Вся электронная библиотека >>>

 Москва >>>

 

 

 

 Топонимия Москвы


Раздел: Москва

 

СОРОК СОРОКОВ

  

С середины XVIII в. Москва была центром Московской епархии и в административно-церковном отношении делилась на шесть «сороков». Выражение «сорок сороков» — гипербола, так как число церквей в Москве никогда не превышало нескольких сотен, а не равнялось, разумеется, 1600. В Москве много топонимов, образованных от названий церквей и монастырей. В дореволюционный период в столице буквально на каждом шагу можно было встретить названия типа Богословский переулок, Иверский переулок, Казанский переулок, Никольский переулок, Спасская улица, набережная Храма Христа Спасителя, Введенская площадь и десятки им подобных. Сейчас их стало гораздо меньше, поскольку многие были заменены на другие (в основном в 20-е годы).

Церковь, имевшая особую архитектуру, поставленная на красивом, часто возвышенном месте, организовывала весь микрорайон. В силу своего назначения она становилась весьма важным в жизни горожан объектом, куда стекалось местное население. Каждая церковь имела свое собственное название — в зависимости от того, в память о каком событии или в честь какого святого она была поставлена. Наличие храма являлось отличительным признаком данной улицы по сравнению с другими. А ведь географическое название, как известно, по сути своей направлено на то, чтобы выделить объект из числа ему подобных на основании какой-то отличительной черты. Поэтому не удивительно, что название церкви очень часто распространялось постепенно на ту улицу или переулок, где она стояла. Нередко и сами переулки возникали уже после возведения церкви и «переплавляли» ее название в свое собственное.

Так, название Богословский переулок дано по церкви XVII в. Иоанна Богослова; Васильевская улица была названа по церкви св. Василия Неокесарийского, улица. Малая Якиманка — по приделу. Иоакима и Анны при церкви Благовещения в Кадашеве. Большой Девятинский переулок был назван по церкви Девяти мучеников («что за Синодальным житным двором на Кочерыжках»), построенной в XVIII в. Наименование Казанский переулок связано с церковью Казанской божьей матери («что у Житного двора»).

Это было характерно и для монастырей. Например, современные Даниловские проезды, Даниловская площадь, Даниловская набережная обязаны своими названиями старому Данилову (Даниловскому) монастырю, основанному^ еще на рубеже XIII—XIV вв. в честь московского князя той поры Даниила Александровича, сына Александра Невского. Современный Страстной бульвар был назван по Страстному женскому монастырю, Симоновская набережная—по Симонову монастырю. Список подобных примеров можно продолжить.

Как известно, церкви могли носить названия, в честь определенных святых (и, следовательно, иметь в своей основе христианские имена), а также в честь чудотворных икон из определенных городов, местностей (и, следовательно, иметь в своей основе и географические названия). Поэтому названия некоторых улиц и переулков Москвы, полученные по церквам, могут восприниматься как образованные от антропонимов и топонимов. В настоящее время большинство жителей Москвы не чувствует связи таких топонимов с названиями церквей в подобных сложных случаях — как говорят ученые, здесь утрачиваются семантические связи. Именно поэтому многие москвичи на; вопрос: «Откуда, по вашему мнению, произошли назвав ния Черниговский переулок, Тихвинская улица или Ирининский переулок?», с убеждением отвечают, что эти топонимы, по их мнению, по-видимому, имеют связь о названиями городов Чернигова и Тихвина и с именем Йрина или фамилией Иринин. На самом же деле все три упомянутых топонима в своей основе имеют названия церквей. Топоним Черниговский переулок произошел от названия церкви Черниговских чудотворцев, что под бором: православная церковь чтит память черниговского князя Михаила и его боярина Федора, вероломно убитых в Орде в XIV в. Наименование Тихвинского переулка связано с церковью Тихвинской божьей матери, что в Новом Сущеве. «Церковным» является и название Ирининского переулка — оно было дано по приделу св. Ирины при церкви Троицы XVII в.

Среди названий московских улиц, в основе которых лежат наименования церквей и монастырей, порой попадаются настоящие головоломки. Таковы, например, топоним Петроверигский переулок, в основе которого лежит название церкви Положения честных вериг апостола Петра, названия двух Обыденских переулков, связанных с церковью Ильи Обыденного, выстроенной в XVII в. верующими по особому обету — построить церковь «обы- дещ>», т. е. за один день,— именно так за один день и была выстроена небольшая церковка Ильи Обыденного на месте современной.    ,

Большинство подобных московских топонимов, о которых сейчас идет речь, не воспринимаются как связанные с религией. Все они относятся к числу старомосковских названий, придают московской топонимии особый колорит, своеобразный «аромат эпохи», и, как многие старые названия, помогают ярче представить историю города, пробуждают интерес ко всей русской истории.

Как сказано у Пушкина:

В сей утомительной прогулке Проходит час-другой, и вот У Харитонья в переулке Возок пред домом у ворот Остановился...

Эти строки из «Евгения Онегина» о приезде Лариных в Москву памятны нам с детства. Именно здесь, «у Харитонья в переулке» прошли первые годы детства поэта: с 1801 по 1807 г. семья Пушкиных жила попеременно в нескольких домах по одной-улице — Большой Хомутовке, с середины XIX в. называющейся Большим Харитоньев* ским переулком. В начале XIX в. эта улица называлась Козловским переулком (по домовладелице Козловой), но одновременно сохранялось и более старое название — Большая Хомутовская (по домовладельцу середины XVIII в. сержанту Семеновского полка И. А. Хомутову). Свое современное наименование, утвердившееся официально в середине XIX в., Большой Харитоньевский переулок получил по находившейся в нем церкви Харитония- исповедника, что в Огородниках.

Интересны и те переосмысления значений некоторых «церковных» топонимов в сознании москвичей, на которые обратили внимание лингвисты. Вот что происходит, например, с наименованием трех Неопалимовских переулков, находящихся между Смоленским бульваром и Плющихой, которое по своему происхождению связано с существованием в этом районе Москвы церкви Неопали- мыя Купины (широко распространена легенда о неопалимой купине, огненном кусте, который горит и не сгорает; это аллегорическое изображение материнской любви, одна из трактовок образа Богородицы). Однако С. И. Ожегов еще в 50-е годы отмечал, что многие москвичи произносят название Неопалимовский как Нэо- палимовский или Нэо-полимовский (по аналогии со словами неологизм, неолит, неоколониальный, неореализм и пр.)  . Таким образом, первая часть слова как бы мор- фологизуется на греческий лад, а вторая — палимов- ский — превращается в некое подобие названия от фамилий.

Н. А. Слюсарева в 60-е годы сделала наблюдение о дальнейшем изменении в речи этого топонима — Ново- Палимовский, где псевдогреческое нео- было уже переведено на русский язык. Н. А. Слюсарева отметила и еще один интересный факт в московской топонимии  . Некоторые москвичи в речи изменяют форму Зачатьевский пер. на... Зайчатьевский. В действительности же Зачатьевские переулки, расположенные между Метростроевской улицей и Кропоткинской набережной, ведут историю своих названий от церкви Непорочного зачатия девы Марии. В 1584 г. царь Федор Иоаннович, в надежде на избавление своей жены от бесплодия, повелел основать здесь Зачатьевский монастырь.

Реалия, которая послужила основой топониму, перестала быть понятной и привычной. Это привело к стихийному переосмыслению названия: сейчас оно воспринимается многими как образование от фамилии Зай- чатъев.

Есть в топонимии Москвы и ложные «церковные» названия улиц и переулков. Мы знаем, например, что Казанский переулок назван так по церкви Казанской божьей матери, что у Житного двора. На первый взгляд кажется, что такое же происхождение имеет и наименование Казанских просеков, расположенных в районе между улицами Радио и Чкалова. Однако названия этих просеков не связаны с культом Казанской богоматери, хотя, как известно, в Москве существовало большое количество церквей, названных в честь одних и тех же чудотворных икон, церковных праздников или святых. Дело в том, что просеки расположены близ платформы Плющево Рязанского направления Московской ж. д., в прошлом называвшейся Московско-Казанской железной дорогой. Именно по ней они и были названы.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ:  Топонимия Москвы

 

Смотрите также:

 

Сорок сороков. Окличка весны

9. Сорок сороков.— Окличка весны. На Сорокисорок утренников.—Во что Сороки, во то и Петровки.—На Сороки прилетает кулик из-за моря, приносит воду из неволья.—На Сороки...

 

фотографии икон - Сорок мучеников Севастийских

Сорок мучеников Севастийских. 18 век. Москва.

 

ЖЕНСКИЙ СВАДЕБНЫЙ головной убор сорока

Южные губернии России. Свадебный головной убор «сорока».
Сорока является древним по происхождению и способу ношения головным убором русской женщины.

 

Сказания русского народа - народное чернокнижие, игры, загадки, притчи...

Сорока. Верёвочка. Серый Волк.
4. Грачевники — Кикиморы. 9. Сорок сороков.— Окличка весны. 12-26. Приметы и замечания.

 

Царь Никита и сорок его дочерей. Сказки А. С. Пушкина

Прижил сорок дочерей. Сорок девушек прелестных, Сорок ангелов небесных, Милых сердцем и душой. Что за ножка — боже мой

 

Крепостной художник Григорий Сорока. Кабинет в Островках

Из истории реализма в русской живописи. Григорий Сорока.
На стене кабинета висит картина Сороки «Флигель в Островках», ныне находящаяся в Русском музее.

 

Сорока, как игра детская, увеселяет только детей и матерей и свято...

Нетерпеливое дитя, приученное к этой игре, стоит в радостном томлении, а нежная мать говорит: Сорока, сорока, Кашу варила

 

Крепостной художник Григорий Васильевич Сорока

Григорий Васильевич Сорока 1823—1864 г. Автопортрет. 1840-е — начало 1850-х. Г.В. Сорока — выдающийся художник, человек трагической судьбы.