История медицины

Татьяна Сергеевна Сорокина


Часть 5. Новейшее время

Глава 9. СТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И МЕДИЦИНЫ (первые годы советской власти)

 

В советской исторической литературе началом новейшего времени считается Октябрь 1917 г. В большинстве зарубежных публикаций начало новейшего времени связывается с 1918 г.— временем окончания первой мировой войны. В ряде изданий новейшее время определяется как современная история (англ. — contemporary history)  или как история XX века.

В связи с неравномерностью исторического развития человечества новейшее время, как и другие периоды истории, характеризуется пестротой общественно-экономических отношений в различных странах земного шара.

Новейшее время — самый короткий период в истории человечества; его продолжительность исчисляется лишь десятилетиями. Однако достижения этого периода во всех сферах общественной деятельности (в том числе и в области медицины) во многом превосходят созданное человеческим разумом в течение многих предшествующих столетий. Краткий курс истории медицины, который читается студентам второго года обучения, позволяет изучить лишь основные направления и тенденции развития    медицины в период новейшей истории. Более того, студенты второго курса еще не обладают достаточными специальными знаниями для профессионального восприятия материала по истории клинических дисциплин. Вот почему история развития отдельных медицинских специальностей в новейший период изучается на соответствующих медико-биологических и клинических кафедрах (в процессе профессионального становления будущего врача); не случайно в учебниках и учебных пособиях по каждой дисциплине ее истории посвящена специальная глава.

В данном учебнике история медицины новейшего времени представлена тремя главами: 1) становление здравоохранения и медицины в СССР (первые годы советской власти), 2) нобелевские премии в области физиологии и медицины и смежных с ними наук, 3) становление международного сотрудничества в области здравоохранения. Содержание этих глав, с одной стороны, отражает основные достижения медицины в этот период, а с другой— позволяет осознать развитие медицины в современном мире как единый всемирно-исторический процесс.

 

 

В первые годы советской власти в России свирепствовали эпидемии сыпного тифа, холеры, брюшного тифа и других инфекционных заболеваний. Медицинское дело было рассосредоточено по ведомствам, не имело достаточного финансирования и обеспечивалось главном образом за счет бюджетов земств и самооотверженной работы передовых земских врачей. Повсеместно крайне недоставало квалифицированных медицинских кадров, лечебных учреждении, медикаментов. Гражданская война и военные операции на всей территории страны усиливали , разруху в промышленности и сельском хозяйстве. Население страны голодало. Не хватало топлива. Транспорт, системы водоснабжения и очистки городов и деревень находились в весьма запущенном состоянии, что создавало опасную эпидемиологическую ситуацию.

«Основное впечатление от положения в России — это картина колоссального непоправимого краха, — писал Герберт Уэллс, посетивший нашу страну в сентябре—октябре 1920 г. — Громадная монархия, которую я видел в 1914 году, с ее административной, социальной, финансовой и экономической системами, рухнула и разбилась вдребезги под тяжким бременем шести лет непрерывных войн. История не знала еще такой грандиозной катастрофы. На наш взгляд, этот крах затмевает даже саму Революцию... Большевистская статистика, с которой я познакомился, совершенно откровенна и честна... Смертность в Петрограде—-свыше 81 человека иа тысячу; раньше она составляла 22 человека на тысячу, но и это было выше, чем в любом. европейском городе. Рождаемость среди недоедающего и глубоко удрученного населения — 15 человек на тысячу; прежде она была почти вдвое больше»

В создавшейся чрезвычайной ситуации усилия правительства Советской России были направлены прежде всего на установление мира, столь необходимого для решения всех внутренних проблем. Декрет о мире от 26 октября (8 ноября) 1917 г. стал одним из первых декретов советской власти. Он создавал условия и для осуществления задач по сохранению жизни и здоровья трудящихся, провозглашенных правительством в числе первоочередных. «В стране, которая разорена,-— говорил В. И. Ленин в 1919 г.,—• первая задача — спасти трудящегося. Первая производительная сила всего человечества есть рабочий, трудящийся. Если он выживет, мы все спасем и восстановим»

Борьба с грязью, эпидемиями и болезнями в масштабах страны требовала организационного единства здравоохранения, ликвидации ведомственной раздробленности, создания государственной сети больниц и аптек, преодоления нехватки медицинских кад» ров. Осуществление этих задач в масштабах огромной страны в условиях войны, голода и разрухи было возможно только  при  наличии  государственной системы здравоохранения, которая организационно    оформилась в 1918 г.

 

Создание Народного комиссариата здравоохранения

26 октября (8 ноября) 1917 г. при Военно-революционном комитете Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов был образован Медико-санитарный отдел (во главе с М. И. Барсуковым); отделу поручалось реорганизовать медико-санитарное дело в стране.

Реализуя задачи, поставленные еще в 1903 г. в первой программе РСДРП, Совет Народных Комиссаров издал декреты: о 8-часовом рабочем дне — от 29 октября (11 ноября) 1917 г.,'о помощи пострадавшим от несчастных случаев   на         предприятиях — от 9 (22) ноября 1917 г., о бесплатной передаче больничным кассам всех лечебных учреждений предприятий — от 14 (27) ноября 1917 г., о страховании на случай болезни — от 22 декабря 1917 г.  (4 января 1918 г.)  и др.

Для осуществления этих постановлений и оказания медицинской помощи населению на местах с ноября 1917 г. в различных районах страны стали создаваться Медико-санитарные отделы (при местных Советах) и Врачебные коллегии (при некоторых Народных комиссариатах),.

2 (14) декабря 1917 г. Врачебные коллегии Народных комиссариатов Внутренних дел, Путей сообщения и Государственного' призрения обратились к населению Советской России с совместным воззванием «О борьбе с заболеваемостью, смертностью и антисанитарными условиями жизни широких масс населения». Это обращение явилось первым программным документом Советского государства в области медицинского дела. В обращении говорилось:

 Война, экономический развал и вызванные ими недоедание и истощение населения ставят перед рабочим и крестьянским правительством вопрос о борьбе в государственном масштабе с заболеваемостью, смертностью и антисанитарными условиями жизни широких масс населения.

Необходимо исчерпывающее санитарное законодательство по водоснабжению, рацио-1 калькой канализации и санитарному надзору, за торгово-промышленными заведениями, жилыми помещениями, по организации выборной от населения санитарной инспекции, по борьбе с заболеваемостью и смертностью и, в частности, с детской смертностью, туберкулезом, сифилисом, по борьбе с заразными болезнями, по обеспечению населения народными санаториями, целебными местами и т. п.

Общность задач, стоявших перед Врачебными коллегиями, привела к их объединению. 24 января (6 февраля) 1918 г. декретом Совета Народных Комиссаров был образован Совет Врачебных коллегий, на который возлагались функции «высшего медицинского органа Рабочего и Крестьянского правительства». Его председателем был назначен А. Н. Винокуров, заместителями председателя — В. М. Бонч-Бру-евнч  (Величкина)   и М. И. Барсуков.

15 мая 1918 г. вышел в свет первый номер официального печатного органа Совета Врачебных коллегий при Совете Народных Комиссаров РСФСР — «Известия советской медицины», первой советской медицинской газеты-журнала.

Перед Советом Врачебных - коллегий (как писал впоследствии М. И. Барсуков) стояли тогда три основные задачи:'

«1. Продолжить организацию на местах медико-санитарных отделов при Советах рабочих и солдатских депутатов.

2.         Закрепить начатую   реорганизацию военной медицины...

3.         Всемерно укреплять  санитарное дело,   наладить   борьбу с эпидемическими заболеваниями и всеми силами помочь советской власти в устранении санитарной разрухи».

В то же время основной задачей Совета Врачебных коллегий оставалось объединение усилий в области здравоохранения в масштабах всей страны. В связи с этим велась работа по подготовке Всероссийского съезда представителей Медико-санитарных отделов, которому предстояло решить вопрос об образовании Народного комиссариата здравоохранения РСФСР.

Всероссийский съезд Медико-санитарных отделов Советов состоялся в Москве 16—19 июня 1918 г. Наряду с основным вопросом «Задачи и организация Народного комиссариата здравоохранения» (доклад 3. П. Соловьева и В. М. Бонч-Бруевич), съезд обсудил важнейшие для того периода проблемы здравоохранения: «Об организации и задачах советской медицины на местах» (доклад Н. А. Семашко), «Об организации борьбы с эпидемиями в условиях Советской республики» (доклад А. Н. Сысина), «О страховой медицине» (доклады И. В. Русакова и Г. В. Линдова).

 В постановлении съезда отмечалось: «Исходя из положенного в основу строения Советской республики единства государственной власти, следует признать необходимым создание единого центрального органа — Комиссариата здравоохранения, вёдующего всем медико-санитарным делом».

26 июня 1918 г. Совет Врачебных коллегий направил в Совет Народных Комиссаров докладную записку и проект декрета о создании Народного комиссариата здравоохранения (Наркомздрав) РСФСР. 9 июля 1918 г. они были опубликованы в «Известиях ВЦИК» для широкого ознакомления.

11 июля 1918 г. после многократного и обстоятельного обсуждения Совет Народных Комиссаров принял декрет «Об учреждении Народного комиссариата здравоохранения» — первого высшего государственного органа, объединившего под своим руководством все отрасли медико-санитарного дела страны.

В состав первой Коллегии Народного комиссариата здравоохранения РСФСР вошли: В. М. Бонч-Бруевич (Величкина), А. П. Голубков, П. Г. Да-уге, Е. П. Первухин, Н. А. Семашко, 3. П. Соловьев. Первым народным комиссаром здравоохранения РСФСР был назначен " Н. А. Семашко (рис. 153), его заместителем — 3. П. Соловьев.

Николай Александрович Семашко (1874—1949)—возглавлял Нарком-здрав до 1930 г. — в годы гражданской войны, иностранной военной интервенции   и послевоенного   периода, когда создавалась государственная система здравоохранения, велась борьба с эпидемиями, разрабатывалась программа охраны материнства и детства, развивалось санаторно-курортное дело, расширялась сеть научно-исследовательских институтов, реорганизовывалась система высшего медицинского образования.

В 1922 г. Н. А. Семашко возглавил первую в стране кафедру социальной гигиены на медицинском факультете Московского университета (с 1930 г.— Московский медицинский институт, с 1990   г. — Медицинская академия им. И. М. Сеченова) и руководил ею в течение 27 лет.

Н. А. Семашко был инициатором и главным редактором первого издания Большой медицинской энциклопедии (1927—1936).

В течение десяти лет (1926—1936) ой возглавлял детскую комиссию Всероссийского Центрального исполнительного комитета (ВЦИК).

После Великой Отечественной войны (1941—1945) по инициативе Н. А. Семашко, началось изучение санитарных последствий войны. Он участвовал в создании Академии медицинских наук СССР (1944), стал одним из первых ее академиков и вошел в состав первого Президиума АМН СССР. В 1945—1949 гг. он был директором Института школьной гигиены Академии педагогических наук, а с 1945 г. — академиком Академии педагогических наук РСФСР. Под его руководством создавался Институт организации здравоохранения и истории медицины АМН СССР (ныне — Всесоюзный научно-исследовательский институт социальной гигиены, экономики и управления здравоохранением им. Н. А. Семашко РАМН), директором которого он был в 1947—1949 гг. Он был и первым председателем Высшего совета по делам физической культуры и спорта и возглавлял Правление Всесоюзного гигиенического общества (1940—-1949). Научное наследие Н. А. Семашко — более 250 работ по организационным и теоретическим вопросам здравоохранения. Среди них «Очерки по теории организации советского здравоохранения»  (1947).

Первым заместителем народного комиссара здравоохранения РСФСР был назначен Зиновий Петрович Соловьев (1876—1928). Наряду с этим с 1918 г. он был заведующим медицинской частью и членом коллегии Народного комиссариата Внутренних дел, а также членом Совета Врачебных коллегий.

В 1919 г. 3. П. Соловьев был избран председателем Исполкома Российского общества Красного Креста, а в январе 1920 г. возглавил Главное военно-санитарное управление Рабоче-крестьянской красной армии (которое с августа 1918 г. входило в Народный комиссариат здравоохранения РСФСР).

В 1923 г. 3. П. Соловьев организовал и возглавил вторую в стране кафедру социальной гигиены на .медицинском факультете 2-го Московского государственного университета (ныне Российский государственный медицинский университет). По его инициативе в 1925 г. на берегу Черного моря был создан Всесоюзный пионерский лагерь «Артек».

В его трудах «Пути и перепутья современной медицины», «Профилактические задачи лечебной помощи», «Каких врачей должна готовить высшая медицинская школа», «Научные основы военно-санитарной службы» разрабатывались вопросы организации медицинского дела и медицинского образования в стране.

В июле 1936 г. Постановлением ЦИК и Совета Народных Комиссаров СССР был создан Народный комиссариат здравоохранения СССР.

Первым     народным     комиссаром здравоохранения СССР был назначен Григорий Наумович Каминский (1895—1938, рис. 154). До этого назначения, в 1934—1936 гг. он занимал пост народного комиссара здравоохранения РСФСР, был Главным государственным санитарным инспектором СССР (Всесоюзная государственная санитарная инспекция была создана в 1935 г. по инициативе Г. Н. Каминского). На XIV—XVII партийных съездах он избирался кандидатом в члены ЦКВКП(б).

25 июня 1937 г., после выступления на Пленуме ЦК ВКП(б) с осуждением политики репрессий, Г. Н. Каминский был арестован и в феврале 1938 г. расстрелян. Вместе с Г. Н. Каминским были арестованы его заместители по Наркомздравам РСФСР и СССР и другие сотрудники-соратники.

В настоящее время все они реабилитированы (посмертно).

Несмотря на краткий срок работы в качестве наркома здравоохранения РСФСР и СССР, Г. Н. Каминский успел оставить глубокий след в истории отечественного здравоохранения.

XVI Всероссийский съезд Советов (1935) принял по его докладу развернутую программу мероприятий по улучшению медицинского обеспечения городского и сельского населения. По его инициативе Всесоюзное объединение химико-фармацевтической промышленности было передано из ведения Наркомата тяжелой. промышленности в. Наркомздрав РСФСР. Особую заботу Г. Н. Каминский проявлял об ученых, о развитии научно-исследовательских институтов, высшего и среднего медицинского образования. При его непосредственном участии проходило становление и строительство Всесоюзного института экспериментальной медицины (ВИЭМ) в Москве и Ленинграде (ныне Санкт-Петербург).

Г. Н. Каминский внес свой вклад и в установление международного научного сотрудничества: при его активном участии в нашей стране были организованы и успешно проведены первые международные, конгрессы — IV Международный конгресс по борьбе с ревматизмом (1934) и XV Международный конгресс физиологов (1935). Деятельность Г. Н. Каминского вызывала глубокое уважение коллег-врачей и ученых-медиков.

Развитие заложенных в них идей началось задолго до 1917 г. Достаточно вспомнить Иогана Петера Франка (см. с. 313), который впервые четко сформулировал идею государственного, здравоохранения и разработал ее в своей 6-томной «Системе всеобщей медицинской полиции», или обратиться к наследию великих мыслителей различных эпох, которые предвещали- будущее медицине -предупредительной (Гиппократ, Ибн Сина, Н. И. Пирогов и многие другие). Тем не менее возведение этих принципов в ранг государственной политики было осуществлено только в России в первые годы советской власти.

1. Государственный характер — основной принцип здравоохранения в СССР в период его становления. Его основным содержанием являются: централизация управления, государственное финансирование и государственное планирование программ здравоохранения. Государственное здравоохранение предусматривает бесплатную и общедоступную медицинскую помощь всему населению страны.

Создание государственной системы управления         здравоохранением     в РСФСР    завершилось     учреждением Народного комиссариата   здравоохранения в 1918 г. (см. с. 322). Понятно, что в те годы вновь образованный высший орган по охране'здоровья народа сосредоточил свое внимание    прежде всего на самой насущной проблеме момента— борьбе с эпидемиями. В первый же день своего существования для осуществления    экстренных    ме$    по ^$\&%. ^ -ЪЮЛЙ^Ъ5». Vva.p-x.oiu3драв получил 25 млн рублей, о расходовании которых он отчитывался перед Советом Народных Комиссаров два раза в неделю. 18 июля 1918 г. Совет Народных Комиссаров утвердил «Положение о Народном комиссариате здравоохранения», которым определялся круг стоящих перед ним государственных задач:

а)         разработка и подготовка законодатель

ных норм в области медико-санитарного дела,

б)         наблюдение и контроль за применени

ем этих норм и принятие мер к неуклонному

их выполнению,

в)         издание   общеобязательных  для    всех

учреждений  и  граждан  Российской  Социали

стической  Федеративной  Советской  Республи

ки  распоряжений и  постановлений в  области

медико-санитарного дела,

г)         содействие всем  учреждениям    Совет

ской республики в осуществлении    медико-са

нитарных задач,

д)         организация и заведование    централь

ными  медико-санитарными  учреждениями  на

учного и практического характера,

е)         финансовый контроль и финансовое со

действие в области    медико-санитарной    дея

тельности  центральных и  местных медико-са

нитарных учреждений,

ж)        объединение   и   согласование   медико-

санитарной деятельности местных Советов де

путатов.

Таким образом, Постановление закрепляло жесткую централизацию управления здравоохранением страны. В условиях первых лет советской власти эта система, с одной стороны, обеспечивала необходимые для того времени потребности в оказании медицинской помощи населению. В те годы бесплатность и льготы здравоохранения сделали сеть больниц и амбулаторий (ныне — поликлиники) доступными широким народным массам. Именно в те годы для десятков миллионов людей обращение к врачу, фельдшеру или в государственное медицинское учреждение стало обычной формой поведения в случае болезни. С другой стороны, централизация управления здравоохранением, возведенная в абсолютный принцип, вместе с уже вступавшим тогда в силу остаточным финансированием здравоохранения, закладывали элементы    несбалансированного развития системы здравоохранения. Однако в годы коллективизации и индустриализации они не были еще столь очевидны. В наши дни при сохранении принципа государственного здравоохранения в дополнение к нему разрабатываются новые формы оказания медицинской и социальной помощи населению.

2. Профилактическое направление— принцип здравоохранения, который последовательно реализуется в СССР с первых лет советской власти. Об этом свидетельствуют первые декреты: о мероприятиях по борьбе с сыпным тифом (28 января 1919г.), о мерах борьбы с эпидемиями (10 апреля 1919 г.), об обязательном оспопрививании (10 апреля 1919 г.), о снабжении бактериологических институтов и лабораторий необходимыми для их работы материалами и инвентарем (10 апреля 1919г.),о санитарной охране жилищ (18 июня 1919 г.), о борьбе с сыпным тифом на Восточном и Туркестанском фронтах (5 ноября 1919 г.), об обеспечении Красной Армии и гражданского населения мылом (30 декабря

1919    г.), о санитарно-пропускных пунктах на вокзалах г. Москвы    (13 мая 1920   г.), об обеспечении населения Республики банями (30 сентября 1920 г.) и многие другие.

Задачи государства в этой области были определены в специальном разделе второй программы РКП (б), принятой в марте 1919 г. на VIII съезде партии:

В основу своей деятельности в области охраны народного здоровья РКП полагает прежде всего проведение широких оздоровительных и санитарных мер, имеющих целью предупреждение развития заболеваний...

В наши дни, когда над человечеством сгущаются тучи экологической катастрофы, обращает на себя внимание тот факт, что в первые годы советской власти (в условиях гражданской войны, интервенции и сопровождавших их разрухи, блокады, голода и нищеты) в числе первых государственных задач в области охраны здоровья народа было и «оздоровление населенных мест (охрана почвы, воды

I и воздуха)».

Долгое время профилактика и борьба с эпидемиями в нашей стране оставались в числе первоочередных государственных задач. В 1919 г., выступая на VII Всероссийском съезде Советов, В. И. Ленин выделил три ключевые проблемы того времени — война, голод, эпидемии. Его слова: «Товарищи, все внимание этому вопросу. Или вши победят социализм, или социализм победит вшей!» *,— не были преувеличением. За пять лет (с 1918 по 1922 г.) сыпным тифом переболело 20 млн человек. Неудовлетворительное питание, отсутствие необходимых медикаментов, недостаточная сеть лечебных учреждений приводили к высокой смертности. Немало жизней уносили и другие заболевания: возвратный тиф, брюшной тиф, паратифы, малярия и др.

Более 100 декретов Совета Народных Комиссаров были направлены на борьбу с эпидемиями и профилактику заболеваний. Особое место среди них занимает декрет «О санитарных органах Республики» (15 сентября 1922 г.). Он определил круг задач и права санитарно-эпидемиологической службы как государственного сашттарно-конт-рольного органа.

В те годы в понятие «санитарное дело» входили не только санитарные и противоэпидемические мероприятия,— сюда относились также охрана материнства и младенчества, борьба с туберкулезом, охрана детей и подростков, физическая культура и санитарное просвещение. Поэтому декрет «О санитарных органах Республики» предусматривал не только дальнейшее развитие и укрепление санитарной организации (санитарная охрана воды, воздуха, почвы, пищевых продуктов, общественного питания, жилищ, мест общественного пользования), но и определял меры по предупреждению инфекционных заболеваний и борьбе с ними, по охране здоровья детей и подростков, по санитарному просвещению к физической культуре, санитарной охране труда и-санитарной статистике.

В этом декрете окончательно сформулированы права санитарных органов в области предупредительного санитарного надзора. Этим же декретом устанавливались категории санитарных врачей, их права и обязанности, подчеркивалась необходимость развития специализации санитарных врачей, увеличения числа эпидемиологов, жилищно-санитарных врачей и других специалистов.

Санитарным врачам предоставлялось право входа с целью санитарных осмотров во все без исключения общественные и частные помещения, право ставить перед советскими исполнительными органами вопросы о наложении взысканий в административном порядке за нарушение санитарных требований. Они также имели право возбуждать дела в местных народных судах, привлекать ВИНОВНЫХ К ответственности за нарушение санитарных требований и выступать в качестве официальных обвинителей или экспертов.

В 1921 г., когда уже ощущались первые результаты борьбы с эпидемиями, по инициативе заведующего Московским отделом здравоохранения В. А. Обуха (1870—1934) был выдвинут лозунг «От борьбы с эпидемиями к оздоровлению труда». Под «оздоровлением труда» понималось тогда не только улучшение условий самого производства, но и изменение быта трудящихся: совершенствование и оздоровление жилищных условий, увеличение заработной платы, рациональное распределение времени труда и отдыха, улучшение питания и т. п. Именно в те годы были разработаны основные теоретические положения диспансеризации; созданы новые виды лечебно-профилактических учреждений — специализированные диспансеры (туберкулезные, психо-неврологические, наркологические, венерологические), ночные и. .дневные санатории, профилактории, диетические столовые; введено диспанерное обслуживание рабочих крупных промышленных предприятий; начато диспансерное набюдение матери и ребенка. На базе диспансеров стали проводиться научные исследования по изучению здоровья трудящихся.

Изменение задач в области профилактики привело к укреплению санитарно-эпидемиологической . . службы страны. В 1935 г. (как уже упоминалось) была создана Всесоюзная Государственная санитарная инспекция. В чрезвычайно короткий срок в стране были ликвидированы особо опасные инфекции: холера (Г923), оспа и чума (1936). Повсеместно расширялась сеть санитарно-эпидемиологических станций— кордон эпидемиологического благополучия. Эта система исторически оправдала себя: в стране не было массовых эпидемий не только в годы

Мирного развития, Но й во время Великой Отечественной войны (194Н 1945)—небывалый факт в истори войн.

В послевоенный период были ли| видированы тифы (брюшной, сыпной возвратный), значительно снизилас заболеваемость желудочно-кишечным: инфекциями и трахомой. К I960 г практически была ликвидирована ма лярия. Структура заболеваемости су щественно изменилась: инфекционны| болезни отступили и на первый пла| вышли сердечно-сосудистые и злока| чественные заболевания. В этих услс^ виях вновь был выдвинут вопрос о ни обходимости широкой диспансериза ции населения.

Такова краткая история становле ния в СССР профилактического нап равления здравоохранения — принцип; организации медицинского дела, кото рый принят сегодня в той или ино! степени во всех странах мира. В каж дой конкретной стране успехи его pea лизации определяются: социально-эко номяческим развитием общества, уров нетм развития науки и совершенством системы организационных мероприятий.

3) Участие населения в здравоохранении— принцип здравоохранения, зародившийся в сложнейших условиям первых лет советской власти, когда борьба с эпидемиями, болезнями и голодом велась при острой нехватке медицинских кадров. В те годы значш тельная часть врачей не разделяла ре-1 волюционных идей. Многие из ния .эмигрировали за границу, другие заняли выжидательную позицию. Многа медицинских работников погибло на фронтах во время военных действий или в тылу от голода и болезней. Многие гибли в борьбе с эпидемиями. «Быть может, после военного фронта] никакая другая работа не давала| столько жертв, как ваша»,— говорил В. И. Ленин, обращаясь к делегатам II Всероссийского съезда работников медико-санитарного труда (1920).

Как уже отмечалось, в те годы задача сохранения жизни и здоровья трудящихся была провозглашена в числе важнейших в государственной политике страны, однако в условиях тотального дефицита медицинских кадров ее можно было осуществить, только привлекая к медико-санитарной работе широкие массы трудящихся (рабочих, крестьян, интеллигенцию).

После гражданской войны появились новые, порожденные временем формы медико-санитарной работы: комиссии по оздоровлению труда и.быта; санитарные суды; массовые инсценировки и спортивные мероприятия, пропагандирующие здоровый образ жизни и чистоту; выпуск специальных плакатов и окон Российского телеграфного агентства (окна РОСТа), в оформлении которых принимал участие и поэт В. В. Маяковский, сочинявший специально для них краткие, легко запоминающиеся стихи о здоровом образе жизни.

Одновременно разворачивалась работа по подготовке квалифицированных кадров врачей в медицинских вузах, число которых постоянно увеличивалось. К 1922 г. в дополнение к уже существовавшим 13 медицинским факультетам было открыто 16 новых.

Развитие высшего и среднего медицинского образования в нашей стране, подготовка достаточного количества профессиональных медицинских работников возвращали медицину в русло профессионализма, и со временем актуальность этого принципа, столь важного для первых лет советской власти, постепенно снижалась. В наши дни санитарное просвещение и санитарная культура    становятся неотъемлемой составной частью общей системы воспитания и национальной культуры в целом.

4. Единство медицинской науки и практики здравоохранения -— принцип здравоохранения, непосредственно связанный с его государственным характером.

В период гражданской войны и интервенции российская наука развивалась в чрезвычайно сложных условиях.

«Наша блокада,— писал Герберт Уэллс в 1920 г., — отрезала русских ученых от иностранной научной литературы. У них нет новой аппаратуры, не хватает писчей бумаги, лаборатории не отапливаются. Удивительно, что они вообще что-то делают. И все же они успешно работают: Павлов проводит поразительные по своему размаху и виртуозности исследования высшей нервной деятельности животных; Ма-нухин, говорят, разработал эффективный метод лечения туберкулеза, даже в последней стадии. ...Все они страстно желают получить научную литературу; знания им дороже хлеба» *.

Многие выдающиеся ученые России PL Н. Бурденко, Н. Ф. Гамалея, В. М. Бехтерев, Д. К. Заболотный, А. А. Кисель, М. П. Кончаловский, Т. П. Краснобаев, В. М. Левицкий, Е. Н; Павловский, С. И. Спасокукоцкий, А. Н. Сысин, Л. А. Тарасевич и другие с первых лет^советской власти приняли участие в восстановлении и развитии отечественной науки.

В августе 1918 г. при Народном комиссариате здравоохранения РСФСР был создан Ученый медицинский совет (председатель — Л. А, Тарасевич), в состав которого вошли представители различных отраслей медицины. В круг его задач входила разработка направлений научной, научно-практической и учебной деятельности в области медицины и санитарии. Ученый медицинский совет сплотил вокруг себя сотни ученых, которые приняли участие в реализации государственных программ по наиболее актуальным для того времени проблемам практического здравоохранения.

В 1920 г. по инициативе Наркомздрава РСФСР был создан Государственный институт народного здравоохранения (ГИНЗ). В его состав вошли восемь научно-исследовательских институтов: Институт контроля вакцин и сывороток (директор —Л. А. Тара-севич), Санитарно-гигиенический институт (директор—П. Н. Диатроптов), Тропический институт, или институт протозойных болезней и химиотерапии (директор —Е.     И.     Марциновский), Микробиологический институт  (директор— В. А. Барыкин); а позднее — институты:         питания     (директор — Н. М. Шатерников), биохимии -(директор — А. Н. Бах), туберкулезный  (директор В. А. Воробьев) и экспериментальной биологии. В 30-е годы входившие в ГИНЗ институты стали самостоятельными научными учреждениями.

За первые 10 лет советской власти в стране было организовано 40 научно-1 исследовательских институтов. Среди них: Институт микробиологии и эпидемиологии в Саратове (1918), Бактериологический институт в Тифлисе (1918), Институт инфекционных болезней им. И. И. Мечникова (1919), Государственный венерологический институт (1921), Институт охраны материнства и младенчества (1922), Институт профессиональных заболеваний (1923), Институт переливания крови (1926), Институт мозга (1927) в Москве и др.

Понятно, что в условиях тех лет принцип единства медицинской науки и практики здравоохранения наиболее ярко проявился в борьбе с эпидемиями и массовыми заболеваниями. Научные разработки исследовательских институтов использовались в практике здравоохранения. И наоборот, успешная борьба с эпидемиями позволяла проверять на практике и закреплять научные выводы, выдвигать новые научные задачи.

В те годы был окончательно установлен механизм передачи сыпного тифа и разработаны способы его предупреждения. (Л. В. Громашевский), достигнуты крупные успехи в борьбе с чумой (Д. К. Заболотный, рис. 155), получены и внедрены в практику вакцины против чумы (Н. Н. Жуков-Ве-режников, М. П. Покровская) и бруцеллеза (П. Ф. Здродовский), создана живая вакцина против полиомиелита, что позволило полностью ликвидировать это заболевание (А. А. Смородин-цев, М. П. Чумаков), разработан и осуществлен комплекс мер по ликвидации малярии, создано учение о природной очаговости трансмиссивных болезней, таких как чума, туляремия, бруцеллез, клещевой возвратный тиф, риккетсиозы, энцефалиты (Е. Н. Павловский). Научные паразитологические экспедиции под руководством Е. Н. Павловского исколесили всю страну и по приглашению правительств других стран продолжили исследования в Иране, Афганистане, Индии.

Таким образом, несмотря на экономические трудности первых лет советской власти государство находило силы и средства для развития приоритетных научных направлений, жизненно важных для всей страны.

Путь, пройденный советской наукой на этапе ее становления, ее проблемы и успехи, как в капле воды, отразились в судьбе И. П. Павлова — одного из величайших ученых мира и крупнейшего физиолога XX столетия.

Иван Петрович Павлов (1849—1936) — единственный в то время в стране лауреат Нобелевской премии, почетный член 90 иностранных и отечественных академий, университетов и различных научных обществ, горячо приветствовал падение самодержавия в феврале 1917 г.; но Октябрь 1917 г. не принял, так как полагал, «что проделываемый над Россиею социальный и политический опыт обречен на непременную неудачу».

11 июня 1920 г. И. П. Павлов обратился в. Совет Народных Комиссаров с прошением, в котором выражалась просьба: «о приискании мне места вне родины, на котором я мог бы достаточно пропитываться с моей женой и без помехи продолжать мою научную работу, которую смею считать очень важною и на которую мой мозг еще вполне способен...»*. И, П. Павлов считал, что дело его, «как научное — именно общечеловеческое, интернациональное, а не специально русское», и мечтал довести его до логического завершения.

25 июня 1920 г. В. И. Ленин направил председателю Петроградского исполкома известное письмо, в котором говорится:

«Знаменитый физиолог Павлов просится за границу ввиду его тяжелого в материальном отношении положения...

Между тем ученый этот представляет собой такую большую культурную ценность, что невозможно допустить насильственного удержания его в России при условии материальной необеспеченности.

Ввиду этого желательно было бы, в виде исключения, предоставить ему сверхнормальный паек и вообще озаботиться о более или менее комфортабельной для него обстановке не в пример прочим.

Я слышал, что в петроградских домах отдыха жизнь для проживающих там налажена очень благоприятно. Нечто подобное можно было бы сделать и для профессора Павлова на его квартире».

В начале октября 1920 г. Герберт Уэллс, встречавшийся с И. П. Павловым в Петрограде, писал: «Павлов все еще продолжает свои' замечательные исследования — в старом пальто, в кабинете, заваленном картофелем и морковью, которые он выращивает в свободное время». В те дни зарубежная пресса уже обсуждала прошение Павлова, однако в беседе с Г. Уэллсом речи об этом не было.

Информация о том, что И. П. Павлов хотел бы продолжить свои исследования за границей, достигла Каролинского медико-хирургического института, который присуждал Нобелевские премии по физиологии и медицине. 9 ноября 1920 г. Шведский Красный Крест,, направляя в Петроград вагон медикаментов, включил в сопроводительное письмо на имя В. И. Ленина просьбу разрешить И. П. Павлову «выехать в Швецию, где ему была бы предоставлена возможность в благоприятной и спокойной обстановке проводить свои великие подчеркивалось,    что «эта идея возникла в научных кругах Института, присуждающего Нобелевские премии, и была подхвачена Шведским Красным Крестом; профессору Павлову ничего о ней неизвестно».

2 февраля 1921 г. В. И. Ленин подписал ответ на письмо Центрального комитета Правления Шведского Красного Креста:

«Гуманная помощь в форме присылки различных медикаментов, предложенная шведским Красным Крестом больным Петроградской коммуны, была принята' правительством Российской Советской Федеративной Социалистической Республики с искренней благодарностью.

Однако к. своему сожалению Российское Советское правительство вынуждено отклонить просьбу Центрального комитета шведского Красного Креста относительно переезда профессора Павлова для научной работы в Швецию, так как в настоящее время Советская Республика вступила в период интенсивного хозяйственного строительства, что требует напряжения всех духовных и творческих сил страны и делает необходимым эффективное содействие и сотрудничество таких выдающихся ученых, как профессор Павлов...

: Теперь, когда военные нападения всех врагов России отбиты и взаимные связи со странами Западной Европы вновь постепенно, но неуклонно устанавливаются,    существует    надежда, что  для развития  и  применения  русской науки будут созданы необходимые условия».

И они действительно были созданы.

24 января 1921 г. было принято постановление Совета Народных Комиссаров «Об условиях, обеспечивающих научную работу академика И. П. Павлова и его сотрудников» — один, из наиболее известных актов Советского правительства. Вот его текст:

 

Принимая во внимание совершенно исключительные научные заслуги академика И. П. Павлова, имеющие огромное значение для трудящихся всего мира, Совет Народных Комиссаров постановил:

1. Образовать на основании представления Петросовета специальную Комиссию с широкими полномочиями в следующем составе: тов. М- Горького, заведывающето Высшими учебными заведениями Петрограда тов. Кристи и члена Коллегии Отдела Управления Петросовета тов. Каплуна, которой поручить в кратчайший срок создать наиболее благоприятные условия для обеспечения научной работы академика Павлова и его сотрудников.

2.         Поручить Государственному издательст

ву в  лучшей типографии Республики  отпеча

тать роскошным изданием заготовленный ака.-

демиком Павловым научный труд,    сводящий

■результаты его научных работ за последние 20 лет, причем оставить за академиком И. П. Павловым право собственности на это сочинение как в  России, так и за  границей.

3.         Поручить Комиссии по Рабочему снаб

жению предоставить академику Павлову и его

жене специальный паек, равный по каллорий-

ности двум академическим пайкам.

4.         Поручить Петросовету обеспечить про

фессора   Павлова   и   его   жену   пожизненным

пользованием  занимаемой    ими квартирой    и

обставить ее и лабораторию  академика Пав

лова максимальными удобствами.

Председатель Совета Народных Комиссаров Вл. Ульянов (Ленин)»*

  

И. П. Павлов с радостью принимал любую помощь для физиологической лаборатории, которой он заведовал в Институте экспериментальной медицины (ИЭМ), но от усиленного продовольственного пайка наотрез отказывался, считая неприемлемым для себя «быть в привилегированном положении, сравнительно с близкими товарищами» (хорошо известно, что в трудное для страны время наиболее ценные для эксперимента собаки подкармливались за счет академического пайка сотрудников лаборатории).

В 1923 г. вышел в свет «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных» — итог неутомимой многолетней работы крупнейшего физиолога мира, создавшего учение о выешей нервной деятельности.

В декабре 1925 г. физиологическая лаборатория И. П. Павлова в ИЭМ была преобразована в Физиологический институт Академии наук СССР. В 1927 г. были опубликованы «Лекции о работе больших полушарий головного мозга». В апреле 1931 г. по просьбе И. П. Павлова было принято решение о строительстве биологической станции в Колтушах под Ленинградом.

И. П. Павлов причислял себя ко второму поколению российских физиологов. Основоположником отечественной физиологии он считал И. М. Сеченова, «образовавшего первую у нас физиологическую школу» (истины ради, здесь необходимо вспомнить о предшественнике И. М. Сеченова — А. М Филомафитском, см. с. 251). «...Я рад,— писал И. П. Павлов в 1934 г.,— что вместе с Иваном Михайловичем и полком моих дорогих сотрудников мы приобрели для могучей власти физиологического исследования вместо половинчатого весь нераздельно животный организм. И это — целиком наша русская неоспоримая заслуга в мировой науке, в общей человеческой мысли» (как не вспомнить здесь известные слова Л. Пастера: «Наука родины не имеет, но ученые ее имеют»).

В августе 1935 г. в нашей стране состоялся XV Международный конгресс физиологов. Прибывшие на него крупнейшие физиологи из США, Канады и многих европейских стран признали И. П. Павлова «старейшиной физиологов мира». Открывая этот первый в нашей стране Международный -конгресс физиологов, И. П. Павлов сказал:

«Наше правительство дает сейчас чрезвычайно большие средства для научной работы и привлекает массу молодежи к науке, и на эту молодежь зрелище мировой научной работы в лицах должно иметь огромное возбуждающее влияние."

...Мы, столь разные, однако, сейчас объединены и возбуждены горячим интересом к нашей общей жизненной задаче. Мы все — добрые товарищи, даже во многих случаях связанные между собой явными дружескими чувствами. Мы работаем, очевидно, на рациональное окончательное объединение человечества... Сейчас видно почти всесветное желание и стремление избежать войн... И мы, конечно,_ в особенности должны сочувствовать и способствовать этому».

И. П. Павлов принадлежал к тем великим умам, которые смело окружали себя- молодыми талантливыми людьми и считали долгом своей жизни взрастить рядом с собой- молодую научную поросль. В . результате Й. П. Павлов создал, одну из величайших в мире физиологических научных школ. Продолжателем его идей в отечественной науке стал академик АМН СССР П. К. Анохин (1898—1974).

В 1935 г., будучи больным, И. П. Павлов написал «Письмо к молодежи», которое стало его завещанием грядущим поколениям молодых людей, посвятивших себя науке.

 

Письмо к молодежи

Что бы я хотел пожелать молодежи моей родины, посвятившей себя науке?

Прежде всего — последовательности. Об этом важнейшем условии плодотворной научной работы я никогда не смогу говорить без волнения. Последовательность, последовательность и последовательность. С самого начала своей работы приучите себя к строгой последовательности в накоплении знаний.

Изучите азы науки, прежде чем пытаться взойти на ее вершины. Никогда не беритесь за последующее, не усвоив предыдущего. Никогда не пытайтесь прикрыть недостатки своих знаний хотя бы и самыми смелыми догадками и гипотезами. Как бы ни тешил ваш взор своими переливами этот мыльный пузырь,— он неизбежно лопнет, и ничего, кроме конфуза, у вас не останется.

Приучите себя к сдержанности и терпению. Научитесь делать черную работу в науке. Изучайте, сопоставляйте, накопляйте факты.

Как ни совершенно крыло птицы, оно никогда не смогло бы поднять ее ввысь, не опираясь на воздух. Факты — это воздух ученого. Без них вы никогда не сможете взлететь. Без них ваши «теории» — пустые потуги.

Но, изучая,- экспериментируя, наблюдая, старайтесь не оставаться у поверхности фактов. Не превращайтесь в архивариусов фактов. Пытайтесь проникнуть в тайну их возникновения. Настойчиво ищите законы, ими управляющие.

Второе — это скромность. Никогда не думайте, что-вы уже все знаете. И как бы высоко ни оценивали вас, всегда имейте мужество сказать себе: я невежда.

Не давайте гордыне овладеть вами. Из-за нее вы будете упорствовать там, где "нужно согласиться, из-за нее вы откажетесь от полезного совета и дружеской помощи, из-за нее вы утратите меру объективности.

В том коллективе, которым мне приходится руководить, все делает атмосфера. Мы все впряжены в одно общее дело, и каждый двигает его по мере своих сил и возможностей. У нас зачастую и не разберешь — что «мое», а что «твое», но от этого наше общее дело только выигрывает.

Третье — это страсть. Помните, что наука требует от человека всей его жизни. И если у вас было бы две жизни, то и их бы не хватило вам. Большого напряжения и великой страсти требует наука от человека. Будьте страстны в вашей работе и в ваших исканиях.

Наша родина открывает большие просторы перед учеными, и нужно отдать должное — науку щедро вводят в жизнь в нашей стране. До последней степени щедро.

Что же говорить о положении молодого ученого у нас? Здесь, ведь, ясно и так. Ему многое дается, но с него много спросится. И для молодежи, как и для нас, вопрос чести — оправдать те большие упования, которые возлагает на науку наша родина.

И. П. Павлов

Таковы основные итоги процесса становления здравоохранения и медицинской науки в СССР в первые годы советской власти.

В наши дни здравоохранение в странах СНГ развивается в сложных социально-экономических условиях. При переходе к рыночной экономике и децентрализации управления в целом изменяется и стратегия развития здравоохранения. В соответствии с тенденциями социально-экономического и политического развития устанавливаются новые отношения между регионами страны и государственными структурами, разрабатывается новая стратегия по совершенствованию управления здравоохранением, намечается и проводится ряд реформ, которые должны способствовать преодолению назревших проблем и укреплению здоровья нации. Среди них:

—        распределение   функций   между

регионами  страны  и  государственны

ми структурами в области здравоох

ранения;

—: переход отрасли здравоохранения на смешанное финансирование;

. — поэтапный переход к медицинскому страхованию граждан на основе экономических методов управления деятельностью учреждений здравоохранения всех уровней; внедрение обязательного и добровольного медицинского страхования; развитие сети страховых фондов и страховых компаний;

—        приоритетное   развитие   первичной медико-санитарной помощи;

—        развитие санитарно-противоэпидемического обеспечения,    Государственного санитарного надзора и мероприятий по охране территории страны от заноса карантинных инфекций;

—        приоритетное развитие актуаль

ных и наиболее    сложных    для    всей

страны широкомасштабных программ,

таких как «Чернобыль», «Арал». «Им

мунопрофилактика»,   «Спид»,  «Аллер

гические заболевания», «Алкоголизм и

наркомания», «Психическое    здоровье

человека»,     «Планирование      семьи»,

«Медико-генетическая помощь», «Мла

денческая смертность»,    «Онкологиче

ские заболевания»,    «Сахарный    диа

бет», «Трансплантология» и др.;

—        обеспечение качества    медицин

ской  помощи  населению;   использова

ние  передовых  медицинских техноло

гий;

—        создание  системы   медицинской

помощи в  экстремальных    ситуациях

(стихийные бедствия, другие    чрезвы

чайные ситуации);

.— укрепление межгосударственного творческого сотрудничества в целях совершенствования системы здравоохранения, при активной координации этой деятельности Европейским региональным бюро Всемирной организации здравоохранения (см. с. 344) и др.

Сегодня охрана здоровья населения и каждого человека в отдельности реальна только при условии участия в этом важнейшем общегосударственном деле всех отраслей народного хозяйства, при выполнении широкого комплекса социально-экономических и медико-социальных мер в масштабах всей страны (эти вопросы подробно изучаются на кафедре социальной медицины и организации здравоохранения) .

 

История медицины в двух томах, Сорокина