Загадки Новгородской округи

 

 

Погребения в Приильменье - Нередицкий и Деревяницкий могильник

 

 

 

За последние годы под Новгородом установлено расположение отдельных погребальных памятников XI— XII веков. Открытие их было делом далеко не простым и имело давнюю предысторию.

 

Еще в конце прошлого века Приильменье оказалось в центре внимания археологов-славистов. Этому предшествовали раскопки многих сотен курганов на окраинах Новгородской земли — на побережье Чудского озера, в Приладожье, на Ижорском плато. Естественно, встал вопрос, каким племенам принадлежали добытые древности — славянам или «иным языцем», как называл древнерусский летописец неславянское население? Чтобы ответить на него, нужно было получить «эталон» славянской культуры. И искать его в Новгородской земле следовало там, где славяне появились раньше всего и расселились наиболее плотно. Таким районом были берега Ильменя с долинами впадающих в него рек.

 

Однако уже первые разведки принесли разочарование. Курганов XI—XII веков, столь обычных на смежных территориях, здесь оказалось так мало, а материалы в них были столь невыразительны, что ни о каком эталоне не могло быть и речи. Было высказано предположение, что курганы отсутствуют из-за раннего перехода населения этих мест к христианству. Но как бы то ни было, археологи оказались в своеобразном тупике.

 

Неожиданно Ё 1903 году у деревни Федоо в ёер- ховьях Меты местный помещик и археолог-любитель А. А. Ширинский-Шихматов нашел и раскопал большой могильник древнерусского времени. К удивлению всех он оказался не курганным, а грунтовым, то есть над погребениями не было никаких насыпей. Располагался он непосредственно у подножия сопок. Припомнили сведения еще о нескольких подобных памятниках, известных ранее. Казалось, выход был найден, но новых открытий не последовало. Слишком трудно было найти такие памятники, не имеющие внешних признаков, да к тому же интересы Археологической комиссии, которая планировала исследования, переключились на другие темы.

 

Лишь более десятилетия спустя были получены сведения еще об одном подобном памятнике, находившемся под самым Новгородом. Сейчас далеко не многие туристы, да и коренные новгородцы, любуясь возрожденным из руин архитектурным шедевром — церковью Спаса на Нередице, знают, что здесь же, примерно в 120 метрах к востоку от церкви, находился и интереснейший археологический памятник, к сожалению в значительной степени погибший для науки.

 

Осенью 1916 года во время строительства железной дороги Петроград — Орел на Нередицком холме, откуда брали грунт для сооружения железнодорожной насыпи, были обнаружены многочисленные захоронения, сопровождавшиеся различными древними предметами. Понятно, что во время войны мало кому было дело до археологии, но с тем большим уважением мы должны вспомнить членов Новгородского общества любителей древности, которым удалось собрать часть находок. Общество организовало и наблюдение за ходом работ, что было поручено еще совсем молодому его члену, а впоследствии видному ученому-искусствоведу Н. Г. Пор- фиридову.

 

Коллекция находок из Нереднцкого могильника, состоящая из височных колец, перстней, браслетов, стеклянных и серебряных бус, различных привесок-амулетов и других вещей, оказалась в Русском музее, и о ней мало что было известно даже специалистам. Видимо, территориальная близость могильника к знаменитому Спасу на Нередице невольно заставляла связывать их воедино. Поэтому разрушенные погребения на Не- редицком холме рассматривали как кладбище при церкви. Лишь в последнее время удалось изучить найденный ранее материал и собрать архивные документы, относящиеся к этому памятнику, что впервые позволило составить более определенное представление о нем. Оказалось, что могильник возник на два века раньше, чем церковь, и, естественно, не имел к ней никакого отношения. Более того, основание монастыря, видимо, было причной того, что Нередицкий холм перестали использовать для захоронений. Да и погребены умершие были вовсе не по христианскому обряду, о чем свидетельствуют богатые украшения и языческие привески-амулеты

 

И все-таки Нередицкий могильник не мог ответить на все вопросы, на которые хотели бы получить ответы исследователи. Ведь этот памятник не раскапывался археологами, и многое было безвозвратно утрачено. Но вот в 1974 году был открыт еще один подобный памятник — Деревяницкий могильник. К сожалению, еще до раскопок могильник был более чем наполовину разрушен карьером. Но тем не менее исследованные 120 погребений, 87 из которых сопровождались вещевыми находками, сделали этот памятник самым крупным из известных ныне древнерусских грунтовых могильников Новгородской земли.

 

Раскопки этого памятника позволили вполне отчетливо представить погребальные обычаи наших предков. Умерших хоронили в ямах размерами в среднем 2Х X1, 5 метра и глубиной до метра. Уже в XI веке используются гробы, о которых можно судить по едва заметной полоске древесного тлена и нескольким большим кованым гвоздям на углах. Гвоздями, скорее всего, приколачивали крышку, а сами гробы выдалбливались из дерева, или, если говорить точнее, это были долбленые колоды. В одном случае вызвали недоумение два ряда железных скреп, находившихся рядом с полосой тлена. Разгадка оказалась простой. Этими скобками скрепили колоду, треснувшую при изготовлении.

В соответствии с языческими представлениями славян умерших хоронили головой на заход солнца. В зависимости от времени года это направление менялось— от юго-запада зимой до северо-запада летом.

 

Покойников одевали в праздничную одежду, вместе с различными украшениями. С ними помещали и бытовые предметы, которые могли пригодиться «на том свете». В женских погребениях встречаются пряслица, а в одном случае найден даже серп. Непременным спутником мужчины был железный нож, который носили на поясе, иногда вместе с маленьким сланцевым оселком. Здесь же, вероятно, в специальном мешочке, находились железное кресало и кремневое огниво для высекания огня. В ногах как мужских, так и женских погребений ставились горшки с пищей, чтобы усопший мог подкрепиться во время трудного пути. Впрочем, единых и отчетливых представлений о загробном мире не существовало. Люди той эпохи считали, что души умерших улетают на небо, но одновременно с этим верили в продолжение «жизни» покойника в могиле, откуда он может временами выходить, чтобы помогать или, наоборот, вредить своим живым сородичам. Поэтому почитание умерших предков было делом весьма серьезным. В разных местах могильника вне погребений неоднократно встречались развалы из нескольких горшков, среди которых попадались и целые сосуды. Все это — следы поминок-тризн.

 

Трудностью поисков не исчерпывается вся сложность изучения грунтовых могильников. Они обычно имеют еще и плохую сохранность. Из-за отсутствия надежных внешних признаков грунтовые могильники могли функционировать длительное время, не расширяя своей территории сверх каких-то установившихся границ. При этом ранние погребения неизбежно разрушались при устройстве более поздних И если такой могильник существовал в течение многих веков, что характерно для Новгородской округи, отличавшейся высокой плотностью населения, то при раскопках трудно найти что-либо, относящееся к раннему периоду. Только в редких случаях, когда могильник был заброшен

в 12-13 вв., как это произошло с Нередицким или Деревяницким, можно

рассчитывать на богатые и интересные находки 11-12 вв. Если этого не случалось,

следу то лишь разрозненные древние вещи и керамика укажут, что могильник возник еще в древности.

 

 

К содержанию книги: История Новгорода

 

 Смотрите также:

 

традиции сооружения сопок в северо-западной Руси...

(Нередицкий, Деревяницкий, Шелгуновский могильники)20. Разрушение сопок здесь, как и в предыдущем

 

Археология России. Изучение древнейших пахотных орудий...

К этому следует добавить, до tux пор неопубликованную, находку из рва сопки Деревяницкого могильника, скорее