Эпоха бронзы лесной полосы

 

 

Боборыкинская культура бронзового века

 

 

 

Была выделена К. В. Сальниковым по матеоиалам поселения Боборыкино II на р. Исети близ г. Шадринска (Сальников, 1961). Позднее комплексы боборыкинского типа были выявлены в других местах бассейна Исети, а также в Верхнем и Тюменском Притоболье. В последние годы памятники боборыкинской культуры найдены в глубине таежной зоны — в Тобольском районе (Юргаркуль III) и на р. Конде (левый берег Леушинского тумана в 9 км к западу от нос. Леуши) (карта 33). Сейчас известно более 30 памятников, давших керамику боборыкинского типа; около 20 из них исследованы раскопами (Таш- ково I, участки IX, XII XV и другие южного берега Андреевского озера близ Тюмени, поселение Байрык 1Д и пр.).

 

Технологический анализ боборыкинской посуды поселения на участке XII южного берега Андреевского озера показал, что она изготовлена из глины с примесью шамота и большого количества органики. Обращает на себя внимание хороший обжиг и тщательное заглаживание стенок. У некоторых сосудов отмечен волнистый край (Ковалева, Сериков, 1982). Характерна прочерченная (линейная), от- ступающе-накольчатая и мелкоямочная техника нанесения орнамента. Отпечатки гребенчатого штампа не встречены. В. Т. Ковалева выделяет три основных типа боборыкинской посуды: а) остродонные сосуды ( 87, 12 13); б) плоскодонные, хорошо профилированные горшки ( 86, 8); в) плоскодонные баночные сосуды (Ковалева, Варанкин, 1976, с. 22,  1). Узоры представлены зигзагами, волной, треугольниками, ромбами, горизонтальными рядами ямок или насечек. Нередко орнамент располагается только в верхней части, но обычны и сосуды, у которых узорами покрыта вся или почти вся боковая поверхность. Известны сосуды лишь с пояском небрежно нанесенных в пограничье шейки и тулова ямок или вообще без орнамента.

 

Подавляющая масса каменных орудий сделана на пластинах: вкладыши со слегка подработанным краем, наконечники стрел, скребки, резцы, резчики, ножи ( 87, 1—10). Типичных для поздненеолитических и энеолитических комплексов с гребенчатой керамикой наконечников «кельтеминарского» типа нет, хотя манера их изготовления в общем сходна (легкая подправка острия и черешковой части при необработанности остальной части пластины).

 

На участке XII южного берега Андреевского озера, кроме перечисленных орудий, найдены крупные шлифованные изделия (два топорика и шесть тесел), а также орнаментированный глиняный «утюжок» (Ковалева, Варанкин, 1976, с. 24,  1, 3; 2, 19). Интересно присутствие в каменном инвентаре боборыкинских памятников некоторого количества микропластин (7—10%), в том числе геометрических — сегментов, трапеций, скошенных острий. Все орудия на пластинах изготовлены из серого и розового кремня, шлифованные — из туфо- порфирита. Несмотря на обилие накопленного материала по боборыкинской культуре, до сих .пор не найдено ни одного грузила, равно как и других свидетельств рыболовческого промысла.

 

Для боборыкинских поселений обычны жилища прямоугольной и овальной (возможно, многоугольной) конфигурации, с канавками на полу и очагами в центре. Котлованы построек углублялись в землю на 0,6—0,7 м. Всего исследовано более 20 боборыкинских жилых сооружений. Они различны по площади: от 25 кв. м (поселение Байрык 1Д) до 187 кз. м (участок XII южного берега Андреевского озера); в последнем выявлено шесть очагов. В зависимости от площади в жилищах имелось три очага, один или ни одного.

Могильники боборыкинской культуры пока не найдены.

 

Характер и количество каменных орудий (разнотипные наконечники стрел, обилие скребков и пр.) позволяют предполагать, что большую или значительную роль в хозяйстве боборыкинцев играла охота. Нельзя исключить, однако, и элементов производящей экономики. Трудно предполагать, что бобо- рыкинцы, оставившие поселения с мощным (до 1 м и более) культурным слоем, капитальными жилищами, плоскодонной посудой и другими признаками достаточно прочной оседлости, жили преимущественно охотничьим бытом. Четко выраженная плоско- донность многих сосудов, при наличии горшковид- ных форм, и некоторые другие признаки, не типичные для местной зауральской и западносибирской керамики этого времени, позволили К. В. Сальникову предположить, что на общий колорит боборыкинской культуры в значительной мере повлияли южные проникновения, скорее всего из районов, примыкающих к Аральскому морю (Сальников, 1961). Не исключены также миграции из Прикаспия.

 

Представляется правомерным вывод о генетической преемственности между кошкинскими и бобо- рыкинскими комплексами, особенно выраженной в близости керамики (сочетание в единых керамических комплексах остродонных и плоскодонных сосудов, характерность там и здесь прочерченной и отступающей техники нанесения орнамента, сходство отдельных узоров, отсутствие гребенчатого штампа и т. д.) (Ковалева, Варанкин, 1976, с. 20).

 

Хронологический приоритет коштшнских комплексов подтверждается стратиграфически. В 1976 г. на одном из участков южного берега Андреевского озера были вскрыты остатки кошкинского жилища, разрушенного более поздним боборыкинским (Ковалева, Варанкин, 1977). До недавнего времени наиболее вероятной датой боборыкинских памятников в пред- таежном и Тюменском Притоболье считалась вторая половина III тыс. до н. э. (Ковалева, 1979а), хотя не исключалась возможность их удревНения до первой половины III тыс. до н. э. (Косарев, 1981, с. 37, 44—45). В. Т. Ковалева и Ю. Б. Сериков считают сейчас, что боборыкинский комплекс «можно датировать первой половиной III тыс. до н. э. или более ранним временем» (Ковалева, Сериков, 1982, с. 52).

 

 

К содержанию книги: Бронзовый век

 

 Смотрите также:

 

Культура гребенчато-ямочной керамики прибалтийская

В Литве, Калининградской области и Северной Белоруссии памятники этой культуры единичны. Прибалтийская культура входит в круг культур с ямочно-гребенчатой керамикой.

 

Среднее Зауралье - зауральский неолит. Сосуды полуденковского...

Однако впоследствии обнаружилось, что памятники с гребенчатой керамикой (сосновоостровский тип, по О.Н. Бадеру) относятся к началу энеолитическо- го периода (Косарев, 1987.