РУССКИЕ И СОВЕТСКИЕ БОЕВЫЕ НАГРАДЫ

 

ОРДЕН КРАСНОГО ЗНАМЕНИ

 

Блюхер – первый кавалер ордена Красного Знамени

 

Блюхер первый кавалер ордена Красного Знамени

 

 

Менее чем через две недели после появления Декрета «О знаках отличия», когда еще не был утвержден даже рисунок награды, на заседании Президиума ВЦИКа 28 сентября были утверждены первые кавалеры ордена «Красное Знамя».

 

В Постановлении Президиума говорилось:

«...первый по времени знак отличия присудить товарищу Блюхеру, второй - товарищу Панюшкину, третий - товарищу Кузьмичу и сделать соответствующий доклад о них на заседании Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета».

 

Однако в первоначальный вариант списка Я. Свердлов первым включил командира 1-го Социалистического отряда ВЦИКа - В. Панюшкина, так как он 13 сентября, сразу после взятия Казани, прибыл в Москву и лично доложил Свердлову об этом значимом событии. Прибывшие вместе с ним комиссар отряда и начальник штаба поведали Свердлову о героических подвигах своего командира. А рассказать действительно было о чем. Ведь кроме того, что руководимый Пашошкиным отряд принял активное участие во взятии Казани, только благодаря решительным действиям самого Панюшкина были спасены во время рейда Каппеля штаб 5-й армии и прибывший на фронт со своим поездом Л. Троцкий.

 

Но Панюшкину не повезло. Москвы достигла сенсационная весть: на Восточном фронте, в районе действия 3-й армии, из окружения вышло десятитысячное соединение красных партизан, которое под командованием Блюхера совершило 1500-километровый рейд по белогвардейским тылам. Реввоенсовет 3-й армии, в которую влились десять тысяч бойцов Блюхера, в своей телеграмме-представлении писал: «...переход войск тов. Блюхера в невозможных условиях может быть приравнен только к переходам Суворова в Швейцарии... А потому Военный Совет ходатайствует о награждении тов. Блюхера Революционным орденом Красного Знамени».

 

 В.И. Ленин, выздоравливающий после покушения на него, тоже заинтересовался личностью Блюхера. По его просьбе член Уральского обкома партии А.П. Спунде составил справку в которой, в частности, писал: «Товарищи, проведшие вместе с ним предпоследнюю дутовскую кампанию (имеются в виду бои отрядов под командованием В. К. Блюхера в марте - апреле 1918 г. с мятежными казаками Дутова в районе Оренбурга. - Авт.). утверждают, что буквально во всех случаях его стратегические планы на поверку оказывались абсолютно удачными... Уральский комитет РКП (6) и Советов тоже настаивают на том, чтобы Блюхер с его отрядами был отмечен высшей наградой, какая у нас существует, ибо это небывалый у нас случай».

 

Приведем также несколько восторженных отзывов об этом рейде, прозвучавших па заседании Президиума ВЦИКа.

 

«...выдержав 20 жарких боев, прокладывая себе дорогу почти одними штыками и саблями, разбив противника под Уфой, прорвав его фронт по линии железной дороги... наголову разбив польские легионы, части Стерли - тамакского гарнизона, 6-й Чехословацкий полк, 6-й казачий полк, 1-й Башкирский полк, 13-й и 14-й Уфимские полки, разбив, уничтожив их в реке Уфе, отняв у них имеющуюся артиллерию и пулеметы, они пришли к нам бодрые духом... Эта сухая передача фактов уже красноречиво говорит о том, что в лице товарища Блюхера и его полков мы имеем подлинных героев истории, совершивших неслыханный в истории нашей революции подвиг... Мы полагаем, что эти легендарные герои... должны запять среди наших войск первое место».

 

«...будучи отрезанными от родной революционной армии сплошной стеной вражеских войск, окруженные со всех сторон численно превосходящим вас врагом, вы, славные борцы за своводу, не смутились безвыходной тяжестью своего положения. Смело взглянув в глаза смерти, вы несокрушимой стеной двинулись па врага, имея в сердце своем лишь одно решение: победить или умереть. И вы честно выполнили свой долг перед революционной родиной».

 

«...кто хоть немножко знает, где происходили действия товарища Блюхера, - это горные лесные районы, где кругом были несомненные враги, где не было железнодорожной вагонной войны, к которой мы привыкли за прошлые месяцы, тот особенно оценит т. Блюхера; он не знал, что ждет его за 5-10 шагов, ему пришлось пройти 1500 верст, со всех сторон окруженному местностью, в которой нельзя было найти сочувствия...

Яне специалист, но знаю, что никогда еще в мире не было армии, которая шла бы через такие пространства, и никогда не было еще такого отряда и такого полководца, который по горным лесным враждебным местностям шел бы для того, чтобы завтра же встать в ряды с борющимися войсками. Мы постараемся выяснить значение и характер этого подвига. Но когда у нас вслед за утверждением ордена Красного Знамени стал вопрос, кто должен первым войти в историю Гражданской войны, как первый рыцарь, как первый удостоившийся этого ордена, то товарищ из Президиума не поколебался сказать, что тов. Блюхер будет первым в этом списке».

 

После того как Президиум ВЦИКа 28 сентября 1918 г. выслушал такие отзывы, у его членов уже не было сомнений в том, кому из трех кандидатов первому вручить орден - конечно, В. К. Блюхеру. Так слава первого кавалера ордена «Красное Знамя» досталась не Панюшкину, а Блюхеру. Панюшкин же стал вторым кавалером этого ордена, но своего ордена он так никогда и не получил.

 

Непонятно, кто был инициатором такого приукрашивания деяний Блюхера, может, и сам Блюхер, но все было сильно преувеличено. Ведь партизанская армия Блюхера прошла не 1500 км, а всего около 500 км и не «с голыми руками, прокладывая себе дорогу почти одними штыками и саблями», выдержав «20 жарких боев», а была хорошо вооружена, в том числе пулеметами и 18 орудиями. Основное же количество «жарких боев» составляли стычки с местными уральскими казаками и их отрядами самообороны при экспроприациях у них продовольствия и фуража для десятитысячной армии.

 

Может быть, благодаря организационным способностям и умелому руководству В. Блюхера десятитысячный отряд, собранный из различных экспедиционных, партизанских и продовольственных отрядов, покинув части Туркестанского фронта, сумел уйти из мест, где шли жаркие бои. Ловко маневрируя, чтобы не нарваться на более или менее значительные силы противника, избегая крупных боев с регулярными частями, пройдя почти 500 км и успешно найдя брешь в линии фронта, отряд смог практически без потерь соединиться с частями Восточного фронта. Может быть, за это и стоило наградить Блюхера орденом «Красное Знамя», но вряд ли надо было его заслуги ставить выше заслуг Пашошкина и Миронова, отмечая, что он «должен первым войти в историю Гражданской войны, как первый рыцарь, как первый удостоившийся этого ордена».

 

Но, похоже, сама Справедливость попыталась как-то воспротивиться этому. Несмотря на уверения многочисленных источников, повествующих о кавалере ордена «Красное Знамя» под номером один, Блюхеру за его «легендарный» рейд по тылам Белой армии 11 мая 1919 г. в штабе армии (в г. Кунгур) Председателем РВС Республики Л. Д. Троцким на самом деле был вручен не орден № 1, а орден № 114. И практически всю жизнь Василий Константинович был кавалером ордена № 114, а не № 1. Лишь в 1937 г. по его настоятельной просьбе орден №114 заменили на дубликат ордена «Красное Знамя» РСФСР № 1.

 

А какова же судьба ордена № 1? Этот орден с прикрепленным позднее в нижней части щитком (без эмали!) с цифрой «4» был вручен в 1922 г. Я.Ф. Фабрициусу - первому кавалеру четырех орденов «Красное Знамя».

 

Практически всю Гражданскую войну Блюхер провоевал в должности начальника дивизии и закончил ее в 1921 г. начальником 51-й Перекопской стрелковой дивизии, кавалером трех орденов «Красное Знамя».

 

Второй в Постановлении стоит фамилия Папюшкина. Если В.К. Блюхер достаточно известен в нашей стране, то Василий Лукич -фигура не столь популярная. Хотя как сказать... Много лет назад на экранах появился художественный фильм «Мичман Панин». В главной роли снялся Вячеслав Тихонов. Фильм пользовался успехом, но мало кто знал, что прототип Панина - Василий Лукич Пашошкин. Между тем в 1918 г. эта фамилия часто мелькала на газетных страницах. Член партии большевиков с 1907 г., тридцатилетний моряк Балтийского флота, он командовал 1-м Социалистическим рабоче-крестьянским отрядом ВЦИКа, был членом Президиума ВЧК, чрезвычайным военным комиссаром в Тульской губернии. С июля 1918 г. он - чрезвычайный военный комиссар Поволжья, Приуралья и Прикамья по борьбе с контрреволюцией, отряд ВЦИКа под его командованием сражается в рядах 5-й армии.

 

Особо отличился В.Л. Понюшкин при взятии Казани, где храбро дрались бойцы всего отряда ВЦИКа. Отряд за эти бои получил Почетное Революционное Красное Знамя ВЦИКа, а его командир был награжден орденом «Красное Знамя» РСФСР, который, как мы уже отметили, он так и не получил. Позднее В.Л. Панюшкин был на партийной работе в аппарате ЦК РКП(б). А потом... Новой экономической политики Панюшкин не понял. Демонстративно вышел из рядов РКП(б), пытался создать свою собственную партию, даже пошел на насильственные действия, за что был временно арестован ВЧК. Ленин, знавший Василия Лукича еще по эмиграции, услыхав об этом, вызвал его к себе. После долгой беседы с Ильичем Панюшкина восстановили в РКП(б) и направили на хозяйственную работу. Скончался он в 1960 г.

 

А третьего награжденного орденом - Кузьмича - вообще никто не знал. Дело в том, что на Восточном фронте в первой половине сентября 1918 г. отличилась бригада, которой командовал Филипп Кузьмич Миронов. Бригада была отмечена Почетным Революционным Красным Знаменем ВЦИКа, а командиры полков, входивших в нее (1-го и 2-го Медведицких и 3-го Булавинского), направили в адрес ВЦИКа телеграмму с просьбой наградить их храброго комбрига орденом. Но в телеграмме вместо фамилии героя ошибочно было написано лишь его отчество - Кузьмич, и, скажем, забегая вперед, в число первых краснознаменцев Миронов не попал. Однако позднее он вес же был отмечен советскими наградами...

 

В отличие от Блюхера и Панюшкина Филипп Кузьмич Миронов не имел дооктябрьского партийного стажа, стал членом РКП(б) только в 1920 г. Он был гораздо старше обоих, в 1918 г. ему было 46 лет. Да и положение до Октября у него было другое. Кадровый казачий офицер, войсковой старшина (подполковник), он воевал на фронтах империалистической войны, был награжден Георгиевским оружием и боевыми орденами.

 

Храбрый и способный командир, он слабо разбирался в политике, но Октябрьскую революцию принял. Вернувшись с фронта на родной Дон, он сражался с белоказаками, в боях формируя крепкие части, росшие на глазах, - сначала отряды, потом полки, потом Усть-Медведицкая бригада, которая под командованием Ф.К. Миронова успешно сражалась с белоказачьими полками. Именно за эти бои он и был представлен своими подчиненными к награде.

 

Связав свою судьбу с советской властью, Филипп Кузьмич Миронов тем не менее по-прежнему не очень тверд был в политике. На него влияли и трудности, и те ошибки, которые допускались в казачьих районах. Что ж, далеко не все уверенно чувствовали себя в волнах революции. Миронов, командовавший после награждения его орденом дивизией, бывший помощником командарма и командармом Белорусско-Литовской и 16-й армий, в августе 1919 г., нарушив запрет РВС Республики, повел из-под Саранска недоформированпый им Донской казачий корпус на фронт. На подходе к фронту корпус был остановлен, разоружен, а его командир арестован и приговорен к расстрелу. Читая сейчас документы тех пороховых лет, никак не можешь отделаться от назойливой мысли, что дело Миронова кем-то искусственно раздувалось, что вину его явно преувеличивали...

ВЦИК помиловал Филиппа Кузьмича Миронова. Политбюро ЦК РКП(б) отмело обвинение в контрреволюции. Он был направлен на Дон, заведовал земельным отделом Донисполкома, вступил в партию. Затем Ф.К. Миронов снова па фронте. С сентября по декабрь 1920 г. он командовал 2-й Конной армией, части которой сыграли большую роль в разгроме Врангеля. Миронов был награжден Почетным революционным оружием (приказ РВСР № 607,1920 г.), а также вторично - орденом «Красное Знамя» РСФСР (приказ РВСР № 41, 1920 г.), а вот первую свою награду он так и не получил. По окончании боев его назначили инспектором кавалерии РККА. Но дальнейшая судьба его оказалась трагической - в 1921 г. Филипп Кузьмич Миронов был оклеветан, арестован и убит при невыясненных обстоятельствах. Многие годы его имя вообще не упоминалось, а если и вспоминали о нем, то только как о мятежнике, враге советской власти - той власти, которую бывший казачий офицер принял и за победу которой сражался, не жалея жизни.

 

Кроме В.К. Блюхера, В.Л. Панюш- кина и Ф.К. Миронова, орденом «Красное Знамя» РСФСР в 1918 г. не был отмечен никто, точнее, не было утверждено ни одно представление. На заседании Президиума ВЦИКа 4 октября 1918 г. ставился вопрос о награждении орденом «Красное Знамя» Василия Ивановича Чапаева, но решение его было отложено, и орден военачальник-самородок получил уже в 1919 г., незадолго до гибели.

 

Правда, через много лет выяснилось, что еще одно награждение в 1918 г. все же состоялось.

 

Награждения второго года существования ордена, 1919 г, бесполезно искать в протоколах заседаний Президиума ВЦИКа. За весь год Президиум ВЦИКа только трижды (!) принимал постановления о награждении орденом «Красное Знамя» РСФСР. Причина?

 

Уже в октябре 1918 г. стало ясно, что в условиях Гражданской войны право награждать орденом, который дается только за боевые заслуги, не может принадлежать только Президиуму ВЦИКа. И слишком долгий путь должны были пройти ходатайства о награждении, и решение о награждении надо было принимать квалифицированное, основанное па точном знании боевой обстановки. Поэтому 25 октября 1918 г. Президиум ВЦИКа постановил предоставить право награждения орденом «Красное Знамя» и Почетным Революционным Красным Знаменем ВЦИК Реввоенсовету Республики. Отметим такую деталь, характеризующую спешность этого вопроса: накануне, 24 октября, когда вопрос, видимо, был в принципе решен, за подписью Председателя ВЦИКа Я.М. Свердлова в РВСР была направлена телеграмма, сообщавшая об этом решении и требовавшая незамедлительно выработать порядок представления к ордену «Красное Знамя».

 

Хотя специальная комиссия заработала уже в ближайшие дни, реального результата пришлось ждать довольно долго. Только 21 января 1919 г. РВСР своим приказом № 144 объявил «Правила о порядке представления к награждению орденом «Красное Знамя» и форму наградного списка. Порядок представления был примечателен одной деталью: ни одна инстанция не имела права приостановить ходатайство, оно обязательно должно было поступить в РВСР, даже с отрицательным заключением РВС армии или фронта. Собственно, эти органы получили не право награждения, а право присуждения ордена, их приказы обязательно должны были утверждаться Реввоенсоветом Республики. Но сами ордена при их наличии вручались сразу же после приказа РВС армии или фронта, на месте, то есть фактически именно они производили награждение.

 

8 ноября 1919 г. Реввоенсовет Республики приказом за № 1868 предоставил РВС фронтов право награждения орденом «Красное Знамя» командиров и комиссаров - вплоть до командира и комиссара полка включительно. Вскоре был издан новый приказ - за № 2322 от 31 декабря 1919 г., который предоставил Реввоенсоветам армий право награждения красноармейцев и командный состав - вплоть до командира и комиссара отдельной части. Высший комсостав - от комбрига до командарма - мог быть награжден орденом «Красное Знамя» РСФСР только приказом Реввоенсовета Республики по представлениям начальников дивизий, корпусов, РВС армий и фронтов.

 

Но упомянутое выше первое награждение И. Э. Якира не было тогда же официально оформлено, и в общем списке краснознаменцев, опубликованном в 1926 г., у Якира указан лишь один орден «Красное Знамя», полученный им позднее, уже в должности начальника 45-й стрелковой дивизии, по приказу РВСР № 290 1919 г. Документы же на первую награду И. Э. Яки- ру выдали лишь в 1930 г.

 

Через неделю после получения И. Э.Якиром своего первого ордена, приказом РБСР № 12 от 13 февраля 1919 г., комиссар 10-й стрелковой дивизии Я.Ф. Фабрициус стал первым кавалером ордена «Красное Знамя», награжденным в соответствии с приказом РВСР. Ему был вручен орден № 4, судьба которого, к сожалению, неизвестна - среди орденов Фабрициуса, хранящихся в Центральном музее Вооруженных сил, его нет. Не значится этот орден и возвращенным в Наградной отдел.

 

По приказу РВСР № 290 1919 г. вместе с И. Э. Якиром был награжден орденом и начальник 58-й стрелковой дивизии И.Ф. Федько. Номер первоначально врученного Федько ордена точно установить не удалось, ибо награды Федько после его расстрела были уничтожены. После реабилитации его родственникам были выданы в качестве дубликатов ордена Красного Знамени СССР. На ордене первичного награждения был выгравирован № 2. Но вряд ли, как мы уже о том писали, орден № 2 в самом деле был выдан, да и в это время, к концу 1919 г., уже было вручено более тысячи орденов. Скорее всего, Федько, как и Блюхер в 1937 г., заменил свой старый орден на новый дубликат с № 2, так как орден первичного награждения с этим номером, с прикрепленным в нижней части щитком с цифрой «4», был вручен в 1923 г. С.С. Бострецову. Позднее он станет кавалером еще трех орденов «Красное Знамя» (приказы №190 за 1921г., №140 за 1921г., №177 за 1924 г.).

 

В последнее время многие журналисты к месту и не к месту упоминают как одного из первых краснознаменцев широко известного батьку Нестора Махно, называя даже номер знака - 4. Жена Махно Мария Кузьменко в беседе с одним российским литератором уже в перестроечное время рассказывала, что у мужа был орден «Красное Знамя», который он никогда не надевал. Одна из причин, по ее словам, - слишком длинный винт знака, который причинял неудобства при ношении. Орден батьки, по ее словам, хранился в обозе и при отступлении был потерян. Никаких официальных документов о награждении Нестора Махно орденом мы не знаем. Достоверных подтверждений того, что награда была ему вручена за взятие в апреле 1919г. Мариуполя, мы тоже не нашли.

 

Копия ордена Боевого Красного Знамени БКЗ

 

 

 Смотрите также:

 

Орден Боевого Красного Знамени БКЗ РСФСР на винте и СССР...

Орден Боевого Красного Знамени — первый из учрежденных Советским правительством орденов. Декретом ВЦИК. от 16 сентября 1918 г...

 

Орден Красное Знамя. Знаки боевого ордена

2 - Орден «Красное Знамя» выдававшийся при повторном награждении. 3 – Знак ордена «Красное Знамя» изготовленный в Советском Закавказье.