Эпоха бронзы лесной полосы

 

 

Культуры севера Западной Сибири. Сартынъинская культура в северотаежном Приобье

 

 

 

Выделена Е. А. Васильевым (1983). К настоящему времени исследовано несколько памятников: поселения Сартынья, I, II, Шеркалы XI, XIII, Салехардская I стоянка, городище Малый Атлым и др. Глиняная посуда сартыньинской культуры является непосредственным генетическим продолжением местной гребенчатой поздненеолитической и энеолитической керамики. Остались прежними способ изготовления сосудов (ленточный) и состав примеси в глиняном тесте (песок, иногда с добавлением слюды). Однако форма и орнамент по сравнению с неолитическим временем значительно трансформировались. Основная масса сосудов представлена круглодонными и уплощеннодонными экземплярами; на позднем этапе культуры встречаются и плоские днища. Отмечена еще одна хронологическая тенденция, связанная с эволюцией формы. Вначале преобладали слегка «закрытые» сосуды, затем с прямщм или чуть вогнутым венчиком. Исследуя орнаменты характеризуемого («стандартного») керамического комплекса Сар- тыньи I, Е. А. Васильев нашел возможным выделить два типа керамики.

 

К первому типу он отнес сосуды, орнамент которых строился при помощи и на основе гребенчатого зигзага. На раннем этапе сартыньинской культуры ведущим мотивом являлся многорядный зигзаг, сочетавшийся с рядами прямо поставленных отпечатков короткого гребенчатого штампа (Васильев Е. А., 1983,  6а, 5—9). На позднем этапе основным элементом орнамента становятся различные по размерам и пропорциям шестиугольники («соты»), выполненные гребенчатым или гладким штампом ( 96, I, 3, б, 8; см. также: Окладников, Молодин, Волков, 1979,  I и др.; Васильев Е. А., 1983,  6а, 1— 4). Сочетания сотовых узоров образуют разные варианты геометрических поясов — зигзаги, меандро- вые фигуры, цепочки ромбов и др. «Генетическая связь сотового орнамента,— отмечает Е. А. Васильев,— с предшествующим ему по времени зигзаговым на сартыньинской керамике ярче всего проявляется в том, что при замене основного элемента ни композиция, ни мотивы (в данном случае как способ расположения элементов) не претерпели существенных изменений» (Васильев Е. А., 1983, с. 51).

 

Ко второму типу относятся сосуды, украшенные как печатной, так и шагающей гребенкой (гребенчатой качалкой). «В первом случае,— сообщает Е. А. Васильев,—декоративные мотивы формировались пересекающимися горизонтальными, вертикальными и наклонными рядами отпечатков короткого гребенчатого штампа, во втором — поясами гребенчатой качалки. Причем, если гребенчатая качалка преобладала в начальный период бронзового века, то позднее более широко употреблялись мотивы, выполненные в технике печатной гребенки. Для всех орнаментов, независимо от техники нанесения, характерно отсутствие геометрических мотивов и наличие как вертикальной, так и горизонтальной зональности. Правомерность отнесения рассмотренной керамики к одному типу подтверждается и взаимовстречаемостью на одних сосудах мотивов, выполненных шагающей и печатной гребенкой» (Васильев Е. А., 1983, с. 51).

 

Кроме двух вышеописанных типов, Е. А. Васильэз выделил еще один — глиняную посуду нестандартных форм: блюда и ладьевидные сосуды ( 96, 7, 5, 13; см. также: Васильев Е. А., 1983,  6в). Блюда представлены овальными и прямоугольными экземплярами; овальные были обычно «закрыты» сильно наклоненным внутрь венчиком. Большая часть «закрытых» блюд украшена геометрическим орнаментоду:, для прямоугольных и ладьевидных сосудов характерны узоры, присущие керамике второго типа. Этот третий тип посуды весьма многочислен. На Сар- тынье I он составляет 29%.

 

На Сартыньинском I поселении комплекс, включающий ранние варианты посуды первого и второго типов, ладьевидные сосуды и часть закрытых блюд, концентрировался в третьем и четвертом горизонтах, тогда как большая часть керамики поздних вариантов и фрагменты прямоугольных блюд залегали во втором и третьем горизонтах. Подытоживая результаты анализа керамического материала Сар- тыньи I, Е. А. Васильев пришем к выводу о наличии двух этапов в развитии сартыньинской культуры в бассейне Северной Сосьвы: «Первый (ранний) этап характеризуется круглодонной посудой, украшенной простым геометрическим орнаментом (первый тип) или шагающей гребенкой (второй тип). Кроме обычных по форме, на этом этапе появляются ладьевидные сосуды и закрытые блюда с зигзаговым орнаментом. Для второго (более позднего) этапа характерны сосуды с уплощенным и даже плоским дном, сотовыми композициями (первый тип) и узорами, составленными из вертикальных, горизонтальных и наклонных рядов гребенки (второй тип). Нестандартная посуда представлена прямоугольными и закрытыми блюдами, причем последние украшены сложным геометрическим узором (соты, прямоугольные кресты). К этому этапу, по всей видимости, относятся найденные в третьем слое две капли бронзы» (Васильев Е. А., 1983, с. 52-53).

 

К сожалению, сартыньинская керамика происходит из нестратифицированных многослойных памятников, и мы поэтому не в состоянии пока вычленить из массы собранных там разновременных орудий собственно сартыньинские. Представленные на  98 каменные изделия отнесены к сартыньинской культуре со значительной долей условности — по их типологической сопоставимости с предметами, найденными в южнотаежных памятниках эпохп ранней бронзы и самусьско-сейминского периода. Таким образом, сартыньинская культура выделена исключительно на основе керамических материалов, яркость, своеобразие и богатство которых поистине поразительны, особенно если учесть, что они локализуются в приполярных районах, которые традиционно считались по сравнению с югом более консервативными.

Орнаментация сартыньинской керамики демонстрирует специфический путь развития гребенчатой декоративной традиции — по линии «сотового» гео- метризма, в отличие от свердловско-тагильского и южноуральского регионов, где гребенчатая орнаментация начиная с энеолита трансформируется в сторону так называемого «андроноидного» геометризма, развитие которого достигло наивысшего расцвета в последней трети II тыс. до н. э. в орнаментах керамики андроновской (федоровской) и черкаскульской культур.

 

Сведений о жилищах и могильниках сартыньинской культуры, равно как о хозяйственных занятиях сартыньинцев, пока нет. Можно лишь предполагать, учитывая характер естественногеографического окружения, что большую роль в хозяйстве играли охота и рыболовство, скорей всего с преобладанием последнего. Исходя из общей историко-культурной стратиграфии бронзового века Западной Сибири, Е. А. Васильев определил время существования сартыньинской культуры от XVIII—XVII вв.до XIV—XIII вв. дон.э.

 

 

К содержанию книги: Бронзовый век

 

 Смотрите также:

 

Культура гребенчато-ямочной керамики прибалтийская

В Литве, Калининградской области и Северной Белоруссии памятники этой культуры единичны. Прибалтийская культура входит в круг культур с ямочно-гребенчатой керамикой.

 

Среднее Зауралье - зауральский неолит. Сосуды полуденковского...

Однако впоследствии обнаружилось, что памятники с гребенчатой керамикой (сосновоостровский тип, по О.Н. Бадеру) относятся к началу энеолитическо- го периода (Косарев, 1987.