Вся библиотека >>>

Содержание >>>

 

 

Архивы. Периодические издания – журналы, брошюры, сборники статей

Журнал Здоровье


75/6



Люди нашей эпохи

 Герой Социалистического Труда

член-корреспондент АМН СССР И. Л. ТАГЕР

 

 

СЛУЧАИ из практики, сколько их—обычных, рядовых, радостных или печальных, а порой и смешных—в памяти врача. И каждый вносит свои поправки в личный опыт, в отношение к больному.

...Это случилось в 1938 году. Москва, Солянка, 7, Институт рентгенологии. Молодой доктор Иосиф Львович Тагер ведет прием. Его шестилетний пациент кувыркается, лезет под рентгеноаппарат. В сопроводительном листке, который вручила мать, написано, что у мальчика серьезная травма черепа. Но верится с трудом.

—        Сделаем   снимок—и  сейчас  же марш домой! Нечего здесь на голове стоять.—Тагер раздражается.

А минут через 15, когда снимок проявили, с ужасом увидел: на своде черепа множественные костные осколки.

Выскочил на улицу в халате и бежал от Солянки почти до площади Ногина. Еле догнал отчаянного мальчишку, вернул и срочно госпитализировал.

Встречается и другое. Пациент еле двигается, у него множество жалоб, а обнаружить заболевание не удается...

Каким же должен быть врач? Выдержанным, внимательным, а главное, не судить о тяжести состояния только на основании поведения пациента. И рентгенолог тоже? Ему-то зачем психология больного? Но если вы скажете об этом Тагеру, он решительно возразит:

—        Прежде всего я клиницист и считаю это главным. Меня интересует человек, его судьба. А затем уже то, что можно увидеть с помощью рентгеновых лучей.   Таким   пониманием   существа своей специальности в немалой степени я обязан профессору С. А. Рейнбергу, оставившему глубокий след в памяти многих его коллег.

Любовью к клинике, ее «спросом», как выражается Иосиф Львович, определяется и широта его научных интересов. Поражения костей, заболевания легких, желудка, пищевода... Сотни раз исследует Иосиф Львович место перехода пищевода в желудок. Здесь, в одном из «узловых пунктов» физиологии пищеварения, легко происходит срыв, возникает болезнь. Исследователь ищет возможности более ранней диагностики, отдает каждой научной проблеме по 8—10 лет и постигает ее глубоко, всесторонне. Отсюда и необыкновенное умение видеть самые начальные изменения, в какие бы уголки организма он ни заглянул.

На вопросы, что искать, как искать, как объяснить увиденное, отвечает профессор И. Л. Тагер в своих монографиях. И адресует этот ответ огромной армии практических врачей.

На его личном счету более 120 научных работ. Среди них есть и такие, за которые возьмется не каждый,—анализ врачебных ошибок. Очень важно определить их наиболее типичные причины, каждую раскрыть, чтобы другие их не повторяли.

Бывает диагноз сродни приговору. И он должен быть точно обоснованным. Врач не имеет права на неведение или невидение.

А как научиться видеть больше, как овладеть в совершенстве клиническим мышлением? Только в постоянной тренировке—труде. А работал он всегда много и порой невероятно напряженно. Судите сами. Если, по существующим нормам, рентгенолог может осматривать «не более четырех желудков в день», то в 1944^1945 годах на сортировке раненых Иосиф Львович смотрел за сутки и по 30, и по 40, и по 50! И это в трудных прифронтовых условиях.

— Как видите, жив-здоров и своей жизнью опровергаю мнение, что у рентгенолога век короче. У рентгеновского «станка» я встретил свои 75 лет.

Без забвения себя, без страстной заинтересованности в судьбе больного нет и не может быть истинного рентгенолога, нет и не может быть истинного врача.

Видеть, запоминать, учиться и учить. И не бояться перегрузок, черновой работы и быть одержимым важностью, казалось бы, незначительных мелочей,—к этому призывает Иосиф Львович всей своей жизнью.

1943 год. Прифронтовые госпитали спешат за наступающими войсками. Сложное оборудование надо установить на новом месте и снова демонтировать. И так почти каждый день. Главный рентгенолог 3-го Украинского фронта профессор И. Л. Тагер вместе с техником участвует в монтаже аппаратуры.

К этому вынуждали обстоятельства. Недаром же говорится: на войне, как на войне. Да, обстоятельства, но и характер! Он не изменился и в мирное время. Московская больница имени Боткина. Если заведующего рентгенологическим отделением профессора $Л. Л. Тагера нет в кабинете, его почти безошибочно можно найти в комнате, где ремонтируют оборудование. Он не пропускает ни одного монтажа, во все вникает, во всем принимает участие. Зато сколько он узнал о возможностях и нраве рентгеновской техники и даже научился диагностировать ее поломки!

Лучшей специальности, чем рентгенология, для Иосифа Львовича не существует. Он любит ее за то, что она своеобразный барометр прогресса: «Вычтите ее из хирургии, и сразу же невозможно будет делать современные операции на сердце, легких, почках!»

Это признание Тагера—не просто слова. За ними 50 лет служения рентгенологии. Иосиф Львович подготовил 14 докторов и более 40 кандидатов медицинских наук. Многие из них возглавляют рентгенологические отделения и кабинеты ведущих клиник и институтов страны. И семья его вся «рентгенологическая». Жена Валентина Сергеевна—рентгенолог, доктор медицинских наук, заслуженный врач РСФСР. Рентгенологом стала и младшая дочь Наташа. А в свободные от работы часы член-корреспондент АМН СССР, заслуженный деятель науки РСФСР, профессор И. Л. Тагер, недавно удостоенный высокого звания Героя Социалистического Труда, пишет воспоминания—о времени, о призвании, об этике врача.

Его мыслями, его словами хотелось бы закончить короткий рассказ о нем:

«Мне было легко и трудно. Легко потому, что я, как и сама наша наука, начинал с азов и продвигался вперед последовательно, шаг за шагом. Трудно, так как я боялся от нее отстать. Не потому ли меня влекло новое, которое было лучше и перспективнее старого? И так всю жизнь, и по сегодняшний день».

 

Следующая страница >>>