Вся библиотека >>>

Медицинские статьи >>>

 

 

Архивы. Периодические издания – журналы, брошюры, сборники статей

Журнал Здоровье


79/1

Предболезнь – выздоровление

 

 

А. М. ЧЕРНУХ, академик АМН CCCР

 

 

Вчера я лег спать совсем здоровым, разве что чувствовал себя уставшим чуть больше обычного, А проснулся больным: высокая температура, голова болит, дышу с трудом. Когда же я заболел? Разумеется, не ночью: вирус, который вызвал заболевание, проник в мой организм день-два назад или еще раньше. Это время—с момента, когда вирус начал свое болезнетворное действие, до появления первых    симптомов—инфекционисты   называют  инкубационным периодом.

Но ведь организм не инкубатор, в нем ничего не вызревает (термин «инкубация» в переводе с латинского имеет несколько толкований, в том числе «высиживать яйца»): ни вирус, вполне «созревший» вне организма, ни болезнь. Тем более, если в качестве примера мы будем рассматривать другие болезни—сахарный диабет или авитаминоз, язвенную болезнь желудка или инфаркт миокарда. Ни одно из этих заболеваний не вызвано каким-либо одним патогенным фактором, и период с начала отклонения от нормы, характеризующей здоровье, до появления первых признаков болезни иногда растягивается на годы. Поэтому сегодня специалисты в области патологической физиологии предпочитают говорить о периоде предболезни, когда в организме, в различных его органах и системах возникают и развиваются предпосылки к той или иной болезни. Уловить самое начало предболезни, первые отклонения от нормы очень трудно, а в некоторых случаях еще невозможно. Прежде всего потому, что чрезвычайно трудно охарактеризовать само состояние нормы. Эта проблема—едва ли не сложнейшая в современной биологии и медицине. Норма здоровья для каждого человека всегда индивидуальна, так что мы имеем право говорить лишь о средних ее параметрах.

Один из них—артериальное давление. Средняя общепринятая норма для здорового молодого человека выражается цифрами 120/60 миллиметров ртутного столба, где 120—это давление в момент сокращения мышцы сердца, а 60—в момент расслабления. Означает ли, что, зафиксировав у молодого человека давление, равное 100/50 или 140/100 миллиметров ртутного столба, врач уловил истоки гипотонии или гипертонической

болезни? Вовсе нет. Не исключено, что для данного человека в конкретных условиях именно эти цифры артериального давления нормальны. Они могут меняться в разные сезоны года и часы суток, зависеть от того, хорошо ли он спал, с какой интенсивностью работал, не было ли конфликтов, даже от победы или поражения любимой футбольной команды. Все это относится к любым параметрам нормы, иначе гомеостаза—динамического постоянства внутренней среды организма.

Как известно, оно поддерживается различными саморегулирующимися механизмами, которые противостоят воздействиям внешней среды. Такие воздействия чрезвычайно разнообразны: это и проникающие в организм микроорганизмы и перепады температуры, неподходящая еда, механическая травма, эмоциональные стрессы. Но благодаря непрекращающейся активности гомеостатических механизмов мы способны существовать даже в самых неблагоприятных, порой экстремальных внешних условиях. И заболеваем лишь после того, как в противоборстве с ними организм на какой-то момент ис-

черпает    резервы    удержания нормы.

Однако, временно уступив «поле боя», пожертвовав ради сохранения жизненно важных менее существенными параметрами гомеостаза, организм производит перегруппировку сил и начинает очередной этап борьбы за восстановление нормы. Впрочем, это только условно позволительно провести водораздел между здоровьем, началом болезни и началом выздоровления. Без большого преувеличения можно сказать, что мы начинаем выздоравливать, едва успев заболеть. Понимание диалектической сущности подобного процесса пришло лишь в последние годы.

 

ЕДИНСТВО ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ

В начале и даже середине столетия понятие о здоровье связывалось почти исключительно с отсутствием болезни. Казалось бы, правильно: человек здоров до заболевания и после выздоровления. Но из этого следовал вывод: чтобы успешно лечить заболевшего человека и возвращать ему здоровье, достаточно знать лишь причины заболевания и механизмы его развития. Не случайно весь сложный комплекс реакций, протекающих в период «временной нетрудоспособности», объединялся термином «обратное развитие патологического процесса». Механизмов же собственно выздоровления как бы и не существовало. Во всяком случае, о них не говорилось, они не были предметом изучения.

Между тем еще И. П. Павлов особо подчеркнул роль «оборонительных приборов тела». Он считал, что они включаются в ответ на воздействие чрезвычайных факторов среды и обеспечивают «новое уравновешивание организма со средой». Эту мысль великого физиолога, подкрепив экспериментальными доказательствами, развил его ученик, замечательный советский ученый А. Д. Сперанский. Он доказывал, что выздоровление—такой же активный процесс, как заболевание, что они неотделимы друг от друга и развиваются параллельно, взаимосвязанно. У каждого из этих противоборствующих процессов имеются свои закономерности, поэтому лечение должно основываться на познании как тех, так и других. О том же говорил и другой наш выдающийся современник—академик Н. Н. Аничков.

Механизмы выздоровления—это, по существу, те же механизмы поддержания гомеостаза, только действующие с большей интенсивностью и в иной группировке. Включаются они в период предболезни, когда начинают преобладать патогенные факторы внешней среды.

Правомерен вопрос: имеет ли все это значение для лечения? Безусловно, Казалось бы, подавляя или хотя бы ослабляя патогенный фактор, ломая механизмы развития болезни, мы тем самым автоматически усиливаем защитные ресурсы больного. Но ведь многие химические препараты (если говорить о фармакологии) чужеродны; для организма человека, их введение действует не только, скажем, на вирус-или опухолевые клетки, но вызывает и побочный эффект. Например, противоопухолевые препараты одновременно подавляют и функцию некоторых форменных элементов крови. При этом организм или отдельные его системы вынуждены не только продолжать борьбу с основным врагом здоровья, но и тратить какие-то силы на нейтрализацию этого побочного эффекта. Поэтому в некоторых ситуациях бывает целесообразнее ограничиться лишь поддержкой, усилением защитных ресурсов организма, в других действовать в двух направлениях—как против фактора, вызвавшего заболевание, так и в поддержку механизмов выздоровления.

 

ЭТАЖИ ИНТЕГРАЦИИ

Но это не так просто, поскольку механизмы выздоровления, располагаясь на различных «этажах» организма и им же объединяемые (интегрируемые), могут представлять собой группы атомов, молекулярные «машины», клетки или ткани, комбинации органов и систем.

В последние годы внимание биохимиков и патологов привлекли молекулярные системы. Ионные взаимодействия, ферменты и другие биологически активные вещества, как известно, играют весьма существенную роль в регуляции физиологических (в том числе гомеостатических) и патологических процессов.

Изучение следующего уровня—полимолекулярных систем—привело к рождению новой мощной ветви современной науки, известной под названием молекулярной биологии. Рождение ее связывают с открытием ядерной дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК), что позволило изучать биологические явления на субклеточном и молекулярном уровнях. Руководствуясь рабочими гипотезами, подкрепляя и проверяя их сложными экспериментами, ученые показывают, что. между микро-(молекулярными) и макросистемами организма постоянно существуют и действуют так называемые обратные связи: С их помощью осуществляет саморегуляцию не только здоровый, но и больной организм.

 

В частности, в нашем Институте общей патологии и патологической физиологии АМН СССР было экспериментально доказано, что любые приспособительные реакцииорганизма—от тренированности к физической нагрузке (простая функция) до запоминания (сложная функция)—обеспечиваются; благодаря активации синтеза нуклеиновых кислот и структурных белков. Чрезмерное напряжение связей между нейрогуморальной системой- и внутриклеточным синтезом, их перенапряжение и срыв (мы предполагаем, что это один из важнейших моментов периода предболезни) играют существенную роль в развитии, например, хронической недостаточности сердца.

Поднимемся еще выше—на уровень ультраструктурных образований. Он включает в себя видимые уже в световой микроскоп клеточные органеллы. К ним, например, принадлежат содержащие разные ферменты вакуоли—лизосомы. Они активно участвуют в фагоцитозе (защите организма от чужеродных агентов—иммунитете), причастны к развитию аллергии, опухолевых заболеваний, травматического шока и т. д. Понятно, _какое значение имеют лизосомы (и дальнейшее ихтизучение) в периоде предболезни и болезни для удержания гомеостаза и возвращения к норме.

Эти структуры действуют в пределах клеток и во внеклеточных пространствах—на «этаже» тканевых систем, например, в крови, в жировой или мышечной ткани. Следуя по пути дальнейшей интеграции, мы выделим уровни тканевых функциональных элементов, органов и специализированных функциональных систем, например, эндокринной или дыхательной. Все это калейдоскопическое многообразие объединяется целостным организмом.

В некотором роде организм можно представить в виде айсберга, большая часть которого скрыта под водой. Все тончайшие биохимические реакции протекают «под водой»—в миллиардах молекул, клеток и их системах. Именно там, в глубине, начинается любая болезнь, возникают первые нарушения, характеризующие состояние предболезни. Механизмы удержания, гомеостаза самостоятельно подавляют большинство «возмущений», возникающих на низших уровнях организма, не доводя это до нашего сознания. И лишь после того, как цепная реакция отклонений от нормы захватывает обширные регионы организма, превращаясь в генерализованный (разлитой) патологический процесс, мы начинаем чувствовать себя плохо и идем к врачу.

 

ВОССТАНОВЛЕНИЕ И КОМПЕНСАЦИЯ

Механизмы, препятствующие переходу предболезни в болезнь, а затем обеспечивающие выздоровление, условно можно разделить на восстановительные и компенсаторные. Первые «работают» в основном на. низших уровнях интеграции, в пределах тканевых систем (например, в случае кровопотери, вызванной травмой, необходимо восстановить нормальный объем крови и ее форменных элементов). Вторые включаются в защиту, когда в заболевание вовлекаются целые органы и специализированные системы.

Достигаемая с помощью этих систем стабилизация относительна: компенсация жизненно важных функций нередко сопровождается ослаблением других, менее важных, но, разумеется, небесполезных. В организме образуются «слабые места». До поры до времени они не дают нам знать о себе. Но ослабленная, с исчерпанными ресурсами приспособления   функциональная система работает уже на пределе возможностей. И стоит" человеку теперь попасть в неблагоприятную ситуацию, как происходит прорыв именно, в этом слабом месте, и наступает декомпенсация—первое' проявление болезни или рецидив хронического заболевания.

Демонстративный    пример—развитие сосудистых коллатералей, возмещающих недостаток кровообращения при об-литерирующем эндартериите. Вначале человек ничего не замечает: включающиеся в кровоток дополнительные сосудистые русла обеспечивают прежний уровень кровоснабжения и дыхания тканей. Но причина болезни не ликвидирована, болезнь все более преобладает над средствами защиты и выздоровления. В какой-то момент, чаще всего в ответ на чрезмерную физическую нагрузку наступают истощение и срыв компенсаторного кровоснабжения, резкое ухудшение питания тканей. Возникает сильная боль, и только в этот момент человек понимает, что болен.

 

ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ ПРИБОРЫ ТЕЛА

И восстановительные и компенсаторные реакции осуществляются, как уже говорилось, благодаря наличию в организме множества обратных связей, обеспечивающих интеграцию всех его уровней. Последовательность включения все более мощных «оборонительных приборов тела» и дополнительных ресурсов выздоровления можно проследить на примере возникновения и развития гастрита, а затем и язвенной болезни, желудка. На этот счет существует много гипотез, некоторые связывают развитие болезни с нарушением проходимости двенадцатиперстной кишки, забросом из нее желчи и щелочного содержимого в желудок с предварительными или последующими биохимическими сдвигами в его слизистой оболочке, в частности дефицитом простагландинов.

Пищеварение в здоровом желудке протекает в кислой среде. Следовательно, его первая задача—нейтрализовать щелочной заброс. Клетки слизистой оболочки желудка начинают усиленное производство соляной кислоты.

На первых этапах развития патологического процесса этого оказывается вполне достаточно. Й если диагностические исследования выявили' заболевание на начальном уровне, врач может вмешаться, помочь выздоровлению и предупредить дальнейшее прогрессирование болезни. Если же время упущено, организм вынужден самостоятельно компенсировать нарастающие расстройства. Клетки слизистой оболочки желудка, эволюционно «незнакомые» со щелочной средой, перестраиваются в клетки типа кишечных.

Подобная компенсация может удовлетворять и пищеварительную систему и организм в целом на протяжении многих лет. Но хотя важная пищеварительная функция осуществляется и организм, вспомним еще раз выражение И. П. Павлова, уравновешен ей средой, дальнейшее нарушение регуляции деятельности органов желудочно-кишечного тракта, в том числе нарастающая непроходимость ниже желудка, усиление щелочного заброса и желчи, а также ряд других неблагоприятных воздействий и расстройств, в первую очередь дисбаланс физиологически активных веществ, могут привести к срыву компенсации и обострению заболевания.

Современный уровень развития всех медико-биологических дисциплин раскрывает перед нами не только сложнейшую интеграцию организма, но и в который раз обнажает его поразительную пластичность — взаимозаменяемость и функциональную перестройку клеток, тканей, органов и систем. Уже сегодня изучение механизмов такой надежности помогает врачам находить более совершенные средства физиологической профилактики и лечения, поддержки гомеостатических механизмов саморегуляции, механизмов восстановления и компенсации. Причем лечение не обязательно должно выражаться в фармакологическом или оперативном вмешательстве. Иной раз достаточно обеспечить больному относительный физический и полноценный психический покой, упорядочить ритм жизни и пищевой рацион, избавить от факторов риска, как организм самостоятельно справится со своими «внутренними» затруднениями.

Разобраться в этих сложнейших сплетениях патологии, восстановительных и компенсаторных реакций может только врач, вооруженный современными методами диагностики. Задача больного—проявляя максимум уважения к «мудрости» организма и знаниям врача, безоговорочно следовать советам специалиста, выполняя его лечебные рекомендации во время болезни, а профилактические—не только после выздоровления, но и всю жизнь.

 

Следующая страница >>>