Эпоха бронзы лесной полосы

 

 

Датировка волосовской культуры

 

 

 

Одним из сложных и спорных вопросов является хронология волосовских памятников и их периодизация.

 

В датировке волосовской культуры у исследователей нет единогласия, поскольку данные по Си появились недавно. Определение хронологии сравнительным и типологическим методом привело к различным датам — от V до последней четверти II тыс. до н. э.

 

А. Я. Брюсов первоначально датировал начдло собственно волосовских памятников концом III —последней четвертью II тыс. до н. э. (Брюсов, 1952); позднее появление волосовской культуры он относил к IV тыс. до н. э., не имея на это фактических данных (Брюсов, 1965, 1968). И. К. Цветкова относила волосовскую культуру ко II тыс. до н. э. (Цветкова, 1953). О. Н. Бадер датировал волосовскую культуру концом III — последней четвертью II тыс. до н. э. (Бадер, 1970). Тех же дат придерживались П. Н. Третьяков и А. X. Халиков.

 

Особняком стоят даты В. А. Городцова. Он отнес раннюю стадию (Волосовскую стоянку) к V тыс. до н. э., а позднюю (Панфиловскую стоянку) — к середине и концу III тыс. до н. э. (2500—2000).

 

Как видно из приведенных данных, большинство исследователей датировали волосовскую культуру от конца III до последней четверти II тыс. до н. э.

 

В свете новейших исследований эти даты не могут быть приняты, так как они построены без учета стратиграфических данных, разницы в топографических особенностях расположения поселений, данных исследования по Си и т. д.

 

Одним из важнейших факторов в установлении хронологии волосовской культуры является стратиграфия многослойных поселений Ивановское III, VII, Сахтыш I, II, VIII, Стрелка I, Языково I и др. Исследования этих поселений показали, что волосовские культурные слои всюду залегают непосредственно над слоями с так называемой «протоволосовской керамикой», представляющей собой результат смешения верхневолжской культуры и культуры с ямочно-гре- бенчатой керамикой (Крайнов, Хотинский, 19776; Крайнов, 19786, 1981).

 

Особенно хорошо прослежена смена неолитических культур волосовской культурой в жилище 1 на стоянке Сахтыш I. Здесь установлены четыре строительных горизонта (Крайнов, 1972а, 1973а, 1984): нижние два относятся к культуре с ямочно-гребенчатой керамикой, третий горизонт характеризуется протоволосовской керамикой, над ним располагался четвертый строительный горизонт с ранней волосовской керамикой с раковинной примесью. Нижние два горизонта датируются по Си временем 5150±40 лет (JIE—1024), 5000±70 лет (JIE—1020), т. е. концом IV —началом III тыс. до н. э. Следовательно, «протоволосовский» слой будет датироваться примерно началом второй четверти III тыс. до н. э., а лежащий выше ранневолосовский слой — серединой III тыс. до н. э.

 

Сахтыш II — ЛЕ-1900 ЛЕ-1891 ЛЕ-1899 Сахтыш VIII —ЛЕ-1427 Модлона — ЛЕ-994 ЛЕ-993 ЛЕ-992 Владычино-Береговая Языково I — ЛЕ-1082 Ивановское III — ГИН-241 ЛЕ-

Берендеево I Волосово — ИГАН-505

 

Исследуя стоянки Сахтыш I, Стрелка I и др., Д. А. Крайнов установил, что для раннего этапа волосовской культуры характерна керамика с раковинной примесью, а для поздней — с растительной примесью, что подтверждается данными стратиграфии. К такому же выводу пришла И. К. Цветкова, изучая окские стоянки (Цветкова, 1959). Таким образом, вопреки мнению А. X. Халикова (Халиков, 1969), раковинная примесь в керамике может служить хронологическим показателем.

 

Стратиграфические наблюдения подтверждаются радиокарбоновыми датами, полученными к настоящему времени по восьми волосовским поселениям:

4570 4:150 (2620 г. до н. э.) 4470^80 (2520 г. до н. э.) 4320 + 80 (2370 г. до н. э.) 4400 4:60 (2420 г. до н. э.) 4850 + 120 (2870 г. до н. э.) 4360 + 100 (2380 г. до н. э.) 3960 + 120 (1880 г. до н. э.) 4300 + 60 (2320 г. до н. э.) 4100 + 40 (2220 г. до н. э.) 4800 + 250 (2820 г. до н. э.) 4790 + 50 (2780 г. до н. э.) 4750 + 190 (2800 г. до н. э.)

4720 + 190 (2770 г. до н. э.) 4500 + 60 (2520 г. до н. э.)

 

Таким образом, начало волосовской культуры, ее протоволосовский этап, датируются первой четвертью III тыс. до н. э., а конец —первой четвертью II тыс. до н. э. Однако протоволосовский этап мог начаться еще в IV тыс. до н. э. Эта датировка волосовской культуры подтверждается и радиокарбоновыми датами культур с пористой керамикой Прибалтики, близких волосовской культуре.

 

Начало волосовской культуры согласуется с радиокарбоновыми датами позднего неолита. Что же касается ее позднего этапа, то он может датироваться концом первой четверти II тыс. до н. э. На многих многослойных стоянках Верхнего Поволжья фатья- новская керамика и погребения встречаются в поздне- волосовских слоях. Фатьяновская культура на Верхней Волге Датируется по С14 1800—1700 гг. до н. э. (Тургиновский и Волосово-Даниловский могильники). Этим же временем по Си датируются и могильники с боевыми топорами в Прибалтике. Контакты волосовских и фатьяновских племен отмечались многими исследователями (О. Н. Бадер, А. X. Халиков, Д. А. Крайнов, В. М. Раушенбах и др.). Не исключено, что самые поздние волосовские памятники просуществовали в некоторых регионах до середины II тыс. до н. э. (особенно в восточной части ареала).

 

Палинологические данные по стоянкам Ивановское III, Языково I и Сахтыш I (Крайнов, Хотин- ский, 1977) фиксируют то же время для волосовской культуры, т. е. начало и середину суббореального периода, середину III — начало II тыс. до н. э.

 

Таким образом, на основе стратиграфии, радиокар- боновых и палинологических анализов устанавливается более ранняя датировка волосовской культуры, чем она была до сих пор принята в специальной литературе.

 

 

К содержанию книги: Бронзовый век

 

 Смотрите также:

 

Фатьяновская культура археологическая культура раннего...

Культура названа по могильнику, открытому в 1873 году у села Фатьяново (ныне в
Эту версию подтверждают находки фатьяновских вещей на памятниках волосовской культуры.

 

Рязанская культура - стоянки Владычинская-Боровая, Черная...

Эти жилища напоминают волосов- ские, что, видимо, говорит о воздействии волосовской культуры на рязанскую в конце ее существования.