Археологические культуры 3 – 5 века нашей эры

 

 

Поселения и дома людей черняховской культуры

 

 

 

Основную массу поселений представляют неукрепленные селища, среди которых выделяются лишь три известных к настоящему времени городища. Селища обычно располагаются на склонах первых надпойменных террас, вблизи воды. Иногда территория селищ бывает ограничена впадающим в пойму ручьем или оврагом. Размеры селищ различны: крупнейшие из них достигают в длину 2 км и более при ширине 150— 200 м, но большинство имеет длину около 1 км и ширину 80—100 м. Известны и совсем небольшие поселки — например, около с. Лески Черкасской обл., где три селища, имевшие в длину не более 250 м, расположены на близком расстоянии друг от друга [Смиленко А. Т., Брайчевский М. Ю., 1967. С. 35—61]. Размещение селищ группами наблюдается во многих местах, но не всегда входившие в группу селища были вполне синхронными [Сымонович Э. А., 19696. С. 137—148].

 

Городища — Башмачка на Днепре, Городок на Южном Буге и Александровка на Ингульце — расположены в южной части Черняховского ареала [Смьленко А. Т., 1975. С. 51 — 57; Смиленко А. Т., Мизин В. А., 1979. С. 402-403; Магомедов Б. В., 1980. С. 133-134]. Небольшое (40X60 м) городище Башмачка находится на мысу и ограничено с напольной стороны рвами и валом, основу которого составляют две стены, сложенные из камней, и глиняная забутовка между ними. На концах вала сохранились каменные фундаменты, возможно, от двух прямоугольных башен. Оборонительные стены проходили и кругом мыса, и по его склону. На площадке городища находились наземные постройки, стены которых имели каменную конструкцию. Большая (6X4 м) постройка в центре площадки, возможно, имела общественное назначение. Рядом с городищем распо ложены поселение и два могильника, где были две курганные насыпи. Такой же характер имело городище Александровка. Оно также расположено на мысу, ограничено рвом и валом с каменной стеной и, возможно, башнями, на его площадке также располагались большие наземные постройки с каменными стенами. Оба городища относятся к IV в. н. э., и в конструкции их оборонительных стен прослеживаются позднескифские и античные традиции [Магомедов Б. В., 1987а].

 

Внутренняя планировка Черняховских селищ не может быть освещена достаточно подробно. Как уже говорилось, не так много поселений раскопано широкими площадями. Вытянутая форма селищ, расположение вдоль рек и ручьев обусловливают размещение домов параллельно береговой линии. На свеже- вспаханных склонах берегов прекрасно бывают видны тянущиеся вдоль них развалы глиняной обмазки на тех местах, где когда-то стояли дома. Известны случаи размещения таких развалов в один, два и три ряда. В Ромашках на почве были отмечены овальные или прямоугольные пятна — следы жилищ (длина до 7 м, промежутки между домами 10 — 15 м). Однако по мере исследований стало ясно, что столь строгая уличная планировка для поселений отнюдь не обязательна. Большие площади, вскрытые в Лесках, Журавке, Черепине, Рипневе, на ряде поселений в Молдове, помогли установить кучное расположение построек жилого и хозяйственного типов. Группы строений, сосредоточиваясь в разных местах вдоль берега, образовывали только некоторое подобие улиц. Размещавшиеся на разных расстояниях друг от друга скопления домов, надо думать, принадлежали лицам, связанным кровным родством. Э. А. Рикман связывает планировку в виде параллельных рядов, вытянутых вдоль склона берега, с определенными потребностями общины в землепользовании. Подобная планировка поселений типична для Карпато-Дунайского и Поднестровского регионов [Рикман Э. А., 1975в. С. 53].

 

На отдельных поселениях применялась более или менее одинаковая ориентировка построек — чаще всего стены жилищ направлены по сторонам света (Рипнев II, Черепин, Чижиков), реже дома по сторонам света ориентированы углами (Бовшев). Хозяйственные и производственные постройки обычно расположены поблизости от жилищ. Особенно широко использовались хозяйственные ямы-хранилища, над которыми в некоторых случаях прослеживаются остатки деревянного навеса (например, в Рипневе) [Баран В. Д., 1959. С. 218]. Для хозяйственных нужд служили также очаги, расположенные вне жилищ. Жилые и хозяйственные помещения часто объединены под одной , крышей, благодаря чему возникали большие многокамерные дома [Раевский К. А., 1955. С. 253; Сымонович Э. А., 19566. С. 131- 135].

 

Особенности конструкции жилищ позволяют выделить несколько их основных видов: жилища, углубленные в землю; наземные деревянные дома; наземные каменные дома. Доминировали полуземлянки ( XLIV) [Смшенко А. Т., 1975. С. 35]. Нижняя часть этих жилищ бывает впущена в землю в среднем на 0,6-1,5 м [Рикман Э. А., 1975а. С. 52; Баран В. Д., 1981. С. 24]. Наиболее характерны для них квадратно-прямоугольные помещения, но встречаются и округло-овальные, и неправильные в плане, с неровными стенами и выступами. Кроме того, среди полуземлянок могут быть отмечены одно- и дву- камерные постройки [Баран В. Д., 1981. С. 24, 25]. Обычные размеры полуземлянок 10 — 20 кв. м, хотя известны и достигающие по площади 40— 50 кв. м [Винокур I. С., 1972. С. 56]. Столбовые ямы, распо ложенные по углам и посредине стен полуземлянок, помогают реконструировать наземную, возвышавшуюся над поверхностью часть жилища. Их стены, как и у наземных построек, опирались на вертикальные столбы и были сплетены из прутьев, обмазанных затем глиной. Крыша домов, очевидно, делалась двускатной. Пол был земляным, плотно утрамбованным. Вход часто никак не выделялся, иногда же выступал за основной контур постройки. Нередко он имел вид ступенек, вырезанных в материке. Прослежены выступы за пределы стен жилища, предназначенные для устройства ям-погребов, или, что является весьма своеобразной деталью домостроительства, печей. В таких случаях (Грушевка, Журавка, Бургунка, Букреевка и др.) в материковой стене полуземлянки выкапывали подбой с ровным подом и полусферическим сводом, обмазанными глиной [Брайчевська А. Т., 1955. С. 89.  2]. Две печи в Журавке с уцелевшим сводом позволили представить их внутреннее пространство, где на под можно было установить только средней величины горшок. Следы дымохода в таких печах не отмечены. Кроме таких печей, пользовались подковообразными печами, свод которых был выложен из глиняных вальков (Лука-Врублевецкая, Журавка). Но чаще всего жилища отапливались простыми очагами, помещенными в центральной части помещения или в его углу. Поды очагов были обмазаны глиной или выложены черепками, иногда небольшими камнями. Диаметры очагов и печей редко превышали 1 м. В некоторых случаях отмечены сочетания печей и очагов в одном жилище. В последний период существования черняховской культуры в западных областях Украины и на памятниках Поднестровья в полуземляночных жилищах появились печи, сложенные из камней [Баран В. Д., 1981. С. 31].

 

Сведения о меблировке черняховских построек крайне ограничены. Это следы земляных лежанок и скамеек вдоль стен, укрепленных на тонких столбиках, забитых в пол. Надо думать, что при двух уровнях пола в двукамерных постройках более углубленное помещение служило спальней как самая утепленная часть жилища. Неотапливаемые углубленные в землю постройки использовались в хозяйственных целях, в качестве погребов и сараев, или служили ^летними жилищами. Есть углубления довольно правильной, квадратной, формы (например, в Колесов- ке), которые были подполом-погребом наземных сооружений.

 

В отличие от углубленных в землю, наземные постройки нередко имели большие размеры, о чем можно судить по развалам обожженной глиняной обмазки на местах домов и по расположению столбовых ям вдоль их стен ( XLV, 2). Средняя величина наземных построек бывает около 30—40 кв. м (Черепин, Ружичанка, Пряжев, Маркуши, Слободи- ще и др.). Известны совсем небольшие постройки, площадью 10—25 кв. м (Боровце, Иванковцы, Пряжев, Черепин, у овчарни совхоза «Приднепровский» и т. д.). В особый тип обычно выделяют так называемые большие дома, занимавшие площадь 65-120 кв. м [Рикман Э. А., 1975в. С. 88-1051, разделенную на жилую часть с одним или несколькими очагами и неотапливаемую хозяйственную ( XLV, 4). В таких домах могли жить большие патриархальные семьи, а некоторые из них предназначались для общественных собраний и церемоний. По планировке, размерам и конструкции «большие дома» на черняховских поселениях сходны с древне- германскими жилищами, распространенными в Северной и Северо-Западной Европе [Рикман Э. А., 1975а. С. 104, 105]. По подсчетам В. Д. Барана, всего на территории черняховской культуры известно девять «больших домов», расположенных по одному на поселениях в окружении небольших наземных построек (Ягнятин, Сухоставы, Лески, Будешты, За- гай капы, Делакеу, Собарь, Комрат, Русяны) [Баран В. Д., 1981. С. 59].

 

Конструктивные особенности наземных домов разных размеров в основном однотипны [Рикман Э. А., 1975в. С. 108, ИЗ]. Земляной утрамбованный пол обыкновенно залегает под развалом обмазки стен на глубине 0,3—0,6 м ниже современной поверхности. Не исключено, что в древности он был немного углублен в землю, выровненную на месте строительства. Пол неоднократно подновляли, что было замечено в Жуковицах и Ягнятине [Махно 6. В., 1949. С. 154-164; 19526. С. 154—165]. Отпечатки на обожженных кусках глиняной обмазки плетня и следы нетолстых столбов свидетельствуют о конструктивных особенностях стен и соломенных крыш построек, таких же, как у углубленных в землю строений. Столбы для поддержки стен, имевшие малый (7 — 10 см) диаметр, приходилось ставить довольно часто, на расстоянии 0,7—0,8 м. Угловые опорные столбы были массивными (диаметр 15—20 см). Наземные жилища бывают одно-, двух- и многокамерными (с сенями или каморой-хранил ищем), с соответствующим количеством очагов (Максимовка, Остро- вец и др.). В отдельных постройках замечены следы сводчатых печей (Ягнятин, Новоселка-Костюкова, Костянец, Будешты;  XLVI; XLVII) [Махно В. 19526. С. 155; Рикман Э. А. 1960а. С. 321}.

 

Наряду с жилыми наземными домами зафиксированы прилегающие к ним или отдельно расположенные наземные постройки хозяйственного назначения, как в Лесках; мастерские, как в Ягнятине; общественные большие дома для собраний или молений, как в Иванковцах [Смиленко А. Т., Брайчевский М. Ю., 1967. С. 39-41; Махно 6. В., 19526. С. 155; Брайчевский М. Ю., Довженок В. И., 1967. С. 261]. В двух случаях открыты мельницы, занимавшие наземные помещения (Синицивка-Сабатиновка, Иванковцы). Здесь на специальных площадках или вымостках были расположены ручные ротационные жернова. Э. А. Сымоновичем и И. С. Винокуром были сделаны попытки реконструировать мельничные сооружения [Сымонович Э. А., 1952а. С. 97— 108; 19606. С. 151-157; Винокур И. С., 1964. С. 181, 182; 1970. С. 238-244].

 

Каменные строения черняховской культуры представлены двумя типами: во-первых, жилищами малых и больших размеров со многими камерами; во-вторых, большими сараеобразными постройками- хранилищами ( XLVIII). Те и другие были достаточно четко прямоугольными. Пол построек земляной, ровный. Крыша, укрепленная на деревянных балках, очевидно, была покрыта смесью глины с половой, а столь характерная для близлежащих античных поселений и городов черепица употреблялась крайне редко. В основании стен построек укладывали большие камни без следов обработки, служившие своего рода фундаментом, чуть погруженным в землю. Стены аккуратно складывали из камней средних размеров (в поперечнике 0,25—0,40 м), образующих два панциря, между которыми находилась забутовка из более мелких камней. Кладка сделана всухую, без каких-либо следов раствора. Толщина основных стен построек 0,35—0,50 м, тогда как перегородки между помещениями делали более тонкими. Высота стен строений, судя по развалам камней, не превышала человеческий рост, вряд ли достигая 2 м. Кроме стен, из камня строили заборы (Ранжевое, Киселово). К заборам примыкали постройки — например, в Ранжевом подобный забор образовывал одну из стен сеней жилища [Сымонович Э. А., 1967а. С. 225, 226.  12; 13, 1].

 

Хотя на южных черняховских поселениях остатки древних построек часто повреждены выборками камня (Викторовка II, Коблево, Бургунка, Ингулецкие поселения и т. д.), все же некоторые сооружения удается восстановить полностью. Наиболее яркие примеры жилищ и хозяйственных построек типа сараев дали работы в селах Ранжевое и Капустино, расположенных на разных берегах Тилигульского лимана ( XLVIII). Ранжевское жилище, примыкавшее к каменному забору, состояло из двух помещений — узких сеней, выход из которых был обращен на юг, и жилой камеры, отделенной перегородкой с сохранившимся входом и каменным порогом (4,5X3,5 м). На утрамбованном земляном полу справа от входа помещалась печь, сложенная из больших каменных плит и топившаяся по-черному. Возле узкой стороны печи выкопана предпечная яма, наполненная золой и обломками лепных и круговых сероглиняных сосудов. К внутреннему убранству помещения относится четырехгранный столпообразный жертвенник с чашеобразным углублением сверху и с прикипевшей к камню скорлупой яиц. Рядом с жилищем вдоль берега лимана была расположена большая хозяйственная постройка, состоявшая из трех смыкавшихся узкими сторонами помещений. Вход находился со стороны, противоположной лиману, и место его обозначал специально подтесанный камень порога [Сымонович Э. А., 1967а. С. 224, 225.  12].

 

В Капустине был расчищен дом из камней такой же кладки, как в Ранжевом. Он сохранился частично и представлял собой прямоугольную жилую постройку (длина 7 м), ориентированную вдоль лимана. В северном углу комнаты помещалась печь с подом, обмазанным глиной и выложенным по периметру черепками и плитчатыми небольшими камнями. Пе регородка внутри дома отделяла еще два помещения: квадратную каморку, служившую кладовой, и длинную камеру производственного назначения, посредине которой лежала каменная плита [Сымонович Э. А., 19566. С. 132, 133].

 

В Киселеве над самым морем были вскрыты остатки шести каменных прямоугольных наземных построек ( XLVI1I, 2). Они были двукамерными, и в их длинных стенах находились входы, порогами которых служили подтесанные камни. Жилые помещения отапливались печами из плит, поставленных на ребро, или глинобитными очагами. Внутри домов располагались хозяйственные ямы, погреба, места для хранения сосудов. Одна из построек, возможно, использовалась в качестве производственной мастерской [Раевский К. А., 1955. С. 250-267]. Три постройки были соединены заборами из камней и самана, по-видимому, ограничивавшими дворы усадеб и загоны для кота. В более удаленных от моря районах, у с. Отбедо-Васильевка на правом берегу р. Ингулец, раскопаны остатки каменных строений, расположенных группами. В группе, ближайшей к реке, пять построек были вытянуты вдоль берега и еще четыре расположены под углом к ним. Вторая группа, состоявшая из 17 строений, находилась на возвышенной части мыса [Добровольский А. В., 1950. С. 167—175; Махно 6. В., 1960а. С. 69]. Каменные постройки использовались и в западных районах, в областях Придунавья и Буджакской степи, где есть и селища, лишенные каменного домостроительства [Кравченко Н. М., 1967а. С. 224-227; 1971. С. 63, 64].

 

В Среднем Поднестровье уникальные каменные домостроения обнаружены в с. Собарь. Здесь, кроме семи легких наземных построек и гончарного горна, были открыты следы огромного П-образного каменного ограждения, ориентированного по линии север—юг (около 90X45 м). Развалы камней от стены имели ширину около 0,5 м. Кладка состояла из известняковых и гранитных камней, не имевших следов обработки. Внутри ограждения стояло каменное здание с мощными (толщина до 1 м) стенами из камней и кирпича, фундаменты их были впущены в землю на 0,5 м. Размеры дома 18хЮ м. Возле самого здания сохранились базы колонн и лежал прямоугольный плитчатый камень. Это сооружение было воздвигнуто на культурном слое Черняховского селища. Э. А. Рикман, раскопавший сооружение, относит его к позднейшим этапам существования культуры полей погребений и предлагает связывать с проникновением римлян [Рикман Э. А., 1972. С. 192, 193].

 

Другое необычное для черняховской культуры сооружение, кое в чем близкое постройке в с. Собарь,— комплекс построек в с. Комаров, связанный со стеклоделием. На территории уже существовавшего Черняховского поселения с наземными и углубленными в землю сооружениями было выстроено здание со стенами, сложенными из камня. Оно было в плане почти точно квадратным и ориентировано с северо-запада на юго-восток. Толщина стен, сложенных в технике панцирной кладки с забутовкой в середине более мелкими камнями, была около 0,75 м. Фундамент их слегка вкопан в культурный слой селища. Пол местами был выложен плитчатыми камнями, их подстилала щебенка, ниже которой находился слой больших камней. Обломки обмазки с отпечатками дерева свидетельствуют о наличии потолка и перекрытий. Возможно, что крыша была черепичной. В каменном доме найдена большая амфора конца IV — начала V в. [Смнп- ко М. Ю., 1964. С. 71 — 73]. Рядом с каменной постройкой было обнаружено углубленное в землю сооружение, где занимались стеклоделием. Хотя римский Лимес находился от этих мест в 200— 250 км, имеются доказательства того, что постройка была сооружена иноземным провинциальноримским населением, которое, видимо, и наладило тут производство стекла, впрочем, очень ненадолго, может быть, из-за недостатка производственного сырья [Щапова Ю. Л., 1978. С. 241, 242].

 

В распространении жилых сооружений различных видов по черняховской территории заметны некоторые, хотя и не совсем четкие, закономерности. Наиболее определенно выделяется ареал каменного домостроительства, который охватывал земли Северного Причерноморья между низовьями Днепра и Днестра, хотя и здесь в небольшом количестве известны полуземлянки (Бургунка, Тилигуло-Березанка, Вик- торовка, Приморское) [Сымонович Э. А., 1967а. С. 205-237; 19796. С. 106-111; Сымонович Э. А.ч Яровой А. 3., 1968. С. 169—183]. В верховьях Днестра и Буга преобладают полузем ля ночные жилища, тогда как севернее, по притокам Припяти, между Бугом и Днепром, а также южнее, между средним Днестром и Прутом, господствуют наземные глинобитные постройки. Сочетание наземных и углубленных построек наблюдается на среднем Днепре, левобережье Днестра и в междуречье Прута и Дуная [Баран В. Д., 1981. С. 58—59]. Основная масса полуземляночных и наземных жилищ с глинобитными стенами на деревянном каркасе находит прототипы в местных более ранних культурах — зарубинецкой, липицкой, пшеворской, Поянешти—Лукашевка, тогда как каменное домостроительство имеет истоки в античном строительстве на юге Причерноморья, а распространение больших многокамерных домов скорее всего связано с проникновением населения с северо-запада [Ба-ч ран В. Д., 1981. С. 59-61].

 

 

К содержанию книги: Славяне

 

 Смотрите также:

 

Зарубинецкая и черняховская культура

Зарубинецкая и черняховская культура. Поиски археологических культур протославян и праславян. Какую археологическую культуру можно считать славянской.

 

Переселение шло по районам Поднепровья, где уже с I—II веков...

Так появилась черняховская культура. Я просмотрел около десяти тысяч дохристианских славянских имен и около тысячи имен на надгробиях легионеров-фракийцев...

Язычники Трояновых веков. Предки руси

значительно более развитая культура черняховская, сохранившая в. своих бытовых чертах много зарубинецких элементов (например, в.

 

Христианство у восточных славян до середины 9 века

В Восточной Европе черняховская культура занимает территорию Южной Волыни, Прикарпатья, Подолии, Молдавии, Среднего Поднепровья; на...

 

Стоянки с ямочно-гребенчатой керамикой. Лисогубовская культура

Культуры с ямочно-гребенчатой керамикой и шнуровой керамикой. Зарубинецкая и черняховская культура.

 

Верхневолжская культура ямочно-гребенчатой керамики
Зарубинецкая и черняховская культура.