Вся электронная библиотека >>>

 Крестьяне перед революцией >>>

 

 

РУССКОЕ СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО ПЕРЕД РЕВОЛЮЦИЕЙ


Раздел: Научная литература

 

ЭВОЛЮЦИЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА В СТРАНЕ ПО ДАННЫМ ПЕРЕВОЗОК

Картография и динамика хлебных избытков и недостатков

  

 

Почти вся черноземная полоса Европейской России имела избытки хлебных продуктов и северная — почти вся нечерноземная — недостатки таковых. Погубернские величины избытков (+). или недостатков (—) всех хлебных продуктов (среднее 1907— 10 г.г.) показаны в тысячах пудах на картогр, 37 и в таблице I, в приложении.

Из приведенных, данных видно, что наибольшие цифры: избытков в губернии- превышали 100 милл. пудов, и имелись в Донской, Херсонской, (и годами в Самарской, Екатерин.) губерниях. Самый же сильный недостаток — 40 милл., пуд. и больше — насчитывался в Московской и Петроградской губерниях, что вполне понятно, имея в виду потребление обеих столиц.

Сравнительный избыток или недостаток и, следовательно, сила основного импульса, передвигающего хлеб по всей Европ. России, выясняется лучше, если взять не абсолютные цифры того или другого, а отнести их ко всему количеству хлебов, производимых в каждой (соответствующей) губернии.

Картогр. 37а и 376 и таблица II в приложении дают изображение: а) области с наибольшими долями вывоза хлеба из всего производимого в них хлеба и в) области с наиболее высокой долей привоза в них хлеба, выраженной также по отношению ко всему количеству производимого в них хлеба. Эта карта показывает, что наибольшую долю хлеба в избытке имеют южные черноземные губернии. К ним относятся б. губернии: Бессарабская, Херсонская, Таврическая, Екатеринославская, Донская, Кубанская, Терская (Ставропольская), Саратовская (южная часть), Самарская, Уфимская и Оренбургская; в большинстве их избытки за 1907—10 г.г. \ составляли от 2/з до 2/г> всех хлебов, произведенных в среднем за 1906—10 г.г.

Если мы сравним этот, как видим, громадный избыток с хлебным избытком губерний, находящихся в остальной северной части черноземной полосы, начиная с запада от б. Подольской и Волынской губерний и кончая на востоке б. Казанской, то разница между югом и севером черноземной полосы получается особенно рельефной. Так, по самому северному краю черноземной полосы располагаются такие губернии, как Черниговская с 7,7% избытка хлебов, Волынская—9,4%, в Орловской —11,8%, Киевской 13,7%, Курской—15%, Рязанской — 19%, а также Вятской — 8%; несколько поюжнее, где территории губерний в большей мере относятся к черноземному типу почв, избыток составляет большие доли от всей массы производимого ими хлеба, а именно от 20 до 37% последнего; таковы губ. Подольская, Полтавская, Харьковская Курская, Тамбовская, Воронежская, Пензенская, Симбирская (а также Тульская). Идя же от них еще далее на юг, мы попадаем в ряд самых южных губерний, где, как было выше показано, избытки хлеба еще более высоки, составляя от 2/з до 2/s всего производства зерна.

Что касается областей с недостатками хлебов, то в наибольшей мере нехватка хлеба, выраженная в процентах к собственному хлебу, имелась, во-первых, в подмосковн'о- промышленных и Ленинградской губерниях, а .во-вторых, в окраинно-северных с их чересчур суровыми природными условиями. Нехватка хлеба эта составляла в Московской и Ленинградской губерниях свыше тройной величины собственного хлебного производства, а во Владимирской, Калужской, Тверской от Уг до А/з последнего; в Архангельской не хватает почти в Р/2 раза, а в Олонецкой до Уг собственной продукции хлебов. В остальных нечерноземных губерниях недостаток хлебов колеблется от нескольких процентов до V5 собственного производства. Таблица II в приложении дает величины долей избытков или недостатков в процентах от собственной хлебной продукции по остальным отдела ным губерниям.

Сходная картина различий, как на протяжении области избытков, так и области недостатков (т. е. различий в напряженности предложения в первой и спроса на хлеб во второй) получается, если вычислить избытки и недостатки хлебов на одного жителя. . На картогр. 38, а также из таблицы III в. приложении видно, что самые южные губернии имели в 19Q7—10 г.г. наибольший избыток хлебов на 1 душу всего населения, а именно от 20 до 35 п. на одного жителя. Между тем, северная часть черноземной полосы имела этот избыток лишь от 1 до 10 пуд. на . душу и при этом тем. меньше, чем ближе подвигаемся мы к-.северной границе ее. В области.же хлебных недостатков -максимум их .по расчету на Л душу населения приходился в столичных губерниях, а именно по 14 пуд. в каждой, затем в Архангельской (9 п.) и Олонецкой (6 п.) и в промышленных (Владимирской, Калужской, Тверской, б. Лифляндскои) от 5 до 4 пуд. на душу; во всех остальных недостаток меньше (от 3,5 до 0,2 п.). Остальные погубернские цифры недостатков и избытков на 1 душу населения как в 1907—10, так и в 1880--84 г.г., даны в таблице III, в приложении. Выручка от хлеба составляла у южночерноземного хозяина в среднем гораздо более значительную часть его денежного бюджета, чем у, хозяина в северо-черноземных губерниях. Так представлялось дело в самое последнее время перед революцией

Но оно рисовалось бы гораздо яснее, если бькмы могли сказать, как давно' образовались области избытков и области недостатков хлебов и в каком направлении изменяются с ходом времени размеры и тех и других в разных губерниях. В ответе на эти вопросы мы ограничены сведениями только за. последние 25 — 30 лет перед войной. Здесь имеются в виду именно публикации б. министерства путей сообщения для 1880, 1882 и 1884 г.г., заключающие погубернский валовой вывоз и валовой привоз важнейших хлебов йо; ж.-д. станциям, пристаням и таможням. Вычисленные мною средние (за 1880, 1882 и 1884 г.г.) цифры чистых избытков или недостатков всех хлебов по губерниям позволяют сделать сравнение их с соответствующими вышеприведенными погубери-. скимц цифрами для. 1907—10 Л Такое сравнение дает возможность заключить- о переменах в межгубернском хлебнбм грузообороте, а значит отчасти и в хлебной продукции за целых 25 — 30 лет

В южной части произошло увеличение избытков, как и в большей части северо-черноземных губерний, но в первых— южно-черноземных — гораздо более значительное, чем в северо-черноземных губерниях. В первых — во всех прирост хлебных избытков более, чем в 2 раза, и иногда до 8—И раз; во-вторых — он всегда менее, чем в два раза.

Вот погубернские цифры прироста хлебных продуктов в южной половине черноземной полосы: Бессарабской губ. в 2,1 раза. Херсонской — 3,0, Полтавской — 3,9, Харьковской — 5,5, Саратовской — 3,9, Самарской, — 2,5, Уфимской — 3,2, Таврической—5,1, Екатеринославской — 9,7; Во ронежской —6,2, Донской — 5,2, 3-х Северо-Кавказских (Кубанской, Ставропольской, Терской) — 7,7 и Оренбургской в 11,1 раза. Легко видеть, что самое значительное увеличение хлебных избытков находится в тех губерниях, которые позже подверглись колонизации, следовательно, позже начали распахивать под посевы целинные и залежные земли.

В общем же относительно южно-черноземных губерний можно сказать, что их громадные абсолютные избытки хлебов и преобладание в предреволюционное время в местном сельском хозяйстве хлебной продукции имели недавнее происхождение. С ходом времени степень заинтересованности этих губерний в более рациональном и выгодном сбыте хлебов росла. А для губерний с еще более молодыми избытками хлебов приходится отметить, что они и перед самой войной переживали быстрое усиление хлебных избытков. (Ср. выше о быстроте расширения посевной площади и в конце настоящей главы по отдельным губерниям).

Другое дело для северо-черноземных губерний. Здесь в некоторых губерниях замечается абсолютное сокращение хлебных избытков, а в остальных сравнительно очень незначительное их увеличение. В губерниях Черниговской, Орловской и Рязанской хлебные избытки абсолютно сократились, хотя население здесь, как увидим подробнее после, выросло и, следовательно, выросла потребность в отчуждении сел.-хоз. продуктов для покрытия нужды хозяйств в деньгах. В прочих северо-черноземных губерниях хлебные избытки хотя и выросли абсолютно, но гораздо слабее, чем в южно-чер- ноземных. Таким образом, наибольшая доля находящегося здесь в избытке хлеба является гораздо более давнего происхождения, в противоположность южно-черноземным губерниям, где подавляющая часть избыточного хлеба стала получаться в последние 2—3 десятилетия.

Четыре десятилетия тому назад южно-черноземная область доставляла всего лишь половину того количества хлеба, которое было вывезено за пределы губерний Е. России; перед войной же она дает Ajb этого количества. Северочерноземная область давала, наоборот, 35 лет назад почти половину, (2/5) всех хлебных избытков в стране, перед войной же только их-

Обращаясь к области хлебных недостатков, являющейся внутренним рынком для южных хлеборобов, в 1880 — 84 и 1907—10 г.г., прежде всего констатируем, что она переживает большие перемены в размерах чистого привоза (т. е. недостатка) хлебов. Те губернии, что 35 лет тому назад нуждались в привозном хлебе, теперь принуждены ввозить его в больших количествах, — в этом легко убедиться ш таблицы IV.

Но, кроме того, сама область с хлебными недостатками стала гораздо обширнее, чем раньше, как показывает та же картограмма 39. Другими словами, внутренний рынок внутри России становился все более обширным. В состав его за последние 35 лет перед войной кроме прежней площади перешли губернии: б. Польша, беря ее в целом (некоторые из ее 10 губерний имели небольшие избытки), затем губернии литовские, кроме Ковенской, прибалтийские, белорусские, Вологодская, Ярославская и Нижегородская. Все они имели когда то хлебные избытки, — были поставщиками хлеба для других, покрывая свои потребности собственным .хлебом. За указанное же время они вступили в разряд хлебных потребителей.

Является весьма интересным вопрос, насколько же вырос весь этот внутренний хлебный рынок в самой Европейской России и насколько в состоянии был он поглотить избытки из южной половины страны.

Итак, несмотря на рост, внутренний рынок не мог поглотить того предложения хлеба, которое выростало, как мы видели, более всего в южно-черноземных губерниях. И в результате южные части страны в целом стали в большей .мере заинтересованными во внешнем хлебном рынке, чем '35 — 40 лет тому назад. Можно прямо сказать, что экспансия зерновой продукции была связана с вовлечением России JB мировой товарооборот в роли экспортера.

Приведенными цифрами рельефно подчеркивалась заинтересованность южно-русского хлебороба в борьбе за успехи :на внешнем рынке, которая делалась все более настоятельной, .а с другой стороны — все большая заинтересованность русского потребителя в том, чтобы хлеб был доступнее, дешевле.

Сравнивая области недостатков в 1880—84 и 1909—10 г.г.„ по отдельным хлебам, можно прежде всего сказать, что* пшеничные избытки, как видно из картограммы 396, исчезли, и заменились недостатками пшеницы в целой Польше, губ. б. Курляндской, Тамбовской, Орловской, Нижегородской^ т. е. область пшеничных недостатков стала шире.

Ржаные избытки в предвоенное время, кроме черноземной; полосы, имелись в трех нечерноземных губерниях: Минской,. Вятской и Пермской. Раньше же, 35 — 40 лет назад, избытки ржи были еще в г.г. Ц. Польского, 2 литовских, Курляндской, Черниговской, Нижегородской и кроме того — Вологодской, которой почти совсем хватало своей ржи; все этиг губернии к нашему времени перешли в область с ржаными недостатками; их ржаные избытки от прироста населения растаяли и сменились более или менее заметными недохват- ками ржи; см. карт. 39в.

Область избытков овса в позднейшее время (1909—Ют.) идет, как показывает картограмма 39г, дальше в нечерноземную полосу, чем рожь, и охватывает из не черноземных, кроме б. Ковенской, Вятской, Пермской губ., еще Новгородскую, Вологодскую, Ярославскую и Костромскую. Но зато область недостатков овса, кроме остальных нечерноземных губерний, распространяется теперь и на ряд черноземных, которые составляют таким образом южный район импорта овса; это именно губернии: Херсонская, Таврическая, Донская, Киевская, Волынская и Астраханская. 35 — 40 лет тому назад область недостатка овса не была столь обширной, и многие губернии, как видно из картограммы № 7, вместо теперешних овсяных недостатков, обладали порядочными излишками овса; таковы из нечерноземных: б. Курляндская, б. Эстляндская, б. Виленская. Минская, Могилевская, Смоленская, Псковская, Тверская и даже Архангельская (с ее 185 тыс. пуд.), а из черноземных: Нижегородская, Волынская, Киевская и Херсонская. Все только что перечисленные губернии перешли из области, вывозящей овес, к области с недостатком такового, и таким образом значительно расширили собой ту часть территории Европ. России, которая характеризуется привозом овса.

Избытки ячменя имелись тогда в широкой полосе губерний по западной и южной границе Европ. России   и сверх того и черноземных губерниях имеются недостатки ячменя, хотя и небольшие в большинстве их. 35 — 40 лет назад область с недостатками ячменя была гораздо менее обширной, как показывает картограмма 39д. Другими словами, недостатки ячменя, правда, крайне незначительные, распространились на большую территорию Европейской России.

Итак, из рассмотрения географии и хронологии областей избытков и областей недостатков четырех важнейших хлебов явствует, что для каждого из них эти области охватывают далеко неодинаковые местности и что с ходом времени за последние 2 — 3 десятилетия территории с недостатками каждого из них более или менее значительно расширились. И, следовательно, рынок на них внутри страны должен был .вырасти.

Но чтобы судить о том, насколько именно увеличились за это время недостатки каждого из хлебов, и, следовательно, рынок на них внутри страны, а также — насколько выросло предложение (избытки) их, по отдельности взятых, приводим в приложении погубернских цифр избытков (-[-) и недостатков (—) 4 хлебов в 1880—84 и 1909—10 г.г. в милл. пуд.

Неодинаковая роль внутреннего рынка в расширении продукции каждого рода хлеба выступает из этих цифр с несомненностью. Рост ржаной продукции совершается за счет, главным образом, внутреннего рынка, который перед войной стал больше заграничного в противоположность тому, что было в начале 1880-х г.г. Для овса внутренний рынок растет быстрее заграничного, но все же еще не достиг размеров последнего. Другое дело с пшеницей и ячменем,, которые являются типичными экспортными продуктами, в особенности ячмень. И в начале 1880-х г.г. и перед войной около 4/5 всех избытков пшеницы идет за-границу, а избытки ячменя идут за-границу, можно сказать, целиком. Пшеница и ячмень—продукты южно-черноземного сельского хозяйства и то колоссальное увеличение хлебных избытков и расширение хлебной продукции, которое выше отмечено для южночерноземных губерний, произошло таким образом, прежде всего, на счет заграничного сбыта пшеницы и ячменя.

Однако, южные губернии с их наибольшими абсолютными избытками хлебов и наибольшим возрастанием: хлебных избытков увеличили избытки, кроме пшеницы и ячменя, и других хлебов, — ржи повсеместно и овса — там, где указано на соответствующих картограммах. Разница между отдельными хлебами для этих губерний только в силе прироста избытков (см. табл. V). Другое дело в полосе северо-черноземных губерний, которые, как мы видели* характеризуются сравнительно небольшими хлебными избытками, увеличение коих или совсем приостановилось, или пошло медленным темпом. Эта полоса увеличила избытки только одного или двух хлебов, — главным образом овса,, остальных же сократила, а в лице некоторых губерний произвела сокращение избытков всех хлебов. Так, избытки ржи сократились в Волынской, Подольской, Черниговской (заменились недостатками), Орловской, Курской, Тульской, Нижегородской (заменились недостатками). Слабые избытки пшеницы. где они были здесь, сократились и сменились недостатками,; недостатки же пшеницы, где были раньше, усилились,, расширив таким образом северо-черноземный район импорта пшеницы; только Волынская губ. подняла избытки пшеницы (очевидно озимой, что подтверждается и хронологией посевных площадей). И если, несмотря на сокращение или даже- иногда исчезновение ржаных и пшеничных избытков, эта. полоса обнаружила, как мы видели раньше (за исключением трех губерний), повышение вообще избытков хлеба, то это объясняется здесь особенно сильным ростом избытков, овса (см. таблицу V), который покрывает убыль по другим, хлебам. Таким образом, можно вообще сказать, что расширение хлебных избытков (вывоза) в северо-черноземной полосе шло на счет овса. Нельзя не заметить, что чем реже население, идя с запада на восток по этой полосе, тем все большее значение рядом с овсом получает рожь. Это сокращение, прежде всего ржи, с ростом населения во времени и в пространстве не трудно понять из роста ее местного потребления, растущего вместе с населением. Из той же таблицы V видно, что для предвоенного времени в губерниях Орловской, Тульской, Рязанской, Курской и Черниговской овсяные избытки превышают ржаные в 2 — 10 раз, в Тамбовской и Пензенской в раза, а далее к востоку уже ржаные становятся больше овсяных: в Симбирской и Казанской в 1 lj2 раза, а в Уфимской уже в 4 раза. Из нее же легко убедиться и в том, что в западной половине северо-черноземных губерний (от Черниговской до Пензенской) избытки за 25 — 30 лет выросли действительно на счет овса, тогда как в реже заселенных — Симбирской, Казанской, а также Уфимской— прирост ржаных сборов „съедается" на местах меньше- и служит поэтому образованию хлебных избытков в них. в большей мере, чем овес.

Таковы качественные и количественные перемены в хлебной продукции в течение последних перед войной 25 — 30 лет,, поскольку их можно уловить по погубернским хлебным избыткам-недостаткам.

Спрашивается, в результате чего произошло в одних местностях усиление избытков, в других их уменьшение и часто наоборот, увеличение недостатков? И чем объяснить, разную быстроту нарастания избытков для хлебопроизводи- тельных областей и разную быстроту нарастания недостатков; в губерниях потребителях?

Что в основе образования областей избытков и недостатков хлебов лежит разница в природных условиях в нечерноземной и черноземной половинах России, это самоочевидно. Действительно, в нечерноземной половине России труднее расширить пашню на счет других угодий; менее богатая почва и более сырой климат обусловливают собой более значительные затраты на единицу посевной площади; краткость, вегетационного периода здесь позволяет в меньшей мере использовать труд в земледелии, чем на черноземе, и выталкивает его в неземледелие. Вследствие всего этого население: нечерноземной полосы удерживается в земледелии гораздо менее, чем в черноземной полосе. К этому присоединяется, как было говорено, большее развитие к данному времени индустрии. Черноземная же полоса, наоборот, в силу более мягкого климата и более щедрой почвы, благоприятствует использованию труда в земледелии и прежде всего в хлебной продукции.

Но мы видим теперь, после рассмотрения данных о хлебной продукции за 25— 30-летие, что и в нечерноземной России бывали раньше хлебные избытки и что, наоборот, в черноземной полосе избытки не представляют собой нечто . неизменное, а местами к настоящему времени тают и исчезают. Короче, имеется разница в динамике при одних и тех же природных условиях.

Следовательно, тут есть несомненно какие то другие причины, помимо разницы в природных условиях, в которых находится хлебная продукция. Тут имеются какие то существенные особенности в строе самого с.-х. производства, которые при более или менее равных условиях природы не позволяют повсюду одинаково рисширять хлебную продукцию с ростом населения.

Мы видели выше, что дело сводится к разной возможности итти в сторону расширения зерновой продукции, путем экстенсивным, т. е. увеличением посевной площади, а совершается легче увеличением производства других земледельческих и иных с.-хоз. произведений. Былой рост хлебной продукции в этих случаях, таким образом, замедляется, а прирастающее население в то же время само потребляет хлеба все более и более; и в результате хлебные избытки или растут медленнее прежнего (в гуще заселенных черноземных), или ^ совсем исчезают и заменяются недостатками (в полу и нечерноземных губерниях) в зависимости от щедрости климата и почвы. Само собою разумеется, что хлебные избытки тем быстрее уменьшаются и исчезают, чем больше в данной местности увеличивается неземледельческая часть насе- • ления.

Сокращение темпа роста хлебной продукции начинается с того момента развития сельского хозяйства, когда наталкивается на полное исчерпание запаса целин и залежей; в этот момент расширение хлебной продукции делается возможным

лишь более трудным путем, — путем поднятия техники н урожаев и одновременного изменения в строе земледелия (сокращения беспосевной пашни, расширения культуры не хлебных растений, которое предполагает наличие дополнительного прочного и выгодного спроса рынка). Менее ясно с первого взгляда, но не менее бесспорно то отставание хлебной продукции, которое имеет место в условиях более давнего исчерпания земельных запасов и которое связано с усилением роли других отраслей сельского хозяйства, как ради собственных нужд потребления все далее возрастающего населения, так, главным образом, за счет рынка, ради увеличения денежных выручек от незерновых продуктов, взамен все более „съедаемых" хлебных избытков.

Таким образом, теоретически говоря, роль хлебной продукции с известного времени (с известной степени земельного утеснения) начинает уменьшаться, и денежная выручка хозяев начинает поступать из других отраслей сельского хозяйства. Короче сказать, в сельском хозяйстве наступает неизбежное изменение в отношениях между его отраслями -и частями и все более не в пользу расширения хлебной .продукции и хлебных избытков.

39ж. Изменение и величине сбора зерновых хлебов в 1906 — 10 против 1883—87 г.г. (в °/о°/о к последнему).

Что в основе разницы перемен избытков и недостатков хлебов в разных губерниях мог лежать рост или отставание хлебной продукции по сравнению с ростом населения, показывают факты. Сравним в дополнение к раньше приведенным данным по районам и то и другое по губерниям: прирост населения за время 1886 — 1910 г.г., а сборов всех хлебов между 1883—87 и 1906 — 10 г.г.

Та же часть северной половины России, в которой перед войной более значительные, и очевидно, более давние недостатки хлебов (подмосковно-промышленные губернии), имела прирост населения гораздо меньший (кроме Московской губ.)т чем западные губернии, но хлебные сборы тут не только не увеличились, но, наоборот, сильно сократились; поэтому мы и встретили в ней наиболее значительный рост хлебных недостатков. Кроме подмосковных (Московской* Калужской, Владимирской, Тверской, Ярославской) хлебные сборы сократились, несмотря на прирост населения, еще в г.г. Петроградской, Новгородской, Смоленской, Костромской: и Архангельской (последние три меньше), и во всех этих 10 губерниях наиболее быстро росли, как указано, хлебные недостатки. Указанную здесь разницу между только что названными 10 губерниями севера и центра нечерноземной России, с одной стороны, и запада, — с другой, можно проследить также из сравнения перемен хлебных недостатков: по расчету на 1 душу населения. Эти недостатки выше- в центр, промышленных губерниях (см. в таблице III). Несомненно, что она находится в связи с индустриализацией занятий в центре и приростом земледельческого населения на западе.

Особое место занимал б. Прибалтийский край (Лифлянд- ская, Эстляндская, Курляндская и включая еще, Ковен- ская г.г.) с его минимальным в стране приростом населения (если не считать такого же прироста в Пензенской и Ярославской г.г.) и вместе с тем с довольно сильным увеличением хлебных сборов, в результате чего здесь недавно были, а в Ковенской губ. сохранялись перед войной хлебные избытки.

В основе разного, как мы видим, расширения (а местами и сокращения) хлебных сборов могло быть изменение площади посевов хлебов или урожайности. Проследим, что именно.

Южно-черноземная область имела наибольший в стране прирост посевной площади (33—150%), с каковым, очевидно, прежде всего связан рост хлебных сборов и населения.

В северо-черноземных губерниях вышепоказанный замедленный рост хлебных сборов и избытков обусловлен, без сомнения, приостановкой роста посевной площади (Рязанской, Тульской, Орловской, Черниговской, Курской, Нижегородской, Тамбовской и отчасти Воронежской), или только очень небольшим ее увеличением (Пензенской, Симбирской, Казанской, а также Вятской и сев. половина Саратовской, всего^ 3 — 7%). Но так как. сборы хлебов здесь уменьшились не так сильно, как посевная площадь (Рязанская, Тульская, Орловская i\r.), или увеличились, несмотря на уменьшение посевной площади (Черниговская, Курская, Тамбовская, Воронежская), или, увеличились гораздо сильнее, чем посевная площадь (Волынская, Киевская, Подольская, а также Полтавская и Харьковская), то несомненно, что рост сбороз обусловлен здесь повышением урожайности. Между тем восточная группа северо-черноземных губерний (Пензенская, Симбирская, северная половина Саратовской, Казанская, а также Вятская) этого повышения урожайности не обнаружили: процент прироста сборов в них одинаков с процентом прироста посевной площади.

Запад имеет, таким образом, при сильном сгущении населения значительное увеличение хлебных избытков, благодаря росту сборов хлебов от повышения урожайности,. Восток же сев.-черноземной полосы имеет сходный прирост хлебных избытков, но без повышения урожайности и при замедлении прироста населения; в особенности характерна Пензенская губерния с ее минимальным в стране приростом населения и увеличением хлебных избытков в 2*/э раза; здесь рост отчуждения хлеба из губернии достигается как бы выбрасьь ванием „ртов" из ее пределов (переселение, отходна земледельческие заработки и пр.).

Переходя к нечерноземной полосе (с теперешними недостатками хлебов), мы видим из той же картограммы 39и, что в западной ее части в основе расширения хлебных сбо-

39 и. Изменение посевной площади всех хлебов в 1906 —10 г. против среднего 1881 — 87 г. в % к последним.

В центральной же части нечерноземной полосы сокращение хлебных сборов, а также образование более значительных, чем где либо, хлебных недостатков имеет в основе, как видим из той же таблицы, сокращение хлебной площади. Кроме того, нетрудно было бы показать, что в том же направлении (усиления недостатков-местного хлеба) действовал продолжающийся здесь рост индустриализации населения и, следовательно, местного рыночного спроса на хлеб.

Итак, во всей нечерноземной полосе роль денежной выручки от хлеба уменьшилась; то же самое приходится отметить и для некоторых северо-черноземных губерний. Население же здесь выросло; к каждой единице площади предъявляются большие требования постольку, поскольку труд населения не стал отвлекаться на сторону из своего сельского хозяйства (город, индустрия, неземледельческий отход, кустарничество и т. п.).

Естественно поэтому, что масса земледельческого населения, поскольку оно не находило отток в города и индустрию, начинает получать нужную выручку от земли не только в виде зерна, но и продуктов тех отраслей земледелия и животноводства, географию коих мы просмотрели в предыдущих главах.

В Дальнейшем мы должны подробно ознакомиться, в какой мере эти отрасли товарны и как изменялась их товарность за 20-летие перед войной и революцией. Но прежде, чем" перейти к;этому, попытаемся выяснить размеры пахотно- спбсобного фонда в черноземной полосе.

Насколько велик еще пахотноспособный фонд в отдельных черноземных губерниях, можно видеть из сравнения: а) количества залежей плюс всех сенокосов с пастбищами, выраженного в процентах к посевной площади, для чего имеются цифры Ц. Ст. Ком. 1887 г.. и б) прироста посевной площади с тех пор до предвоенного времени. Это сравнение сделано в таблице VII, где для сравнения приведены и исчерпавшие этот фонд северо-черноземные губернии.

Разделить абсолютные сенокосы и постоянные пастбища от;пахатноспособных мы не можем. Веледствиесзтого'нельзя сказать точно, какая часть еще не засеваемой площади смогла бы итти под посевы. Но гю-быстроте прироста посевной площади за десятилетие перед войной приблизительно можно видеть, что из южно-русских областей губернии степной Украины (Бессарабская, Херсонская, отчасти Екатеринослав- ская, Таврическая), а также Саратовская и * Харьковская, уже не могут быстро и значительно расширив свою посевную площадь на счет других угодий; остальные же, т.,£. Донская, Самарская, Уфимская, Оренбургская, л также три Северо-Кавказские губерний* имели еще порядочные резервы площади для дальнейшего экстенсивного расширения зерновой продукций

 

 

СОДЕРЖАНИЕ:  РУССКОЕ СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО ПЕРЕД РЕВОЛЮЦИЕЙ

 




Смотрите также:

        

...ИЗДЕЛИЯ. Хлеб — наиболее важный и распространенный продукт...

К ним относятся продукты с пониженным содержанием углеводов для больных диабетом, при
Не следует держать хлеб в темнем сыром месте, хранить в холодильнике, т. к. хлебные...

 

ЗЕРНОВЫЕ ПРОДУКТЫ. Питание

Основные продукты переработки зерна, используемые в питании,— крупы и мука.
Ассортимент хлеба и хлебных изделий насчитывает много сортов и разновидностей, которые...

 

...русского экономиста А. В. Чаянова, цены на хлебные продукты...

4) объемом экспорта зерновых продуктов; 5) размером урожая.
*См. Путилов С. Планете угрожают «хлебные войны»?

 

ХРАНЕНИЕ ПИЩЕВЫХ ПРОДУКТОВ. Правильное хранение пищевых...

Правильное хранение пищевых продуктов обеспечивает сохранение их пищевой и биологич. ценности, предохраняет от порчи...

 

Сочетание продуктов. Совместимость продуктов питания

И остальные продукты в нашем примере соотносятся между собой не. лучше. Творог - горох, творог - мясо, горох - мясо, хлеб - мясо и т.д.

 

ДИЕТЫ. Диетическое питание. Виды диет

Хлебные изделия -- пшеничный хлеб белый, вчерашней выпечки, сухари белые
Молоко и молочные продукты -- молоко цельное, сухое или сгущенное, сливки