Дендрохронология и археология

 

 

Климатические реконструкции – история климата

 

 

 

Климатическими реконструкциями много занимался английский климатолог Д. Шоув. Выше упоминалось, что им сформулированы три исходных положения для проведения подобных работ (Schove D. 1954). Исследователь предлагает дотя датировки «плавающих» дендрошкал использовать сведения о природной обстановке, почерпнутые из средневековых письменных источников.

 

Такие сообщения могут носить самый разнообразный характер, но особое внимание следует обращать на упоминаемые в хрониках экстремальные явления, в частности, на засухи. В одной из своих работ, посвященной этим погодным аномалиям, он пишет: «Засухи средних веков должны трансформироваться из истории и легенд в научные метеоданные, и годичные кольца могут предоставить возможности для таких реконструкций мировой погоды.» (Schove D. 1955, р. 371).

 

Д. Шоув предлагает использовать при определении абсолютных датировок природных явлений метод «скелетных» графиков У. Глока, построенных по данным приростов дерева в сочетании с документальными сведениями о влажных, сухих и холодных сезонах. При этом, экстремальные периоды должны оцениваться по рекомендованной У. Глоком четырехбалльной шкале (Schove D., Lowler А. 1957). Такой метод он применил при рабоге с деревом из Вестминстерского аббатства (Sicbcnlist-Кегпег V., Schove D., Fletcher J. 1978). П. Зеттерберг считает возможным коррелировать данные о годичных приростах сосны со свидетельствами об уфо- жаях культурных растений (ZeLterberg Р. 1988-а)

 

По комбинированной дсндрошкале для западных районов Швеции, составленной на базе более тысячи образцов дуба и имеющей протяженность с 831 но 1975 гг., А. Братск произвел реконструкцию климатических условий. Ранняя часть его шкалы (831—1350 гг.) составлена по дереву из раскопок средневекового города Лодозе на реке Гота, для периода 1400—1860 гг. использовалась современная древесина. Исследователь предположил, что здесь с конца XV по конец XVII века наблюдалось явное похолодание (Braten А. 1978).

 

Делаются попытки реконструировать природные условия и для более отдаленных периодов человеческой истории. В 1942 г. Б. Хубер и У. Хольдхейде, изучая дерево из построек неолитического поселения на озере Федерзее в Баварии и сравнивая тенденции развития погодичного прироста древнего дерева и современных сосен из окрестностей озера, пришли к выводу, что у деревьев того времени колебания прироста были одновременно более широкими и единообразными. К сходным наблюдениям пришли Б. Хубер и У. фон Яцевич при исследовании дубовых свай другого неолитического поселения на озере Тайген-Вир в Швейцарии.

 

Однако изучение бревен из поселения позднего бронзового века Бургаши-Зюд привело к иным выводам. О. Фюрст сравнил средние годичные колебания (Р) центральноевропейских деревьев, обнаруженных на поселениях различных исторических эпох — от неолита до современности, и пришел к выводу, что по сравнению с современным климат эпохи неолита, например, был более континентальным.

 

Но уже в бронзовом веке климатические условия стали более мягкими, без резких перепадов. В средние века — примерно в 1330—1650 гг. — контраст между зимними и летними температурами вновь уменьшается по сравнению с предшествующими столетиями. Однако уже после 1650 г. происходит возврат к высоким температурным колебаниям (т. н. малый ледниковый период). Наблюдения по годичным кольцам сопоставлялись с пыльцевыми анализами и данными о сменах лесных древесных пород, прослеженных также по дереву археологических построек (О. Furst 1978).

 

Исследования подобного рода были выполнены Н. Лифшиц на материалах Ближнего Востока, где климатические условия совершенно несходны с европейскими. Программа также базировалась на комплексном изучении дерева из более чем шестидесяти разновременных — от эпохи бронзы до современности — памятников с учетом данных палинологии и палеоботаники. Удалось восстановить палеоклиматическую карту последних пяти тысячелетий для обширной территории от влажных субтропиков Восточного Средиземноморья до полупустынных областей Центральной Анатолии, Северного Ирана и пустынь Центрального Синая. Н. Лифшиц, к примеру, доказывает, что в так называемой переходной — между влажными и полупустынными субтропиками — зоне в XIX—XIV вв. до н. э. климат был более прохладным и влажным; в IX в. до н. э. он сменился на более жаркий и сухой, похожий на современный (Liphschitz N. 1986),

 

Применение комплексного метода при изучении природной обстановки на определенных этапах человеческой истории помогает получить интересную информацию также о развитии сельского хозяйства, различных ремесел и промыслов. Так например, М. Микола установил тесную корреляцию между северной границей леса и летней температурой, после чего данные этих наблюдений он увязал с увеличением продуктивности лесов и развитием деревообрабатывающего промысла в Лапландии в начале XX века (Eckstein D. 1972),

 

Работы но реконструкции климата прошлого на материалах восточноевропейской древесины проводились и в лаборатории ИА РАН. Для исследований был избран материал из западных областей европейской территории — дерево из культурного слоя средневековых поселений, отнесенных условно к т. н. «западной» группе памятников. Причины выбора обусловлены, во-первых, тем, что западная группа представлена в изученном нами материале наилучшим образом. Здесь имеются образцы дерева из археологических построек одиннадцати памятников. Эта древесина характеризуется большим разнообразием набора кривых роста годичных колец, что связано с самыми различными условиями в тинах местопроизрастаний. По этой причине здесь намного лете выявлять те общие аномалии в развитии колец, которые являются индикаторами некоторых глобальных климатических воздействий, сказывавшихся на обширных пространствах. Во-вторых, предполагавшаяся реконструкция требовала исчерпывающей информации природоведческого характера, содержащейся в средневековых письменных источниках — русских летописях и западноевропейских хрониках. Поэтому районом исследования целесообразно было сделать те области Древней Руси, где данные летописей могли бы дополняться западными хрониками.

 

Кроме того, заметим, что попытки использования природоведческой информации из русских летописей для реконструкции климатических возмущений предпринимались и в прошлом; достаточно напомнить о таких изданиях как «Каталог землетрясений в Российской империи» (Мушкетов И., Орлов А. 1893) или же «Астрономические явления в русских летописях с научно-критической точки зрения» (Святский Д. О. 1915). Но пожалуй, наиболее примечательными явились извлеченные из письменных документов данные, систематизированные и опубликованные в начале века известным русским климатологом М. А. Боголеповым (Боголепов М. А. 1907; 1908). Материалы дсндроанализа, однако, в этих сводках не использовались.

 

Уже много позднее — в 1983 году вышла книга Е. П. Борисенкова и В. М. Пасецкого «Экстремальные природные явления в русских летописях XI—XVII вв.» (Борисенков Е. П., Пасецкий В. М. 1983), где авторы приводят полную сводку всех сведений из европейских хроник о климатических явлениях и связанных с ними событиях. Упоминаются и годичные кольца в качестве источника информации, когда при учете данных по минимальным приростам древесины можно, к примеру, реконструировать засушливый год. Однако и в этой монографии информация годичных колец средневековой древесины по существу выпала из поля зрения исследователей.

 

Располагая огромными материалами, изученными в последние годы, для нас было бы вполне закономерным представить климатические реконструкции тех периодов, где в достаточно полной мере в комплексе со сведениями из различных письменных источников учитывались бы и весьма информативные результаты дсндроанализа.

 

Для IX—XVII вв. мы располагаем более чем 950 кривыми роста годичных колец бревен с известными порубочными датами. Они характеризуют дерево построек, вскрытых в культурном слое девяти древнерусских городов — Смоленска, Полоцка, Витебска, Берестья, Давид-Городка, Мстиславля, Пинска, Слуцка и Гродно, а также двух латгальских поселков — Ушуру и Арайшу. Из этой коллекции, однако, были отобраны образцы дерева, отвечающие следующим требованиям: 1) протяженность кривой роста не менее 100 лет, 2) отрезки взаимного перекрытия кривых не менее 50 лет, 3) показатели развития погодичного прироста или же показатели сходства изменчивости (Сх) не менее 53—54%. Это резко сузило нашу источниковедческую базу до 592 кривых и ограничило изучаемый отрезок времени XII—XIV веками. Именно в эти столетия обнаруживались наиболее стабильные и универсальные изменения в развитии годичных колец у хвойных деревьев на всей территории, занятой памятниками западной группы.

 

После проведенного отбора наиболее информативных материалов основу для сопоставлений составили кривые роста годичных колец дерева из культурного слоя Смоленаса, Полоцка. Витебска, Мстпелавля, Берестья, Давид-Городка. Величины Сх, рассчитанные для выборок кривых изучаемого временного отрезка, в среднем колеблются от 53 до 69% (XII в.), 52—78% (XIII в.), и от 52 до 73% (XIV в.).

 

Были построены и спектры угнетений, демонстрирующие четкую закономерность появления микроциклов (угнетений) у деревьев из названных памятников ( 5). Так, для древесины XII века опорными являются угнетения следующих годов: 1100—1101, 1110—12, 1132—33, 1144—45, середины 50-х, 1162—63, 1173—74, рубежа 70—80-х, 1192—93. Для XIII века: рубеж XII—XIII вв., 1210—12, 1219—20, 1237—39, конец 50-х, середина 60-х, 1283—84. Для XIV в. укажем па угнетения рубежа XIII и XIV веков, а также годы: 1310—12, конца 20-х, середины и конца 30-х, начала 50-х, рубежа 50—60-х.

 

Расширяя ареал сравнений, можно сопоставить выявленные угнетения со спектром угнетений дерева построек северо-западной группы древнерусских городов, построенном на базе кривых роста дерева из Новгорода, Пскова, Твери, Орешка и ряда других памятников. Сравнение позволило отметить микроциклы годтпных колец, присущие только кривым дерева западной группы. Для XII века это микроциклы первой половины 70-х и рубежа 70—80-х гг., а также рубежа XII—XIII вв. с минимальным кольцом 1200 года. В XIII в. отличительным признаком западных кривых служит угнетение начала 40-х гг., которое в сочетании с универсальным микроциклом конца 30-х гг. создаст особый рисунок кривой. Следующий — XIV в. характеризуется двумя угнетениями — рубежа 10—20-х и конца 30-х гг. Эти спектры угнетений в дальнейшем рассматривались в качестве общего фона.

 

 

К содержанию книги: Дендрохронология и дендрошкалы

 

 Смотрите также:

 

ИСТОРИЯ КЛИМАТА  значение термина климат. какая погода была в древности.

 

ДРЕВНИЙ КЛИМАТ. Изучение и реконструкция климата...