Русские поморы на Шпицбергене в 15 веке

 

Путешествия Колумба. Лас-Касас. Письма и карта Тосканелли

 

 

Почему Мюнцер и Бехайм писали Жуану II?

 

Письмо Мюнцера Жлану II после его вторичного открытия обратило на себя внимание историков и вызвало горячие споры. В самом деле, почему 14 июля 1943 г., через 4 месяца после того, как Колумб вернулся в Испанию из первого своего путешествия, явилась необходимость предлагать португальскому королю снарядить морскую экспедицию в Катай? Комментаторы предложили несколько объяснении, которые можно свести к следующим группам.

 

1)        Мюнцер и Бехайм не знали еще о возвращении Колумба: в первой половине 1493 г. Римская империя вела войну с Францией и сношения между Испанией и Нюрнбергом были затруднены. В хронике Шеделя, вышедшей за два дня до даты письма (12 июля), нет никаких указаний ни на плавание Колумба, ни на его возвращение. В Нюрнберге могли узнать о плавании Колумбч только после получения напечатанного весной 1493 г. в Риме латинского перевода письма Колумба (Это аргул1ентация Харриссе и некоторых других).

 

2)        Авторы письма знали о возвращении Колумба, и это еще более подстрекнуло их предложить Жуану II проект экспедиции, который Бехайм еще в 1491 г. предлагал Максимилиану I во время пребывания последнего в Нюрнберге (мнение Виньо и др.).

К этим двум основным версиям в разных комбинациях прибав \яется много раз личных домыслов. Считают, что Бехайм, будучи в Португалии, будто бы предлагал Жуану II свой проект, но не мог убедить его, и теперь воспользовался авторитетол1 Мюнцера и особенно поддержкой Максимилиана I. Больше того, Бехайм наверное встречался с Колумбом в Португалии до своей поездки в Нюрнберг, рассказал ему о своем проекте, и Колумб воспользовался его идеями.

 

Есть и такие, которые предполагают, что Бехайм, как и Колумб, заимствовал свои идеи из писем Тосканел- ли и из его карты. Но здесь тотчас же возникает другая версия — никаких писем и карты Тосканел ли не было, они подделаны после экспедиций Колумба (Vignaud, 1901 и др.). И еще одно предположение: письмо задумано (и написано?) задолго до 1493 г., и только в этом году, в связи с возвращением Бехайма в Лиссабон подписано и датировано. Это далеко не все предположения, возникшие у тех, кто при отсутствии точных фактов шел по пути своих любимых гипотез.

 

Чтобы разобраться в них, следует вкратце осветить политическую обстановку, которая сложилась в 1493 г.

 

Вряд ли в Германии не зна ли о возвращении Колумба: уже 3 марта, подойдя к берегам Португалии, еще до прибытия в Испанию, он отправился к королю Жуану II, чтобы рассказать о своих открытиях. Их встреча состоялась 9 марта. Колумб вошел в испанский порт Палое только 15 марта. Сведения о его возвращении распространились в Европе с необыкновенной быстротой. В начале года, действительно, еше шла война между Римской империей и Францией, но 23 лтя был заключен мир

 

В это время уже велись оживленные переговоры между Испанией, Португалией и римским папой о разделе Атлантического океана. 5 апреля в Барселону, где пребывали в то время Фердинанд и Изабелла, выеха л португальский посол. В апоеле бы \а составлена первая папская бу л ла (датированная официа \ьно 3 мая)

 

С такой же быстротой нача ли появляться в печати повторные издания письма Колумба (так называемое письмо Сантанхелю или Санчесу) о результатах путешествия, помеченные 4 марта 1493 г. К сожалению, для большем части издана» нельзя установить точной даты выпуска из типографии. Но все же известно, что первый латинский перевод напечатан в апреле 1493 г. Всего появилось за 1493— 1494 гг. девять изданий этого перевода в Италии, Базеле и в Париже. Кроме того, письмо было выпущено в 1493 г. в двух изданиях на испанском языке. Позже появились переводы на каталонский, французские итальянский и немец кий языки.

 

Нюрнбергские гуманисты поддерживали тесные связи с Италией, и Мюнцер и Шедель несолшенно должны были получить сведения о потрясающей новинке — письме Колумба. Отсутствие в хронике Шеделя известий о путешествии Колумба объясняется тем, что рукопись была передана в типографию в апреле 1493 г., когда еще не имелось сведений о возвращении мореплавателя.

 

Нет сомнений, что в июне 1493 г. Мюнпер и Бехайм уже знали об успехах Колумба.

Исследователи обращают внимание на то, что Мюнцер в своем письме прибегает к тем же аргументам в пользу наличия в океане на западе от Европы земли, какие приводит и Колумб в своих письмах о третьем н частью четвертом путешествиях («Путешествия Хр. Колумба», 1952). Чем вызвано это совпадение? Те, кто считает письма и карту Тосканелли подлинными, полагают, что сведения в письмах Мюнцера и Колумба восходят к этому источнику: Бехайм, мол, мог видеть в Лиссабоне письма и карту Тосканелли. Но положение усложняется, когда принимают ложность писем Тосканелли: приходится тогда предполо жить, что либо Колул1б украл у Бехайма его идеи, либо Бехайм — у Колумба.

В этой полемике большинству споряших не приходит в голову самое простое: что географы XV в. читали одни и те же географические книги, что книг этих было сравнительно немного и что у разных читателей могли независимо возникать одинаковые идеи.

 

Хорошо известно, какие книги больше всего любил чи тать Колумб — они до сих пор сохраняются в биб лиотеке «Коломбина» в Севилье и испещрены его пометками. Это знаменитая «Imago Mundi» («Картина Мира») Петра Ал- лиако — Пьера д'Айли, «Historia rerum ubique gestarum in Asia» («История событий, происходящих в Азии») Энеа Сильвио Пикколомини, это латинское издание п\ тешествий Марко Поло. Читал Колучб также фантастические путешествия сэра Джона Мандевилля и «Географию» Птоло- мея (Nunn, 1924). Кроме этих книг, Колумб ссылается в указанных письмах (особенно в первом) еще на ряд других авторитетов, но многих он цитирует из вторых рук, большей частью из «Картины Мира» Аллиако, к авторитету которого он часто прибегает.

 

Основой его географических познаний являются } казенные пять классических сочинений; к ним следует еще добавить книги Аристотеля («О небе») и Сенеки («Вопросы естественной истории»), о которых он упоминает в обоих письмах.

О том, что читали и чем пользовались в своих географических построениях нюрнбергские ученые, известно по над писям на глобусе Бехайма, по письму Мюнцера и по записке Шеделя о глобусе Бехайма. Кроме того, мы теперь знаем состав библиотек Шеделя (Stauber, 1908) и Мюнцера (Goldschmidt, 1938). Эти списки до настоящего времени еще никто не использовал для анализа источников географических представлений ученых Нюрнберга.

 

Прежде всего нам следует коснуться вопроса о письмах и картах Тосканелли. Как известно, многие исследователи считали, что на них основан глобус Бехайма. Бехайм во время пребывания в Лиссабоне в 80-х годах мог будто бы видеть карту и письма, например у Колумба, и их использовать

 

Письма и карта Тосканелли, выдающегося итальянского космографа и астронома, были посланы по просьбе Альфон- со V, короля Португалии, в 1474 г. через посредство португальского священника Фернама Мартинса. Позже, как рассказывает Лас-Касас. Колумб, узнав об этом, будто бы попросил Тосканелли прислать ему копию этих писем и карты, что тот и сделал, прислав два письма и копию карты 1474 г. Эта вторичная присылка датируется приблизительно 1480 или 1481 г. Как рассказывает Лас-Касас, Колумб питал большое доверие к карте Тосканелли и постоянно пользовался ею во время первого плавания.

 

Лас-Касас для своего рассказа имел испанский перевод письма. Кроме того, он видел карту. Последняя исчезла бесследно, а копия латинского оригинала письма была найдена в 1871 г. Харриссе в книге об Азии Энеа Сильвио Пикколомини, принадлежавшей Колумбу. Но самое интересное, что Колумб нигде ничего не говорит ни о Тосканелли, ни о его письмах и карте, хотя охотно перечисляет все источники своих географических сведений. Все, что мы знаем об этой переписке, исходит от Лас-Касас, опубликовавшего ее в своей «Общей истории Индии» в 1552— 1559 гг. Материалом для созданной им картины жизни Колумба послужили, по-видимому, главным образом документы семьи последнего.

 

Полное отсутствие сведений о Тосканелли у Колумба, бесплодные поиски священника Мартинса и его переписки с Тосканелли в архивах Португалии, отсутствие в бумагах Тосканелли каких-либо следов переписки с Мартинсом и Колумбом, противоречия в космогонических взглядах автора письма и самого Тосканелли — все это, как и многие другие подозрительные факты, послужило поводом усомниться в подлинности письма Тосканслли и прийти к выводу о его подложности (Vignaud, 1901 и др.).

 

Как бы то ни было, раз сам Колумб не указывает письмо Тосканелли в числе источников своих географических знаний, мы вправе также не принимать его при нашем сравнении.

 

Нюрнбергские ученые тоже нигде не говорят о письмах и карте Тосканелли как об источниках глобуса Бехайма. Хотя некоторые исследователи и стараются доказать, что Бехайм должен был знать карту Тосканелли и использовал ее в построении глобуса, но эти доказательства не безус ловны.

 

Г. Вагнер (Wagner, 1894) посвятил большое скрупулезное исследование реконструкции карты Тосканелли на основании глобуса М. Бехайма. Вагнер доказывает, что Бехайм мог не знать карты Тосканелли, а имел в руках его письма и на основании их нанес на г лобусе три пункта, долготы которых совпадают с приведенными в письмах с точностью до 1—2°.

 

Но эти три точки: Лиссабон, остров Антилия и город Кинсей (в Восточной Азии)—могли быть взяты и из других источников, так как они упоминаются в ряде работ того врел1ени Доказательство не безусловное, особенно при умолчании самого Бехайма и Шеделя. Все другие реконструкции карты Тосканелли, сделанные по глобусу Бехайма (Пешель, Кречмер, Уинсор, Уциелли, Маррей; см. Wagner, 1894; Vignaud, 1901), иногда просто слепо копирующие последний, основаны на ложном допущении, что Бехайм конструировал свой глобус по карте или письмам Тоска- нелли, и поэтому весьма проблематичны.

 

Если мы обратимся к письмам Тосканелли, то увидим, что главная их часть — описание Восточной Азии по книге Марко Поло, а сведения о размерах Ойкумены заимствованы у Марина Тирского и отчасти у Птоломея и Аллиако. Следовательно, ничего нового по сравнению с другими источниками они не зак лючают. Поэтому самое осторожное — воздержаться от использования писем Тосканелли в нашем сравнении.

 

На глобусе Бехайм указывает имена Марко Поло, Ман- девилля, Аристотеля, Плиния, Страбона и «Сикула» — Винцента де Гове (учителя принца Филиппа, сына Людовика IX, 1194—1264 гг.). Шедель в своей записке «О земном шаре» называет древних космографов Птоломея, Стра- бона, Диодора Снкулуса, Плиния, а из новых — Петра Аллиако и Марко Поло. В другой записке Шедель (на чистом листе книги Донисия «О положении обитаемого мира») по поводу глобуса Бехайма упоминает в качестве его источников космографов древности — Страбона, Помпо- ниуса Мела, Диодора Сикулуса, Геродота, Плиния Второго, Дионисия и из новых — Павла из Венеции (Марко Поло), Петра Аллиако и других «очень опытных людей короля португальского» (Ravenstein, 1908). Наконец, как мы знаем, Мюнцер в письме Жуану II перечисляет Аристотеля, Сенеку и Петра Аллиако.

 

Включение путешествий Мандевилля в число любимых книг Колумба и источников глобуса Бехайма не должно нас удивлять: в XV в. книга эта считалась вполне достоверным изложением путешествия, действительно сделанного Мандевиллем; первые сомнения в подлинности книги появились лишь в XIX в.

 

Мандевилля ценили не то \ько за то, что он являлся источником сообщений о странах Востока, но и за то, что он принадлежал к защитникам шарообразности Земли и доказывал возможность плавания вокруг земного шара на корабле. В качестве примера Мандевилль ссылался на моряка, объехавшего землю, плывя на восток, и побывавшего в стране, которую позже, вернувшись .в Европу (снова на запад), смог отождествить с Норвегией.

 

Наиболее полные данные для выяснения, имелись ли указанные выше книги в библиотеках Нюрнберга, дают нам каталоги библиотеки Хартманна Шеделя. Из семи книг, указанных выше как главные источники географических идей Колумба, Шедель имел у себя все, кроме путешествия Мандевилля. Эта книга, вероятно, также входила в состав его библиотеки, но после смерти владельца как любимое увлекательное «чтиво» средних веков было кем-нибудь зачитано.

 

Виньо утверждает, что у Шеделя не было книги Аллиако (Vignaud, 1911). Действительно, ее нет в основном каталоге, но мы находим ее в списке книг, которые Шедель в 1500 г. просил Кобергера купить при поездке во Франкфурт. В этом списке (Stauber, 1908) значится «Картина Мира».

 

Мюнцер владел гораздо меньшей библиотекой, но все же в нее входили из перечисленных семи книг сочинения Энеа Сильвио, Птоломея, Аристотеля и Сенеки.

Состав этих библиотек, которыми во время своего трехлетнего пребывания в Нюрнберге конечно пользова лея и Бехайм, подтверждает, что нюрнбергские гуманисты восприняли из классических географических книг те же идеи что и Колумб, и их представления об устройстве земного шара были такими же, как и у него. Не удивительно, что они прибегали к одной и той же аргументации, что и Колумб'

 

Следл'ет еще остановиться на дате письма Мюнцера. Некоторые истооики начинают подвергать ее сомнению. Но можно считать безусловным, что письлю, в котором рекомендуют Бехайма, не могло быть написано до приезда последнего в Нюрнберг, т. е. до конца 1450 г. Для даты, раньше которой письмо не может быть написано, имеются также данные в са^юм письме: Мюнцер пишет Жуану II, что тот сделал в Африке данникалш «приморские народы вплоть до тропика Козерога» и т. д. А это можно было написать только после экспедиции Диогу Кана, который в 1485 г. дошел до тропиков Козерога.

 

В 1488 г. в Португалию вернулся Бартоломео Диаш, обогнувший мыс Доброй Надежды. Но и тогда еще могло появиться такое письмо, так как южное окончание Африки не было еще освоено. И, конечно, письмо не могло быть написано в 1494 г., когда сам Мюнцер ездил к королю Жуану II. В 1495 г. Жуан умер, поэтому последним возможным сроком для письма надо считать вторую половину 1493 г.— отъезд Бехайма в Португалию. Предполагают, что он и увез это письмо.

 

Единственно верное предположение о причине появления письл1а Мюнцера высказал И. Фишер в статье, написанной по другому поводу (о поездке Николая Поппеля в Россию — о чем см. ниже) и затерянной в провинциальном духовном издании (Fisher, 1915). Фишер обращает внимание на то, что в 1493 г. Максимилиан вргждовал с испанским двором и «искал по возлюжности лишить испанцев плодов западной поездки Колумба» Фчшер ограничивается одной фразой и к развитию мысли, зак иоченной в ней, позже не возвращается.

 

Это замечание географа, глубокого знатока средневековья, заставляет нас обратить внимание на политическое положение Римской империи в 1493 г.

 

 

 

 Смотрите также:

 

Вывоз рабов из Африки в Америку. Бартоломе де Лас Касас

Уже первый ставший известным поступок этого молодого человека вызывает симпатию. От отца, принимавшего когда-то участие в первой экспедиции Колумба, Лас Касас получил в подарок раба-индейца.

 

Колумб. Сайта Мария, Пинта - название кораблей Христофора...

По другой, он приобрел бумаги Тосканелли у своей овдовевшей тещи.
К этому письму прилагалась карта с предположениями, «как можно достичь Востока по
К знаменательной дате — 500-летию первого путешествия Колумба американцы стали готовиться давно.

 

Путь не только возможен, но и вероятен

Содержание второго письма Колумба нам неизвестно, но сохранилось несколько копий ответа Тоска-нелли.
В книге «Historia de las Indias» (История Индий) Лас Казас воспроизводит всю эту переписку на испанском языке и решительно утверждает, что письмо Тосканелли он «видел...

 

Америка неведомая земля на пути в Индию. Магеллан, Колумб...

Несмотря на то, что благодаря инициативе и мужеству нескольких людей на карте Земли появились первые очертания нового континента
Этим самым была спасена и личная честь потерпевшего жизненное фиаско адмирала Атлантики Колумба, морская доблесть которого...

 

ВЕЛИКИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ И ОТКРЫТИЯ Гуттенберг.

В древности употреблялись для письма разные материалы: вырезали слова на каменных
Во время третьего путешествия Колумб открыл берега Южной Америки у устья реки Ориноко.
Самым усердным защитником индейцев был испанский проповедник Бар-толоме Лас Касас.