Славяне и их соседи в 1 тысячелетии до нашей эры

 

 

Поселения латенской культуры

 

 

 

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ

 

Начало изучения Латена в Закарпатье относится к середине прошлого века и связано с именем местного краеведа Т. Легоцкого. Первой фиксированной находкой латенской культуры в области было случайно открытое в 1844 г. погребение на северной окраине г. Мукачево [Lehoczky Т., 1892. О. 25]. В 60-е годы прошлого века Т. Легоцким было открыто первое латенское поселение, расположенное между двумя горными останцами Галиш и Ловачка у с. Клячаново около г. Мукачево, которое сейчас широко известно в литературе как поселение Галиш-Ловачка [Бщзиш В. I., 1964. С. 92—114].

 

Т. Легоцкий не проводил специальных работ по вскрытию площади поселения, а ограничился систематическими наблюдениями за земляными работами и зачистками [Бщзшя В. I., 1971. С. 30— 35]. Несмотря на огромную площадь поселения (15 га), ему удалось зафиксировать остатки только 24 жилищ. Отчеты Т. Легоцкого публиковались в археологической венгерской периодике. Материалы поселений Галиш- Ловачка вошли также в двухтомную археологическую карту Закарпатья, изданную Т. Легоцким [Lehoczky Т., 1892; 1912].

 

В 20—30-е годы XX в. исследования латенских памятников в Закарпатье осуществлялись чехословацкими археологами и местными краеведами. Особо следует отметить работы чехословацкого исследователя Я. Ейснера, который, кроме уже известных материалов, собрал новые данные о памятниках Латена долины р. Тиса и впервые поставил вопрос об их этнической принадлежности [Ejsner J., 1922]. В эти же годы два поселения латенской культуры были открыты на территории г. Мукачево братьями Затлу- кал [Zatlukal J., Zatlukal Е., 1937. О. 166-169]. В начале 40-х годов охранные работы на территории Ужгорода проводил П. П. Сова-Гмитров, результатом чего было открытие двух латенских поселений в пределах современного города [Szova-Gmitrov Р., 1942]. Публикации, посвященные этим раскопкам, очень ограничены, и для современной науки ценность представляют только сами вещи, которые составляют действительно уникальную коллекцию как по количеству, так и по качеству материалов.

 

В послевоенное время было обнаружено и частично исследовано около 20 поселений латенской культуры. Среди этих памятников особо следует выделить открытие и исследование крупного производственного района, специализирующегося исключительно на же- лезодобыче в больших масштабах. Он занимал огромную территорию (более 50 кв. км) в долине левого притока Тисы р. Ботар и в настоящее время состоит из 15 отдельных пунктов. Остатки черной металлургии были открыты в 1962 г. близ с. Ново-Клиново, и исследования здесь проводились на протяжении нескольких лет [Бщзшя В., I., 1970а. С. 32 — 49; 1971. С. 21-30, 128-135; Гринчак I. М., Балагур! Е. А., 1972. С. 101, 102].

 

В 1971 г. материалы латенской культуры Закарпатья были обобщены В. И. Бидзилей в монографии [Бщзшя В. I., 1971]. До сих пор это самая полная сводка, нуждающаяся, правда, в определенной корректировке датировок. Автор пользовался общепринятой тогда системой хронологии Я. Филипа [Filip J., 1956], затем значительно уточненной (см. раздел « Хронология »).

 

Исследование поселений латенской культуры в последние годы продолжает Н. К. Попович и другие закарпатские археологи.

 

К востоку от Карпат собственно латенские памятники единичны. По сути дела к таковым можно не без некоторых сомнений отнести лишь два — поселение Бовшев [Крушельницька JI. I., 1964. С. 130—138; Крушельницкая Л. И., 1965. С. 119—122] и трупо- сожжение в кельтской гончарной урне у с. Залесье в устье Припяти [Беляшевский Н., 1904. С. 13—17; Якимович М. К., 1904. С. 162-172].

 

Но на землях к востоку от Карпат выявлено довольно значительное число вещей латенских типов как из случайных находок, так и из памятников иных культур — поморской, гетской, скифской, зарубинецкой, Поянешти—Лукашевка. Первым обратил внимание на эти древности А. А. Спицын [Спицын А. А., 1904. С. 78—86]. Затем сводки их сделали Я. Розен- Пшеворска [Rozen-Przeworska J., 1946 — 1947. S. 179-322] и Ю. В. Кухаренко [Кухаренко Ю. В., 1959а. С. 31—51]. На основании всех этих находок Д. А. Мачинский в серии работ (19736. С. 52—64; 1973а. С. 3—9; 1974. С. 31 — 41] выдвинул идею о возможности присутствия некоторых группировок кельтов на землях к востоку от Карпат. Одной из таких группировок, по его мнению, могли быть кельты- галаты, угрожавшие совместно с германцами-скира- ми Ольвии на рубеже III —II вв. до н. э. Известия об этом сохранились в декрете в честь Протогена из Ольвии [Латышев В. В., 1887. С. 69-86; Книпо- вич Т. Н., 1966. С. 142-149; Каришковський П. I., 1968. С. 95—106]. Находки лате неких вещей в какой-то мере заполняли хиатус между скифской и зарубинецкой культурами [Мачинский Д. А., 1973а. С. 3-9].

 

Если в сводки, составленные А. А. Спицыным, Я. Розен-Пшеворской и Ю. В. Кухаренко, попали и некоторые вещи, не имевшие прямого отношения к латенской культуре, то более обстоятельно отбор был проведен таким крупным специалистом по среднеевропейскому латену, как 3. Возьняк [Woz- niak Z., 1974. S. 139—165, 191-195]. В его каталоге приведено 63 пункта находок латенских вещей, которые он считал Заимствованными непосредственно у кельтов,— 26 в румынской Молдове и 37 на территории СССР.

 

 

К содержанию книги: Славяне

 

 Смотрите также:

 

Приморские балты в бронзовом и раннем железном веке

В то же время следы латенской культуры обнаруживаются в Силезии. Ее влияние постепенно возрастает, и в III веке до н. э...

 

СКИФСКАЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА. Наследие скифов

Последнее и само получило ценный вклад от скифо-сарматской школы, посредниками в чем были гальштатские и латенские кельты.

 

археология энеолита Закарпатья - культура Тисаполгар

Выше залегали слои галыптатского и латенского времени (Пеняк С. Я., Попович И. Я., Потушняк М. Ф., 1976).