Дендрохронология и археология

 

 

Срубы, мосты, частоколы. Деревянные сооружения средневековых памятников Восточной Европы

 

 

 

Установление даты сооружения той или иной постройки требует учета ее типологической принадлежности.

 

В средневековых памятниках Восточной Европы мы сталкиваемся, как правило, со следующими типами сооружений: 1) срубы жилые, хозяйственные и производственные, 2) дворовые настилы и вымостки, 3) ограды и частоколы, разделяющие усадьбы или ограждающие мостовые улиц, 4) мостовые улиц и переулков, 5) конструкции оборонительных сооружений, 6) различные водоотводные сооружения — водосборные колодцы, отстойники, дренажи, 7) погребальные конструкции. Сооружения каждого из этих типов имеют свои специфические черты и требуют различных подходов при определении времени их возведения.

 

1. Срубы. На исследованной территории Восточной Европы нами учтены деревянные образцы из 450 построек, подавляющее большинство которых представляет собой срубы различных видов. Среди них порой встречаются так называемые конструкции е вертикальными досчатыми стенами (например, в Пскове) или конструкции с плетневыми стенками (в ранних слоях Земляного городища, на Рюриковом городище). Все постройки разделяются нами на два вида по назначению — жилые и хозяйственные (хлевы, амбары, производственные мастерские, бани, погреба и т. п.). По нашим наблюдениям, в жилых постройках обычно используется древесина лучшего качества, по крайней мере, это хорошо прослеживается на материалах памятников Севера и Северо-Запада ( 4).

В хозяйственных постройках чаще используется старое, уже бывшее в употреблении дерево. Обычно объектом дендрохронологического исследования становятся лучше всего сохраняющиеся в слое детали нижних конструкций постройки — нижние венцы стен и подкладки под них, переводы полов и их настилы, конструкции под очагами и печами. Из всего набора этих деталей определяющими обычно нризнаются даты рубки бревен венцов стен, так как считается, что они меньше всего подвергаются ремонтам.

 

2. Настилы и вымостки. Всего исследовано 140 сооружений этого типа. Имеется большое разнообразие в их конструкциях и назначении. Наряду с мощными настилами дворов, состоящими из толстых бревен и плах, уложенных на специальные конструкции из лаг и подкладок, имеются и очень небольшие вымоетки из нескольких бревен, уложенных прямо на землю.

Для настилов использовалось самое разнообразное дерево. Именно в настилах встречены почти все зафиксированные стволы лиственных пород. Все доски и детали кораблей попадаются также исключительно в пастилах. Здесь почти невозможно выделить какие-либо определяющие датировку детали. В каждом отдельном случае дата строительства устанавливается только при группировке всех порубочных дат и последующем сопоставлении их с датами рубки дерева из окружающих построек.

 

3.         Ограды или частоколы. Нами исследованы материалы 63 подобных сооружений. Обычно при возведении оград используется очень молодой по возрасту лес ( 4). Но даже среди явно доминирующей здесь древесины первой возрастной категории (до 50 лет), очень велико число стволов, не достигающих по возрасту и трех десятилетий. Кроме того, очень значительна здесь и доля вторично использованного дерева. Причем нередки случаи, когда многолетние бревна попадают сюда из разобранных старых построек. Метод установления даты строительства тот же, что и для настилов.

 

4.         Мостовые улиц и переулков. Изучено 67 сооружений. Основные элементы мостовых — конструкции лаг и нивелирующих подкладок, поверх которых настилается накат из бревен (кругляшей) или плах. На гистограммах ( 4) можно видеть, что для возведения уличных мостовых использовался лес более старших возрастов. Показательны в этом отношении мостовые улиц Новгорода. По опубликованным Б. А. Колчиным данным, для настилов улиц Великой, Кузьмодемьянской, Холопьей, Михайловой, Ильиной и Буяньей использовался лес третьей и четвертой возрастных категорий для плах, а для лаг — в основном более молодых бревен первой и второй категорий. Сходную каргину обнаруживают материалы и других древнерусских городов. Правда, мостовых, подобных новгородским по своей фундаментальности, нигде больше не встречается. По мнению Б. А. Колчина, определяющими дату сооружения мостовой являются порубочные даты лаг (Колчин Б. А. 1963). Однако наша практика показывает, что в некоторых игучаях это заключение неправомерно, поскольку для лаг нередко использовалось старое дерево.

 

5.         Конструкции оборонительных сооружений. Нами изучены отдельные элементы оборонительных сооружений, открытых при раскопках ряда древнерусских городов и крепостей: Витебска, Торжка, Пскова, Орешка и др. Поскольку оборонительные сооружения строились в течение нескольких лет, то определение времени строительства возможно лишь для конкретных участков. В археологической практике мы не знаем случаен, когда оборонительные сооружения достаточно крупного памятника оказались бы вскрытыми полностью; обычно изучаются лишь сравнительно небольшие их участки. Пример с двумя участками вала из Витебска, возводившимися в 1136 и около 1140 п ., уже приводился. Более подробно результаты исследования л того памятника даются в главе 7. Другой тип оборонительных сооружений — городи ей — открыт в Торжке и Пскове, где они датируются XIV и XVI вв. соответственно. Исследовалась древесина облицовки крепостного рва-канала XV века в Орешке.

 

Особую группу материалов этого типа составляют деревянные детали каменных строений XV—XVI вв. Сюда относятся балки и связи стен и башен из Ивангородской и Копорской крепостей, а также из Нового города Кирилло-Белозерского монастыря. Отдельную группу составляют сваи из-под фундаментов оборонительных стен и башен XVI века из Успенского и Ивановского монастырей в Кириллове (Черных Н. Б. 1982).

 

При всем разнообразии этих сооружений просматривается достаточно стабильная закономерность в возрастном составе использованного дерева. В каждом из памятников это наиболее старшие по возрасту стволы. Причем в позднесредневековом крепостном строительстве эта тенденция усиливается. Практика показывает, что наиболее весомым основанием для определения времени сооружения таких комплексов является статистически выявленная компактная группа порубочных дат.

 

6.         Водоотводные и водосборные сооружения — колодцы, водосборники, желоба, дренажные трубы и т. п. Учтено всего 19 конструкций, вскрытых при раскопках в Пскове, Тарту, Ростове Великом. Метод определения времени сооружения практически сходен с теми, что применялись, например, при работе со срубами.

 

7.         Деревянные конструкции из погребальных сооружений. Удалось изучить лишь три подобных комплекса: погребальная камера из кургана в урочище «Плакун» близ Старой Ладоги (см. главу 6), а также дерево из двух курганов Гнездовского могильника.

Наша практика показывает, что невзирая на очевидное несходство различных типов сооружений из дерева или же с использованием деревянных деталей, в любом случае, самым надежным способом установления строительной даты является статистическая оценка и группировка всех порубочных дат дерева изучаемой постройки. Надежность хронологических заключений усиливается в результате последующего рассмотрения этих дат в общем и взаимосвязанном ряду датировок иных строительных комплексов из тех же стратиграфических слоев. Проблематичными же почти всегда остаются даты, установленные по единичным спилам; и эти хронологические определения мы предпочитаем относить к разряду условных.

 

 

К содержанию книги: Дендрохронология и дендрошкалы

 

 Смотрите также:

 

Дендрохронологический анализ. Дендрошкала, определение...

Многолетние образцы служат основой при построении дендро-шкал, поэтому важно, модели какой породы преобладают в III—V возрастных группах.