите также:

 

Каменные шлифованные топоры и скульптуры из неолитического...

К середине второго тысячелетия бронзовый век распространился на значительной
К этому времени в Приамурье относятся поселения на реке Анго, в пади Степаниха и у села Кондон.

 

Неолит новый каменный век - когда была эпоха неолита

Неолит Забайкалья - будуланский этап, поселение Будулан. Неолит Приморья и Приамурья.
Периодизация поселений эпохи неолита и бронзового века Среднего Прииртышья...

 

Зайсановская культура неолита Приморья

На высокой крутой сопке под слоем бронзового века обнаружены остатки неолитических жилищ, построенных на скальном основании.
Далекое прошлое Приморья и Приамурья.