Вся электронная библиотека >>>

 Катастрофы >>>

  

 

Катастрофы: социологический анализ


Раздел: Социология

   

Глава 4 УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. ВОЗМОЖНОСТИ К ОПТИМИЗАЦИИ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ СИТУАЦИЯХ

  

Из типологических, особенностей экстремальных ситуаций, рассмотренных нами в разделе II данной книги, две имеют самое непосредственное отношение к проблеме управления. Одна заключается в том, что социальная, экологическая и любая другая самоорганизующаяся система, попадая в экстремальную ситуацию, сталкивается с дефицитом управленческого потенциала. Вторая состоит в том, что для эффективного управления системой и ее компонентами в экстремальной ситуации необходимы дополнительные, зачастую весьма значительные ресурсы — материальные, финансовые, людские и т. п., а их, как правило, в таких условиях не хватает. Чтобы справиться с нарастающими в чрезвычайной ситуации трудностями, система' должна совершить качественный скачок в управленческой деятельности, переналадить или создать в кратчайший срок качественно иные структуры и механизмы управления, способные адекватно реагировать на быстро изменяющуюся, часто весьма неблагоприятную обстановку, обеспечивая адаптивность управленческих структур занятых в них кадров к резким и неожиданным изменениям преимущественно негативного характера, эффективность их деятельности в нестандартных условиях. Одновременно должен быть произведен глубокий, можно даже оказать «тектонический», сдвиг в управленческом мышлении, в управленческой культуре персонала, занятого в структурах власти и управления, в их ценностных ориентациях и смысложизненных установках, в их психологическом повороте от стандартных навыков и решений к нестандартным, от тривиальных — к нетривиальным, от малых и средних, ставших привычными, напряжений и нагрузок к непрывычным, даже, можно сказать, к чрезвычайным напряжениям и нагрузкам, без чего невозможно эффективно осуществлять резко усложняющуюся в экстремальных ситуациях управленческую деятельность.

К тому- же следует учитывать, что большинство граж- да» тех территорий, где возникают экстремальные ситуа- ции, не уделяющие достаточного внимания деятельности управленческих структур в нормальных повседневных условиях, значительно усиливают заинтересованность в работе этих структур, ее направленности, эффективности и т. п. в резко изменяющихся .условиях чрезвычайной ситуации. Это приводит, с одной стороны, к резкому повышению требовательности различных групп населения к управленческой деятельности, а с другойк столь же резкому возрастанию недовольства этой деятельностью.

Естественно, люди прежде всего видят и оценивают деятельность властных и управленческих структур, они воспринимают их работу, ощущая на себе уровень здравоохранения и социального - обеспечения подсчитывая затраченные деньги и проведенное в поисках продовольствия, товаров и услуг время. А все эти жизненные ресурсы — уровень медицинского обслуживания, обеспеченность продовольственными и иными товарами первой необходимости, .необходимость затрачивать на их приобретение возрастающие массы денег; и ,<рремя и т. п.— в экстремальных ситуациях становятся весьма ограниченными, для большинства населения малодоступными. Поэтому недовольство управленческой деятельностью возрастает, причем по мере углубления экстремальной ситуации степень такого недовольства увеличивается. Так, если в 1989 г. в районах Гомельской и Могилевской областей Беларуси из общего "количества опрошенных меры по социальной защите населения, пострадавшего от радиации, включав льготы и выплаты, считали достаточными 21,2%, в 1991 г.—6,2%, то в декабре 1994 г.— только 2%. Количество же неудовлетворенных этой важнейшей сферой деятельности местных и республиканских управленческих структур возросло к концу 1994 г. до 77,5%, то есть превысило три четверти респондентов.

Конечно, недовольство резким снижением уровня жизнеобеспеченности отнюдь не всегда и не у всех прямо и непосредственно трансформируется в критическое отношение к органам управления. В этом смысле'более надежными по своим результатам являются социологические исследования, прямо преследующие цель — выявить уровень недовольства различных групп населения деятельностью властных и управленческих структур. Проведенное в ноябре—декабре 1994 г. социологическое исследование во всех шести областях Беларуси показало, что неэффективностью государственного управления в нашей республике серьезно обеспокоено свыше 30% опрошенных, а.в Гомельской области, серьезно пострадавшей от Чернобыльской катастрофы, доля неудовлетворенных управленческой деятельностью возрастает до 67,3% от общего количества опрошенных. Характерно, что гораздо больше слабой эффективностью государственного управления обеспокоены мужчнйы, которые, как правило, более серьезно и глубоко'иктересуются проблемами политики, чём Женщины. Среди мужчин доля неудовлетворенных управленческой деятельностью Превышает 78% респондентов, а среди женщин —чуть больше 44%. Из социальных групп в наибольшей.степени озабочены низкой эффективностью работы управленческих структур предприниматели, которые острее других ощущают на себе экстремальность экономической ситуации, когда экономические связи разрушены, а новые, связанные с развертыванием рыночных отношений, пока еще не налажены.

По мере ухудшения социально-экономической ситуации, которая все более рельефно воплощает в себе черты кризисности, экстремальности, балансируя порой на грани катастрофичности, резкие критические оценки концентрируются не только на местных управленческих структурах, но и на республиканских законодательных и исполнительных структурах власти. Так, в июне 1991 г. положительно оценивали деятельность Верховного Совета Республики Беларусь 39,4% опрошенных (из 1819), Совета Министров Республики — 44,6%. К концу 1992 г. в связи с дальнейшим ухудшением социально-экономической ситуации, новым всдлеском цен, снижением жизненного уровня населения сочли деятельность Верховного Совета малоэффективной 45,7%, неэффективной—37,7%, правительства республики соответственно 49,2 и 31,8% опрошенных. Если суммировать приведенные цифры, то окажется, что деятельностью законодательной власти в той Или иной мере не удовлетворены 83,4% респондентов, а исполнительной —81%. Число же тех, кто считает эффективной деятельность Верховного Совета Республики Беларусь, составляет только 6,5%, а правительства — 9,6% от Общего количества опрошенных.

Особенно критично относятся к деятельности властных структур жители столицы Беларуси, а также Брестской облаете. В Минске, в частности, деятельность парламента оценивают как малоэффективную 36% респондентов, как неэффективную — 51,3, только 0,9% характеризуют ее как эффективную. Ненамного выше оценивают минчане и работу правительства республики. Характеризуют ее как малоэффективную 39% опрошенных, как неэффективную — 44,7%, как эффективную — 5,3%. В обоих случаях 11—12% опрашиваемых уклонились от ответа или не смогли дать четкой оценки органам влас-' тн. Столь острая критическая направленность оценки высших республиканских структур управления жителями столицы Беларуси объясняется несколькими факторами. Один из них обусловлен гораздо большей, чем в других населенных пунктах, особенно сельских, степенью политизации населения и более широкой вовлеченностью его в политические противостояния, углубляющие экстремальность социально-политической, и экономической ситуации. Другой же связан с более близко видимым, а потому и реально осязаемым разрывом между политическими лозунгами, декларациями, призывами, которыми грешат многие парламентарии и члены правительствами конкретными делами, существенно отличающимися от этих лозунгов.

Что же касается Брестской области, только 2,8 %i респондентов оценивают в качестве эффективной деятельность Верховного Совета н 3,8%-—правительства Беларуси, а остальные предпочитают характеризовать ее как малоэффективную либо вовсе неэффективную. Здесь, видимо, сказывается та потрясающая неразбериха с массовыми выездами граждан из Беларуси и других стран СНГ в соседнюю Польшу в коммерческих целях, когда из страны фактически по бросовым ценам вывозится огромное количество дефицитных товаров, и неспособность органов управления обеспечить хотя какое-то подобие порядка. К тому же сказывается сопоставление ситуации с соседней Польшей, которая, кажется, начинает преодолевать полосу экстремальщнНы и вступает на путь стабилизации социально-политического положения.

Было бы достаточно рискованным судить об эффективности деятельности управленческих структур только на основании отражения ее в общественном мненйи населения, его различных территориальных н социальноде- мографическнх групп. Поэтому анализ материалов массовых опросовиаселення по поводу управленческой деятельности К ее эффективности в экстремальных условиях раздала административно-командной тоталитарной системы власти нхтанОвления государственной независимости бывших республик бывшего СССР был дополнен социологическим анализом самооценок эффективности управления, сформулированных представителями самих управленческих структур -председателей и заместителей председателей местных Советов народных депутатов; председателей и членов депутатских комиссий, работников исполкомов, руководителей предприятий к т. п. Сопоставление результатов таких исследований, проведенных в 1992 г. во всех шести областях Беларуси (опрошено 449 представителей местных органов управления) и десяти областях и краях Российской федерации: Владимирской, Псковской, Новгородской, Свердловской областях и др., Краснодарском, Красноярском, Хабаровском краях, выявило весьма сходные тенденции в развитии управленческих структур и эффективности их деятельности. Оказалось, что три четверти опрошенных руководителей районного масштаба важнейшей задачей признают развитие экономики подведомственных регионов. Однако только 48;9% из них в Беларуси и 43,4% в России уверены, что местные власти обладают достаточными возможностями для эффективного решения этой задачи. Когда же мы переводим данную проблему в плоскость личностного воздействия руководителя районного звена на развитие экономики своего региона, то эффективность здесь снижается еще в 6—7 раз.

Если следовать логике здравого смысла,, а без этого не только в политике, но и в социологическом исследовании не обойтись, то вслед за выяснением первоочередности проблем и возможности их решения вполне резонно выяснить, какова же реальная действенность местных органов власти, то есть в какой степени они, их конкретные работники, начиная от руководителя администрации и председателя райсовета и кончая рядовым сотрудником аппарата исполкома, способны влиять на решение проб-' лемы развития экономики, здравоохранения, образования и т. п. в своей местности. Оказалось, что именно здесь и находится камень преткновения, о который то и дело спотыкаются руководители районного масштаба. Только 7% из них в Беларуси и 9% в России признали, что способны оказать большое влияние на экономическое развитие своего региона, соответственно 59 и 44 % считают, что могут оказывать наг этот процесс некоторое влияние, зато 32% в Беларуси и 42% в России убеждены, что никакого влияния они на решение экономических проблем, своего региона оказать не в состоянии. Оказалось, что в условиях разрыва' хозяйственных связей, резкого спада производства и снижения уровня жизни большинства населения именно развитие экономики стало той , твердой, почти неприступной скалой, о которую разбиваются планы и надежды местных органов власти.

Примерно такая же карана вырисовывается и с другими приоритетами. В современной кризисной, ситуации не только так называемые «рядовые» граждане, но и большинство руководителей разного уровня встревожены нарастающим шквалом преступности. Почти 72%i российских руководителей местных органов власти безоговорочно признают, что обеспечение общественного порядка является одной из трех самых важных задач их повседневны) деятельности. Считают же, что местная власть располагает достаточными возможностями для обеспечения такого порядка и успешной борьбы с преступностью, толькоТ>2% из них, а свыше 40% уверены, что эта власть таких возможностей не имеет. Что же касается личных возможностей опрошенных, то только 7,6% из них считают, что способны оказать значительное влияние •на эффективность борьбы с преступностью и обеспечение общественного порядка в своем регионе, зато в 5 раз большее количество занимает здесь прямо противоположную позицию.

Не менее сложная ситуация складывается и в сфере здравоохранения. Три четверти депутатов местных советов и в России и в Беларуси относят деятельность в этой сфере к разряду первоочередных. Но только половика из них уверена, что местные органы власти способны каким-либо образом воздействовать на качество здравоохранения, а возможности своего личного влияния на улучшение положения в этой области деятельности достаточно высокими признают только 5,3 %~ респондентов как в России, так и в Беларуси. Совпадение позиции свидетельствует о том, что основные тенденции развертывания управленческой деятельности зависят не только от региональных особенностей территории, но и от состава управленческих кадров, определяются в условиях экстремальной социально-экономической и политической ситуации не столько этнмиважнейшими факторами, сколько самой ситуацией чрезвычайности, накладывающей неизгладимую печать иалой эффективности на все сферы жизнедеятельности людей.

Множество трудных проблем стоит сегодня перед местными управленческими структурами. Далеко'не все они способны решать своими силами. Поэтому они нуждаются в постоянной и эффективной поддержке. Где же та реальная сила, которая может им помочь? Если вспомнить предвыборные программы нынешних лидеров районного масштаба, то большинство их пестрело уверениями в трм, что все вопросы, которые будут перед ними возникать, они будут решать только в интересах народа (соответственно населения всего района или города) и только с учетом его интересов и потребностей. Но отшумели предвыборные баталии, настала пора повседневной будничной работы, и многие обещания и заверения стали забываться. Сегодня только чуть больше четверти опрошенных руководителей в обеих республиках считают важным фактором для себя поддерживать и активизировать участие граждан в решении социально-экономических проблем своего района.          -

Когда мы анализируем направленность поисков местными руководителями социальных точек опоры своей деятельности, то следует иметь в виду, что здесь сказывается действие двух факторов. Во-первых, несмотря на то, что социально-экономические и политические условия, при которых методы авторитарного управления могли быть эффективными, отошли в прошлое, авторитарная политическая культура еще крепко держит в своих сетях многих лидеров как на верхних,уровнях власти, так и на нижних (локальных). Это проявляется и в отношении их к привлечению широких слоев населения к принятию и осуществлению управленческих решений. Во-вторых, когда вопрос о народовластии ставится в практическую плоскость и речь заходит о социальных механизмах реализации принципов самоуправления, происходит своеобразное «целевое смещение»— перенос целей управленческой активности с интересов территориальной общности и ее населения на самосохранение административного аппарата.

Итак, приверженность отжившим стереотипам и инстинкт самосохранения оказываются в среде районных руководителей нередко выше интересов дела, за который они так усердно ратуют в своих выступлениях. А это от-' четливо проявляется в тех позициях, которые они занимают в вопросах социальных механизмов и субъектов управленческой деятельности. Отмётйм в качестве существенного тот факт, что и в Беларуси и в России практически одинаковая часть руководителей районного масштаба (52 и 51,4%) придерживается мнения, согласно которому в целях эффективного управления несколько сильных и способных людей должны .руководить всем. Еще более внушительное количество их (больше на 9— 15 пунктов) в той или иной степени согласны с суждением о том, что участие людей в принятии решений необязательно, если они принимаются группой доверенных и компетентных лиц. Вполне понятно, что в обоих случаях срабатывает эффект саморефлексин и завышенных самооценок.

Если мы примем во внимание приведенные оценки и суждения, станет ясно, почему только от 28 до 32% опрошенных руководителей считают важным фактором для себя поддерживать участие граждан в решении проблем района. Такая позиция свидетельствует, что многие руководители, особенно происходящие из партгосноменклату- ры, сохраняя приверженность авторитарной ориентации управленческой деятельности, неадекватно реагируют на возрастающую сложность социально-экономического развития и недооценивают значимость изучения и учета мнений, социальных ожиданий и позиций различных групп населения в управленческой деятельности.

Такая ситуация отнюдь не способствует развитию самоуправления в рамках процесса демократизации, но вместе с тем она же усиливает вакуум власти, углубляет социально-политическую неопределенность в 'условиях кризисного развития общества. Достаточно четко улав- ливая : нестабильность обстановки, непредсказуемость возможных оценок и действий своих сограждан при любом поророте событий, большинство районных лидеров предпочитают в решении сложных проблем за их помощью не обращаться. Только каждый четвертый из них считает своим долгом в сложных ситуациях искать поддержку у населения.

И все же повседневная, достаточно суровая социальная действительность побуждает муниципалов становиться реалистами. И в соответствии с этим они чаще всего обращаются в случае необходимости за поддержкой к тем, кто реально может ее оказать. Поэтому больщинст-, во из них (54,5% в Беларуси и 46,1% в России) предпочитает при решении трудных'вопросов обращаться за помощью к руководителям предприятий, располагающих значительными материальными, финансовыми ресурсами и связями. Не забываются при этом сослуживцы — коллеги, а также близкие друзья и знакомые. Впрочем, здесь они не оригинальны. Так поступают все; и руководители, и подчиненные.

Не питают особых иллюзий руководители районных властей относительно возможностей и реальной срлы правительства и особенно Верховного Совета. Только 7% из них готовы в случае необходимости обратиться к высшему законодательному и чуть больше—11,5% — к высшему исполнительному органу Беларуси. Гораздо меньше уверены в эффективности обращения за поддержкой в вышестоящие инстанции районные руководители в России. Оно и понятно: там республиканское руководство отстоит значительно дальше. В случае необходимости в поддержке к руководящим работникам правительства России готовы обратиться только 6,5% работников местных Советов, а в Верховный Совет* еще меньше — всего 1,7%. Гораздо большее количество: респондентов—свыше 22%—полагают, что в случае необходимости лучше использовать влияние средств массовой информации [1,15].

Какой же вывод вытекает из анализа приведенных эмпирических материалов социологического исследования? Он довольно прост и очевиден. Руководители местных управленческих структур в своих поисках того, кто сможет реально их поддержать в экстремальных условиях социально-экономической нестабильности, разрыва хозяйственных связей, разгула коррупции, бессилия судебных властей и т. п., предпочитают обращаться не к своим начальникам или подчиненным по линии управленческой вертикали, не к своим коллегам по линия управленческой горизонтали, а именно к тем, кто' располагает необходимыми ресурсами — к руководителям предприятий и предпринимателям. И это вполне резонно, так как дефицит управленческого потенциала непосредственным образом связан с дефицитом ресурсов, а в таких условиях острая.недостача в первом хот? бы в какой-то степени может быть перекрыта путем привлече- ни я дополнительных ресурсов и снижения за счет этого острого ресурСного дефицита.

Все сказанное позволяет заключить, что в сегодняшней крайне противоречивой и нестабильной социально- экономической и политической ситуации существует достаточно ощутимый вакуум власти на всех уровнях управления. Можно пойти по двум путям в целях изменения сложившегося положения. Один из них — досрочный роспуск Верховного Совета, отставка правительства, новая, волна выборов в местные органы власти. Другой— сохранение существующих властных структур, более активное, воздействие на их деятельность в целях повышения ее эффективности со стороны избирателей, широ' кой общественности. В таком случае придется отбросить надоевшие всем поиски врагов, «козлов отпущения» за совершенные ошибки, но активнее, целеустремленнее, а главное — качественнее работать всем нам —и депутатам, и избирателям. Каждому на своем месте. Думается, что белорусский народ, не раз на протяжении своей истории проявлявший мудрость, рассудительность и твердость в своих предпочтениях и действиях, и на этот раз примет правильное решение.

При всей важности потенциала эффективности управленческой деятельности и объемов финансовых, материальных и иных ресурсов, которые могут ею использовать-* ся, в экстремальных ситуациях действует еще один, чрезвычайно болезненный для управленческих структур дефицит дефицит компетентности. Дело в том, что чрезвычайные ситуации характеризуются наличием более или менее острого кризиса, высокой степенью неопределенности в развитии процессов, которыми необходимо управлять, дестабилизацией социально-психологической устойчивости населения, вовлекаемого в принятие или осуществление управленческих решений, необходимостью привлечения для разработки таких решений большого числа различных специалистов, которых, как правило, не хватает, нехваткой времени для разработки и осуществления как стратегических, так и оперативных решений по стабилизации обстановки. Все это чаще всего непривычно для управленческих кадров, компетентность которых формировалась в принципиально иных условиях, а в чрезвычайной ситуации требует коренной трансформации, что неизбежно оборачивается, у большинства управленцев недостаточной компетентностью.

У нил в большинстве случаев не бывает ни достаточных знаний, ни тем более умений и навыков быстрого принятия оптимальных решений во внезапно возникающей чрезвычайной обстановке. Умение принять а особенно осуществить оптимальное решение в исключительно динамичной и напряженной, быстро меняющейся ситуации, организовать четкое взаимодействие жизнеобеспечивающих служб, добиться достоверной и полной информации о происходящих событиях, принять быстрые и эффективные меры по локализации паники и слухов — все это очень сложные действия, требующие специальной подготовки и высокого профессионализма. Поэтому необходима организация специальной профессиональной и морально-психологической подготовки к действиям в экстремальных ситуациях тех кадров, которые обучаются на различных факультетах, курсах, в школах менеджеров и готовятся заняться управленческой деятельностью. В этом же направлении следует подумать и о соответствующей подготовке инженерно-технических кадров, готовящихся в вузах и техникумах, а также будущих врачей, учителей, социологов, психологов.

Поскольку в чрезвычайных ситуациях всегда возникает большая илн меньшая степень опасности, то управление такими ситуациями сводится в основном к управлению опасностью. В нем различаются три составных компонента: во-первых, предупреждение опасности чрезвычайной ситуации; во-вторых, борьба с опасностью, возникшей в условиях экстремальной ситуации; в-тре- тьих, ликвидация опасных последствий Экстремальной ситуации.

Первым шагом в управлении чрезвычайной ситуацией должно стать осознание и предупреждение опасности. Если речь идет о технологических системах, то этот принцип должен быть применен и воплощен на стадии разработки лроекта. Самая главная и чаще всего встречающаяся ошибка в управленческой деятельности, особенно когда она связана с крупными технологическими системами — атомной электростанцией, нефтеперерабатывающим заводом, химическим комбинатом и т. п., состоит в недооценке опасности. Технологический объект, вызывающий опасность, особенно если он хорошо оснащен технически, оборудован эффективными техническими средствами контроля, обычно считается безопасным. Здесь психологически срабатывает эффект «Титаника».

Хорошо известно, что гигантский пароход «Титаник», по» оценке специалистов, особенно причастных к его проектированию н сооружению, был окружен ореолом «непотопляемости», поскольку считался самым крупным, самым красивым и самым технически оснащенным. Произошедшая с ним трагедия так ничему и не научила,, равно как н последовавшие за ней катастрофы, включая взрывы нефтепроводов и аварию на Чернобыльской атомной электростанции. По-прежнему опасность, исходящая от крупных Технических объектов, во многих случаях.недооценивается, что снижает эффективность пред- аварийной управленческой деятельности.

Второй причиной, резко снижающей эффективность- управленческой деятельности в экстремальных ситуациях, является небрежность персонала, обслуживающего* сложные технологические системы. Можно констатировать, что почти во всех несчастных случаях, происшедших на производстве и с транспортными средствами в-' послевоенный, период (почтя 50 лет!), попытки управления возможной опасностью, во всяком случае попытки предупреждения и предотвращения чрезвычайной ситуации, наталкивались главным образом не на технические' неисправности, а на ошибки и нарушения, совершенные людьми, обслуживавшими технические средства.

Третьей. причиной, препятствующей эффективной управленческой деятельности в экстремальных ситуациях, становится почти полное неведение большинства населения, попадающего в такие ситуации, относительно наиболее целесообразных действий в случае аварий, катастроф и т. л.

С учетом этих причин, которые, как правило, действуют, усиливая друг друга, в большинстве катастрофических случаев, можно предложить несколько направлений оптимизации управленческой деятельности в экстремальных ситуациях.

Первое Из них заключается в осознании специалистами, но прежде всего работниками властных структур и органов управления, возрастающей степени риска от деятельности современных, мощных по своим основным параметрам технологических систем, тем более что такие системы располагаются чаще всего вблизи урбанизированных пространств с большой плотностью населения, а нередко н в самих этих, пространствах.. Атмосфера секретности* Существующая вокруг .таких объектов, лишает не только население, но и многих специалистов, в трм числе работающих в органах управления, возможности не галько участвовать в принятии решений, но и вообще ориентироваться в ситуации. Поэтому одним из существенных направлений в процессе оптимизации управленческой деятельности в экстремальных ситуациях становится резкое снижение пресса секретности вокруг технологически сложных и обладающих высокой степенью риска для окружающих промышленных объекте», а также связанное с этим разъяснение окружающему населению степени реального риска от их эксплуатации и обучение основным приемам поведения в случае возникновения опасности; В этом смысле заслуживает изучения и заимствования опыт Франции, где уже более десятка лет функционирует Национальный совет информации по ядерной энергетике, в работе которого наряду с учеными, предпринимателями, профсоюзными деятелями участвуют представители ассоциаций потребителей и защитников окружающей среды.

Второе направление оптимизации управленческой деятельности в экстремальных ситуациях состоит в обеспечении безопасности функционирования потенциально опасных технологических систем, главная функция которого — предупреждение аварий и катастроф. В ряде высокоразвитых стран — в Германии, Англии и др.— разработаны принципы оценки безопасности атомных объектов н других технически сложных сооружений, которые должны быть спроектированы, построены и эксплуатироваться так, чтобы в случае сбоя или ошибки в работе персонала существовала возможность обеспечения адекватной защиты, обеспечивающей поддержание объекта в безопасном состоянии, насколько это необходимо по характеру ошибки. Окончательные действия системы защиты при этом достигаются с помощью средств, о которых обслуживающему персоналу должно быть заранее известно и которые непосредственно связаны с желательными конечными результатами.

Такого рода деятельность нуждается в прочной правовой основе. Такую основу в Германии составляет Закон об атомной энергии, принятый бундестагом еще в декабре 1959 г., а также Закон о защите от вредных воздействий на окружающую среду (последняя редакция — ноябрь 1986 г.), а во Франции — принятый в 1976 г. Закон, направленный на усиление мер безопасности и пре- дупрежденве катастроф. Поскольку в Германии более? детально проработана иерархическая система соподчинения нормативных документов, охватываемых действием Закона об атомной энергии, рассмотрим эту систему несколько подробнее на основе прилагаемой схемы (см.  6).

В этой схеме действие направлено по вертикали сверху вниз. Основополагающие принципы обеспечения безопасности сформулированы в. законе. Из них вытекают соответствующие положения, обязательные для исполнения всеми, кто имеет дело с ктомными и другими ра- диационно опасными объектами (например, положение о радиационной безопасности). Следующим шагом конкретизации общих принципов являются административные предписания, содержащие критерии безопасности для атомных электростанций, а также директивы комиссии по безопасности различных типов реакторов. На них основаны столь же обязательные правила по вопросам традиционной и ядерной техники. А на основании иерархи- зированной совокупности всех этих принципов, предписаний и' технических правил составляются документы, разрешающие строительство определенных объекте» в .строго установленной местности, их предварительные испытания и эксплуатацию. Документы по эксплуатации атомных объектов предусматривают тщательный анализ' работы в нормальном режиме, в условиях повреждений (с. обязательным установлением причин) и возможных аварий. В последнем случае предусмотрены: выяснение причин аварийной,ситуации, ее последствий и следующих за этим изменений. В -этих документах предусмотрены профилактические меры по предотвращению ошибок управления, регулярное обучение персонала.

Третье направление оптимизации управленческой деятельности экстремальных ситуациях включает в качестве основного компонента повышенное внимание специалистов, управленческих кадров ко всем случаям технологических аварий и. катастроф. Ибо только таким образом можно найти эффективные способы предотвратить катастрофу в аналогичных или сходных ситуациях.

Когда речь идет об оптимизации управленческой деятельности в экстремальных ситуациях, то имеется в виду не только знание того, как лучше поступать в случае аварии или катастрофы, стихийного бедствия, но и выработка соответствующих навыков и умений. Именно они должны формироваться на занятиях в системе гражданской обороны, учебные пункты и центры которой продолжают функционировать, но должны резко сместить акценты в своей деятельности в сторону выработки у обучаемых навыков действий в чрезвычайных ситуациях. Необходимо в полной мере использовать накопленный в штабах гражданской обороны опыт организации мероприятий по защите населения в чрезвычайных ситуациях, по ликвидации последствий аварий, катастроф и стихийных бедствий. Применение этого опыта может стать в случае необходимости важным средством овладения руководящими работниками чрезвычайной ситуацией. А процесс овладения такой ситуацией включает несколько непременных компонентов:

а)         своевременное введение в районе бедствия или катастрофы чрезвычайного положения;

б)        быструю оценку обстановки и своевременное оповещение населения о порядке действий в экстремальных условиях;

в)         быстрое развертывание в зоне бедствия работ по выводу населения из опасных для жизни и здоровья мест, оказанию первой медицинской помощи, проведению спасательных работ и жизнеобеспечению людей в пострадавших районах.

В связи с тем, что во всех случаях в районы стихий- ныл бедствий и катастроф прибывает определенное количество авантюристов, встречаются случаи мародерства» осложняется криминогенная ситуация, в результате чего значительная часть поступающих в эти районы материальных .средств, медицинского оборудования и дефицитных препаратов нередко распределяется нерационально, а то и вовсе присваивается нечестными людьми или преступными элементами, важную роль приобретает осуществление жесткого контроля за снабжением населения, учреждений здравоохранения, общественного питания и т. п. всем необходимым для жизнеобеспечения. .

Важнейшим направлением управленческой деятельности в условиях возрастающего технологического риска становится своевременное, хорошо продуманное принятие мер по предотвращению экстремальных ситуаций. Один из основных кдмЬрнентов здесь составляет 'социально-экологически и социально-демографически обоснованное размещение потенциально и экологически опасных производств. К сожалению, до последнего времени эта сторона управленческой деятельности ускользала от внимания властных структур. Факт размещения взрывоопасного нефтеперерабатывающего предприятия «Поли- мир» (на котором неоднократно возникали пожары, в том числе и в июле 1992 г.) всего в 5 километрах от густонаселенных кварталов Новополоцка свидетельствует об отсутствии необходимой экологической, демографической и градостроительной экспертизы при решении вопроса о строительстве этого комбината. А разве об ином свидетельствует размещение химического комбината «Азот» на окраине Гродно, где роза ветров повернута таким образом, что вредоносные выбросы направляются в основ- ном к центру города? А что сказать в таком случае о столь же экологически опасном промышленном объединении «Лавсан», расположенном в центре Могилева?

Подобные примеры можно продолжить, но и этих достаточно, чтобы убедиться, что в управленческих решениях практически не учитывается важная составляющая — потенциальная экологическая и технологическая опасность размещаемых в крупных городах или вблизи них сложных в технологическом отношении производств, несущих в себе достаточно большую степень риска аварий и катастроф.

Для преодоления столь существенного порока (Чернобыльская трагедия-показала, что это — не недостаток,.

а порок в организации производства н управления) необходимо коренным образом реорганизовать территориальное размещение потенциально опасных производств, принимая во внимание все особенности окружающей среды — поселенческую, экологическую, кадровую, а не только производственно-экономическую. Для этого важное значение приобретает разработка соцнально-демо- графически, экологически, социально-психологически обоснованных территориальных схем размещения по территории Беларуси и ее областей промышленных объектов с учетом вызываемых ими возможных уровней экологического и технологического риска. В тех городах, где и сегодня уже высок уровень концентрации потенциально опасных производств (Гродно, Могилев, НовополОцк), система ограничений к такому размещению должка быть наиболее жесткой. При этом следует учитывать не только уровень концентрации, но и всю совокупность факторов, вплоть до социокультурных и соцнально-психологи- ческих, способных оказать влияние на безопасность функционирования производственных комплексов и снижение возможного восприятия населением технологического pncfca.

Оптимизация управленческой деятельности в экстремальных ситуациях может осуществиться только в том случае, когда в практику организации производства и управления им входит принцип, сформулированный академиком Н. Н. Моисеевым: «Пока не доказана безопасность любого проекта, на него должно быть наложено абсолютное вето>. А чтобы- создать предпосылки для реализации этого гуманного принципа, необходимо при проектировании любого промышленного или транспортного объекта создавать вневедомственную, законодательно закрепляемую технологическую, экологическую, экономическую, медико-биологическую, социально-психологическую и демографическую экспертизу проекта. Такая экспертиза должна включать в себя не только оценку безопасности (или степени опасности)" технологии, систем машин и оборудования, но и оценку возможных экологических и социально-психологических последствий функционирования сооружаемого объекта, а также «женку соответствия принимаемых конструкторских решений по управлению производственным процессом эргономическим требованиям, профессиональным и функциональный возможностям человека.

 

СОДЕРЖАНИЕ:  Катастрофы: социологический анализ

 

Смотрите также:

 

Способности. методы измерения способностей. Уровень...

Например, в конфликтных или экстремальных ситуациях, когда человеку
К таким видам деятельности относятся: управленческая, преподавательская, исследовательско-диагностического типа (исследователь, конструктор).

 

...действенности и эффективности управленческих решений

Или же предлагают указать недостатки, которые с наибольшей вероятностью могут проявиться в экстремальных ситуациях или в глазах наиболее требовательных деловых партнеров.
ИУС И управленческая деятельность.

 

Стадия стабилизации. Стадии стабилизации достигают...

Для оптимизации производства, снижения уровня затрат на персонал необходимо провести анализ деятельности, выявить источники потерь
В ситуации стабилизации у организаций менее всего должно быть авралов и экстремальных решений.

 

...закономерность между успешностью деятельности...

психологический отбор лиц для деятельности в экстремальных условиях; воспитание эмоциональных, моральных и волевых качеств личности, которые способствуют возможности управления психическими состояниями

 

Управление общественными чрезвычайными ситуациями....

Чрезвычайные ситуации возможны в масштабе страны, регионов, отрасли или сферы деятельности.
Как правило, целями мобилизационной экономики становятся выход из кризиса и других экстремальных условий, преодоление опасного для...

 

Методы оптимизации кадрового состава и реорганизации...

Ситуацию можно разрешить за счет создания "плотно пригнанной" (хорошо сформированной) управленческой команды, улучшающей
Для эффективного осуществления деятельности по управлению персоналом специалисту...

 

...человека в критических и экстремальных ситуациях....

Поведение человека в критических и экстремальных ситуациях. Особо нужно остановиться на поведении человека в ситуациях, значительно
Туристская деятельность Сборник задач по банковскому делу Логика и аргументация.