Археологические культуры 3 – 5 века нашей эры

 

 

Памятники вельбарской культуры

 

 

 

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ВЕЛЬБАРСКОЙ КУЛЬТУРЫ НА ТЕРРИТОРИИ СССР.

 

Памятников вельбарской культуры на нашей территории известно сравнительно немного, к тому же, часть материалов происходит из случайных находок и разрушенных могильников, что приводит к различной их культурной атрибуции у исследователей.

 

Кроме того, некоторые вельбарские материалы близки пшеворским, на цецельской фазе развития наблюдается смешение черт вельбарской и пшеворской культур, и это значительно затрудняет определение культурной принадлежности памятников.

 

Первый собственно вельбарский памятник был систематически исследован в 1957 г. М. Ю. Смишко и И. К. Свешниковым. Это могильник Дитиничи, сильно разрушенный при позднейших земляных работах. В могильнике удалось вскрыть 21 погребение с трупосожжениями, из них три урновых. Погребения содержали характерный материал и керамику, что дало основание всю группу аналогичных памятников относить к типу Дитиничей. Авторы датирова ли могильник IV в. н. з., подчеркивали его близость с погребениями в Деревянном и случайными находками в Городище (Ровенская обл.), отмечали отличие этих памятников от синхронных комплексов пшеворской и черняховской культур и пришли к выводу о появлении в это время на западной Волыни новой группы населения, вероятнее всего гепидов, связанных с южной Прибалтикой [См1шко М. Ю., Свешнь ков I. К., 1961. t. 89-114].

 

Большую работу по изучению могильников вельбарской культуры проводил Ю. В. Кухаренко. Еще в 1957 г. он обобщил материалы типа Деревянного и отнес их тогда к волынской группе полей погребений [Кухаренко Ю. В., 1958а. С. 219-226]. Он же опубликовал материалы этого могильника и данные о погребении в с. Рудка [Кухаренко Ю. В., 1980. С. 80—86]. В Деревянном могильник был случайно обнаружен еще в 1935 г. Тогда же здесь были проведены небольшие раскопки, при которых и во время позднейших земляных работ были открыты пять погребений с трупосожжениями в урнах и одно трупо- положение. В 30-х годах было исследовано «княжеское» погребение в Рудке, содержащее скелет взрослого человека, помещенного в глубокую яму, ориентированного головой на север сопровождавшегося богатым набором вещей и посуды. К вельбарским памятникам Ю. В. Кухаренко относил случайно обнаруженное в 1936 г. у с. Пересыпки под Путивлем труиосожжение в урне, характерной дли этих памятников [Кухаренко Ю. В., 19706. С. 33-35]. С 1960 до 1977 г. (с перерывами) Ю. В. Кухаренко вел раскопки могильника Брест-Тришин, находящегося на окраине г. Брест. Здесь выявлены 75 урновых и безурно- вых трупосожжений и восемь больших ям [Кухаренко Ю. В., 1965; 1980]. Он же исследовал в 1967, 1968 и 1970 гг. могильник в Любомле, открытый случайно, где в 1963 г. проводили небольшие раскопки В. Д. Баран и В. Н. Цыгылык. Всего в могильнике вскрыто 12 погребений с трупосожжениями в урнах и в ямах и большое число ям, заполненных золой и камнями [Кухаренко Ю. В., 1980. С. 77—80].

 

В низовьях Горыпи, на территории зарубинецких могильников Велемичи 1 и II, обнаружено 12 захоронений вельбарской культуры [Кухаренко Ю. В., 1961.  45; 46]. Десять таких погребений располагалось в западной части могильника I, среди зарубинецких могил; два погребения находилось на северной окраине могильника II. По особенностям погребального обряда (кальцинированные кости ссыпаны в яму с остатками погребального костра) и по инвентарным комплексам (поврежденные огнем и фрагментиро- ванные вещи, ошлакованные, разбитые сосуды) эти погребения отличаются от зарубинецких и характерны для вельбарской культуры. Отдельные вещи (фибула и пряжка), аналогичные вельбарским, были обнаружены в зарубинецком могильнике в Отвержи- чах, вне погребений [Каснарова К. В., 1976а. С. 52].

 

Проводились исследования и на поселениях. С 1957 по 1962 г. велись раскопки на большом поселении у с. Ленесовка в верховьях р. Горынь [Тиханова М. Д., 1960. С. 93-95; 1963. С. 178-191; 1964. С. 48- 56]. Поселение имело смешанный характер: среди керамики 79% составляла гончарная черняховская посуда, а среди лепной преобладала вельбарская и пшеворская. На поселении вскрыта широкая пло щадь (8500 кв. м), обнаружены остатки 20 больших наземных домов, нескольких гончарных печей.

 

Полностью материалы поселепия не опубликованы. Возможно, вельбарские материалы есть на многослойном поселении Викнины Великие, где открыты остатки больших наземных домов и имеются фрагменты во всяком случае пшеворской посуды [CMiuiKo М. Ю., 1947. С. 111 — 122]. К вельбарским поселениям относится селище Ромаш, на котором раскопаны углубленные в землю жилища и найдена типично вельбар- ская керамика [Крушельницька JI. I., Оприск В. Г., 1975. С. 75-80; Кропоткин В. В., 1974а. С. 294, 295]. В 80-а годах проводились раскопки на поселении Великая Слобода, в результате которых исследованы три слегка углубленные большие постройки [Козак Д. Н., Журко О. I., 1983. С. 62-71; Козак Д. Н., 1984а. С. 55—60]. Вельбарские элементы обнаружены среди керамики поселения в Боратине на р. Стырь [Козак Д. Н., Протас JI. О., 1984. С. 96—99]. На Южном Буге известны поселение в Шершнях и ряд других вельбарских памятников, открытых П. И. Хавлюком, но материалы пока не опубликованы.

 

Ю. В. Кухаренко обобщил все известные к началу 80-х годов материалы, относящиеся, по его мнению, к вельбарской культуре, и установил два колонизационных потока, шедших из Поморья и Нижнего Повисленья на Волынь и Подолию. В результате первого потока колонизации, происходившего в концеII— начале III в., памятники расположились сравнительно узкой полосой вдоль Буга. Вторая волна колонизации, охватившая середину и вторую половинуIIIв. н. э., привела к расширению территории культуры и появлению новых памятников. В это время, по Ю. В. Кухаренко, вельбарские памятники доходили уже до Поднепровья, охватывали Южное Побужье и проникали на земли Молдовы. Их следует рассматривать как завершающую стадию развития вельбарской культуры и как самые ранние памятники черняховской культуры.

 

Ю. В. Кухаренко считал, что нет принципиальной разницы между черняховской и вельбарской культурами, а различия между ними (преобладание гончарной посуды и погребений с трупоположениями на Черняховских памятниках) объясняются хронологическими изменениями и другим уровнем экономического развития. По Ю. В. Кухаренко, население, занимавшее первоначально небольшую область в Поморье и низовьях Вислы, в позднеримское время распространилось вплоть до Причерноморья и Подунавья, и его можно считать восточногерманским, состоящим из ряда племен, в том числе из готов и гепидов [Кухаренко Ю. В.. 1980. ,С. 64-77].

 

М. Б. Щукин также выделяет две волны передвижения населения из восточных районов Польши на Волынь и Верхнее Поднестровье, уточняя их хронологий. Первая волна относится ко времени второй половины II — пачала III в. (Вг/С^). Она отразилась в появлении могильника Брест-Тришин и синхронных ему памятников, распространившихся далеко на восток, вплоть до Сейма (погребение в Пересылках) [Кухаренко Ю. В., 19706]. По М. Б. Щукину, вторая волна относится к фазе Си,, т. е. приблизительно к 30—60-м годам III в. н. э. В это время был заложен могильник Дитиничи, основано поселение в Ромаше, носители вельбарской культуры проникли вплоть до Ясс в Молдове. Автор отмечает, что почти на всех раннечерняховских памятниках, возникновение которых приходится на фазу £|Ъ, есть вельбарско-пшевор- ские элементы. В каких случаях это результат наследия первой волны вельбарского населения, включившегося в формирование черняховской культуры, а в каких — результат взаимодействия уже возникшей черняховской культуры с пришельцами второй волны, пока решить невозможно. В черняховских могильниках, заложенных в конце фазы Сг, т. е. в начале IV в. н. э. вельбарские элементы уже не прослеживаются. По мнению М. Б. Щукина, первая волна передвижения нодителей пшеворской и вельбарско- цецельской культур хронологически соответствует движению готов к берегам Черного моря, тогда как вторая волна могла бы отражать переселение гепидов, но в передвижение могли быть вовлечены разные племена, в том числе и не германские [Щукин М. В., 19796. С. 77-84; Szczukin М., 1981. S. 135-160].

 

Другой точки зрения придерживается В. Д. Баран. Он считает, что вельбарские памятники появились на Волыни и проникли на Черняховскую территорию лишь во второй четверти I тысячелетия н. э., когда Черняховская культура уже существовала. Памятники обеих культур различаются, по мнению В. Д. Барана, по обряду погребения, специфическим чертам домостроительства и составу инвентаря, особенно по преобладанию в вельбарских комплексах лепной, а в черняховских — гончарной посуды. Разнокультурные памятники располагались чересполосно, на небольшом расстоянии друг от друга. Так, вельбар- ское поселение Борсуки на Горыни находится в 6 км от черняховских поселения и могильника в Бережан- ке, в Ромаше на Буге вельбарское и черняховское поселения разделены только оврагом. Вельбарское население, пришедшее с Нижнего Повисленья, по В. Д. Барану, оставило на Полесье и Волыни ряд могильников и поселений и затем передвинулось через междуречье Днепра и Южного Буга на юг, к Черному морю.

 

Следами этого движения являются погребения с трупосожжениями и характерным дли северо-западных культур инвентарем в ряде могильников (Раковец-Чесновский, Косаново, Рыжевка, Журавка, Компанийцы) и перемены в материальной культуре могильников Северного Причерноморья (Коблево, Каборга, Викторовка) [Баран В. Д., 1981. С. 159—162]. По мнению Д. Н. Козака, вельбар- ско-пшеворские племена, проникшие в конце II — III в. на земли западной Волыни и Подолии, приняли участие в формировании черняховской культуры, но вскоре полностью растворились в ней и в IV в. н. э. исчезли, не оставив какого-либо следа в последующих культурах. Второй переселенческий поток вельбарского населения, по Д. Н. Козаку, не был массовым и не сыграл существенной роли в истории племен Днепровского правобережья [Этнокультурная карта..., 1985. С. 73-75].

 

 

К содержанию книги: Славяне

 

 Смотрите также:

 

Тавры. Пантикапей. НАСЕЛЕНИЕ КРЫМА В ПОЗДНЕРИМСКИЙ...

Близкие погребения известны и на территории пшеворской и вельбарской культур . В Хараксе и на Чатыр-Даге в могилах много монет.

 

Святилища, игры и игрища

данными, относящимися к порубежью черняховской культуры и. вельбарской. Речь идет об интереснейшей находке в Лепесовке на.

 

Восточные славяне

и Горынью, размещались памятники вельбарской культуры, отождествленные мною для данного участка с дулебами 68.