Вся электронная библиотека >>>

 Выживание  на войне >>>

  

 

соваВыживание в зоне вооруженных конфликтов


Раздел: Выживание

 

ОСТАВАТЬСЯ НА МЕСТЕ ИЛИ УХОДИТЬ?

  

Чтобы решить эту трудную задачу и определить степень опасности, нужно хорошенько подумать, как вы будете выживать в населенном пункте, где будут хозяйничать вооруженные формирования противоборствующей стороны. Сможете ли выдержать унижения, насилие и грабежи, сможете ли оставаться в относительной безопасности. Если нет, то лучше заблаговременно собраться в дорогу и уходить в безопасный район.

Что может происходить на территории, занятой противником, вполне можно представить. Для Этого проанализируем лишь некоторые факты, имевшие место в национальных войнах на просторах бывшего СССР, не заостряясь на конкретной республике; Нам важно знать, как вели себя в конфликте противоборствующие стороны, чтобы учесть опыт тех событий и сделать для себя соответствующие выводы. Приведем отрывки из дневниковых записей того, что происходило в «горячих точках», без замалчивания противоправных действий обеих сторон, откровенных актов жестокости и беспомощности населения перед лицом опасности. Комментарии тут излишни.

 

...По населенному пункту бьет смертоносный «Град»', деморализующий жителей еще и омерзительным звуком накладывающихся друг на друга в шахматном порядке снарядов. На ракеты «Алазань»", одиночные орудийные выстрелы внимания уже почти не обращают. Женщины и дети большую часть времени проводят в подвалах, заложенных мешками с песком, старыми автомобильными покрышками. Город наполовину разрушен. С азербайджанской территории отключена подача электроэнергии, поэтому нет ни тепла, ни воды. Не работает ни одно предприятие.

Однозначно и откровенно военные действия ведутся против населения. Разумеется, в ответ стреляют по Шуше, и тоже «Градом». Такая же жуткая дуэль идет между азербайджанским Агдамом и армянским Аскераном. Ни одно соглашение о прекращении огня не было выдержано.

.. Врачи говорят, что из десяти раненных осколками реактивных снарядов «Град» спасти удается в лучшем случае двоих

Самолеты и вертолеты обстреливают частные автомобили на трассе Ростов — Баку, которая проходит через Грозный. Например, в понедельник штурмовик охотился за обычными «Жигулями» возле города Ачхой-Мар- тан. Вечером самолет сбросил бомбу на Черноречье — южную окраину Грозного. Бомба попала на родник, возле которого всегда стоит толпа — это местные жители берут воду. Шесть человек получили раны, десятилетнему мальчику осколками перебило ноги.

 

В Цхинвали тактика передвижения по улицам-перебежками. Широкие улицы, тянущиеся вдоль всего города, нужно преодолевать очень быстро, зигзагами, чтобы не зацепило шальной пулей или осколком. Лучше передвигаться поближе к зданиям. На узких улочках шальных нуль можно бояться меньше, ни лучше ИДТИ ПО центру — у домов опасно, могут задеть осколки снарядов, попадающих в дома. На широких площадях нужно опасаться снайперских пуль. Безопасных мест нет нигде — в Цхинвали всюду падают снаряды и проносятся нули.

Нет ни одного открытого магазина, и постоянно переполнена больница. В большинстве районов нет света, и нигде нет газа. Нет крупы, масла, муки, тушеяки — всего того, что нужно для еды. Хлеб стоит недешево, и то если удастся достать.

Стекло для керосиновой лампы скорее даже не ценность (купить его прост невозможно), а святыня. За питьевой водой люди стоят в очередях по шесть суток. Из-за отсутствия мухи люди делают ее сами из зерна. Получается грубый помол. Сделанные из nei-o плоские лепешки получаются темного цвета, крошатся, но есть и жить можно.

 

Из интервью с местным жителем: Воздушная тревога очень выгодна для воров. Заходи в дом, бери что хочешь, пока хозяева в подвале отсиживаются».

Из беседы с наемником: В шести отвоеванных у Азербайджана районах жить уже нельзя. Там все заминировано. Мины —пластиковые, их нужно искать и взрывать прямо на месте, а это очень трудно. Туда уже вряд ли кто вернется. А если вернутся — жертв будет больше, чем во время войны.

Когда мы освобождали, грабили, конечно, все из домов выносили. Колонны, эшелоны с вещами, мебелью уезжали в Армению. А для беженцев оставляли коридор через город, Когда Те по нему проходили, у них отбирали, что еще оставалось. А на азербайджанской стороне стоял их ОМОН. Они тоже от беженцев требовали деньги или золото. Нет денег — не пускали. «Идите обратно, пусть*вас армяне растерзают». Больше всего от этой войны страдали невиновные мирные жители >>,

Когда мы села захватывали, я видел, как детей разрывали. Один парень, армянин,— у него дочку в Сумгаите сожгли на газовой плите, мстил всем. Ребенка возьмет, разорвет на две половинки — и этой же ногой мать, по щекам, по голове б^л. Она с умц сходит,' смеется».

Глава исполнительной власти города Ход- жалы Э. Мамедов — один из немногих оставшихся в живых свидетелей трагедии. Во время варварского истребления мирных жителей погибли 22 ею родственника, в том числе и мать. Вот что он рассказал: «Штурм города начался с артобстрела, который продолжался около двух часов. Армянские боевики стреляли из танков, бронетранспортеров и ракетами «Алазань». Мы были блокированы с трех сторон, открыто было только Аскеранское направление. Когда в атаку уже пошли пехотинцы, в Ходжалы все было разрушено. Многие его жители погибли. Мы защищались в окопах до двух часов ночи. Не выдержав натиска, защитники и население города стали отступать. Перебравшись через реку с ледяной водой, мы уходили в сторону Кетийнской горы. Немало людей погибло в дороге — в лесах, где они обморозились. Шли до семи часов утра, вышли на ноле около армянского села Нахнчеваник. Тут нас поджидали автоматчики, пулеметчики и БТР. Началось массовое истребление безоружных людей, которые попали под шквальный огонь. Погибло много детей и женщин. Часть людей пошла в сторону села Гюлаблы и там около 200 человек были взяты армянами в заложники».

 

Этот эпизод из бывшей Югославии, а беседа велась с русским наемником. «Если в ходе боя или сразу после него будете заходить в мусульманские дома — не спешите. Сначала гранаты в окна, в дверь потом — пару очередей налево-направ о, тогда только входите. Не хватайтесь за барахло — везде могут быть мины. Знайте: здесь мусульмане- фанатики. Почти у всех: детей женщин, старух — в руках, иод одеждой, где угодно — мины, гранаты. Если что — они подрываются. Так что хотите сами жить — валите всех подряд. Это не жестокость. Это война! Или вы — или они! Я все это не с потолка взял. Сколько наших уже полегло здесь из-за доброты своей, Понимаю, кто-то не может в старика дли бабу стрелять. Тогда просто в дом к мусульманам не входите. Здесь еще один момент есть — сербы, кто рядом с вами воюет, очень внимание обращают на то, как мы, русские, к мусульманам относимся. Для них они — враги навечно. Что здесь мусульмане с сербами творили — кровь стынет. Так вот — мы с ними заодно. Не забывайте, что в бою они у вас за спиной. Поняли? Пулю-то не только спереди получить можно».

Жизнь подтвердила жестокую правду его наставлений. Уже в Москве мы узнали подробности гибели и тяжелого ранения двоих из русских. Воевали они недалеко от Вышеграда, потом их перебросили иод Сараево. В бою ребята зашли в дом. Перед этим, заглянув в окно, увидели там стар уху-мусульманку. Когда переступили порог — грянул взрыв. Оба парня выскочили. Один с развороченным животом, другой — изрешеченный осколками, Первый успел сказать: «Все». За Афганистан он имел орден Красной Звезды. Второй остался калекой

 

 

 

В 1993 году город Сухуми за полгода был превращен в груду развалин. Горожане с возмущением рассказывали, как сначала пьяные гвардейцы сами же сожгли и разграбили многие здания. Потом по кварталам прошелся «Град», Новый микрорайон, который был только что сдан, в результате бомбежек оказался полностью уничтожен.

Из русских, несмотря на все «старания» российского правительства, в тот год уехали немногие. Разве можно бросить вот так нажитое? «Что я в России без кола и двора: не молод я, чтобы все сызнова начинать...» — такие исповеди приходилось слышать не раз.

По многочисленным свидетельствам, во время широко разрекламированной акции по эвакуации русских беженцев из Сухуми в середине июня 1993 года на прибывших транспортных кораблях моряки требовали дополнительную мзду за перевозку имущества. Многие отправляли жену и детей, стариков, а сами оставались на свой страх и риск сторожить имущество. Правда, так поступали далеко не все, а только те, у кого было куда отправлять. Процентов сорок оставалось вместе с семьями.

Из-за обстрелов города люди спали в подвалах, по месяцу, по два не снимали одежды. Нет воды, негде постирать, даже в море не искупаться — на побережье сидят снайперы.

Каждый, кто остался в городе, видел смерть. В своей семье или у соседа. В деревнях тоже лютуют боевики. Так, в лесах в одной из деревушек нашли труп женщины. Она была беременна. Ее изнасиловали и выпотрошили.

Самое ценное в городе — бензин, солярка, керосин. Весь город живет на этом. Керогазы, примусы, керосиновые лампы, самодельные печки. На дрова идут деревья и все деревянное из разрушенных домов.

 

Подростки делятся секретом. Ходят отъедаться по поминкам, благо, последние случаются несколько раз в день — можно и позавтракать, и пообедать, и поужинать.

Ну а если не можешь ничего купить или достать — на улице полно мусорных баков. Помои, на счастье нищим, в городе никто не убирает. Обыденная сцена: оборванная старая женщина роется в куче мусора. Много среди них и нашизц русских. Им некуда'идти, некуда «эвакуироваться».

А вот как происходила экс тренная эвакуация населения из района боевых действий. «Отьезд из Шуши напоминал кадры военной хроники. Народ убивался у вер толета; мужики дрались, женщины плакали, детей передавали с рук на руки вместе с багажом и затаскивали в салон. Я кричала; «Возьмите нас, мы журналисты!», но сквозь шум мотора не слышала собственного голоса. Машина грузно оторвалась от земли, и какой-то мужчина, схватив меня за руки, начал в таскивать в вертолет. Мой товарищ Олег уцепился за последнюю ступеньку трапа. Вертолет набирал высоту. Как в кошмарном сне, я видела Олега, болтавшеюся в воздухе. Плачаг я ворвалась в кабину и закричала на летчиков: ^Опустите вертолет, человек разобьется!» «Если я посажу вертолет,— проорал летчик сквозь гул,— меня толпа разорвем на части!» Но все- таки снизил высоту и завис в нескольких метрах от земли. Олега сбили со ступени ногами. Вертолет поднялся в воздух, и я потеряла его из виду».

 

Итак оставаться или уходить? Обязательно уходить. Из зоны, где назревает военный конфликт, нужно выезжать заранее. Правда, если есть куда. Те, кто уезжает, не дожидаясь погромов, действует осмотрительнее.

Когда бои только начинаются, из города еще можно выбраться на машине. Если повезет — бесплатно, а так за деньги, пока еще по умеренной цене. По мере нарастания боевых действий цена вырастает многократно, так же, как и опасность. При угрозе тяжелых боев, массированных бомбежек город лучше покинуть, оставаться в нем и дальше очень опасно.

Если вы решили все-таки остаться в городе, запомните некоторые советы, которые помогут вам пережить тяжелые времена.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ:  Энциклопедия выживания. Выживание в зоне вооруженных конфликтов

 

Смотрите также:

 

Справочник Сталкера

Выживание в аномальных зонах и - в обычных местах - в моменты действия аномальных явлений. "Самое прекрасное и глубокое переживание

 

ВЫЖИВАНИЕ

Но, хотя это и не зафиксировано часто в письменной форме, выживание, возможность существовать как можно дольше является первейшей задачей большинства организаций.

 

Выживание versus развитие

Выживание versus развитие. Основной вывод, который можно сделать из приведенного анализа поведения российских домохозяйств в условиях рыночных реформ...

 

Последние добавления:

 

Автомобильные смазки  Выращивание овощей и зелени дома   Специальные цементы   ТЕПЛОИЗОЛЯЦИОННЫЕ МАТЕРИАЛЫ