Эпоха бронзы лесной полосы

 

 

Беломорье

 

 

 

На побережье Белого моря от устья р. Онеги до Канина Носа еще с прошлого века известна группа памятников, которые были объединены в беломорскую археологическую культуру эпохи неолита (Фосс, 1952). Современные исследования в Беломорье и на соседних территориях показали, что только часть стоянок беломорской культуры можно считать неолитическими, остальные существовали позднее, от ранней бронзы до раннего железного века.

 

Стоянки эпохи раннего металла известны на Летнем, Зимнем и Онежском берегах Белого моря (Гал- дарея I, II, III, Кузнечиха и др.). Они занимают береговые дюны высотой от 4 до 12—13 м. В некоторых случаях прослеживается зависимость между расположением и возрастом стоянок. Беломорские дюны сильно развеяны, что способствует разрушению культурного слоя древних памятников и смешиванию материала. Состояние памятников позволяет лишь в общих чертах составить характеристику стоянок рассматриваемого региона, их хронологическое деление носит предварительный характер. К позднему неолиту или энеолиту относится стоянка Кузнечиха на окраине г. Архангельска.

 

В культурном слое выделяются нижний и верхний горизонты. В нижнем найдена керамика с примесью раковины, орнаментированная зонами гребенчатого штампа. В верхнем слое керамика светлого цвета, часто окрашена охрой, в тесте примесь органических веществ, орнамент из горизонтальных полос мелкого гребенчатого штампа, поставленного вертикально или наклонно. В верхнем слое содержится больше изделий из кремня, среди них типичные беломорские формы наконечников стрел — с выемкой в основании и треугольно-черешковые, а кроме того, обычные листовидные и с выемкой в основании (Смирнов, 1940, 1941а; Ку- ратов, 1978, с. 9). Стоянка датируется II тыс. до н. э., возможно, его началом.

 

На нескольких беломорских стоянках найдена подобная керамика с пористым тестом, но этот материал, как правило, плохо документирован.

 

В лесной зоне и на севере стоянки, на которых находят пористую посуду, содержащую различные органические примеси в тесте, относят к концу неолита или началу энеолита. Кроме керамики, на них встречают иногда следы обработки металла, чаще меди. Памятники этой группы датированы 1800— 1500 гг. до н. э. (Фосс, 1952, с. 136), не исключена и более древняя дата.

 

Основная часть беломорских стоянок относится к эпохе бронзы. На них находят обычно тонкостенную профилированную посуду, нередко она пористая, светлого цвета, украшена у горла сложными узорами из оттисков тонкой гребенки, овальных мелких углублений и ямок неправильной формы. Встречается посуда с сетчатой поверхностью и выступающим краем венчика. Среди орудий преобладают наконечники стрел ланцетовидной, треугольно-черешковой формы, реже встречаются листовидные и треугольные с выемкой в основании. Последняя форма получила широкое распространение в лесной полосе и лесостепи в эпоху бронзы. Оригинальными местными формами являются треугольно-черешковые наконечники с удлиненным черешком и ланцетовидные беломорского типа, только последняя форма обрабатывалась так называемой пильчатой ретушью ( 81). Оба типа наконечников появились на энеолитическихстоянках и не выходили из употребления в Беломорье до железного века.

 

В отличие от соседних территорий рубящие орудия на беломорских стоянках встречаются в эпоху бронзы очень редко. Массовый материал состоит из скребков разнообразной формы, скобелей, найдены оригинальные резцы на сломанных наконечниках стрел.

К эпохе бронзы относятся такие памятники, как Галдарея И, III (Фосс, 1952, с. 233), Усть-Яренга (Крайнов, 1928; Фосс, 1952), Зимняя Золотица, часть материала стоянок Ненокса, Орлецкая (Кура- тов, 1978, с. 66) и некоторые другие (Фосс, 1952).

 

Из них наибольший интерес представляет стоянка Зимняя Золотица. Широкую известность приобрела кремневая скульптура этой стоянки. Всего на ней в разное время было найдено семь фигурных кремней. Среди них — два неопределенной формы, изображение нерпы или тюленя (ГИМ №78533), фигурка хищника (волка или собаки), лося, лежащего моржа и хищника, возможно, песца ( 83). Таким образом, в кремневой скульптуре представлены важнейшие промысловые животные, на которых охотились жители побережий Белого моря в древности.

 

В конце эпохи бронзы и начале железного века на побережьях Белого моря существовали большие долговременные поселения, такие, как Красная Гора ( 82), Тамица, Сараиха, Вейга, Люлинка и др.

 

Завершая обзор памятников эпохи бронзы в Беломорье, нельзя не упомянуть о каменных лабиринтах ( 83). Эти сооружения представляют собой выкладки из валунов, выполненные, как полагают, по предварительному рисунку. Они расположены на каменистых берегах и островах Белого и Баренцева морей, известны в Скандинавии и Англии. По последним сведениям, в Европейской части СССР их насчитывается около 45, всего сейчас известно около 120 лабиринтов. По форме выделяется пять типов построек: подковообразные, круглоспиральные, би- спиральные, круговые, прямоугольные (Куратов, 1973, с. 63-64).

 

Определение хронологии и культурной принадлежности лабиринтов неясно. Исследование стоянок с культурным слоем, которые, по мнению исследователей, можно связывать с лабиринтами, позволяет относить время их сооружения к длительному историческому периоду — II—I тыс. до и. э.

 

О назначении мегалитических сооружений Севера, в том числе лабиринтов, существуют разные суждения. Одни считают, что лабиринты связаны с главным занятием древних жителей побережий — рыболовством. В устройстве лабиринтов, их расположении видят сходство с рыболовными сооружениями. К тому же чаще всего они приурочены к местам современного лова (Турина, 1948; Мулло, 1966, с. 185 и далее). Другие исследователи предполагают, что лабиринты могли быть культовыми сооружениями, связанными с различными древними обрядами, возможно и с обрядом, который способствует удачному промыслу рыбы.

 

В некоторых случаях лабиринты расположены рядом с другими постройками в виде сейдов, каменных куч, гряд или фигурных выкладок из валунов.

 

A.А. Куратовым исследованы каменные груды па Большом Заяцком и Анзерском островах Соловецкого архипелага; под ними оказались трупосожжения и сопровождавшие их кости морских животных и рыб, а также орудия из кварца. Рядом с грудами есть лабиринты. Предполагается, что здесь находилось древнее святилище с погребальными и культовыми памятниками (Куратов, 1973, с. 73—74).

 

Таким образом, на севере Европейской части СССР, ограниченной на востоке течением Северной Двины, к середине II тыс. до н. э. сложились четыре группы памятников, соответствующих археологическим культурам. Каждая из них занимает собственную территорию, в расположении стоянок каждой наблюдаются характерные особенности, присущие данной культуре и связанные с образом жизни населения и способами ведения хозяйства.

 

В материальной культуре трех групп населения, занимавших Приладожье, Прионежье и Беломорье, можно проследить некоторые общие черты: сходные формы орудий, одинаковые приемы в изготовлении и орнаментации посуды. Распространение отдельных видов орудий, таких, как наконечники стрел беломорского типа, в соседних территориях позволяет предполагать существование обменных связей между населением отдаленных районов.

 

Четвертая группа — памятники с асбестовой керамикой — в значительной мере отличается от перечисленных культурных общностей. Это подтверждает предположение, что стоянки с асбестовой керамикой оставлены предками современных саамов, в то время как стоянки Приладожья, Прионежья и Беломорья скорее всего принадлежат предкам фипно-угров. Можно также предположить, что на основе этих трех групп населения в более позднее время — в железном веке происходило формирование исторических народов — карелов и вепсов.

 

 

К содержанию книги: Бронзовый век

 

 Смотрите также:

 

Вест сама дойдёт к тебе Заповедные земли Беломорья Вещий...

Я продолжил свой путь по Белому морю на небольшом рыболовецком суденышке.
Не только в Беломорье мне доводилось слышать от исследователей и знатоков древних тайн, что лабиринты являются своеобразным накопителем еще неизвестной человечеству энергии.

 

В поисках прародины. Происхождение русского народа.

спиралевидные мегалиты остатками храмов в честь Солнечного. Божества, но с полярными представлениями о нем
вообще сохранились эти каменные спирали-лабиринты и пирамидки. на Русском Севере.

Бесовы следки. Проклятие осквернителям. Никто не вернулся.

Кто на Белом море бывал — Соловки не миновал» — так говорят и потомственные поморы, и те, кто впервые побывал в этих краях.
Иначе трудно объяснить столь широкое распространение лабиринтов не только в Беломорье, но и в скандинавских странах.