Топонимия с -ов-/-ев-, -ин- суффиксацией от древнеславянских личных имен

 

 

Фларёво – Флор, Фрол

 

 

 

дер. на р. Каменке Астриловской вол. Ст. у. [СНМНГ III, 14-15], сегодня - дер. Астриловск. Ст.

 

 В основе ойконима личное имя Фларь - вариант календарного личн. Флор (лат. Flor), более известного в народной метатезированной форме Фрол (ср. фамилию Фролов), укр. Хрол, ср. Хроленко.

 

Но модификация Флоръ > Фларь носит сугубо др.- новг. диалектный отпечаток, выражающийся, в частности, в подударном переходе о > а при обрусении ряда календарных имен: Ларьян, Пороман, Симан, Огафан, Родиван и т. д.; ср. «нормальные» Ларион, Парамон, Симон (Семен), Огафон, Родион; подобная замена - одна из характерных черт именно древненовгородского диалекта [Зализняк 2004, 205].

 

 В новг. бер. гр. среди вариантов лат. Flor очень часто встречается именно Фларь, реже Фларъ, Храрь (новг. бер. гр. № 553, 234, 262, 263, 316, 409, 443, 615, 92, 112, 198), сохранилось и производное Фларевъ Семенъ, новгородец (бер. гр. № 186) [Зализняк 2004, 813-815]. Древность приведенных антропонимических форм (до XVI в.) позволяет говорить об архаичности названий типа Фларево, которые, заметим, очень редки в материалах позднего времени: помимо совр. Фларево Астрилов- ской вол. Ст. у., найдем лишь Хларево Вышневолоцкого у. Твер. губ. по спискам селений сер. XIX в. [СНМРИ 43, № 3219]. Их единичность особенно выразительна на фоне многочисленной, до полутора сотен, современной восточнославянской ойконимии от личн. Фрол: Фролово, Фролов, Фроловский, Фроловка и др. [Vasm. RGN IX 3, 436-439], которая в основной своей массе сравнительно позднего происхождения.

 

Новгородские писцовые книги дают значительно больше ойконимов на базе личн. Фларь, чем современные источники: Фларево, Фларева, Фларевичи, сконцентрированные главным образом в Шел. пят.: Лубин- ский, Бельский, Илеменский, Дретенский погосты, Порховское около - городье [НПК IV, 74, 374; V, 185, 252, 264, 523, 544, 575, 576], одна дер. Фларево отмечается в Спасском Молодиленском пог. Беж. пят. [НПК VI, 1057].

 

В более позднее время на новгородской территории получает распространение иной вариант данного имени - Фрал, Фраль; его топонимические следы единичны в писцовой документации конца XV-XVI вв. (ср. старописьменное геогр. Фралево дер. Михайловского пог. Дер. пят. [НПК I, 198]), зато неоднократны по современным данным: ср. геогр. Фралево дер. на оз. Фралевском Тесовской вол. Новг. у. [СНМНГ I, 84-85] + дер. на оз. Тихмено Жабенской вол. Валд. у. [СНМНГ V, 3637] + дер. Новоржевского у. Пск. губ. [СНМРИ 34, № 5652], Фралевицы (вар. Флоревицы) дер. Петергофского у. Петерб. губ. [СНМРИ 37, № 3762], сюда же, возможно, Фралково дер. на р. Рузе Рузского у. Московской губ. (но скорее, благодаря аканью из Фролково); таким образом, практически все эти названия прикреплены к новгородской территории.

 

Ойконимы Фларево, Фралево, Фролово и т. п. мотивированы, надо полагать, во многих случаях не личными именами первопоселенцев или первовладельцев, а наименованиями церквей, которые были освящены в честь святых Флора (в диалектной речи - Фрол, Фрал, Фраль и др.) и Лавра. Именно так объясняется, в частности, название средневекового Фроловского пог. Шел. пят.: в его центральном селе писцовые книги отметили главную погостскую церковь Фрола и Лавра, см. [Андрияшев 1914, 30].

 

Второе имя попарно упоминаемых святых (Фрол и Лавр, Борис и Глеб, Кузьма и Дамиан) иногда отсекалось, и топоним основывался только на первом из этих имен. Ср. в этой связи, к примеру, геогр. Борисово дер. на южном побережье Ильменя, в которой, по правдоподобной местной легенде, в древности стояла церковь Бориса и Глеба [Личн. зап. 1990-х гг.].

 

 

К содержанию книги: Архаическая топонимия Новгородской земли

 

 Смотрите также:

 

Гидронимы и топонимы. Древние названия рек и озер.

Древнебалтийская топонимия в регионе новгородской земли. названия от славянских, от ранних, архаических, непродуктивных.

 

Новгород и Новгородская Земля. История и археология.  ТОПОНИМИЯ. развития топонимии...