Эпоха бронзы лесной полосы

 

 

Каргопольская культура - Восточное Прионежье и бассейн Сухоны

 

 

 

Этот регион на юге граничит с бассейном Верхней Волги, что играло важную роль в его историческом развитии. По левым притокам Волги — Шексне, Мологе, Суде начиная с глубокой древности на север продвигались новые группы населения, часть которого оседала в Восточном Прионежье.

 

В начале эпохи бронзы в центре Русской равнипы вдоль р. Волги продвинулись племена фатьяновской и балановской культур, принадлежавших группе культур боевых топоров (Крайнов, 1972а; Бадер, Халиков, 1976). В восточном направлении они прошли до Средней Волги, но севернее Волги их могильники не известны. Очевидно, они прошли по окраинам территории, занятой большим массивом населения, сложившимся на севере лесной полосы еще в неолите.

 

В ряде мест Европейского Севера известны отдельные находки сверленых боевых топоров, топоров с черешком (орудия борисово-лепельского типа) и кирок со сверленым отверстием и выступами-цапфами по бокам. Изредка на стоянках позднего неолита и энеолита встречается керамика, сопоставимая с фатьяновской и среднеднепровской посудой (Андозеро 2, Селище, Илекса и др.). Находки керамики и каменных топоров позволяют говорить о контактах населения культуры с ямочно-гребенчатой керамикой с племенами фатьяновской культуры.

 

Еще до появления культур боевых топоров, знакомых с металлом, местное население научилось добывать и обрабатывать медь, для которой в финно-угорских языках было свое название — vaski (Моора, 1956, с. 70). Об этом же говорит открытие очага древней металлообработки на территории современной Карелии (Журавлев, 1974, 1975). Можно предполагать, чго конец III — начало II тыс. до н. э. явилось временем значительных сдвигов в хозяйственно-экономическом и культурном отношении.

 

Этому способствовало появление в позднем неолите памятников типа Модлона, оставленных населением, которое продолжало существовать здесь и в эпоху энеолита. Для стоянок типа Модлона позднего периода, датированных рубежом III—II тыс. до н. э., характерна светлая пористая керамика, растительная примесь или асбест в керамическом тесте, мелкие сланцевые орудия, изредка встречаются янтарные украшения. Особенно характерны длинные узкие наконечники стрел из кремня высокого качества. Кроме стоянки Модлона II, известны могильник в Каргулино на южном берегу Белого озера, находки в устье р. Кинемы, на стоянках Тихманга, Верхнее Веретье, Погостище II (Ошибкина, 1978, с. 132). Памятники этого времени с долговременным культурным слоем пока не известны, что позволяет говорить о недолгом пребывании населения этой группы на побережьях озер Восточного Прионежья.

 

На севере лесной полосы в эпоху бронзы на ряде поздненеолитических стоянок найдена сетчатая керамика. Самые ранние образцы подобной посуды орнаментированы оттисками мелкой гребенки и круглыми ямками, которые иногда расположены рядами по всей поверхности, как бы повторяя орнаментацию неолитического времени. В этой группе керамики часто встречаются профилированные сосуды с высоким горлом и закрытым внутрь венчиком, круглодонные, напоминающие керамику фатьяновского типа.

 

О времени появления керамики с сетчатой поверхностью точных сведений нет, в Ленинградской обл. и Карелии ее датируют концом II тыс. до н. э. (Турина, 1961, с. 167; Панкрушев, 1964, с. 92). В Восточном Прионежье и Беломорье она датирована 1300—1200 гг. до н. э. (Фосс, 1952, с. 235). Как показали исследования последних лет в Восточном Прионежье, памятники с сетчатой посудой имеют большую древносаь, так как здесь постоянно встречаются орудия и керамика эпохи бронзы раннего периода, где еще очень заметны традиции неолитического времени.

 

На ряде стоянок (Тихманга, Верхнее Веретье, Двьь ница IV, V и др.) обломки сосудов с сетчатой поверхностью сопровождались наконечниками стрел сейминского типа и наконечниками с прямым и вогнутым основанием, сверлеными боевыми топорами и топорами с выделенным черешком ( 75). Постоянное сочетание нескольких видов орудий с керамикой с сетчатой поверхностью позволяет считать, что памятники рассматриваемого типа существовали в Восточном Прионежье и верхнем течении р. Сухоны не позднее середины II тыс. до н. э. и оставлены единой группой населения.

 

Видимо, в середине II тыс. до н. э. в южные районы Восточного Прионежья усилился приток нового населения. Следы этого проникновения отмечены стоянкой Вёкса I и другими местонахождениями в нижнем течении р. Вологды, у ее впадения в Сухону, где в культурных слоях эпохи бронзы обнаружена керамика светлого цвета, пористая, с сильной примесью органики и включениями раковины. Она имеет характерную круглодонную форму, у большинства сосудов невысокое прямое горло, расширенное у перехода к тонким выпуклым стенкам. Орнамент выполнен тонкой гребенкой и состоит из горизонтальных линий в несколько рядов, разделенных вертикальными отпечатками короткой гребенки ( 76, 15—19). Подобная керамика в свое время была найдена на Сеймин- ской дюне на Оке. О. Н. Бадер относил ее к сеймин- ской культуре. Эту керамику он объединял с кремневыми стрелами с коротким черешком, несколькими типами кремневых орудий и изделиями из бронзы из самого Сейминского могильника в одну культуру (Бадер, 1970, с. 142-144; Bader, 1957). На стоянке Вёкса, кроме керамики, найдены наконечники стрел сейминского типа и с прямым основанием ( 76, 1—9), наконечник • копья с прямым основанием, характерные ножи с тупым и скошенным острием. Представленный набор орудий в сочетании с керамикой дает основание для сравнения с находками на Сей- минской дюне, возраст которых определяется в пределах XV—XIV вв. до н. э. (Бадер, 1970, с. 144; Халиков, 1969, с. 199). Очевидно, стоянка Вёкса I и подобные ей памятники на р. Вологде могут быть датированы этим временем, хотя их сходство с материалами Сейминской дюны имеет отдаленный характер и требует изучения. Следует отметить, что на размытом берегу у стоянки Вёкса I собрана серия каменных сверленых топоров, среди них есть с коротким обухом, с рукоятью и короткой рабочей частью.

 

Из случайных находок заслуживают особого внимания изделия из бронзы из района Белого озера. На южном берегу озера в местности Каргулино найдены два бронзовых копья ( 77, 1, 2). Аналогии первому могут быть указаны среди копий Сейминского могильника (Бадер, 1970, тип III,  21Б, с. 100). Второе копье отличается оформлением манжеты, в остальном полностью повторяет форму первого. Подобное орудие с зубчатой манжетой-утолщением известно в срубной культуре в кургане Карамаш (Черных, 1970,  45, 21, с. 130). Основываясь на приведенных аналогиях, можно датировать копья Каргулино серединой II тыс. до н. э., хотя существует более древняя датировка, согласно которой сейминские древности, главным образом могильники сейминско-турбинского типа, датируются XVI в. до н. э. (Черных, 1970, с. 102).

 

Появление изделий из бронзы, а также отдельных памятников сейминского типа в южных районах Вое- точного Прионежья свидетельствует о сложном историческом процессе, протекавшем здесь в середине II тыс. до н. э. (Ошибкина, 1975).

 

Несмотря на внешние влияния и возможность притока с юга небольших групп нового населения, основу этнического образования здесь составляло население, занимавшее этот регион с эпохи неолита. На его основе, очевидно, в XIV—XII вв. до н. э. возникла позднекаргопольская культура (Ошибкина, 1975}. Ранние стоянки культуры пока плохо изучены. В этом отношении представляет интерес группа стоянок в среднем течении р. Сухоны, из которых Осп- новская 1 раннего периода ( 78, 1—3), а Осинов- ская 2 относится к позднему времени. Здесь найдена керамика с сетчатой и гладкой поверхностью, орнаментация состоит из ромбов с тройным отпечатком короткой гребенки в центре, редких круглых ямок под венчиком, а также шнурового орнамента ( 78, 4—6). Среди орудий — наконечники стрел листовидной формы, довольно небрежно обработанные ( 78, 7—9), наконечники дротиков широкой миндалевидной формы, массивный наконечник копья из сланца, обработанный крупными сколами, разнообразные скребки, нож треугольной формы ( 78, 11—17).

 

В бассейне Сухоны известно еще несколько памятников эпохи бронзы. На них найдена керамика более позднего характера, типа высоких плоскодонных сосудов с отогнутым венчиком. Поверхность их обычно сетчатая, орнамент нанесен тонкой гребенкой но горлу и плечикам.

 

Стоянки позднекаргопольской культуры в Восточном Прионежье почти все расположены на местах, занятых ранее неолитическими стоянками, но располагаются они дальше от воды, а иногда на возвышениях островного типа. В настоящее время эти места не пригодны для постоянного и длительного обитания. Очевидно, население позднекаргопольской культуры могло существовать здесь только в условиях более сухого климата и более низкого стояния воды. Таким периодом считают II тыс. до н. э. (Бадер, 1960, с. 100; Косарев, 1974, с. 27). По-видимому, наибольшее распространение позднекаргопольских памятников относится к последним векам II — началу I тыс. до н. э. и связано с улучшением природных условий и понижением увлажненности.

 

Многие из ранних памятников позднекаргопольской культуры были расположены на низких берегах и впоследствии оказались затопленными или размытыми. Примером служит стоянка на окраине г. Бело- зерска, где на размытом берегу собрана большая коллекция керамики и каменных орудий. Среди наконечников стрел имеются один широкий листовидной формы и другие характерные формы ( 79, 6—8). Наконечник копья тоже расширен у основания, оформленного широкими вертикальными сколами ( 79, 5), что вообще характерно для многих памятников эпохи бронзы на Севере. На Белозерской стоянке найдено шесть топоров и тесел из сланца, которые в отличие от неолитических орудий имеют удлиненную плоскую форму, обработаны сколами и шлифовкой, не имеют граней или следов распила заготовок ( 79, 10—14). Представляют интерес льячка и продолговатый грузик со сверлиной ( 79,4,9). Аналогичные вещи известны и на других позднекаргопольских стоянках, таких, как Яковлево, Селище, Посуда

 

Белозерской стоянки профилированная, найдены плоские днища. Значительная часть сосудов имеет сетчатую поверхность, орнамент состоит из сложного узора, выполненного тонкой гребенкой, дополненного ямками, изредка встречаются оттиски шнура. На двух сосудах изображения плывущих птиц, выполненные в стилизованной манере. Представляет интерес скульптурное изображение головы птицы ( 80, 4).

 

На стоянках позднекаргопольской культуры находят обычно керамику с сетчатой и гладкой поверхностью, а позже — также штрихованную, орудия из камня и кости, иногда остатки сооружений бытового назначения.

 

Керамика с сетчатой поверхностью долго сохраняет округлую форму днища. Сосуды имеют выпуклые бока и отогнутый венчик. Орнамент состоит из неглубоких ямок или оттисков тонкой гребенки в сочетании с мелкими овальными углублениями. Он украшает горло и реже спускается на плечики. В материалах позднекаргопольских стоянок количество сетчатой керамики обычно не превышает 15%.

 

Основная часть посуды представлена крупными и среднего размера сосудами с заглаженной поверхностью, плоским дном, прямыми стенками и слегка отогнутым венчиком. В позднее время такую же форму имеет керамика с сетчатой поверхностью, о чем можно судить по материалам стоянок Яковлево, Перхов та, Селище. Часть сосудов с заглаженной поверхностью украшена по горловине невысоким воротничком. Орнамент расположен по верхней части сосудов и состоит из сочетания гребенчатых отпечатков разной формы и размера с оттисками шнура. Узоры, как правило, несложные.

Орнамент, выполненный веревочкой или шнуром, представляет особый интерес, так как в свое время М. Е. Фосс считала этот орнаментальный мотив показателем влияния или миграции населения с востока, с камско-ветлужских городищ ананьинской культуры VII—V вв. до н. э. На этом основании первоначально строилась хронология позднекаргопольских памятников (Фосс, 1952, с. 118).

 

Однако известно, что шнуровой орнамент появился уже на самых ранних памятниках позднекаргопольской культуры, он применялся для украшения посуды с сетчатой и гладкой поверхностью. Простейший орнамент этого типа состоит из нескольких горизонтальных полос отпечатков шнура вокруг горла сосуда, дополненных снизу отпечатками гребенки или рядом мелких ямок. Встречаются и более сложные композиции ( 78, 2, 4).

 

Аналогии этим видам орнамента могут быть указаны в культуре шнуровой керамики, особенно па территориально близких памятниках, таких, как в юго- западной Финляндии с керамикой типа A (Edgren, 1970, с. 98). Такие детали оформления, как плоское дно с закраинами, выделение воротничка при помощи мелкого штампа, позволяют предположить, что шнуровая керамика могла служить прототипом позднекаргопольской посуды, орнаментированной веревочкой.

 

В то же время посуда ананьинской культуры заметно отличается от позднекаргопольской. Она содержит обычно примесь мелкой раковины в тесте, сосуды низкие, круглодонные, по краю венчика расположен воротничок, часто налепной, а орнамент состоит из отпечатков тонкой веревочки, расположенных строго горизонтально, и отличается регулярностью.

 

Особенно разнообразны орнаментальные узоры на позднекаргопольской посуде, если они выполнены оттисками гребенки. Среди них часто встречаются ромбы, дополненные двойными или тройными круглыми ямками, короткой гребенкой или скользящим тычком в виде «слезки». Довольно своеобразным является узор в виде сот или прямоугольников, заполненных вертикальными оттисками гребенки, от углов которых расходятся «усики» из гребенки. На одном из сосудов стоянки Селище оттиском шнура выполнен рисунок, напоминающий плывущую птицу ( 80, 5).

 

Посуда позднекаргопольской культуры разнообразна по размерам, форме и назначению. Внутри многих крупных сосудов сохранились следы нагара, что позволяет считать их кухонными. Некоторые крупные и большая часть небольших сосудов более нарядно и разнообразно орнаментированы, дно у них с сильно выступающими закраинами, а нагар почти никогда не встречается. По-видимому, они имели другое назначение. Встречены также миниатюрные сосуды, повторяющие в общих чертах обычную посуду. Среди них есть плоские миски, сосуды с воротничком и прямым краем, орнамент выполнен тонким шнуром, гребенкой и мелкими ямками. На нескольких стоянках найдены полукруглой формы ручки, но сосуды или стенки с ручками пока неизвестны.

 

Позднекаргопольская культура прекратила существование около середины I тыс. до н. э., что могло быть связано с резким ухудшением природных условий в это время. Пока нет убедительных оснований для деления культуры на хронологические этапы. От самых ранних памятников до поселений середины I тыс. до н. э., относящихся уже к железному веку, прослеживается непрерывное развитие культуры. В то же время можно выделить черты, характерные для ранних стоянок, жители которых еще не были знакомы с орудиями из железа и хозяйство которых оставалось более примитивным. Для раннего периода позднекаргопольской культуры, до рубежа II—I тыс. до н. э., характерны каменные орудия, в том числе листовидные наконечники стрел и копий с расширенным основанием, широкие миндалевидные наконечники дротиков, наконечники стрел сейминского типа с прямым основанием и выемкой в основании. Керамика этого времени с сетчатой и гладкой поверхностью, орнамент из отпечатков гребенки, шнура, овальных и круглых ямок.

 

К позднему периоду (первая половина I тыс. до н. э.) относятся разнообразные костяные орудия. В их числе наконечники стрел различной формы — игловидные, однокрылые, двухкрылые, трехгранные, а также простые и поворотные гарпуны. Известны костяные остроги, в том числе составная острога большого размера со стоянки Селище (Ошибкина, 1975,  4). Орудия из камня не выходят из употребления, но встречаются реже, а также изменяют форму. Так, наконечники стрел из кремня имеют довольно грубую и небрежную обработку, у них выделен черешок, они сильно отличаются от подобных орудий раннего периода.

 

Среди костяных изделий на позднекаргопольских стоянках неоднократно найдены рукояти ножей и шильев. Составные рукояти представляют собой костяные пластины, между которыми зажимался черенок металлического орудия, некоторые из них орнаментированы резным узором ( 80, 10, 11). На нескольких памятниках найдены костяные рукояти так называемой грибовидной формы, они известны в Ку- бенино, Верхнем Веретье, Селище ( 80, 12). Среди костяных орудий встречаются наконечники стрел, острия с отверстием у основания, которые могли служить иглами для плетения сетей, орудие, похожее на гребень с тремя широкими зубьями.

 

На позднекаргопольских стоянках найден ряд предметов искусства. Два скульптурных изображения птиц из рога и кости происходят из Селища ( 80, 6, 7). Здесь же найден фрагмент сосуда, на котором сохранилось изображение одной птицы и часть другой, выполненные оттиском, похожим на веревочный ( 80, 5). Объемную скульптуру делали также из сланца. Примером является головка птицы из сланца с Белозерской стоянки ( 80, 4). Особого внимания заслуживает костяное изделие, которое, судя по форме и двум характерным отверстиям, могло служить псалием. Концы изделия оформлены в виде головок хищных птиц ( 80, 1). Таким образом, наиболее распространенным сюжетом во всех случаях является изображение птицы, в том числе водоплавающей. Традиционные изображения птиц на керамике, известные со времен неолита, встречены па«посуде позднекаргопольской культуры на стоянке Белозерская ( 80, 2—3). По манере выполнения они близки неолитическим. Очень редко скульптурные изображения делали из металла. На стоянке Водоба II найдена бронзовая фигурка рыбы, выполненная в технике одностороннего литья с последующей гравировкой (Цветкова, 19616, с. 68).

 

Хозяйство основывалось на охоте и рыболовстве, о чем говорят находки наконечников стрел из кости и камня, острог и гарпунов, грузиков для рыболовных сетей, которых особенно много на стоянке Яков- лево. В то же время население позднекаргопольских поселений было уже знакомо с домашним животноводством. Остеологические данные по одному из наиболее долговременных поселений — Селище показали, что здесь были известны лошадь, корова и мелкий рогатый скот, но их доля в общем костном материале невелика. Важной отраслью хозяйства и основным источником мясной пищи оставалась охота. Особенно много найдено костей лося и северного оленя, в меньшем количестве встречены кости барсука, бобра, куницы, белки.

 

Населению была знакома примитивная выплавка металла. На наиболее поздних памятниках найдены изделия из бронзы и железа, плоские льячки ( 79, 9).

 

По-видимому, население позднекаргопольской культуры освоило ткачество, о чем можно судить по находкам керамических пряслиц. Сначала они имели форму плоских кружков с отверстием в центре, выточенных из стенок сосудов, позже появились простые биконические пряслица.

 

Таким образом, начиная с середины II тыс. до н. э. на обширной территории к востоку от Онежского озера и примерно до среднего течения Сухоны происходила консолидация до того разрозненных групп населения, которая завершилась образованием позднекаргопольской культуры в последних веках II тыс. до н. э. Она продолжала существовать до раннего железного века, до середины I тыс. до н. э., а, возможно, позднее.

 

 

К содержанию книги: Бронзовый век

 

 Смотрите также:

 

Каргопольская культура Онежского озера и памятники типа...

Каргопольская культура была выделена М.Е. Фосс (1947), причем в нее включены все известные тогда памятники, вплоть до эпохи раннего металла...

 

Хронология каргопольской культуры

В развитии каргопольской культуры намечаются три хронологических периода. Ранний (первая половина IV тыс. до н.э.) еще мало изучен.

 

Неолит Севера Восточной Европы - Карелия, Кольский полуостров...

Открыты и исследованы стоянки разных периодов каменного века, выявлены две культуры мезолита, получила характеристику неолитическая каргопольская культура (Ошибкина, 1978...

 

Кремневые фигурки и фигурки из глины - идолы Каргопольской...

В Восточном Прионежье памятников этой культуры нет, а фигурки из кремня достаточно распространены в позднем неолите.

 

Культура гребенчато-ямочной керамики прибалтийская

Сосуды с такой орнаментацией встречаются не только в прибалтийской, но также в карельской и каргопольской культурах.