Вся электронная библиотека >>>

 Крым >>>

    

 

Этническая история ранневизантийского Крыма


Раздел: Научно-популярная литература

 

ГЛАВА I. НАСЕЛЕНИЕ КРЫМА В ПОЗДНЕРИМСКИЙ ПЕРИОД

  

Как уже отмечалось во введении, в 1950-х гг. в восточноевропейской исторической литературе утвердилось мнение об автохтонности населения Крыма в рассматриваемый период. Авторы некоторых книг и статей материалами из позднеантичных и раннесредневековых могильников Юго-Западного Крыма и картографированием априорно датированных археологических памятников пытались обосновать происхождение местного населения от тавроскифов  или от скифов, бежавших от готов из предгорий в горы и на Южный берег , из низовьев маленьких речушек Альма, Кача и Бельбек на 5-20 км вверх по их течению . Этнонимы "тавры" и "тавроскифы" упомянуты в нескольких надписях I - второй половины II вв. н.э. с Боспора и Херсонеса , в географических сюжетах в сочинениях Прокопия, в составленном в VI в. "Перилле Понта Евксинского" , созданном между 815 и 842 г. "Житии Иоанна Готского" . Однако, в Крыму не выявлена таврская археологическая культура того же периода . Таврские могильники из каменных ящиков функционировали в VI-V вв. до н.э., а наиболее поздние таврские памятники относятся к IV-III вв. до н.э.  Таврам приписывали некоторые укрепления на Южном Берегу полуострова. Новые исследования не подтвердили их принадлежность таврам. Крепость Харакс оказалась римской , а укрепления на Аю-Даге, Кастеле и другие возникли в эпоху средневековья . В последние века до н.э. тавры уже были ассимилированы скифами. Поэтому авторы той эпохи жителей крымских предгорий именовали тавроскифами . Следуя утвердившейся традиции данный этноним употребляли и в более позднее время.

В автохтонистских этноисторических экскурсах отсутствует какой-либо сравнительный анализ конструкции погребальных сооружений античного и раннесредневеко- вого периодов и обряда захоронения в них, не разработана типология находок и плохо аргументирована хронология. Найденные на крымских некрополях, городищах и поселениях вещи второй половины III-IV вв. относили ко II-III вв., а керамику IV-VI вв. — к III в. или к III-IV вв. Довольно часто история полуострова второй половины II1-IV вв. воссоздается по раннесредневековым слоям, раскопанным на Боспоре и в Херсоне, по одновременным могильникам Суук-Су, Эски-Кермен, Чуфут-Кале и другим.

В приложении, в результате изучения типологии находок и их взаимовстречаемости в составе закрытых комплексов, захоронения I этапа разделены на три группы: 1 — около 240-300 гг., 2 — 300-350 гг., 3 — 350-400 гг. Вещи, типичные для комплексов первой группы, найдены на некрополях расположенных в устье реки Альма ( 2,5) и на Третьей и Второй грядах Крымских гор: Бельбек II  и III ( 2,72) , Скалистое III { 2,55) , Заветное ( 2,б) . Инвентарь второй половины III-IVBB., типичный для трех групп, выявлен на могильниках и в слоях городов и поселений: на Керченском полуострове — Боспор ( 2,2б) , Мирмекий ( 2,27) , Тиритака ( 2,25) , Илурат ( 2,24) , Семёновка ( 2,50) , Заморское ( 2,29) , на Третьей и Второй грядах — Дружное ( 2,4) , Перевальное ( 2,#) , Нейзац ( 2,2) , Озёрное ( 2,9) , Красный Мак ( 2,7J) , Суворово ( 2,7) , Тенистое ( 2,10) \ в низовьях реки Бельбек — некрополь Бельбек I ( 2,72) , Танковое ( 2,J7) ; реки Черная — на территории Совхоза 10 ( 2,7<5) , Инкерман ( 2,75) , Чернореченский ( 2,79) ; на Гераклейском полуострове — Килен-Балка ( 2,Jd) , в окрестностях Балаклавы ( 2,7#) ; на Первой гряде — Харакс ( 2,22) , Чатыр-Даг ( 2,27)  и обследованный мною и В.А.Сидоренко в 1994 г. в Партените разрушенный оползнем могильник с кремациями ( 2,20). На плато Мангуп ( 2,74) под оборонительной стеной, перекрывающей устье Лагерной балки, выявлен некрополь позднеримского периода. В одном из склепов, разрушенном при строительстве стены, лежала светлоглиняная амфора типа D  второй половины III - начала IV в.  Из Гурзуфа ( 2,57) из имений Артек и Суук-Су происходят В-образная пряжка  и двучленные подвязные фибулы варианта 16-2/1-3 IV в.  Возможно, их извлекли из уничтоженных захоронений.

Некрополи городов Боспора и Херсона существовали с момента основания последних греческими колонистами. На некоторых перечисленных выше могильниках начали хоронить в I в. до н.э. (Устъ-Альма, Заветное) или во II в. н.э. (Бельбек I-III) , на других (Дружное, Перевальное, Нейзац) — в 240-е гг., а на третьих (Заморское, Озерное, Мангуп, Красный Мак, Суворово, Тенистое, Танковое, Инкерман, Черноре- ченский, Килен-Балка, Харакс, Чатыр-Даг, Партенит, видимо в имениях Артек и Су- ук-Су) — в начале второй половины III в. Могильник Скалистое III по шпорам , амфорам, краснолаковой керамике, пряжкам и фибулам , вероятно, необходимо датировать концом II - III вв. До полной публикации материалов из могильника на территории Совхоза 10 трудно судить о его ранней дате. В Тенистом упомянутый выше могильник расположен у подножия горы Тас-Тепе, на вершине которой находилось укрепленное убежище ( 3,а). По керамике из культурного слоя оно отнесено ко II- IV вв. Однако, самую раннюю керамику из слоя: краснолаковую чашу ( 3,10) и амфоры типа Зеест 72, 73 ( 3,2,4,5,7,8) следует датировать не II - первой половиной III вв. , а более поздним временем. Однотипные амфоры в Мирмекии  и на Кноссо- се  содержались в слоях, образовавшихся во второй половине III в. Аналогичные чаши в Палестине встречены в слое второй половины IV в   Скорее всего, убежище одновременно могильнику. По утверждению Д.Л.Талиса, неукрепленное поселение во второй половине III в. было основано на Бакле . Однако, на городище не выявлены позднеримские материалы, а на связанных с ним некрополях начали хоронить позднее.

На могильниках, возникших в 240-е гт. или в 250-е гг. найдены погребения с тру- поположениями и трупосожжениями.

Первые зафиксированы в погребальных сооружениях трех типов: 1 — в подбойных могилах, 2 — в грунтовых ямах, 3 — в склепах.

У могил 1 типа в одной или двух бортах входной ямы выкапывалась ниша-подбой с полуциркульным сводом для захоронения. Обычно подбой закрывали закладными плитами. Все они ориентированы по оси 3-В или СЗ-ЮВ. Скелеты ориентированы черепами на 3, СЗ или В, СВ. По конструкции их можно разделить на два варианта: 1 — с одним подбоем ( 4,4), 2 — с двумя подбоями ( 4,5). Они раскопаны на всех названных выше Боспорских некрополях, в Херсонесе, Инкермане, на Черной Речке, в Тенистом, Красном Маке, Озерном, Дружном и Перевальном. В Херсонесе входные ямы сверху закрыты плитами. В Заморском входные ямы могил первого варианта засыпаны камнями, а второго — землей. На остальных могильниках входные ямы заполнены землей. На Черной Речке, в Озерном и Красном Маке в подбоях прослежены остатки деревянных колод. В Красном Маке у некоторых скелетов коста правой руки согнуты в локтях, на других некрополях конечное скелетов вытянуты.

По пропорциям данные могилы отличаются от ранних IV - II до вв. н.э., которые выкапывались со значительно более широкими входными ямами и подбоями (до 1 м и более) . Могилы, подобные описанным, распространились на Боспоре со II в., а в Юго-Западном Крыму — с I в. н.э. в результате миграции сармат . У некоторых из них входные ямы были засыпаны камнями ( 4,1-3). В применявшемся в них погребальном ритуале прослеживаются сарматские черты: подсыпка из угля или мела, кошма, гробовины, скрещенные ноги, руки на тазе, восточная или северо-восточная ориентация скелетов . Однако, многие из перечисленных признаков отсутствуют в могилах, появившихся в III в.

Немногочисленные грунтовые могилы можно разделить на три варианта: 1 — ямы с заплечиками, перекрытые досками или плитами ( 5,4,7), 2 — ямы с захоронениями, накрытыми плитами ( 5,6), 3 — ямы, засыпанные землей ( 5,8). Могилы 1 варианта зачищены в Инкермане, Заморском, 2 варианта — в Хараксе и Заморском, 3 варианта — в Заморском, Перевальном, Озерном и Дружном. В большинстве могил всех вариантов найдены гробовины. Скелеты лежали с вытянутыми конечностями черепами на СВ или СЗ. Однотипные погребальные сооружения использовали сарматы в Поволжье и Южном Приуралье с IV в. до н.э., а в П одонье, на Кубани и в Поднепровье со II в. до н.э.54 На некрополях Танаиса, Керченского полуострова , в Заветном могилы 1 ( 5,3) и 3 ( 5,2) вариантов появились с I в. н.э. Они раскопаны и в Скалистом III . По погребальному обряду ранние могилы с заплечиками отличаются от распространившихся около середины III в. На некрополях, возникших в Горном Крыму около середины III в. нет типичных для позднескифского некрополя Заветное захоронений в ямах, закрытых тремя-пятыо каменными вымос- тками, с прослойками земли между ними ( 5,7) .

На Черной Речке и в Инкермане найдены два захоронения в скорченном положении. Высказывалось мнение об их таврском этносе . Однако такой способ погребения в первые века н.э. был типичен для сармат Северного Кавказа .

Склепы по конструкции делятся на три варианта: 1 — Т-образные в плане, состоящие из длинного дромоса - входной ямы, заложенного плитой более узкого входного коридора и погребальной камеры ( 6,3,5; 1,2-4), 2 — с таким же дромосом и входом, с прямоугольной в плане камерой с лежанками, вырубленными в боковых стенах ( 1,1,5-7), 3 — с коротким и широким дромосом со ступеньками и камерой такой же ширины ( 6,4).

Склепы 1 варианта обнаружены в Дружном, Перевальном, Нейзаце, Озерном, Тенистом, Красном Маке, Килен-Балке, Инкермане и на Черной Речке. На первых трех некрополях почти во всех камерах находилось от пяти до одиннадцати костяков, ориентированных черепами на В, СВ или 3, СЗ. Тогда как в Озерном, Инкермане и на Черной Речке в склепе хоронили не более четырех человек. Умерших погребали в деревянных гробовинах головами на ЮВ. В Дружном, Перевальном, Нейзаце и на Черной Речке в дромосах и камерах найдены скелеты или отдельные кости лошадей. На всех перечисленных могильниках в камерах лежали древесные угольки и остатки пищи: кости овец, коров, куриные кости и яйца. На стенке камеры в Нейзаце были высечены тамгообразные знаки , а в Озерном на стене камеры сажей нарисовали тамги и фигурки лошадей . Один из знаков похож на тамги царей Боспора, изображенные на монетах III-IV вв .

М.П.Абрамова в опубликованной в 1982 году статье, посвященной склепам и катакомбам юга Восточной Европы, предположила, что их нельзя рассматривать в качестве этнического признака. По ее словам, названные погребальные сооружения в Крыму, на Тамани и Северном Кавказе стали использовать с III-II вв. до н.э. в связи с возникновением у населения перечисленных регионов обычая хоронить членов семьи в одной могиле . Однако, в статье М.П.Абрамовой отсутствует типологический анализ склепов и не выявлены признаки, присущие для склепов каждого из упомянутых районов в разные хронологические периоды. К ранним периодам III-I вв. до н.э. и I- III вв. н.э. необоснованно отнесены склепы IV-VBB. ИЗ Нейзаца, Херсонеса, Боспора и другие . По конструкции склепы 1 варианта отличаются от известных в Крыму скифских склепов I - первой половины III вв. , которые выкопаны или вырублены без коридора между дромосом и камерой ( 6,7,2) . Склепы II-III вв. с этим элементом, выявленные на некрополе Неаполя Скифского, очевидно, принадлежали сарматам . Склепы с таким коридором по планировке близки катакомбам, известным в Центральном Предкавказье на могильниках Чегем и Нижний Джулат , в нижнем и среднем Прикубанье — со II в. до н.э.  близ Тимашевска и с первой половины I в. н.э. на "Золотом кладбище" , в Средней Азии в среднем течении реки Сыр-Дарья и в Фергане — с I в. н.э.  Как весьма аргументировано показала М.П.Абрамова в своих других статьях и книгах, с I в. н.э. данный элемент становится типичным для конструкции аланских катакомб Центрального Предкавказья . С конца II - начала III в. однотипные погребальные сооружения распространяются на европейском и азиатском Боспо- ре , с середины III в. — в междуречье Дона и Сала и в низовье Дона , а с IV в. — в Верхнем Прикубанье и Прикаспийском Дагестане . Описанные катакомбы и склепы из перечисленных выше регионов обычно связывают с аланами. В крымских склепах 1 варианта и в аналогичных по плану катакомбах из Предкавказья выявлены одинаковые элементы погребального обряда: остатки пищи, коллективные захоронения, обычай смещения костей первоначально погребенных к стене

Склепы 2 варианта ( 7,7,5-7) в Херсонесе  и в Керчи  начали использовать в позднеримский период. Поскольку происходящие из них материалы в музеях, в основном, лишены паспортов, то трудно более точно определить время их появления в обоих городах. Видимо, погребальные сооружения данного типа возникли в Восточном Средиземноморье, где в подземных гробницах с лежанками хоронили со II в. до н.э.  В Риме с начала IV в. в однотипных склепах хоронили христиане .

Единственный склеп 3 варианта ( 5,5) раскопан в Заморском. В Усть-Альме зачищен однотипный склеп II в. , а в Танаисе — III в.  В таких склепах сарматы хоронили в последние века до н.э. в Центральном Предкавказье , а с середины III в. — в Северо-Западном Причерноморье на некрополях Черняховской культуры . В плане склепы 3 типа близки сарматским подкурганным катакомбам из Нижнего Поволжья, Приуралья и Прикубанья .

Для изучения этногенеза погребенных в описанных выше Т-образных склепах и могилах европейского Боспора и Юго-Западного Крыма важны извлеченные из них типичные для сармат и алан азиатского Боспора, Нижнего Подонья, Прикубанья и Центрального Предкавказья темноглиняные лепные сосуды с дуговидными или коническими налепами ( VII,4; XI,2), кувшины и горшки с темным лощением и нелощеные ( IX,б; XI,7,5-5; XVI,7) .

Скорее всего, появившиеся в Юго-Западном Крыму около середины III в. склепы Т-образной планировки принадлежали аланам. Видимо они, как и аланы Центрального Предкавказья , погребали также в подбойных и ямных могилах, раскопанных на тех же некрополях, что и названные склепы.

В Крыму в упомянутых погребальных сооружениях во второй половине III-IV в. умерших хоронили с вещами новых типов: овальными пряжками 1 варианта (

111,9), мечами ( XVII,6) и ножами, бубенчиками, декорированными вставками из шлифованного сердолика серьгами ( IV,2,4), браслетами ( IV, 7) и украшениями сбруйных ремней, железными деталями узды (удилами, псалиями), популярными у германцев янтарными грибовидными бусами, амулетами в виде бронзовых топориков и железных ведёркообразных подвесок, Черняховскими двучленными подвязными фибулами ранних вариантов и лощеной керамикой с биконическим туловом ( IX,2; XV,6; XVI,6; XVIII,4), привезенными из римских провинций и сделанными в Херсоне и на Боспоре амфорами ( Х,7-5; А77.5), стеклянными ( IX,5-5; XII,5; XV,J) и краснолаковыми ( XII,2,4,6; XIII,77,72; XIV,4-6; XV,7; XVII,7-5,7) сосудами. Многочисленны и традиционные для Северного Причерноморья одночленные подвязные фибулы ( 1,7-7,9). С начала IV в. появляются металлические пряжки с овальной рамкой 2 варианта с язычком со ступенчатым срезом у основания ( XII,б; XVI,2) и наконечники ремней с валиками (типа  XIII, 10). Из Озерного из склепа второй половины IV в. происходит обычный для германцев умбон ( XVI,

В настоящее время опубликованы 80 захоронений с трупосожжениями, изученные на некрополях возникших в середине III в. Они делятся на семь вариантов: 1 — урны с прахом стоят в каменных ящиках ( 8,5); 2 — урны с прахом стоят в ямах, перекрытых бутовыми камнями, 3 — урны с прахом стоят в ямах с бортами, выложенными камнями ( 8,2); 4 — урны с прахом установлены в маленьких засыпанных грунтом ямах; 5 — урны с прахом помещены в склеп или в подбойную могилу с трупоположе- ниями; 6 — жженные кости компактно сложены в небольшую яму, засыпанную землей ( 8,7,4); 7 — жженные кости сложены в ямку, забросанную камнями.

Кремация всегда совершалась на стороне. Почти все урны были закрыты глиняным сосудом или фрагментом керамики, иногда — плоским камешком. Во многих урнах и могилах лежали остатки костра, сопровождающие вещи, а в некоторых из них — кости животных. На Чатыр-Даге в одной из могил 1 варианта находились серп, согнутый меч ( 9,7) и два наконечника копий, в другой — топор, серп, умбон и наконечник копья ( 9,7,2,5,6), в Хараксе в одной из могил 6 варианта — топор и наконечник копья, в другой — серп, умбон и кинжал, в третьей — топор, в могиле 4 варианта — топор .

 Три захоронения 6 варианта выявлены на могильнике Бельбек I, а одно 4 варианта — на некрополе Скалистое III . По инвентарю они не датируются. Судя по стакану с синими каплями с могильника Бельбек I, последний функционировал до конца IV в.  До конца III в. хоронили и на некрополе Скалистое III. Кремация практиковалась в эллинистический и римский периоды в Херсонесе. К середине III в. жители города отказываются от нее. В более позднее время на его некрополе зафиксирован лишь один случай использования кремации . В каменной гробнице 3/1891 стояла урна, в которой, судя по тексту отчета о раскопках, лежали брошь в виде цикады ( XXV,9) и фибулы ( XXV,3) второй половины V в.  Однако, известные там погребения с трупосожжением по конструкции и деталям обряда отличаются от горнокрымских. То есть кремация не могла распространиться в Юго-Западном Крыму после середины III в. из Херсонеса. Описанные захоронения 2-4, 6, 7 вариантов аналогичны одновременным германским Черняховской культуры . Похожи и многие детали обряда: наличие вещей, остатков пищи и костра, обычай закрывать урны черепками или сосудами, малочисленность оружия (оно встречено только в 4 из 73 могил этих вариантов) и отдельные категории инвентаря: фибулы, ведёркообразные подвески ( 9,3,4), керамика с биконическим туловом . Близкие погребения известны и на территории пшеворской и вельбарской культур . В Хараксе и на Чатыр-Даге в могилах много монет. Это локальная особенность обряда. Захоронения 1 варианта в пли- товых ящиках в Юго-Западном Крыму немногочисленны. Погребения 1, 2 и 7 вариантов аналогичны германским сожжениям римского периода в Норвегии .

Признаки, присущие рассматриваемым крымским погребениям с кремацией всех вариантов, позволяют связать их с германцами.

Время возникновения на полуострове новых могильников согласуется с сообщениями письменных источников о вторжении в первой половине III в. в Северное Причерноморье разноименных племен германцев. По Иордану они вначале поселились у северных берегов Меотиды . В его сообщении нет какой-либо информации о дате их появления или более конкретной локализации занятой ими территории. Вряд ли германцы сразу же отважились на вторжение на земли Боспорского царства ( 10). В первой половине III в. оно находилось под опекой Рима. Надпись Гайя Меммия свидетельствует о пребывании в Боспоре в этот период Кипрской когорты . Надпись, высеченная после 214 г. на колонне из Преслава (Болгария) сообщает об участии солдата I Италийского легиона в какой-то Боспорской войне (in bello Bosporano) . В Керчи ( 10,5), Мирмекии ( 10,4) на Тамани и в Танаисе ( 10,25) найдены терракотовые статуэтки орлов. Их римские легионеры ставили в святилища своих частей . В 220-236 гт. римский архитектор Аврелий Антониан руководил реконструкцией оборонительных сооружений Танаиса . Надпись из Керчи 249 г. в честь римского всадника, хилиарха и наместника царской резиденции Аврелия Родона говорит о важной роли, которую римляне играли при боспорском дворе . Впервые германцы рискнули нарушить границу империи лишь после того, как в 238 г. втянутый в борьбу за власть император Максимиан передислоцировал дунайские легионы в Италию . Воспользовавшись ослаблением охраны границы, германцы напали на Истрию .

В Северном Приазовье германцы заняли земли алан, которые, как и сарматы, входили в ираноязычную группу индоевропейцев. Иосиф Флавий в рассказе о походе алан в 72 г. в Закавказье сообщал о них: "...племя аланов есть часть скифов, живущая вокруг Танаиса и Меотийского озера'407. Географ II в. Птоломей помещал алан в Европейской Сарматии к западу от реки Танаис, рядом с населявшими берег Меотиды язигами и роксоланами . Современник Птоломея Дионисий Периегет назвал алан среди племен, обитавших между Истром и Меотидой109. Лукиан Самосатский, в написанной во второй половине II в. новелле "Токсарис" (To^apiq) повествовал об аланах как о соседях азиатского Боспора . Согласно приведенным письменным источникам, аланы с I в. н.э. кочевали между нижним течением Волги и Дона, а также в северном и восточном Приазовье, вплоть до среднего течения реки Кубань. В названном регионе открыты приписываемые аланам некрополи с курганами, насыпанными над катакомбами описанного выше типа с захоронениями с вещами I-II вв.1,1 Во второй половине II в. аланские племена продвинулись в степи Крыма . При царе Савромате II (173/174 - 210/211 гг.) аланы были ближайшими соседями Боспора. Об активных связях между Боспором и аланами свидетельствует надгробие 208 г. Ирака, занимавшего пост главного аланского переводчика в Гермонассе . По предположению М.И.Ростовцева, мирное проникновение алан и сармат на Боспор привело в первой половине III в. к значительной иранизации этого государства. Многие жители, в том числе и правители, носили сарматскую и аланскую одежду и имели иранские имена. На рубеже II-II1 вв. количество иранских имен составило около 20%114. Некоторые найденные на Боспоре лепные сосуды подобны аланским, обнаруженным в низовьях Дона и Прикубанье115. Аланская община играла видную роль в Танаисе116. Анализ антропологических материалов показал, что они во II-III вв. не смешивались с жившими в городе другими этническими группами .

Вплоть до третьей четверти IV в. приазовские аланы были кочевниками. Их образ жизни ярко описан Аммианом Марцеллином: "Аланы ... как номады перекочевывают на огромные пространства ... У них нет никаких шалашей, нет заботы о хлебопашестве ... живут в кибитках с изогнутыми покрышками из древесной коры и перевозят их по беспредельным степям ... Гоня перед собой упряжных животных и стада, они пасут их, наибольшую заботу они прилагают к уходу за лошадьми'418.

С приходом германцев одни прибрежные приазовские аланы присоединились к ним. По данным письменных источников, аланы и сарматы с 242 г. принимали участие в набегах готов на приграничные дунайские провинции119. Аланы и сарматы расселились вместе с германцами в степях Северного Причерноморья в низовьях рек Днепр, Южный Буг, Днестр, Дунай120. В 240-250-е гг. там образовалось новое объединение племен варваров, названное М.И.Ростовцевым "гото-аланским царством'421. Некоторые аланские племена откочевали на территорию вглубь Крыма в места, не занятые сарматами и скифами во II - первой половине III в. У склонов третьей гряды Крымских гор во второй четверти III в. возникли могильники Нейзац ( 2,2), Дружное ( 2,4), Перевальное ( 2,8), Часть алан осталась в Приазовье, где согласно Аммиану Марцеллину обитали и во второй половине IV в.

Аланы поселились у границ региона, оккупированного римлянами. Во второй половине II - первой половине III вв. н.э. в Херсонесе находились сформированные в Мезии и Фракии подразделения I Италийского и XI Клавдиева легионов, I Сугамбр- ской когорты и Мезийского флота и набранная в Испании I Бракаравгустанова вспомогательная когорта. Солдаты, моряки и ветераны жили в городе вместе с семьями, рабами, вольноотпущенниками, обслуживавшими армию ремесленниками и торговцами . В портовой части города в цитадели раскопаны прямоугольное, с трех сторон окруженное портиками здание херсонесской вексилляции, термы, казармы и преторий (11./). На полу найдены фрагменты амфор, краснолаковой керамики и монеты последней четверти II - первой половины III в., кровельная черепица с клеймами XI Клавдиева легиона VEMI . По подсчетам Е.А.Савостиной в первые века н.э. римские имена в городе составляли 20,6% . Некоторые знатные херсонеситы- греки получали римское гражданство и имели греческое и латинское имена . По мнению А.М.Ги-левич, значительное увеличение в III в. в Херсонесе монет из Западного Причерноморья связано с присутствием в городе относительно многочисленной общины выходцев из Подунавья . Ее представителям принадлежали склепы с камерами, вырубленными с нишами для урн, близкие по конструкции римским колумбариям. С прибывшими из дунайских провинций попали в город найденные на некрополе изготовленные в Подунавье свинцовые оправы зеркал и шейные гривны . Из частей XI Клавдиева легиона состояли гарнизоны крепостей, возведенных римлянами еще в I в. н.э. в Хараксе (Ай-Тодор)  и во II в. в верховьях реки Альма на плато Аль- ма-Кермен . В 40-е гт. III в. римляне, заботясь об укрепленной Дунайской границы, изменили военную политику в Крыму. Они вывели свои гарнизоны из Горного Крыма  и, вероятно, с Боспора . После ухода римлян сармато-скифские обитатели городища Альма-Кермен соорудили поверх римских построек свои . Как явствует из надписи Марка Ратина Сатурнина, центуриона I Италийского легиона, командира херсонесской вексилляции в 250 г. в Херсоне сохранялся римский гарнизон . Здесь же находились корабли Мезийского флота .

Новой ситуацией воспользовались германцы. В Анналах автора XII в. Зонары сообщается о части "скифов" (германцев), которые после грабежей в Италии, Македонии и Греции при Трибониане Галле и Волузиане (252-253 гг.) по суше достигли Боспора и переправившись через Меотиду разорили хору каких-то городов . Он умалчивает о конечном пункте похода. Видимо, Зонара имел ввиду один из набегов на владения империи в Причерноморской Азии. Не исключено, что германцы направились и к важной боспорской крепости Танаису. Д.Б.Шелов, учитывая дату последней надписи из Танаиса (244 г.) и отсутствие в слое пожара монет, чеканенных с 247 г., отнес разгром города к 245-246 гг. По его мнению, набег на город совершили герулы, локализованные у Меотиды Иорданом . Слой пожара выявлен на городище и на участках, раскопанных после выхода книги Д.Б.Шелова. Основываясь на находке в названном слое монеты Рискупорида V 250 г. А.И .Анисимов датировал пожар 251-254 гг. и приписал нападение на город боранам . В письменных же источниках их упоминали только в связи набегами на Дунае и более поздними морскими рейдами на Питиунт . Возможно, Танаис разграбило одно из германских племен, переправившееся через Меотиду в 252-253 гг. Одному из нападавших, видимо, принадлежал найденный на городище пшеворский умбон типа Конин (Konin/Zielmng Dl-Dla), относимый к периоду С1 (180-260 гг.) . Очевидно ослабленная поражением правящая династия согласилась на соправителя. В 253 г. на Боспоре с Рискупоридом правил Фар- санз . Вскоре Рискупорид V восстановил единоличное правление. На его статере в 254 г. чеканят изображение венка победителя . По Зосиму при Валериане (253-259 гт.) бораны, готы, карпы и уругонды нападали в Подунавье на владения империи. Тогда же бораны с помощью боспорцев переправились в Азию. Он писал: "...когда же по исчезновении царского рода во главе правления стали недостойные и презренные люди, то, боясь за себя, они предоставили скифам проход через Боспор в Азию, переправив их на собственных судах'443. По его словам, после первого рейда Валериан отозвал начальника гарнизона Питиунта и отправился с ним под Антиохию. Полагают, что Валериан находился под Антиохией между 255 и 259 IT.  Результаты раскопок Т.И.Макаровой в 1964 г. в Керчи позволяют уточнить дату первого похода. Она зачистила слой большого пожара, уничтожившего производственный комплекс. На полу одного из его помещений собраны монеты Фарзанса 253-254 IT. (ПО определению 13.К.Голенко)  или 254 г. (по определению Н.А.Фроловой) . Однако, как отметила Т.И.Макарова, слой, образовавшийся в процессе того же пожара заполнял и яму № 3, входившую в этот производственный комплекс, а не перерезавшую помещение в поздний период, как полагал В.К.Голенко. Из нее извлекли монету Рискупорида V 254-256 гг.  Поскольку в слое нет более поздних монет 257 г., то можно приурочить пожар к 256 г. и согласиться с выводом Т.И.Макаровой о его связи с нападением германцев. В 256 г. вдвое сокращается эмиссия монет, а в 257 г. она и вовсе прекращается . Скорее всего, после их нападения на город Боспор, напуганный Рискупорид V был вынужден предоставить боранам морские суда с боспорскими экипажами. Не сумев взять крепость Питиунт, они возвратились обратно на судах, захваченных в местной гавани. Через год германцы совершают повторный рейд, уже более успешный, на боспорских судах на римские крепости в Восточном Причерноморье . Малые города и поселения европейского Боспора германцев не интересовали. Напомним, что в Семёновке ( 10,7) на полу усадьбы найдена краснолаковая керамика IV в.  Судя по находкам, жизнь не прерывалась на Мирмекии ( 10,4), в Тиритаке ( 10,#), Китее ( 10,77), Илурате ( 10,7), Зеноновом Херсонесе ( 10,3), продолжали хоронить в Кыз-Ауде ( 10,72). Обстановка на Боспоре стабилизировалась только к 261 г., когда возобновили денежную эмиссию .

По предположению Д.Б.Шелова, из рассказа Зосима явствует, что бораны пришли к городу Боспору добывать суда для плавания в Азию с запада, из крымских степей . Как уже отмечалось выше, о рейде германцев к Боспору со стороны Керченского полуострова писал и Зонара. Григорий Тавматург в каноническом послании о последствиях второго морского рейда назвал его участников готами и боранами . Впрочем у него дан искаженный или иной вариант второго этнонима "BopaSoi" . Возможно, до набега на Боспор в 256 г. бораны и готы прошли в Северо-Западный Крым, где останавливались на территории оставленного скифами еще в конце I - начале II в. н.э. Южно-Донузлавского укрепленного поселения. Там в верхнем слое найден умбон типа Хорула . Аналогии ему известны в погребениях горизонта С-1Ь 220/230 - 260/270 гг. (по К.Голдовскому) в пшеворской культуре и Скандинавии .

Затем германцы продвинулись к Третьей гряде, разруш ш позднескифские городища Усть-Альма, Алма-Кермен и Неаполь. В верхнем слое 1 'еаполя обнаружены десятки скелетов и поврежденных черепов не подгребенных люг -ей, погибших во время нападения. Не менее живописная картина прослежена при раскопках верхнего горизонта на городище Алма-Кермен . Данные укрепления являлись последним препятствием для проникновения германцев в оставленный римскими войсками Юго-Западный Крым. На время вторжения указывает клад, зарытый в землю в долине реки Кача у села Долинное, состоящий из серебряных римских монет антонианов и дакийской карпской фибулы . Самая поздняя монета клада выпущена в 251 году . Клад мог принадлежать участнику столкновений на Дунае. Бораны и готы между 252 и 256 гг. обосновались на Южном Берегу и на границе хоры Херсонеса. На склоне Чатыр-Дага ( 2,2 У Л близ заброшенной римлянами крепости Харакс ( 2,22; 12) и на реке Черная ( 2,19; 13) появились некрополи с характерными для германцев кремациями. Одновременно на европейском Боспоре у села Заморское и в Юго-Западном Крыму у границ хоры Херсонеса в Килен-Балке ( 2,36) и близ Балаклавы ( 2,18), на Второй и Третьей грядах (могильники Суворово ( 2,7), Красный Мак ( 2,13), Озерное ( 2,9), на плато Мангуп ( 2,14) и на реке Черная ( 2,15,19) селятся аланы. Очевидно они были союзниками германцев. На реке Черная и те и другие даже жили вместе. В Тенистом ( 2,10) возникли аланское убежище и связанный с ним некрополь. Следует отметить, что в низовьях реки Бельбек и на склонах Второй гряды в долине реки Бодрак сохранилось прежнее сарматское население. Во второй половине III в. продолжали погребать на могильниках Бельбек I, II, III ( 2,12), Скалистое III ( 2,33).

Как установил В.А.Анохин, в правление Галлиена, который самостоятельно правил в 260-268 гг. , Херсонес прекратил чеканку собственной монеты и не получил подтверждения статуса свободного города. По его мнению, тогда же из города вывели римские войска . Галлиен стремился накопить резервы , которые он использовал для отражения новой серии атак готов и их союзников на империю из Северо- Западного Причерноморья . Выводу В.А.Анохина не противоречит надпись на алтаре с упоминанием моряка Мезийского флота Гая Валерия Валента . Алтарь установили до 284 г., т.к. при Диоклетиане (284-305 гг.) после раздела провинции Нижняя Мезия  изменилось название римского флота в Западном Причерноморье .

В последний год правления Галлиена в 268 г. начался самый большой морской поход германцев . Поздние авторы его исходным пунктом называли Меотиду. По словам Синкеллы, варвары на 500 судах вышли из Меотиды . Зонара же писал о переправе варваров из Азии через Меотиду . Историк второй половины IV в. Амми- ан Марцеллин сообщал, что скифы на 2000 кораблях прорвались через Боспор и напали на владения империи в Причерноморье . По Зосиму готы, певки и герулы собрались в устье Тиры (Днестра) в 268 г., откуда вместе по суше и на 6000 кораблях вторглись в провинции в Западном Причерноморье . В "Истории Августов" среди сосредоточившихся в устье Тиры "скифских" народов упомянуты певки, остроготы, гепиды, кельты, герулы и другие . Они рассказывали о переходе "скифов" через "Эвксин" (Черное море) к Истру после габели в 267 г.  правителя Пальмиры Оден- та174. В.Ф.Гайдукевич полагал, что германцы начали поход с захвата кораблей на Боспоре и разрушения крепости Илурат и других городов и поселений на Керченском полуострове175. Дату события он определял по статеру Рискупорида V 264 г. с пола помещения 27 и по амфорам III в. с полов построек из Илурата176. К сожалению, почти все амфорные комплексы из этих раскопок так и остались не изданными. Опубликованный же комплекс из помещения 1 состоит из светлоглиняных амфор типа Д (по Шелову) и с воронковидным горлом (Бётгер тип I) . Как отмечалось выше, амфоры типа Д использовали и в IV в.  Амфоры с воронковидным горлом в Западном Причерноморье встречены в слоях второй половины IV - VI вв. , а в Тиритаке и Зеноно- вом Херсонесе — в слоях второй половины V - второй половины VI вв. То есть, помещение 1 сгорело не во второй половине III в. Как показал анализ керамики, слои разрушений, выявленные на других малых городах Боспора, образовались не во второй половине III - IV вв., а не ранее VI в.

Приведенные выше сообщения историков позволяют попытаться восстановить события 268 г. Примеотидские германцы (по В.Ф.Гайдукевичу и В.Вольфраму герулы) , направляясь к сборному пункту в устье Тиры, прорвались на кораблях через пролив Боспор (Марцеллин). К Тире их флот проплыл вдоль Южного Берега Крыма и оставленного римлянами Херсонеса. Сухопутные же отряды германцев могли попасть к Тире только через Северопричерноморские степи. Римские и византийские авторы перечисляют все города империи, подвергшиеся нападению германцев в ходе данного рейда. Среди пострадавших городов не названы ни Боспор, ни Херсон. Перерезав морские коммуникации, германцы конечно же нанесли сильный урон экономике Боспора и Херсона. В первом из них до 275 г. , а во втором на более длительный срок  приостановили эмиссию денег. Из-за прекращения рыболовства во второй половине III в. в Мирмекии и Тиритаке ликвидировали крупные комплексы по переработке рыбы и перестроили одну из цистерн под жилище . Опасаясь германцев, боспорцы зарывали денежные клады. В Керченском кладе антонинианов самые поздние монеты выпущены при Галлиене. Клад с поселения у с. Семёновки состоял из 96 боспорских статеров 242-267 гг.

По сообщению Зосима, "Истории Августов" и Зонары , после прихода к власти в Риме Тацита в конце 275 г. "скифы" в 276 г. переправились через Меотиду и напали на провинции Понт, Каппадокию, Галатию и Киликию. Зосим и Зонара именовали "скифами" всех германцев, в том числе готов и боранов, участвовавших в первых походах через Боспор. В описании мученичества Святого Афеногена из Педахтои (Каппадокия), составленном в начале IV в. и дополненном в конце IV в. и в VI в., напавшие на Каппадокию варвары названы готами. Как предположил издатель текста П.Мараваль, в мученичестве идет речь о походе 276 гг.  Отражавшими нападение римскими войсками руководил император Тацит, получивший в результате успешных действий титул победителя готов . После смерти Тацита летом 276 г. во время похода императором стал его брат Флориан. Он возглавил войска, изгонявшие германцев из Киликии . Вскоре он узнал об узурпации власти Пробом. По словам Зосима, Флориану пришлось, не завершив победоносную борьбу против "боспорских скифов", отправиться с войсками к Тарсу . Вероятно, разгром измотанных римлянами германцев завершил боспорский царь Тейран . Его монеты регулярно чеканились в 574 и 575 гг. боспорской эры, соответственно в 277-278 тт.  Очевидно, именно в честь этого события в столице царства от имени более 80 магистратов боспорского двора был сооружен памятник, посвященный главным богам Боспора Зевсу Спасителю и Гере Спасительнице. В надписи на его мраморной базе сообщается о победе царя Ти- берия Юлия Тейрана над не названными врагами

Кратковременные вторжения германцев и их союзников в Европейскую часть Боспорского царства не привели к сколь либо заметному изменению этнического состава ее населения. После 276 г. рядовые боспорцы хоронили в погребальных сооружениях традиционных типов. Выложенные и перекрытые плитами земляные могилы

характерны для греческого населения региона с эллинистического периода . Подбойные могилы со II в. до н.э. использовали сарматы195. В склепах с лежанками с начала н.э. погребали представители всех этнических групп . С конца II в. с проникавшими на Боспор аланами там распространились Т-образные в плане склепы .

Многочисленные однотипные склепы открыты на городском некрополе Пантикапея-Боспора, расположенном на северном склоне г. Митридат ( 14). Он протянулся широкой полосой на несколько километров от современной Госпитальной улицы в западном направлении до вала ( 15,А) . Богатые захоронения, раскопанные в Керчи в 1837, 1841, 1910 и 1918 гг., обычно приписывают Рискупориду III, а также другим представителям правящего рода . По деталям обряда они близки аланским. Два из них совершены под курганными насыпями. Первое (1837 г.) зачищено в мраморном саркофаге. На черепе лежала золотая маска ( 16), возможно, исполненная по слепку, снятому с лица умершего, и венок. В саркофаге лежали золотые серьги и браслеты с гранатовыми вставками, двучленные подвязные фибулы варианта 15/III-3 , железные меч и нож, сбруйные ремни с удилами и серебряными бляхами, обтянутыми золотой фольгой ( 17,5), серебряные и бронзовые сосуды. На двух бляхах изображены тамгообразные знаки. На одной стороне серебряного блюда выгравированы лавровый венок и монограмма Каракаллы Avx[ruV8Tvoc;] |3(aaiX8(x>g) (его личное имя Марк Аврелий Антонин), а на другой —

пуансоном исполнена надпись РРт}ахоиябр81 j3aaiX8rug (царя Рискупорида). Полагают, что блюдо подарил Рискупориду III император Каракалла . В насыпи кургана 1841 г. обнаружен скелет коня. Захоронение человека находилось в старом античном склепе. Там, в деревянном обитом свинцом гробу, лежал скелет с золотым венком на черепе, а рядом — меч, кинжал, копье, нож, два оттиска с монет 222-227 гг. Рискупорида III и сбруйные ремни с обтянутыми золотой фольгой бляхами  ( 17,7,2,4,5,7-9,  IV,J). В 1920 г. Лувр в составе большой коллекции приобрел у богатой керченской семьи Мессаксуди золотую диадему, пряжки с овальной рамкой 2 варианта и типа Келлер А 1 и 2 вариантов ( XIII,9), наконечники ремней с валиком ( XIII,/0), двучленные фибулы варианта 15/III-3 ( 1,10), удила, детали от ножен меча и ремней сбруи, пиксиду. Судя по изданному М.И.Ростовцевым тексту отчета мадам Мессаксуди, перечисленные вещи в 1918 г. землекопы извлекли из раскопанной на ее усадьбе могилы, в которой они не обнаружили остатков гроба и скелетов . А.К.Амброз по фибулам, деталям сбруи и пряжкам датировал все три комплекса не ранее второй половины III в.  В пользу такой даты могилы 1837 г. с золотой маской свидетельствует находившееся в ней ведро типа Хеммор второй половины или конца III в. М.М.Казанский указал на наличие среди вещей, купленных у Мессаксуди и якобы происходящих из одной могилы 1918 г., овальной пряжки с длинным язычком 3 варианта . Такие пряжки бытовали в Крыму с последней четверти IV в.  Другие пряжки и наконечники с валиком из этой могилы, в основном, изготовляли в первой половине IV в. ( XXVII,J#,5<5) . Если рассматриваемые вещи действительно найдены в одной могиле, то следует согласиться с предложением М.М.Казанского датировать данный комплекс последней третью IV в. ( XXVII,j#,5<5) . Серебряные сбруйные бляхи из могил 1837 и 1841 гг. ( 17,7-5,7-9;  IV,J) обтянуты золотой фольгой и декорированы тисненными витыми жгутами и гнездами со вставками из крупного шлифованного сердолика. Такими же вставками и подобным тисненным орнаментом украшены детали сбруи из Керчи, хранящиеся в Британском Музее в составе коллекции А.Л.Бертье-Делагарда ( 17,(5) , из погребения второй половины III в. могильника Веселая Роща II в Ставрополье , из захоронений второй половины III - первой половины IV вв. из г. Азова  и из станицы Тимошевской (Северный Кавказ) , из Кишпека (Кабардино-Балкария) , пряжки из Херсонеса , из могилы последней четверти IV в. с усадьбы Мессаксуди  ( XIII,9), височные подвески, браслеты и пряжка из погребений второй половины III - первой половиныIVв. из Приднепровья, Подонья и Прикубанья , из крымских погребений первой группы второй половины III в. : Черная Речка могилы 3, 35 и 45, Дружное захоронение 2 в склепе 1 ( IV,4)  и могила 24 с монетой 251 г. ( IV,/,2) , Бельбек III могила 2 ; второй половины IV в. — Черная Речка могила 2. Р.Ж.Бетрозов отнес могилу из Кишпека к гуннской эпохе — концу IV - V вв.  А.К.Амброз датировал данное погребение второй половиной III в.  По утверждению В.А.Кузнецова, найденные в нем детали сбруи сделаны в начале IV в. в Паннонии . Время совершения захоронения в Кишпеке определяется по найденным там пряжкам типа Келлер А и римскому офицерскому шлему первой половины IV в.  По предположению А.К.Амброза, перечисленные детали сбруи и украшения представляют собой изделия единого ювелирного стиля. По цветовой гамме, использованию шлифованных сердоликовых вставок и технологии исполнения декора они близки деталям пояса, изготовлявшимся со второй половины III в. в провинциальных римских мастерских . Так же декорированы офицерские шлем из Кишпека, шлем первой половины IV в. из Ди- ерны (Нидерланды), шлем с выполненной пуансоном надписью с именем императора Лициния (308-325 гг.) из Беркасово (Воеводина в Югославии) . По словам А.К.Амброза, данный стиль, возникнув в римских провинциях во второй половине III в., распространился в Крыму и на Северном Кавказе . Важно подчеркнуть, что все упомянутые сбруйные наборы происходят из захоронений представителей правившей на Боспоре династии или с Северного Кавказа из могил аланской знати. На удилах с Боспора изображены родовые тамги ( 17,1,2,8,9). Видимо, такие наборы делали по заказам знати в боспорских мастерских по заимствованной от римлян технологии и в соответствии со всеми требованиями новой римской моды . В новом стиле и, очевидно, не только на Боспоре изготовляли популярные в Юго-Западном Крыму женские украшения: бронзовые, серебряные и золотые серьги и браслеты ( I VJ,2,4).

Вышесказанное позволяет усомниться в традиционной идентификации погребенных в могилах с золотой маской и 1841 г. Захоронения в них совершены не ранее второй половины III в. Значит в них похоронены не Рискупорид III, умерший в 226/7 г., и живший тогда член его семьи, а, видимо, Рискупорид V и какой-то его родственник.

Опираясь на анализ ономастического материала боспорских надписей второй половины III - IV в., Д.И.Даныпин предположил, что после германских погромов часть алан из Танаиса ( 10,25) и греков из Горгиппии ( 10,23) переселилась в столицу царства и Феодосию .

На европейском Боспоре археологические материалы, связанные с германцами, нападавшими на Боспор в третей четверти III в., весьма малочисленны: характерная для вельбарской культуры декорированная кольцами двучленная подвязная фибула, Черняховские подвязные фибулы, гребни и керамические сосуды второй половины III- IV вв.  Однако, условия находки некоторых из названных вещей в Керчи не известны, а другие германские изделия найдены на городищах, поселениях и некрополях местного греческого и сармато-аланского населения.

По данным ономастики эллинизированные евреи переселились в Пантикапей из

Малой Азии и Фракии еще при Митридате VI Евпаторе (121-63 гг. до н.э.) . В 1867 и 1912 г. в Керчи обнаружили два еврейских некрополя. По информации А.Е.Люценко, на кладбище рядом с Павловской батареей открыты грунтовые покрытые "диким" камнем безынвентарные могилы со скелетами, ориентированными черепами на восток. На обоих некрополях найдены надгробия с высеченными изображениями меноры и с греческими и двуязычной (на греческом и иврите) надписями. Они по палеографическим признакам датированы III-IV вв. и IV-V вв.  Ранним считают хранившееся в лапидарии в "Царском кургане" надгробие из Керчи с менорой и еврейской надписью. В ней Д.А.Хвольсон прочитал имя Шабтай . Не типичный для евреев Палестины обычай устанавливать надгробия с религиозными эмблемами возник у говоривших на греческом и латыни евреев диаспоры под влиянием эллинской традиции . По мнению Д.И.Даныпина, в III в. в городах Боспора меняется еврейская ономастическая традиция. Появляются новые, не встречавшиеся в надписях имена labour}),, 'Iaaaxioc;, Амц, Менахим, Мирьям, Моисай, Авраам. Отмеченная новация позволяет предположить новую миграцию иудеев на Боспор .После победы Тейрана над германцами на полуострове начался относительно спокойный период. В 276 г. правители Бопорского царства контролировали прежнюю территорию. В надписи в честь Тейрана упомянуты наместник Феодосии и начальник области аспургианов (азиатский Боспор) . Его границы не изменились и в начале IV в. Это подтверждает надпись 306 г. наместника Феодосии Аврелия Валерия Сога .

К последней четверти III в. в Боспорском царстве государственным культом стал возникший в I в. н.э. культ Зевса Спасителя — Zshq Есоттр и Геры Спасительницы — "Hpa Xouxeipa . По словам М.И.Ростовцева, в надписи Тейрана значение Зевса и Геры, как главных богов царства, подчеркнуто посвящением им памятника всем двором, организованным под именем арьатотшХвТтоа в особую сакральную коллегию. Эпитет 'Ъго\ snovp&vioi — боги небесные" показывает, что это уже не греческий культ . Его официальный статус подтверждает упоминание в той же надписи жреца . Он от имени и по повелению государства совершал все религиозные акты.

В надписях зафиксировано сохранение важной роли в идеологической политике государства других официальных культов: до начала IV в. культа римских императоров , а до начала V в. культа царской династии Тибереев Юлиев .

Наиболее ранние сведения об иудейской общине и молельне в Пантикапее содержаться в пяти монумисиях 57 г. н.э. - первой половины II в.  Они являются юридическими актами об освобождении на волю рабов язычников под опеку иудейской общины (аиуаугоут) xfov loo8aafjov) при условии посещения молельни (кроаги%г\) . По предположению Б.И.Надэля и И.А.Левинской, в монумисиях вольноотпущенников обязьгоали работать (rcpoaxapxeprjaeax;) при молельне . По утверждению И.А.Левинской, эти вольноотпущенники становились примкнувшими к иудаизму чтущими бога (9>soas(3s7<;) квазипрозелитами, но не принимались в общину . В III-IV вв. членов городской иудейской общины хоронили на описанных выше еврейских кладбищах. На происходящих с них надгробиях с менорами вырезаны еврейские (Исаак — 'Iaaaxioq, Самуил — IafiouT]X, Симон, Шимон — IsijaQv), греческие (Агафон — 'AyaScuv, Аристон — 'Apiaxoov, Хрестиона — XpT)axtcovoq), римское (Север — Is(3rjpoc;) имена . Не исключено, что Самуил сын носителя римского имени Хворое; и носитель греческого имени 'AyaSfjOV сын 'Apiaxoovoc;  были прозелитами.

На существование в г. Боспоре во второй половине III - начале IV в. культа Бога Высочайшего (Seov uc|xaxov) указывает надпись Аврелия Валерия Сога. В 306 г. он по обету в честь Seov ucjuaxov построил в столице царства молельню (тфоаеохтп) - Культ 3bov ucjxaxov в I - первой половине III вв. широко распространился в Танаисе и Горгиппии. Фрагмент надписи I в. из Пантикапея, видимо, посвященной Богу Высочайшему, еще не опубликован . Э.Шюрер писал о значительном влиянии иудаизма на этот культ . По словам Е.Кюмона, он возник в еврейской среде . И.А.Левинская и Д.И.Данышш считают, что культ 9eov ифьатоу представляет собой эллинистический иудаизм, адептами которого были люди не еврейского происхождения, квазипрозелиты, не связанные с общиной иудеев . М.И.Ростовцев, В.Ф.Гайдукевич и Т.Н.Книпович писали о синкретизме культа Ssov uc|xaxov, объединившего черты иудейского Яхве и фракийского Сабазия или греческого Зевса. Как отмечали М.И.Ростовцев и другие, на фронтоне стел с упоминанием Ssov ucjnaxov из Танаиса и Пирота (Болгария) изображен орел — символ Зевса-Сабазия . По мнению В.Ф.Гайдукевича, синкретизм культа отразился и в надписи 41 г. н.э. из Горгиппии, посвященной ввйк ucjxarxooi jtavxoxpaxopi еиХоутусф — Богу Высочайшему, Вседержа- телю благословленному. В ней сообщается о посвящении вольноотпущеницы в иудейскую молельню — крооги%г\ под опеку греческих богов Зевса, Геи и Гелиоса .

В описании мученичества святого Афеногена говорится о его путешествии (скорее всего на Боспор) для выкупа христиан, захваченных готами во время набега 276 гг. на Педахтою в Каппадокии . Видимо, в последней четверти III в. с пленными христианами их религия проникает на Боспор. В Ново-Отрадном ( 10,2) в ямной могиле с

использовавшейся до конца III в. подвязной фибулой варианта 15/1-5 найден христианский перстень с изображением креста и двух симметрично расположенных по его сторонам рыб . На самом раннем христианском надгробии 304 г. из Керчи высечены крест и надпись: "Здесь покоится Эвтропий 601". Цифры означают год погребения по боспорской эре . К 325 г. там образовалась христианская община. Боспорский епископ Кадм участвовал в Никейском соборе . Созомен писал о гибели боспорского епископа во время землетрясения в 344 г. в Никомедии, которое произошло до начала собора . Боспорские христиане названы в написанной во второй половине IV в. "Похвале святому мученику Фоке" .

В последней четверти III - IV вв. в столице Боспора агора так же, как и в 1-11 вв. находилась в районе порта, на месте бывших Предтеченской и Биржевой площадей ( 14,5, б) . Результаты археологических раскопок свидетельствуют о некотором оживлении в рассматриваемый период городской экономики. Реконструируются жилые кварталы. При царе Радамсаде (308-319 гг. или до 322 г.) и во время его соправи- тельства с Рескупоридом VI в 314-319 гг. или до 322 г.  строятся общественные здания . В надписи, найденной на Таманском полуострове, вероятно, у станицы Запорожской, сообщается о постройке архитектором Евтихом в 335 г. при царе Рескупо- риде VI оборонительной стены или укрепления (то tsTxoc;) . По данным В.Д.Блаватского, в последней четверти III в. на территории Пантикапея-Боспора возникли многочисленные зерновые хозяйства . В них и в сельских поселениях выращивалось значительное количество товарного зерна. Боспор вывозил хлеб в Константинополь. К началу 360-х годов относится выступление ритора Фемистия , в котором он назвал Боспор и Херсон в числе главных поставщиков хлеба в столицу . Восстанавливается морской торговый флот. Грузовой корабль реалистично изображен красной минеральной краской на стене склепа 1901 г., отнесенного М.И.Ростовцевым к IV в. Отчетливо видны наполненный ветром парус на носу корабля, высокая мачта посредине, сидящие на ней налаживающие парус моряки, лежащие на палубе два якоря, капитанская рубка на корме, двойной руль под ней и плывущая на привязи лодка .

Довольно часто в качестве источника по истории Боспора в конце III - первой половины IV в. и его взаимоотношений с Римом и Херсонесом привлекают тексты Хер- сонесских исторических хроник и легенд, добавленных Константином Багрянородным к трактату X в. "Об управлении империей". Полагают, что хроники созданы в V в. и повествуют о реальных событиях херсонесской и боспорской истории . Столь ранняя дата и достоверность хроник вызывает сомнение. В начале хроник сообщается о существовании близ Херсона при Диоклетиане (284-305 гг.) "соседних крепостей" . Как показали археологические раскопки, по соседству с Херсоном крепости были сооружены не ранее второй половины VI в.  Они упомянуты в написанном в 770-780-х гт. "Бревиарии" Никифора , в рассказе о событиях конца VII в. в Collectanea Анастасия Библиотекаря . Так же неправдоподобна информация о пребывании в Херсонесе при Диоклетиане и Константине (306-337 гт.) баллистариев . Не подтверждается другими источниками информация о походе херсонесцев на Дунай  и о войнах Херсонеса с Боспором, якобы приведших к гибели Боспорского царства в первой половине IV в. Более того, надпись 335 г. с Таманского полуострова свидетельствует о существовании угрозы азиатской границе царства. В ней высказано пожелание победы для вновь укрепленного города: "NBIXT) ябХе[со<;]. XaTp(g). — Победа города. Здравствуй"278.

Надписи  подтверждают сохранение на Боспоре в первой половине IV в. традиционной административной системы. Судя по списку из более чем 80 магистратов на памятнике в честь Тиберия Юлия Тейрана, многочисленную дворцовую бюрократию возглавляли наместник царства — о гк\ xrjq (ЗааьХялад, хилиарх (командир тысячи) и начальник Аспургианов — xEiXidpxr\q xal гк\ х<Ъх> 'AajioupytavSv, главный секретарь — apxiYpawaxBug, начальник отряда — Xoxayoq, градоначальник — ко\г1тар%т\с;у начальник отчетов — d gjti TCDV Xoyrov, личный секретарь царя — о gjti ifjq juvaxiSog, секретарь — урац^атвЬд. Другие магистраты исполняли свои обязанности по месяцу . Стратегически важным пограничным городом Феодосией управлял не градоначальник, а чиновник более высокого ранга — царства и Феодосии наместник — б SKL | TTjq paaiXeiag xal ©8o8oaia(q) . В надписи 307 г. из Гермонассы градоначальники главных городов европейской и азиатской частей царства Боспора и Фанагории ( 10,20) названы архонтами — ap/ovxeq, а не полейтархами . В надписях рассматриваемого периода проявилось стремление местной знати показать свою связь с империей. На монетах Тейрана, Фофорса (285-308 гг.), Радамсада и Рескупорида VI (чеканились с 314 по 341/342 гг.) на одной стороне помещен портрет боспорского царя, а на другой — римского императора. В 638 г. боспорской эры (341/342 гг.) Боспор окончательно прекратил самостоятельную денежную эмиссию . Правители Боспора в последние годы пребывания на престоле императора Констанция II (337-361 гт.) получили от него в дар три серебряных блюда. Как доказала И.П.Засецкая, они сделаны в мастерских Антиохии . На двух блюдах видны латинские надписи: "D[omini] N[ostri] Constanti Augusti votis XX". Они свидетельствуют об изготовлении чаш в

честь двадцатилетия цезарства Констанция II (в 343 г.) . По предположению И.П.Засецкой, на третьем блюде изображен триумфальный въезд Констанция II в Рим, состоявшийся в 357 г. по случаю его провозглашения единоличным правителем империи . Судя по сообщению Аммиана Марцеллина, Боспор стремился установить союзнические отношения и с приемником Констанция II. По его словам, в 362 г. к императору Юлиану прибыли послы боспорцев. Они предложили выплачивать империи ежегодно дань за разрешение спокойно жить в пределах границ своей страны .

В этническом составе населения Херсонеса во второй половине III - IV вв. произошли незначительные изменения. Во второй половине III в., после вывода из города римских войск, там прекратили кремировать умерших. В Херсонесе, как и в первые века н.э. , доминировала греческая община. Ее члены хоронили на расположенных за городскими стенами кладбищах ( 18) в могилах, вырубленных в скале, иногда обложенных по периметру и перекрытых плитами. На Западном некрополе в таких могилах лежали железная ведёрковидная подвеска второй половины III - IV вв. (могила 45) и краснолаковый одноручный кубок (могила 15)  IV в. (типа  XVIII,J) . В некоторых однотипных могилах рядом со скелетами лежали урны с пережженными костями и пеплом. В могиле 17 в качестве урны использовали палестинскую амфору  IV-VI вв.  Наиболее многочисленны в данный период склепы с лежанками. Их приписывают грекам . Однако, в некоторых склепах с лежанками выявлены черепа с типичной для сармат и алан искусственной деформацией . В одном из таких склепов обнаружены шарнирные Т-образные фибулы типа Келлер 4 и 5 ( XVI,7) . Обычно Т-образные фибулы носили римские чиновники и солдаты . То есть, склепы описанной конструкции использовали представители разных этнических групп. Появившиеся в городе со II в. н.э. сарматы погребали в подбойных могилах . На участке у Загородного крестообразного храма, в могиле Г лежали овальная пряжка 1 варианта второй половины III - первой половины IV вв., стеклянный сосуд и янтарные грибовидные подвески . С IV в. в Херсонесе сооружают Т- образные в плане аланские склепы . Видимо, в город проникали аланы, обосновавшиеся на границах его хоры в начале второй половины III в. Надгробные позднерим- ские эпиграфические памятники, агиографические источники фиксируют в Херсонесе еврейскую общину .

По данным эпиграфики в период первой Тетрархии римские войска были вновь расквартированы в Херсонесе и оставались там и в первой четверти IV в. В нескольких надписях восстанавливаются названия вексилляции из подразделений нижнедунайских легионов: I Италийского и сформированного при первой тетрархии  II Гер- кулийского . В цитадели на месте оставленного в середине III в. римского военного лагеря возводится новый комплекс, предназначенный для обеспечения жизнедеятельности военного формирования: здание вексилляции, казармы, термы, преторий (11,///). Судя по керамике, комплекс восстановили не раннее конца 111 в.  В надписи, датированной М.И.Ростовцевым периодом тетрархии Диоклетиана или Констанция I — концом III в., упомянуты военные сооружения [op]era militar(i). В ней же К.Цукерман прочитал титул v(iro) e(gregio) protecto[ro], соответствующий офицерскому чину протектора . При Диоклетиане и Константине I чин протектора присваивали императорским гвардейцам и избранным центурионам. Они сопровождали Диоклетиана, возглавляли в легионах отдельные вексилляции, выполняли специальные поручения в пограничных районах империи. По словам А.Х.М.Джонса, в письменных источниках упомянуты протектор, служивший при Диоклетиане в XI Клавдиевом легионе, два офицера протектора, проводившие реквизицию продовольствия для экспедиционных войск в Египте, протектор из II Италийского легиона, убитый во время войны Константина и Максенция и другие . Возможно, в конце III или в начале IV в. римский гарнизон в городе возглавлял протектор, который руководил и строительством лагеря вексилляции и оборонительных сооружений. Из Херсонеса происходят надписи легионеров в честь двух императоров конца III в.  Августов Диоклетиана и Максимиана (286-293 гт.) , по случаю провозглашения императором в 307 г. Максенция , в честь Максенция и соправителей , Лициния (308-324 гг.) и Константина . Отсутствуют какие либо достоверные данные о пребывании в Херсонесе римских войск в период между последним годом правления Лициния и периодом совместного правления Валента, Валентиниана II и Грациана.

Об истории Херсонеса при Диоклетиане и Константине I повествуется в записанном в X в. тексте "Житий св. епископов херсонесских". Первоначальная херсонесская рукопись жития не сохранилась. В.В.Латышев издал содержащуюся в минее Михаила IV (1034-1041 гт.) пространную греческую версию, славянскую и грузинскую версии. По его предположению, на грузинский язык во второй половине XII в. перевели текст самой близкой к херсонесскому оригиналу версии. Согласно житию, в шестнадцатый год царствования Диоклетиана (в 299 г.) епископ Иерусалима Гермон направил проповедовать христианство в Херсон епископа Василия. Несмотря на то, что он крещением воскресил в присутствии двух евреев сына одного из первых (знатных) горожан (xoov irjc; noXsojg лрсбтсov) и крестил самих родителей, язычники убили миссионера. Вскоре в город из Иерусалима с той же целью прибыли три епископа Евгений, Ага- фодор и Елпидий, погибшие от рук язычников и иудеев. Спустя некоторое время иерусалимский епископ послал в Херсон епископа Эферия, который, убедившись в трудности обращения херсонесцев, отбыл в Константинополь и обратился с жалобой к Константину I . В недавно опубликованной Ф.Халкиным версии, Эферий возвращается из столицы с отрядом солдат . Во всех версиях жития говорится о направлении в 325 году Константином I в Херсон отряда в 500 солдат, сопровождавшего посланного из Иерусалима епископа Капитона. Однако, при названных в житии императорах Иерусалимская церковь занимала весьма скромное место среди других христианских церквей и не могла претендовать на личное покровительство Константина. Да и епископ Гермон вступил на иерусалимский престол не на шестнадцатом, а на восемнадцатом году царствования Диоклетиана . Хотя в феврале 313 г. в Милане на встрече Константина и Лициния в империи была провозглашена свобода религиозного вероисповедания, сам Константин еще много лет оставался язычником и не проводил политики насильственного насаждения христианства .

В Херсонесе ранние реальные свидетельства присутствия христиан малочисленны. К концу III - первой половине IV вв. относятся обнаруженные в могилах некрополя Херсонеса изображения христианских символов: фигурный сосуд из цветного стекла в форме рыбы  и глиняные светильники с двумя рыбами на щитке . Христианскими Э. И.Соломоник считает нанесенные белой краской на красноглиняные одноручные кувшинчики надписи dipinti: IlsTvg, gucppatoooo — Пей, радуйся, Ebxuyia — Счастье, йХеод [xoi о &гбс; — (Да будет) милостив ко мне бог. Многие из кувшинчиков извлечены из склепов с большим количеством скелетов и могил с монетами и вещами III - начала IV вв.  Дата кувшинчиков определяется по аналогичным по форме сосудам с Афинской агоры из слоя последней четверти III в.  В рассматриваемый период христианство занимало весьма скромное место в религиозной жизни Херсонеса. О преобладании язычников сказано в житии. Судя по dipinti на других однотипных кувшинчиках, в городе был распространен популярный в империи синкретический культ Исиды и Зевса. В III в. египетскую Исиду отождествляли с Деметрой, Гекатой, Афродитой, Тюхе и другими греческими богинями, а Зевса воспринимали как единого бога Зевса-Сераписа . Многие горожане отправляли домашние культы греческих и восточных богов . Христианская община, видимо, образовалась в городе в последней четверти IV в. Первое достоверное упоминание херсонесской епархии имеется в документах II Вселенского собора 381 г.  Тогда же на городском некрополе начинают сооружать склепы с росписями, аналогичными живописи Римских раннехристианских катакомб IV в.  Во II Вселенском соборе участвовал Херсонесский епископ Ефе- рий . По предположению Le Quien, о нем и шла речь в житиях . В нескольких синаксарях говорится о том, что после смерти епископа Эферия император Феодосий назначил епископом Херсонеса Капитона. В одном из синаксарей в коротком рассказе о чуде, совершенном епископом Капитоном, сообщается о его обращении к императору Феодосию I. Капитон нуждался в поддержке своего намерения заменить языческий Парфенон на храм св. Петра. По мнению, К.Цукермана, данные источники позволяют уточнить хронологию описанных в житиях событий. Эферий занял епископскую кафедру, очевидно, при Валенте, а Капитона назначил епископом Феодосий

I в середине 380-х - начале 390-х годов. Деяния Капитона соответствовали политике насильственной христианизации проводившейся Феодосием I325.

При Константине и его приемниках сохранялась зависимость Херсонеса от империи. В 365 г. в городе скрывался племянник Юлиана Прокопий, готовивший заговор против Валента. Через некоторое время Прокопий, опасаясь, что горожане выдадут его преследователям, бежал на попутном корабле в Константинополь . В 366 г. в город сослали Фронимия, замешанного в заговоре Прокопия .

При Валенте и соправителях в 370-375 гт. в империи узнали о вторжении в Мео- тидские степи воинственных гуннов . Стремясь сохранить важную для империи крепость соправители направили в город, возможно из Фракии, отряд баллистариев. В надписи 369-375 гг. из Херсонеса в честь Валентиниана, Валента и Грациана названы командир отряда баллистариев и префект претория Востока Домиций Модест . Ему подчинялись все фракийские провинции  и, очевидно, Херсонес. Баллистариями командовал трибун. Он же руководил реконструкцией городской оборонительной системы. В.В.Латышев опубликовал надпись, найденную близ 16-17 куртин в средневековом слое .

Во второй половине IV в. в городе восстанавливается товарное производство зерна. В начале 360-х гт. Херсонес поставлял в Константинополь хлеб , который выращивался на сельских усадьбах Гераклейского полуострова. Аммиан Марцеллин в географическом экскурсе, приуроченном к 362 г., писал: "... его (Херсонеса) население спокойно и мирно занимается хлебопашеством и питается его продуктами" . На северном берегу в квартале XVIII открыты два крупных винодельческих комплекса, созданных не ранее середины III в. Они функционировали около трех столетий. Вино изготовляли в специальных зданиях, где имелись давильные площадки и резервуары объемом не менее одного кубометра. Давильные площадки были разделены на три части, в каждой из которых можно было производить выжимку одновременно трех сортов винограда, не смешивая их один с другим. В комплексах производилось большое количество вина, предназначавшегося для продажи . Видимо, в связи с увеличением переработки рыбы сооружаются новые рыбозасолочные цистерны . На северном берегу в XIV квартале раскопана стеклоделательная мастерская. Дата создания мастерской определяется по происходящей из нее светлоглиняной амфоре типа Robinson М273 конца IV в.  В начале V в. перестраиваются кварталы в северовосточном районе Херсонеса. Дата реконструкции определяется по керамическому комплексу из раскопадной там цистерны .

 

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ:  Этника Крыма

 

Смотрите также:

 

КРЫМ. Климат Крымского побережья

Климат Крыма. Раздел: Научная литература. Бабков Иван Иванович. Климат Крыма. Гидрометеорологическое издательство. Ленинград. •

 

КРЫМ. Геологическое прошлое Крыма

«Геологическое прошлое крыма». ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР Москва 1954. Литература по геологии крыма.

 

Последние добавления:

 

Деревья и кустарники Черноморского побережья