Эпоха бронзы лесной полосы

 

 

Первый период развитого бронзового века Западной Сибири - самусьско-сейминская эпоха

 

 

 

Орудия, которые можно связывать с коптяковской керамикой, немногочисленны. К. В. Сальников упоминает о находке на поселении Коптяки V плавильного горна, тигля и лощила из астрагала овцы. Эта данные позволяют предполагать достаточно высокий уровень бронзолитейного производства у коптяков- цев и знакомство их со скотоводством.

 

Видимо, пема- ловажную роль в хозяйстве коптяковского населения играли охота и рыболовство. На поселении Ипкуль I в Тюменском Притоболье в слое самусьско-сеймин- ской эпохи было немного керамики, похожей на коп- тяковскую; здесь же найдены биконические глиняные грузила. Хотя в целом этот тип грузил относится к более раннему времени, не исключено, что он доживает до развитых этапов бронзового века. В. Т. Юровская нашла подобные грузила в слое с керамикой эпохи бронзы (раскоп 5 участка VI южного берега Андреевского озера), причем сосуды этого комплекса по форме (острореберность) и орнаменту (характерность гребенчатых зигзагов, нанесение узоров прокатыванием гребенки) вызывает определенные коптяковские ассоциации (Юровская, 1973,  7).

 

Возможно, к коптяковскому этапу относятся некоторые наконечники стрел Береговой I стоянки, где встречена посуда коптяковского типа: треугольные каменные наконечники с прямым основанием и черешковые с шипами. Подобные наконечники представлены в Сейминском могильнике бассейна Оки (Бадер, 19706,  60). К коптяковскому этапу при- ^ надлежат, скорее всего, и найденные на Береговой I f стоянке овально-подтреугольные скребки, обработан-^ ные по всему краю. Скребки подобной конфигурации известны в Турбинском могильнике и на Самусьском IV поселении.

 

Жилища и могильники коптяковского этапа в Свердловско-Тагильском регионе пока не изучены.

 

Хронологические рамки коптяковского этапа в лесном Зауралье определяются генетической близостью коптяковской керамики предшествующей аятской, с одной стороны, и последующей черкаскульской и и федоровской, с другой, т. е. типолого-хронологиче- ским местом коптяковской орнаментации в развитии андроноидного декоративного комплекса. Если согласиться с предложенной выше датой аятских памятников (первая треть II тыс. до н. э.) и учесть, что начало черкаскульских памятников никто из исследователей не ведет сейчас глубже XIV в. до н. э., то хронологические рамки коптяковского этапа определяются XVI—XIV вв. до н. э., т. е. лягут примерно в пределы временного диапазона, отведенного К. А. Сальниковым для абашевской (баланбашской) культуры Южного Урала (Сальников, 1967, с. 9).

 

В этой связи обращает на себя внимание наличие ряда сходных черт в коптяковской и баланбашской посуде: острореберность, присутствие в орнаменте зигзагообразных гребенчатых полос и ступенчатых фигур, характерность горизонтальных ромбических поясов, выполненных гребенчатым штампом и др. (ср.: Сальников, 1967,  10—12).

 

Если считать острореберность сосудов в Тоболо- Иртышье хронологическим признаком, то раннюю коптяковскую керамику можно синхронизировать с петровской (раннеалакульской) Северного Казахстана, для которой острореберная форма является достаточно характерной (Зданович Г. Б. 1973, с. 26,  2). Этому не противоречит абсолютная дата петровских памятников (XVI—XV вв. до н. э. но Г. Б. Здановичу). Все эти хронологические данные в целом соответствуют датам, принятым для памятников и культур, предшествующих периоду распространения в Южном Зауралье и на юге Западно-Сибирской равнины черкаскульских и андроновских (федоровских) памятников.

 

 

К содержанию книги: Бронзовый век

 

 Смотрите также:

 

Культура гребенчато-ямочной керамики прибалтийская

В Литве, Калининградской области и Северной Белоруссии памятники этой культуры единичны. Прибалтийская культура входит в круг культур с ямочно-гребенчатой керамикой.

 

Среднее Зауралье - зауральский неолит. Сосуды полуденковского...

Однако впоследствии обнаружилось, что памятники с гребенчатой керамикой (сосновоостровский тип, по О.Н. Бадеру) относятся к началу энеолитическо- го периода (Косарев, 1987.