Меч в стране хеттов, Палестине и Ханаане, Финикии и Карфагене, Иудее, на Кипре, в Трое и Этрурии

  

Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

   


Меч в стране хеттов, Палестине и Ханаане, Финикии и Карфагене, Иудее, на Кипре, в Трое и Этрурии           Меч и топор

Книга мечей

Холодное оружие сквозь тысячелетия 


 Ричард Ф. Бёртон

Глава 9. Меч в стране хеттов, Палестине и Ханаане, Финикии и Карфагене, Иудее, на Кипре, в Трое и Этрурии

 

За века до того, как евреи покинули дельту Нила, со стороны Азии с Египтом граничила великая империя, отражавшая Египет, как Новый Свет отражает Старый. Действительно, чем Кеми была для Запада, тем страна хеттов стала для Востока. Жителям берегов Нила этот народ был известен под именем хита, хетта или шета. Евреи со времен Авраама и до времен Негемии и Плена называли их «хитим», или «детьми Хетта». Охотничья надпись Тиглатпаласара (Тигулти-пал-Сира) I (1200—1100 гг. до н. э.) содержит упоминание ха-ат-те (хаттов)1. По ее словам, они обитают на «Верхнем Океане Заходящего Солнца». Греки перевели с еврейского Гц Хетпещ и назвали этот народ Хеттиц и Xerrewi. Это exmpoi Ктргекн (производное от кетея, или кетия Гомера (Одиссея. XI, 520), чей вождь Эврипил был убит «медью» (мечом), от которой многие погибли вокруг него «ради подарков женщине».

Колыбелью этого народа, который заправлял в Западной Азии в XVIII и XVII веках до н. э., были степи между Орон-том и Евфратом. Иисус Навин представляет Господа говорящим: «От пустыни и Ливана сего до реки великой, реки Евфрата, всю землю Хеттеев; и до великого моря к западу солнца, будут пределы ваши» (1, 4). В период своего наибольшего процветания хетты занимали все пространство между Египтом и Ассирией, на севере достигая Фригии и Киликии; на востоке — Месопотамии, а на западе — Средиземного моря. Они укрепляли, возводя стены, такие города, как «Ту-неп, или Тунепа (Дафне), в стране Нахарайн» (последнее здесь, вероятно, обозначает Верхнюю Палестину — Арату (Арадус), Хамату (Хамат, верхний город); Хальбу, или Хили-бу (Алеппо); Казантану (Гозантинис), Нишибу (Нисипис) Я 11атену, давшую подъем «Падан-Араму», или «Батане». Их се-верной столицей был Каркемиш (греческий Иераполис и со-иременный Яраблус), располагавшийся на Евфрате, недавно раскопанный; некоторые объясняют это олово как город (кар) Шемиша, бога страны Моав, другие —- от имени «Кем», или «Чеммис», египетский аналог Пана. Этот город был захвачен Сарго-пом (717 г. до н. э.) и стал центром Ассирийской сатрапии. Священным городом хеттов был Кадет («священный»), синоним Эль-Коде, как арабы на-зывают Иерусалим, и даже о Городе Давида говорилось (Иезекииль, 16, 3): «...отец твой — Аморей, и мать твоя — Хеттеянка». Хеттское племя распространилось до самых южных пределов Палестины; I еброн, одно из их поселений, было основано, как нам было сказано, за семь лет до Зоана («станции погрузки животных»), он же Сан или Танис, столица египетских «царей-пастухов». Но намек, который содержит это название, должен был относиться к Сесострису-Рамсесу II, который также сделал своей столицей Сан под именем «Пер-Рамсес» («Дом Рамсеса»), не по изначальному строению царя Пепи из VI династии, который жил за тысячу лет до Авраама.

Хеттами правило двенадцать «царей», возможно, сатрапов, над которыми главенствовал «Хита-сир», или верховный вождь, В Библии «царь хеттов» упоминается как присоединившийся к египтянам. Хотя евреяМ и было строго приказано уничтожить этот народ, их книги доказывают, что «хита» находились часто в близких отношениях со вторгнувшимися, как в случае с Урией ХеТ-том, одним из тридцати телохранителей Давида. Они поклонялись Ваалу Сутеху (Сутеку), богу войны, «человеку войны», эквивалентному Амуну, и его жене (Сакти, или активной энергии), Астарте-Анате; также они поклонялись Таргате, Деркето или Атаргатису — это два сирийско-греческих слова для обозначения одной и той же личности-Египтяне считали хеттов «великим народом», а их место обитания — «великой страной», почитая их, на самом

почти за равных; говорили они также и о почитании их богов. Как и их соседи из страны Кеми, хетты были пишущим народом. Памятники в стране Нила упоминают некоего «Кираб-сара» (или «-сира»), «автора Книг Вождя Хеттов»; решающим фактором здесь был папирус, или пергамент. Хеврон изначально назывался «Кирьят-Сефер (Ка-рият-Сефер)» — расположение книг.

На промежутке между XVII и XIV веками до н. э. хетты были сильными противниками Кеми. Они отчаянно сражались против Тутмоса III (около 1600 г. до н. э.) в его сирийскую кампанию, когда «Александр Великий египетской истории» одолел вождя Кадета, построил крепость на границе с Ливаном и подчинил «Нахарайн». Тремя веками позже Кадеш был взят Осиреем, или Сети I (1366 г. до н. э.). Несколько лет спустя была проведена великая кампания его сына1, Рамсеса II, «который обновил Египет» и стал столь же знаменит, как и Сесострис Геродота2. Он чуть не был разбит в великой битве под «злым Кадешем»1, но в конце концов ему удалось «сбросить врагов одного на другого иниз головой в воды Оронта». Уилкинсон показывает город с двойным рвом, через который было переброшено два моста; на дальней линии защиты, созданной впадающей в озеро рекой, выстраивалась в качестве резерва фаланга хеттов. «Удивительно богата, — утверждает Бругш, — великая панорама, представляющая схватку колесниц; в то время как Рамсес2, изображенный в виде гигантской фигуры, бесстрашно сражается в самой гуще вражеских повозок, изумляя друзей и врагов, его доблестный сын, Прахиунамиф, главнокомандующий колесницами, ведет их в атаку на врага. Хеттских воинов сбросили в реку, и среди них — царя Хилиби (Алеппо), которого воины пытались оживить, подняв за ноги»3. Такова была битва, породившая первый эпос, «Песню книжника Пентаура».

Война окончилась, когда Египтянин женился на дочери Четта и подписал со своим тестем цивилизованный договор о(> отводе войск, который был выгравирован на серебряной пластине4. Однако около S200 года до н. э. произошло еще одно вторжение под руководством Рамсеса И1. Это «Рамп-сипитус» греков (сложный титул Рамессу-па-Нетер (Рамсес божественный) оставил записи о своей «кампании Возмездия», которые покрывают одну сторону храма Медина-Хабу; среди побежденных врагов упоминается «несчастный, царь хеттов, взятый в плен живым».

Позже хетты стали хорошо известны ассирийцам. Сал-манасар II (884—852 гг. до н. э.) отмечает «хеттов и город Петра» (Петор); он взял «восемьдесят девять городов страны хаматитов» и Римонидри из Дамаска. Тиглатпаласар II (745—727 гг. до н. э.) говорит о «городе Хаматти» (Хамат) и «Аруму» (Арамейский).

Согласно Уилкинсону, хетты представлены на монументах как бритый народ со светло-красной кожей. Одеждой их была длинная ассирийская роба до лодыжек; волосы курчавые, иногда покрытые высоким головным убором фригийского типа. Характерным элементом, который появляется и в их иероглифах, являются заостренные ботинки1, что-то вроде солеретов XVI века. В качестве вооружения у них были квадратные или овальные щиты, стеганые курт- 'Л ки и браслеты, защищавшие руки. Оружием их были луки, копья и короткие прямые мечи, какие сейчас применяют для рубки мяса, используемые в то время и их соседями-соперниками из долины Нила.

Эти доблестные ханааниты были мастерами искусства войны. Армия их разделялась на пехоту и кавалерию. Последняя состояла из родовой элиты под названием «Тухир» («Тахир»?) («избранные») и отряда наемников под руководством «хир-питов», то есть капитанов. Среди них были шар-данцы, сардонцы, обычно именуемые сардинцами; Бругш утверждает, что они были колхидцами, и выводит от них «сардинское белье». У них были рогатые шлемы и круглые щиты, копья и длинные мечи.

Келау, пращники, кажется, были элитным подразделением, находившимся всегда подле князя2. Боевым строем была регулярная фаланга, или колонна копьеносцев, как у египтян, и, хотя кавалерия включала в себя и всадников, «сила их была в колесницах».

«Хеттизм» стал наукой последних лет после того, как импульс ему придала публикация «хеттских иероглифов», впервые обнаруженных в Хамахе, затем — в Алеппо. Две надписи на скалах с барельефами были обнаружены преподобным Е. Дэвисом (из Александрии) в Ибризе (Аб-риз), что в трех часах к югу от Эрегли, древней Кибистры великой Ликаонийской равнины. Находки в Каршемише доба-пили еще немного к этому скудному запасу; говорят, что в британском музее есть хеттские печати. В «Трое» доктора Шлимана я увидел хеттский иероглиф на терракотовой печати. Средняя фигура справа — явно кулак, или перчатка, сложенная в виде кулака, — египетское обозначение руки. Я еще отмечу ликийскую монету и резную золотую вещь с Кипра. Три читаемых знака — голова быка, шапка и согнутая рука — видны на так называемой доисторической статуе Ниобы на горе Сипилус. Явно хеттской является и бронзовая таблица в музее М. Перетье, Бейрут.

Современные исследования позволяют нам характеризовать искусство хеттов как смесь египетского с ассирийским, или скорее вавилонским, при значительной модификации и того и другого. Первое мы видим в двух сфинксах Эюба и крылатом солнечном диске, который был заимствован Месопотамией также из долины Нила. Барельефы и геммы Ассирии отражены в хеттском представлении человеческой фигуры, но рост обычно меньше, члены — толще и более округлены, мышцы не так выражены. В Богаз-Кеуи многие божества стоят на животных; считается, что такое их положение характерно для раннего Вавилона1. Здесь также богини носят расписные короны, украшение Эфезийской Артемиды, из чего профессор Сойс делает выводы о ее хеттском происхождении. В Эюбе обнаружен двуглавый орел, который, как предполагается, будет прототипом древнего сильюканского и современного европейского чудовищ.

Иероглифический словарь хеттов систематически родственен египетскому, как показывают примеры ботинка, перчатки (или руки), согнутой руки, боевого топора и короткого прямого тесака. Но до того как прочесть эти идеограммы, важно определить язык; вот тут и появляются трудности. Профессор Сойс отрицает, что хетты были семитами или говорили на семитском языке; в этом ему вторит мистер Боскауэн. Но первый со слабым успехом отстаивал и идею о том, что кипрское письмо было «не чем иным, как иероглифами Хамата». Мистер Хайд Кларк считает, что хеттский, этрусский и кипрский языки — родственные, и находит их письменные знаки на отдельных испанских монетах. Другие поддерживают идею о скифском (туранском) происхождении хеттов; в наше время появление таких идей неизбежно. Преподобный Данбар Хит смело объявляет хеттский язык семитским и делает храбрую попытку перевести их слоговое письмо1. Но в существующих условиях ничего толком сделать нельзя: еще не составлен даже полный список их иероглифов.

Хетты были жителями материка, а вот побережье Средиземного моря — Сирию и Палестину — населяли семитские и родственные им племена. «Сирийя» обозначало «скалистую местность» —от Сура или Цура («скала»). Геродот (VII, 63) породил грустную путаницу, написав, что «народ, который греки называют сирийцами, варвары зовут ассирийцами». Слово «Ассирия» происходит от другого корня («Ашур»), которое предположительно обозначало «счастье» и применялось, как мы увидим, к одному из богов. Сирия — это иероглифическая Хар, Хару или Халу, «страна-позади», т. е. находящаяся за Осирисом (Египтом), или север его, и Акарру или Ахару клинописи — оба слова этих происходят от «семитского» корня Ахр. «Палестина» (Сирия) — это всего лишь «страна филистимлян», Захи иероглифов и средневековая Филистина; этот народ, возможно, связанный с гиксосами, жил на востоке от Египта и построил Пелусиум — «город филистимлян».

За филистимлянами жили финикийцы — купцы и торговцы, путешественники, исследователи и колонизаторы — «англичане древности». Когда Геродот говорит, что финикийцы пришли с «Эритрейского моря», под ним обычно понимается Персидский залив, где острова Тирос (или Тилос) и Арадус принято считать прародителями одноименных средиземноморских поселений. Принято считать, что слово «Финикия» происходит от cpoivi^, что опять же может быть просто переводом египетского слова «кефет», «кефту», «кефт» или «кефа» — «пальмовое дерево». Но еще не решен вопрос о том, являются ли финикийцы «фенех» памятников мусульманского Эль-Фениш. Мариэтт-паша считал сло-|ц) «Пуной», «Пени» происходящим от «Пун» или «Пунт», иод которым он понимал страну Сомали. Геродот полагал, что «пунт» означает, как и в понимании большинства, противоположный арабский берег1. Так, «ворота Пунта» — это мифическое Красное море (примордиальное?), где красный Тифон и красный дракон Ann или Апап (Апофис) сражались против белого бога Гора — прототипа Бальдура Краги вого.

Финикийцы наложили на мир свой отпечаток. На протяжении многих поколений Средиземное море было «Финикийским озером». Это позволяло их купцам и морепла-нмтелям разнести цивилизацию из Египта и Ассирии на самый далекий Запад. Финикийцы были мировыми курьерами. Их «круглые корабли», или торговые суда, и вытянутые боевые корабли заплывали далеко на север и юг Атлантики. Топографический список Тутмоса III показывает густонаселенную страну, и, как утверждает Мариэтт-паша, карта Ханаана, составленная из примерно ста пятнадцати иероглифических названий, является предположительно картой Земли Обетованной, созданной за двести семьдесят лет до Моисеева Исхода. Среди городов — Дебеху, ныне Ваалбак2, «город Ваала»; Тум-саху, ворота Тума, заходящего солнца, ныне Дамаск; Биарут (Бейрут); Кериман или Горный Кармель, и Йопу, Йоппа, или Яффа. В египетской «Ярутана» мы видим Иордан, а «Шабатуан» — это «река ('аббатис» Плиния и Иосифа Флавия3.

близко связаны с евреями, и отмечает сходство слова «аму» с «ам», из-пестным еврейским словом.

 

Главные города Финикии, Тир и Сидон, были необычайно роскошными, хранилищами богатства Востока, еще в 1500 г. до н. э. историки в основном приписывают все самые тонкие произведения искусства либо сидонцам, либо богам. Восточный берег «внутреннего моря» был центром цивилизации, школой высокой культуры, которая добавляла красоты необходимым и полезным техническим продуктам; и его искусства и ремесла стали образцом для подражания даже для прародителя-Египта. Лишь несколько найденных нами надписей свидетельствуют об их литературе — но нет ничего более трогательного или более поэтического, чем эпитафия Эшмуназара, царя сидонского: «Разлученный с плодом моей жизни, моими мудрыми и храбрыми сыновьями, овдовевший, дитя одиночества, я лежу в этой гробнице, в этой могиле, в построенном мною месте» и т. д. Финикия передала Греции и Риму не только свою письменность, но и своих богов. Малакбел, например, явно был Малик Кабир, «Великий Царь», отец каби-ров, святых-покровителей страны пальм и пеласгов; это божество соответствует египетскому Пта, богу-демиургу, обозначаемому скарабеем, символ, распространенный в Финикии не меньше, чем в стране Нила. Мелькарт же, которого Нонний считает вавилонским Солнцем, был богом города; западнее он превратился в Геракла, этрусского Эркля; последний был важным коммерческим персонажем в Финикии. Мелькарт — это Оршол по Селдену («De Diis Syrius»1), который считает это имя происходящим от «Ур» — «свет»2.

Еще один сирийский народ, часто упоминаемый в египетских памятниках, — шайретана. Они населяли страну, расположенную на реке и на озере или море. Из защитного вооружения шайретана носили тугие кирасы из наложенных металлических пластин, надеваемые поверх короткой куртки, и обвязывавшиеся вокруг запястья наручи; шлемы их имели рога по бокам и венчались навершием с шаром и острием. Оружием их были дротики, длинные копья и острые мечи. Токкари, их соседи, также носили в качестве оружия нападения копья и большие заостренные ножи или прямые мечи. У народа ребо были луки и длинные прямые мечи с очень острыми концами. То же самое относится и к народу рутенну, или ротнн, которые часто упоминаются в списках на памятниках. Они, кажется, подразделялись на два: рутенну-хир (верхний ру-тенну) — это явно был народ Келесирии, а рутены, или лютены, упоминаются в связи с Ненией (Ниневией), Шинаром (Сингаром), Вавилоном и другими местами Восточного Нахарайна (Месопотамии).

Мы не знаем ничего о финикийском мече, кроме того, что содержится в легенде о загадочном египто-аргивском герое, Персее. Согласно Геродоту (II, 91), его квадратный храм был в Панополисе-Чеммисе в фиванском номе: здесь почитателям показывались его сандалии, двух футов в длину, — и страна процветала, где бы он ни появлялся, как и в том случае, когда видела Эль-Хизр, зеленый стяг ислама. Греки, которым мы не обязаны доверять, считают его сыном Юпитера и «акризской служанки (Данаи)», а персы, согласно грекам, объявили своего сына Персея героем, давшим имя их стране, наследником хакманских или ахе-менидских царей. Главных подвигов за ним числится два. В испанском Тартессе, или в Ливии (Геродот. II, 91), . он убил, с помощью «волшебного зеркала», данного ему Афиной, Горгону Медузу, эту старую голову Тифона, из чьей шеи родились Пегас и Хрисаор'. На финикийской Йоппе (Яффе)2 он убил морское чудище и спас Андромеду, чье имя звучит подозрительно похоже на «Анат».

В обоих этих предприятиях герой использовал оружие небесного происхождения, harpe Кроноса, которым тот орудовал в своем единоборстве с Тифоном. Гигант или злой бог отобрал его у доброго бога, которого ныне держит пленником в пещере; и он не восстановился, пока плененный не был освобожден Тутом-Гермесом. Греки зовут этот меч harpe1 — это явно то же самое имя, что и финикийское «хе-реба» или еврейское «херев»; в то же время описание его как falx acuta (острый серп) идентифицирует его с египетским клинком хопш. Персей совершил два своих подвига таким же образом, как Геракл сразил Лернейскую гидру; а Меркурий отрубил голову Аргусу (falcato ense) с помощью harpen Cyllenida2.

Эта легенда оказалась весьма благодарным полем деятельности для комментаторов. Ее героя связывали с Ио, Белусом и Египтом; а ведь он явно родственен кипрскому Персею и финикийскому Резефу3 (что означает «огонь» или «молния»). Изначально эта схватка — вечная борьба добра, света, тепла и радости с их противоположностями. Она начинается с Озириса и Тифона, переходит в Ассирию, где бог солнца Бел нападает на морское чудище Тиамат со своим мечом сапара, или хопш. В Персии он становится Хормуздом (Ахурамазда) и Ахриманом (Анграманус); у евреев это битва Бела и Дракона; у греков — между Аполлоном и Пифоном. Это единоборство продолжает и св. Патрик4, навсегда изгнавший из Ирландии змея; и в конце концов оно проявляется в виде «боя святого Георгия со Змеем». Это последнее проявление египетской мифологии Римская католическая церковь рассматривает как апокриф, и неудивительно. Драконы не существуют, и никогда не существовали, разве что в качестве доисторических чудовищ; более того, путешественникам в Сирии пока-

быто — по крайней мере, все мои усилия отыскать его оказались тщетны. Свидетельство это в высшей степени достоверно — но свидетельствует оно, увы, о невозможности. Все чудовища — внутренне противоречивые существа. «Кетос», кит или акула (Canis Carcharias), — это явно то же самое существо, что поглотило Геракла и Иону.

Во время правления Юстиниана Тезеум Афинский посвящался «Святому Георгию Каппадокии», и на Кипре храмов у него было не меньше, чем у Венеры. Он попал в английский календарь, когда Генрих II женился на Элеоноре, дочери Вильгельма Аквитанского, крестоносца, выбравшего своим святым покровителем «flos Sanctorum». Он до сих пор является крестным отцом ордена Подвязки, учрежденного в 1350 г. Эдуардом III; и большинство рыцарей из ныне существующих орденов носят орден Подвязки на золотом медальоне и отмечают его праздник в Виндзоре 23 апреля.

Один шаг в продвижении святого был отслежен М.Ч. Клер-монтом-Ганно1, ориенталистом, чья археологическая проницательность не превзойдена даже его деятельностью. На группе барельефов в Лувре показан Гор с ястребиной головой, сидящий верхом и в римской униформе, пронизывающий своим особым копьем («хаматум», или шипоконечным) шею крокодила Тифона, Сета, Дагона2, Пифона — Дьявола. Это позволяет предполагать, что Гор и Персей, святой Патрик и святой Георгий — одно и то же лицо.

Меч Эреба еще не был обнаружен в Финикии, но Уилкин-сон утверждает, что прекрасные мечи и кинжалы, которые находят в могилах древних бриттов, явно'не принадлежат к греческому или римскому типу, они — финикийской работы. Карфагенские же мечи, однако, откапываемые в Каннах, сейчас находятся в Британском музее3. То, что эти нации — родственные, понятно по Пенулусу, или Плавту, и по таким именам, как Дидо (форма имени Давид) и Элисса (Эль-Иса, царствующая женщина); по Сихеусу, который происходит от того же корня, что и Заччеус; по Ганнибалу и Гасдрубалу (в которых содержится корень «Ba'al»), и по «суффетам» — магистратам, которые являются иудейскими «шофетим», или судьями. Наемные армии Карфагена, чьи победы впервые упоминает Геродот, были вооружены мечами из меди, бронзы и олова; Мейрик также упоминает латунь; одаренный в высшей степени богатым воображением генерал Вэлленси сравнивает его с металлом Доуриса или «ирландской латунью». Доктор Шлиман в «Мотье в Сицилии» находил карфагенские наконечники стрел из бронзы, пирамидальной формы и без зазубрин («хами»); в Микенах он обнаружил тот же стиль.

Ликийские мечи, возможно, напоминали египетские хоп-ши; то же самое относится и к сицилийским коротким кривым мечам. Сицилийцы вооружались также сариссами — это длинное копье, от шестнадцати до двадцати футов длиной, которое позже использовали народ Эпира и македонцы в своей фаланге. Оно противопоставляется «лариссе», европейскому средневековому копью, и «нариссе», которую использовали норрены.

Самое интересное, что мы практически не знаем, мечи каких размеров и форм использовались древними евреями. Шекели и тому подобныелтредметы находят в порядочных количествах, а вот оружия или защитного вооружения древние евреи, этот «железный народ в железном одеянии», не оставили нам ни единого экземпляра. Это тем более любопытно, что говорится, что меч хоронили вместе с его хозяином1. И хотя нас уверяют (Быт., 4, 22), что Тубал-Каин, сын Ламеха и Зиллы, был первым кузнецом, но прямого упоминания о железном оружии среди евреев вплоть до Исхода мы не встречаем. Гезениус предлагает считать Ту-бал-Каина «гибридной формой», «шлачный кузнец» от персидского «Тупал» (шлак) и «Кани» («Faber» — кузнец). Его отождествляли с Пта, Бил-Каном (Ассирия), Вулканом и Малакбелом; и лишь незнание индуизма не дало средневековым комментаторам найти его в лице Вишвамитры, бога-ремесленника из индуистского пантеона. Маэстро Визани (1588 г.), известный фехтовальщик, приписывает изобретение меча Тубал-Каину; кажется, нужно датировать этого достойного человека концом бронзового века или началом железного. Необоснованные претензии на первенство в >гом изобретении выдвигают все древние народы; и вряд ли честно было бы полагаться в качестве доказательства на утверждение Бохарта о том, что «Judaei semper mendaces; in hoc argumento potissimum mentiuntur liberalissime»1.

Однако есть масса очевидных свидетельств тому, что финикийцы и презренные ханааниты были высококультурными пародами, в то время как евреи таковыми не были. Последние ни разу не упоминаются в египетских иероглифах2. Даже основав свое княжество в суровых и бесплодных высотах Иудеи, и своих технологиях они продолжали зависеть от соседей. Золото было во времена Давида столь распространено, что он мог собрать тысячу миллионов фунтов (сто тысяч талантов золота и миллион талантов серебра) на постройку Храма, однако при этом мудрому царю Соломону пришлось искать резчиков по дереву даже среди плотников. В Иудее не было ни наук, ни искусств, ни архитектуры, ни скульптуры, ни живописи, ни мозаики, ни даже кулинарии. Великий храм, преемник Моисеевой молельни, представлял собой по большей части работу Хирама из Тира, которого Геродот называет Сиромусом, Диус — Хиромусом, он же Менандр и Иозефус. Возможно, это династическое имя, как «Хаарам» Священный.

Другой ученый знаток оружия объявляет, что первым оружием, упомянутым в иудейском Священном Писании, является пламенеющий' Меч Херувима (Быт., 3, 24). В ассирийских памятниках словом «керуби» («черуб», которое происходит, как и арабское «карруб», от «карб» — «близость», «подобие», «родство») обозначают фигуры колоссов, символизирующие Силу Добра и охраняющие ворота дворцов. Охраняя от вторжения Зла, они нашли дорогу к Эдемскому саду, который стали оберегать от грешников и незваных гостей. «Пламенеющий меч», который «оборачивался всюду, охраняя древо жизни», представлял собой двухклин-ковый меч, «хелидонский» по представлениям греков, и служил талисманом. Тиглатпаласар I сделал из меди один из таких вилкообразных мечей, исписал его известиями о своих победах и поместил как трофей в одной из своих крепостей. Но меч из Книги Бытия, возможно, является оружием — символом Меродаха, вавилонского бога и планеты Юпитер. Этот вращающийся диск представлял, как арийская ваджра, молнию, или «удар грома», которой наши классики вооружили Зевса-Юпитера; чрезвычайно поэтическое описание этого приводится в древнем аккадском гимне. В нем среди других эпитетов меч именуется «литту» (или «литу»), что буква за буквой является тем же самым, что и первое из слов еврейского словосочетания, означающего «пламенеющий меч» («лахат1 ха-хереб»), также это может означать и «сжигающее разрушение». Ф.М. Ленор-ман предположил, что истинное значение этого слова — «волшебное чудо». Но с большей уверенностью можно придерживаться мнения о мече в форме диска, что соотносится с колесами в представлении Иезекииля (гл. 9, 10). В халдейской битве Бела и Дракона мы опять же видим великий пламенеющий меч, крушащий все вокруг, когда бог сражается им против дракона. Так и египтяне задолго до того изображали солнечного бога в славе солнечных лучей — самый подходящий символ — и его врага, Апофиса, Змея из Книги Бытия, которого он сокрушает, чудовищную рептилию, ощетинившуюся гребнем из четырех клинков мечей, похожих на тесаки, символизирующих разрушение.

Евреи заимствовали свою металлургию, как и все свои изначальные науки, из Египта. М. де Гоге отмечал, что они были не лишены знания технологий, если способны были сжечь золотого тельца и растереть металл (возможно, с помощью соды) до состояния порошка, который можно было растворить в воде и выпить — aurum potabile («питьевое золото»).

Евреи называли меч «херев», и слово это около двухсот пятидесяти раз встречается в Ветхом Завете. Корень его, как и арабский «хрб», означает «терять», «быть потерянным», а существительное обозначает любое расточение1. Чаще всего слово это обозначает меч; в других же случаях — нож. Так, у Иезекииля (5, 1) мы видим: «Возьми себе острый нож («херев»); возьми себе лезвие цирюльника». В других местах этим словом обозначается зубило (Исх., 20:25); топор или пика (Мер., 34:4; Иез., 5, 1 и 26, 9) и, наконец, жестокий жар (Иов., 40:30). Арабское «харбах» обозначает дротик.

Из еврейских записей мы можем понять, что изначально их мечи были медными; отсюда и все ссылки на их блеск; за медью последовала бронза и железо, которое точилось на точильном камне. Они не были кремневыми; «острые ножи», которые упоминает Иисус Навин, были просто осколками кремня наподобие египетских. Мечом пользовались как пешие, так и конные воины, причем последние добавляли к «сверкающему мечу» еще и «блестящие копья» (Наум, 3:3). Хсрев не был ни большим, ни тяжелым оружием, и можно с уверенностью сказать, что формы его были теми же, что мы пилим на египетских иероглифах. Вес меча Голиафа, к сожалению, не приводится, в отличие от веса его копья и доспехов; не знаем мы ничего и о мече, отвергнутом Давидом по причине того, что он не успел его проверить. Но та легкость, с которой Давид выхватил впоследствии из ножен филистим-ский херев и сражался им, позволяет предположить, что он имел нормальный размер и вес. Меч этот вызывал большое восхищение, поскольку победитель сказал «нет ему подобного» (1 Цар. 21:9). Из той же главы и стиха мы узнаем, что меч был «завернут в одежду», что до сих пор практикуется на Востоке, «позади ефода» — т. е. облачение первосвященника. А свидетельство о человеке, бросившемся на собственный меч, позволяет предположить, что меч этот был жестким, коротким и прямым, как египетские листообразные мечи. Аод, планируя убийство Еглона, царя моавитян (Суд., 3:16), «сделал себе меч с двумя остриями длиной в локоть» (восемнадцать дюймов), очевидно ножен не имевший. Частое упоминание обоюдоострого меча (или прямого колющего-рубящего?) позволяет предположить, что существовали и односторонние мечи или, может быть, палаши. Не очень понятно, почему Мейрик утверждает, что евреи носили меч «висящим впереди, по-азиатски». Аод носил меч на поясе под одеждой на правом бедре и доставал его левой рукой. Опять же когда Иоав намеревался убить Амесса (2 Цар., 20:8), «одежда, бывшая на нем, обтягивала его, а на бедрах его был пояс, к которому был пристегнут меч в ножнах; когда он двинулся, меч вылез из ножен». Намеки на притесняющий меч (Иер., 46:16; 50:25) наводят на воспоминания об ассирийской эмблеме Меча и Голубя, которые нарисованы вместе на одном изображении. Возможно, египетский ритуал мертвых следует понимать так: «Я пошел дальше, как его дитя от его меча». Хе-рев носили явно только в чрезвычайных ситуациях, как и цивилизованные греки и римляне, а не обычным образом в мирных городах, как европейское рыцарство.

Култелларии или сикарии, которых упоминают Иосиф Флавий и Тацит1, были просто убийцами, вроде французских кустильеров или английских кустрилов.

Вывод о том, что евреи не были первоклассными «ме-чепроизводителями», мы можем сделать из истории Иуды Маккавея2. Видение пророка Иеремии, за которым позже последовала победа над Никанором, обещало ему «Божий Меч, священный Меч», не короткий махера, а большой ромфеа. После своей войны с самаритянами и язычниками Палестины «Иуда взял Меч Аполлониуса (сирийского полководца) и сражался им всю жизнь».

0 том, насколько распространен был меч в Иудее, мы можем догадываться по тому, что этот фактор считался при переписи населения. Выражение «с мечом на поясе» обозначало взрослых мужчин, способных быть солдатами, а также начало военной кампании. Утверждалось, что Саул орудовал мечом левой рукой, что выдавало в нем члена племени Венеамина. О последнем, однако, мы знаем, что многие там были амбидекстрами, то есть одинаково хорошо владели и правой и левой рукой как в ближнем бою, как и при метании камней из пращи. В конце концов, «пасть от меча» было явно не меньшим несчастьем, чем умереть в собственной постели, у таких мужественных христиан, как скандинавы. В проклятии, которое Давид наложил на Иоава, содержались слова о том, чтобы не было в его доме времени, когда не было бы в нем «...бросившегося на собственный меч (самоубийцы)». Все это в целом делает еще более странным тот факт, что ни одного еврейского меча никто никогда не находил.

Об оружии племен, живших по соседству с древними евреями, мы знаем мало. В знаменитой пестрой армии Ксеркса ассирийцы, согласно Геродоту (VII, 65), орудовали (ijXEipiha), похожими на египетские. Арабы, как и индийцы, были просто дикарями, вооруженными луками и стрелами; надо отметить, что ездили верхом они только на верблюдах, лошади же не были одомашнены ни в одном племени со времен «Великого царя» (485—465 гг. до н. э.). Об оружии филистимлян мы можем судить только по известному единоборству Давида и Голиафа из Гефа (Гата) (1 Цар., 17). Свидетельства о нем полны трудностей в сведении вместе противоречащих друг-другу текстов; например, Давид — оруженосец Саула, при этом неизвестный при дворе. Непросто определить и то, где находится Гат. Его принято отождествлять с Харбат («руинами»); Гат — груда развалин, находится к западу от крепости Байт-Йирбин, «Дома Гигантов» (тиранов) — это арабское название, соответствующее еврейскому Бетхогабра. Полем боя считают Вади-эль-Самт (Эллах св. Джерома), что к западу от Иерусалима. Народ этой части Палестины, вероятно происходящий от гиксо-ков или хананеев, — высокие красивые люди, приученные к сражениям и набегам соседством хищных бедуинов. Вооруженные до зубов, они — приверженцы использования огромной «небут» — дубины с железным наконечником.

Филистимская равнина, когда-то дававшая почву пяти царственным городам, кажется с моря совершенно бесплодной; но взгляд изнутри увидит хорошо поливаемые долины, и последовательность руин доказывает, что земли эти принадлежали энергичному и предприимчивому народу. Газа (Азза), на южном ее краю, была сравнительно важным местом, благодаря тамошней хорошей гавани и торговле с окрестными бедуинами. Fie стоит путать ее с современной Газой.

Голиаф, «чемпион среди необрезанных», т. е., филистимлян, и, возможно, типичный представитель этого народа, носил доспехи из «латуни» (меди); к сожалению, из какого материала были сделаны его меч и ножны, не уточняется.

Оставим Сирию и перейдем к Кипру, который можно рассматривать как отдаленную часть Палестины. Его размеры, его расположение между Востоком и Западом и богатство золотом, серебром, медью и железом сделали его важным узловым пунктом для древнего пеласго-эллинского или греко-итальянского народа, представители которого двигались на запад, используя Геллеспонт и Босфор как места переправы, а Эгейские острова — как перевалочные пункты. Так Кипр и стал «колыбелью греческой культуры, котлом, где вместе варились азиатские, египетские и греческие ингредиенты». Генерал Пальма (ди Чеснола) доказал своими неоценимыми находками, которые добавили новую, очень важную главу в археологию и историю искусства, что первое кипрское искусство было полностью египетским, затем подпало под финикийское и ассирийское влияние и, наконец, стало греческим. Так с закатом эллинской цивилизации на запад мигрировал и один из чистейших классическим мифов. Кипр был местом рождения Венеры1, антропоморфизма, который сослужил бесконечную службу поэзии, живописи и скульптуре. Идалиум (Дали) был столицей Кинираса, Киннари-менестреля1, Креза своего времени; это было место согрешения Мирры и смерти ее сына Адониса. Последний, которого отождествляют с палестинским Таммузом и ассирийским Ду-зу («сыном жизни»), Аммианом Марцеллином (XXII, 14) был сделан «символом плодов земных, срезанных в свое наилучшее время». Здесь находилась мастерская Пигмалиона, Фа'ам Альюн (Malleus Deorum), молота богов2; и здесь из его дышащей статуи из слоновой кости родился Пафос, царь. В итоге здесь процветали поэты, предшественники Гомера, и здесь был рожден Зенон, стоик.

Кипр почти сразу же попадает в историю. Надпись времен Тутмоса III повествует о «ложном племени киттим»; остров во всех памятниках именуется Асиби. В клинописи слово это пишется как «Китти»; находим мы также и «Атнан»; отсюда, возможно, и эллинские «Акамантис». Это «Хиттим» евреев и, возможно, их же «Кафтор». Впрочем, последнее слово оказывается египетским «Кефа» или «Кефт» (финикийская пальма), превратившимся в сына Иавана и внука Иафета. «Киттим» и родственные ему слова дожили до наших дней в виде греческого Китиума, ныне Ларнака, от «ларнакс» — саркофаг. Я уже отмечал (глава 4) спорное происхождение слова «Кипрос».

По поводу того, кто был коренным населением Кипра, есть весьма непрочные основания считать, что это были «арийцы» из Малой Азии, фригийцы, ликийцы, лидийцы или киликийцы. Должно быть, это было раннее «семитское» заимствование, что видно по таким именам, как Ама-тус — греческая форма от «гамат», «высокий город», что принято объяснять через еврейское «амат», внук Ханаана. Финикийцы селились по большей части на юге острова и сделали его форпостом Тира и Сидона. Геродот повествует нам, что там были также и эфиопы, согласно их собственным данным (VII, 90), — он подразумевает здесь под эфиопами кушито-азиатские племена из Персидского залива.

Технологии свои Кипр получил от финикийцев, чьи бронзовые пластины находили в подвалах дворцов Ниневии. Гравировка по драгоценным камням и работа по «черному камню» (pietra dura) высоко культивировались. Резьба по стеклу и кристаллу была хорошо известна там уже тогда, когда Геродот (II, 69) еще описывал первое только как «оплавленный камень», возможно, ссылаясь на «самоцветную кашицу». Но Теофраст через полтора века после историка упоминает стекло как якобы производимое путем плавки определенного камня. Я уже ссылался на причудливую благопристойность и украшенность глиптических останков на острове Венеры, праздники которого, судя по описанию, имели ультраканопский характер.

«Находки» кипрского оружия не имеют большой важности; возможно, этому предмету просто не уделялось еще должного внимания. В Дали (Идалиуме) был найден замечательный кинжал с открытым кольцом для украшения между рукояткой и лезвием, а вместе с ним — медные топор и наконечник копья.  

В одной гробнице в Аматусе нашли медные топоры и железные наконечники стрел, а в другой, там же, — железный кинжал. Есть очаровательный кинжал из Куриумской сокровищницы.

На одной патере1 были обнаружены прямой клинок, тесак для мяса и египетские листообразные мечи, а также поломанная статуя воина из Голгои с палашом или тесаком, висящим под колчаном с левой стороны. В гробницах, где были терракотовые всадники, неизменно находили один-два наконечника копий семи—десяти дюймов в длину, в то время как фигуры солдат часто сопровождались боевым топором, ножом или кинжалом. Сцена обезглавливания Персеем Горгоны украшает саркофаг, также найденный в Голгои; а голова Медузы явно послужила прототипом головы индусской богини Кали. Находки средневекового оружия, кажется, имеют большую важность, чем древнего. Есть интересное упоминание — но это лишь упоминание — о венецианском оружии, взятом из двух казематов в Фамагусте, древней Амта-хадасте2, Аммохостосе Птолемея (V, 14, 3): особенный интерес представляют рапиры, на ручках которых изображен герб Иерусалима и гербы их владельцев, инкрустированные золотом.

На материке к северу от Кипра лежит совершенно замечательная страна, которая, формируя точку соединения, является связующим звеном между Востоком и Западом и была одним из мостов первых переселений из Азии в Европу и наоборот.

Отсюда и интерес, вызнанный раскопками доктора Шлимана. Его работы слишком хорошо известны, чтобы вдаваться в детальное описание пяти (семи?) городов, «последовательные слои руин которых, все 1'ще хранящие следы пожаров, свалены на высоту пятидесяти (двух с половиной) футов над бывшей вершиной горы Гиссар-JD.IK. Труды этого исследователя, по словам его редактора, прошли через «несколько стадий — некритичное принятие, гиперкритичное отторжение и избирательное верование»; я могу отметить лишь то, что вопрос Трои сейчас кажется еще дальше от разрешения, чем когда-либо был (если такое вообще возможно). Точно мы можем сказать, где ее не было. Глава раскопок начал с того, что предположительно поместил город I [риама на второй снизу слой, находящийся на глубине двадцати трех — тридцати трех футов от поверхности; впоследствии он изменил свое мнение в пользу третьего слоя. Жаль, что этот ученый автор не представил свою живо написанную книгу «Троя» на рассмотрение профессионального археолога. Тогда нам не пришлось бы столько читать о «хеттском орнаменте «свасти», о том, что «троянцы пользовались солонками и перечницами» или что «эпос «Рамаяна» был написан самое позднее за восемьсот лет до рождения Христа», и о «заимствованиях санскритских слов без изменений»2. В дальнейшем, говоря о «собственно Трое» и «троянском слое», я буду иметь в виду Трою в понимании доктора Шлимана.

 

В этом городишке на момент его разрушения еще продолжалось технологическое использование каменных орудий. Их обнаруживали во всех четырех нижних слоях, и даже в афинском Акрополе. Однако они встречаются в соединении с золотом и серебром, медью, бронзой и следами железа — но не с оловом1. Этот народ, как и большинство варварских народов, был опытен в металлургии; и если диорит доктора Шли-мана — действительно диорит2, то, значит, они работали хорошо закаленными инструментами. Медь, либо чистая, либо с небольшой примесью сплавов, была самым распространенным металлом. Мы читаем про ключ, про большой двусторонний топор, про подставку для вазы, про гвозди, булавки для одежды, про любопытный инструмент, похожий на трензель из конской сбруи; про линейку, большое кольцо, котел, два целых шлема, три кривых ножа и копье со средней прожилкой. Над так называемой «Великой Илионской башней»3 была обнаружена большая отливная форма из слюды, предназначенная для отливки двенадцати различных предметов — топоров и кинжалов. Так мы узнали что-то о длинных медных ножах, которые герои Гомера носили позади мечей и использовали для жертвоприношений; также мы можем сделать закономерный вывод о том, что поэты времен Илиады не могли, как это часто предполагается, не знать процесса плавления и отливки металлов. Рядом с этой важной формой для отливки находится красивое копье и длинные тонкие прутья с загнутым концом, предположительно булавки для одежды или причесок. Железо содержалось только в одном снаряде для пращи, хотя доктор Шлиман и часто упоминает «магнитный железняк»4.

В «верхнетроянском слое» были обнаружены и другие формы для отливки прутьев, и четырехфутовый тигль, в котором еще осталось немного меди. На воротах, которые, по предположениям, являлись «скейскими» или «левосторонними»1, имелось два медных засова. В так называемом «дворце Приама»2 было найдено около дюжины длинных гонких булавок для одежды или причесок; одна из пяти булавок, сплавившихся воедино от пожара, имела две отдельных головки: верхняя — чечевицеобразная, а нижняя — совершенно круглая. Толстые гвозди, предназначенные для забивания в дерево, встречались редко — за два года работ их было найдено всего два. Были найдены в конце концов и фрагменты меча, копья и других инструментов.

Первым предметом из обнаруженных в так называемой «сокровищнице Приама» был медный щит менее двадцати дюймов в диаметре. Плоскость его окаймлена ободком в полтора дюйма высотой. На нем имеется выпуклость два с третью дюйма на четыре с третью в размере — и эта выпуклость окаймлена бороздой две пятых дюйма шириной. Так, Антике и Аулакс, приспособленные для несения защитной службы, напоминают щит Аякса, который можно было складывать в семь раз, изготовленный Тихием' (Илиада. VII, 219—223), и щит Сарпедона, с округлой пластиной из кованого «халкоса», чья кожаная обивка внутренней стороны крепилась ко внутренней кромке золотой проволокой или заклепками (Илиада. XII, 294—297). Под левую ручку котла для кисломолочного напитка лебен были прочно при-плавлены два фрагмента копья и боевого топора. Было там и тринадцать медных копий, от семи дюймов до фута длиной, ширина же их была от полутора до двух и одной трети дюйма. В древках их были отверстия для булавок для крепления; греки и римляне вставляли древко в специальный раструб, имевшийся на наконечнике копья. Был там и обычный односторонний нож шести дюймов в длину, и семь двусторонних кинжалов, самый большой из которых имел десять и две третьих дюйма в длину и два дюйма в ширину. Рукояти были от двух до двух и трех четвертей дюйма, а концы хвостовиков, где должна была бы быть головка, были изогнуты под правильным углом. Несомненно, хвостовик был вставлен в деревянную оправу; если бы она была костяной, остался бы какой-то след. Кончик хвостовика был просто загнут на расстоянии примерно полдюйма от конца, чтобы удерживать рукоятку на месте. Такая древняя система крепления до сих пор еще не является полностью устаревшей, особенно в варианте, когда металл остается незакрытым. Единственным признаком меча был фрагментарный клинок длиной пять и две трети дюйма и примерно два дюйма в ширину, с острым лезвием на зубилообразном острие. В «сокровищнице» было найдено много золотых пуговиц, похожих на наши современные запонки для рубашек. Возможно, они служили для украшения ремней, на которых носили мечи, ножи и щиты.

Рис. 200. Медный меч с острым концом из «сокровищницы Приама»

Из работ доктора Шлимана можно догадаться, что его «Троя» на момент своего разрушения представляла собой городишко, живший в каком-то отношении еще в каменном веке, находившийся в расцвете своего века медного и, возможно, на заре века железного. Жители города, очевидно, знали алфавит, чем их противники-греки похвастаться не могли; вообще, сравнивая эти развалины с аналогичными в Микенах, можно сделать вывод, что культура троянцев не уступала, если не превосходила культуру эллинов того времени. Любопытно отметить, что чем больше углублялись раскопки, тем больше было признаков технологических достижений. Согласно Геродоту, египтяне знали о могуществе Трои, хотя никакого египетского влияния в раскопках обнаружено не было, и Бругш отрицает любые намеки на Трою в египетских памятниках. Такое же отмежевание наблюдается и от Финикии и Ассирии. Сходство терракотовых статуэток с найденными на Кипре и некоторыми найденными на Эгейских островах позволяет предположить, что существовали давние отношения между фригийскими троянцами и фригийскими греками, поскольку и те и другие — индоевропейцы, и что вековая Троянская война была, как и недавние российско-польские столкновения или война федералов и конфедератов, не чем иным, как «семейной враждой» — злобная ссора соперничающих родственников.

В завершение неисчерпаемой троянской темы: Гомер, или так называемый Гомерид, описывает город по легендам своего времени, как никогда не путешествовавший англичанин описал бы Кале времен королевы Марии. Нет оснований верить, что он видел Трою; это еще менее вероятно, чем предположение, что он умел рисовать с фотографической точностью. Поэтому чересчур смело было бы заявлять об обнаружении Скейских ворот или Приамова дворца. Даже количество находящихся друг над другом городов вызывает споры. Доктор Шлиман («Илиос и т. д.») полагает, что их было семь, а доктор Вильгельм Дерпфельд сокращает их количество до шести:

1.         Греческий Илиум последней, или «римской», эпохи,

тянущийся футов на шесть вглубь.

2.         Греческий Илиум «македонской» эпохи, взятый Фим-

брией в 85 г. до н. э.; он тянется погнад плато, соединяю

щимся с Гиссарлыком..

3.         Ранний греческий Илиум, взятый Харидемусом (359 г.

до н. э.). Он, кажется, ограничен небольшим холмом.

4.         Маловажная деревня; возможно — п. 3 на ранней стадии

развития, когда Гиссарлык населяли переселенцы из Эолии.

Свидетельство о наличии у них керамики2 позволяет предпо

ложить, что это — древнейшие эллинские находки.

5.         Доисторический город.

6.         Отдельный слой развалин, тоже доисторических.

Доктор Шлиман добавляет к этому перечню еще № 7 —

самые древние доисторические постройки, обнаруженные на скальном грунте на глубине пятьдесят два фута под поверхностью и пятьдесят девять футов — под сегодняшним уровнем равнины.

В итоге мистер У.У. Гудвин приходит к «итоговому заключению» касательно Гиссарлыка, гласящему, что там только прогрессивному гению которого Рим обязан своими первыми шагами в искусствах, технологиях и вооружении. Свет был пролит на эту страницу доисторического знания недавними обширными раскопками в графстве Эмилиан недалеко от 1>олоньи, тирренской Фельсине (Вельсине). Мой друг, недавно умерший профессор Бианкони передал мне сопроводительный набросок (рис. 202) исключительного железного клинка, обнаруженного в развалинах Марзаботто. В работе, напечатанной, и» не опубликованной ученым-археологом графом Гоззадини из Болоньи, он описывается следующим образом: «В нише всего тридцати сантиметров в глубину лежат на расстоянии двух метров друг от друга три скелета, чьи головы по-иернуты на восток. На каждом — железный клинок меча, шестьдесят два сантиметра в длину и четыре с половиной в ширину у хвостовика (spina), сточенный до формы листа оливы; все они имеют среднюю жилку или продольное ребро. К одному из клинков окисление частично присоединило остатки железных ножен, чуть выпуклых к концу и имеющих прямоугольный вы-ступ, возможно, предназначенный для размещения крюка, которым меч цеплялся за перевязь. I (оверхность ножен имеет среднюю жилку, как и лезвие, а волнообразное устье их приспособлено к рукояти меча. На этой поверхности есть только дна рельефных ушка (borchie), соединенные скрепой (listello). Хвостовик, двенадцати сантиметров длиной, показывает длину рукояти, которая, будучи сделанной из менее долговечного материала, полностью исчезла».

Длинное узкое лезвие рапиры с центральной жилкой впервые встречается на египетской бронзе; для более жесткого металла этот шаг оказался легче. То, что железная форма часто встречается н Этрурии, так же как ее медный аналог — в Микенах, подтверждается обнаружением трех таких клинков в одной гробнице; более того, как уже говорилось, четвертый из них много лет пролежал в коллекции Марзаботто. Все они имеют похожую форму — высокоцивилизованную. Количество ва важных поселения. Первое — это большое доисторическое городище, занимавшее весь холм и плато. Второе — исторический Илиум в трех фазах своего развития — первобытное эолийское заселение Акрополя, македонский город и римский Илиум.

Непосредственными соседями троянцев были лидийцы, которых история делает предками древних этрусков. Геродот (I, 94) рассказывает историю о Тиррениусе и его отъезде, которая, однако, отличается от отчета Ксантуса Лидийского, сохраненного Николаем Дамасским. В «Илиаде» (II, 864) лидийцы появляются только как меонианцы. Это были люди, говорящие на иранском языке, судя по таким словам, как «кав» («канис», «кьон», «сван» и т. д. — т. е. «собака») и «сар-дис» от «сарат» или «сард», «трэд» в древнеперсидском и «сал» в современном персидском языке — «год». Язык их явно родственен этрусскому и латыни; например, Мирсилус, сын Мирсуса, греко-лидийское имя Кандаулеса (Геродот.1, 7), происходит от «Лартиал-и-са»; а Сервилиус — от «Сервиус», где «л» — означает «сын» (filius), что демонстрирует ту же странность. Лидийцы были цивилизованным народом, который первым начал изготавливать золотые монеты (Геродот. I, 94) и штамповать серебро (там же)1; имя их навсегда окажется связанным с музыкой. У них число двенадцать считалось священным; оно создавало совершенную Амфиктионию ионийцев и сохранилось в конфедерации этрусских городов (Л и в и й. V, 33). Наконец, гробница Алиаттов, похоже, является прототипом этрусских гробниц; причудливость этих «домов мертвых» позволяет предположить прямое заимствование из Египта, а не случайное совпадение. Но Бругш совершенно не верит в существование пеласго-италийской конфедерации во времена Мернептаха и Рамсеса III; и он положительно считает, что египтяне периода Четырнадцатой династии ничего не знали об Илиуме и дарданианцах, мисийцах и ли-кийцах, лидийцах и этрусках, сардинцах, греках-ахейцах2, си-кулианцах, теусинианцах и осканцах.

Как бы то ни было, этруски, «acerrimi Tusci» Вергилия, были высокоцивилизованным народом, изобретательному и клинков позволяет также предположить, что они — местного производства, а не оставлены боянами и лигаунианцами, которые, согласно недавним предположениям профессора Ко-нестабиле, могли быть захоронены на кладбище Марзаботто. Дата последнего несколько неопределенна; но оно не может датироваться позже кладбища в Вилланова, где граф Гоззади-ни нашел «красную медь», которую он датирует временем Нумы, 700 г. до н. э. Ему противостоит практик-антрополог Габриэль де Мортилье, выдвигающий гораздо более ранние сроки.

Граф Гоззадини приводит ценное описание пятого этрусского меча, недавно обнаруженного на ферме «Палацци-но» в округе Церетоло общины Касалеччио, где-то в десяти километрах к юго-западу от «этрусской Болоньи». В отдельной гробнице, тщательно раскопанной собственником (Марчезе Томазо Боши), был обнаружен скелет, лежащий ногами на юг. Под левую руку от него лежал железный наконечник копья1, тянувшийся выше головы; на левом плече был толстый наплечник из бронзы. Другие предметы, в числе которых этрусская ойнохоя, два ножа, сделанные целиком из железа, и зубило из того же металла, были разбросаны по могиле, которая не была облицована камнем. Справа от скелета лежал железный меч, в железных же ножнах; у меча не хватало рукоятки. Принято считать, что оружие хоронили вместе с его хозяином.

Граф Гоззадини описывает меч следующим образом: «Слегка двояковыпуклый и двусторонний, он насчитывает 0,625 метра в длину — от хвостовика (colodo) до конца ножен. Хвостовик, не считая той его части, которая формирует ручку, имел длину 0,11 метра. Ширина его — 0,47 метра у рукоятки, к концу он сужается, что доказывается тем, что ножны сужаются до 0,27 метра в конце. На рукоятке не было никаких признаков поперечины или гарды, которая тоже была бы железной; очевидно, что она была сделана из какого-то недолговечного материала, который полностью разрушился. Предполагается, что форма рукоятки повторяла форму мечей предшествовавшего бронзового века, то есть имела утолщепне за лезвием для удобства хватки. Ножны были чуть более двояковыпуклыми, чем сам меч: железная пластина около одного миллиметра толщиной, свернутая в горизонтальной плоскости так, чтобы края ее, соединяясь, накладывались друг на друга, образуя узкий шов. Заканчивались ножны крючком или ферулой яйцеобразной формы; возможно, к ним относится и фрагмент железной пластины с коротким широким крюком, похожий на используемые для крепления ремня».

Здесь у нас снова имеется совершенная рапира. Единственный вопрос — этрусская ли она или, как предположил М.Г. де Мортилье, галльская. Граф Гоззадини умело отстаи-нает первый вариант. Он указывает на то, что вторгнувшиеся «бойи» удерживали и город, и всю страну на протяжении двух исков (566—358 гг. до н. э.), пока римляне навсегда их не изгнали, но доказывает, что эти народы не пользовались столь хорошими мечами. Когда я дойду до кельтов (гл. 8), я покажу, что длинный неудобный рубящий «клайдаб» или «спата» пих народов не имели ничего общего с мощной двояковыпуклой и тщательно окультуренной рапирой Церетоло.

Другие клинки, похожие на этот клинок из Церетоло, — длинные, узкие и имеющие заостренный конец — находились и явно этрусских гробницах. Были обнаружены такие же в Каире; ныне они находятся в Григорианском музее в Риме. В декабре 1879 года еще два клинка были найдены в некрополе и Вальдичиане, между Чиуси и Ареззо, где на подставке высокой вазы была выгравирована длинная этрусская надпись. Два похожих лезвия нарисованы также, в рельефе и цвете, на оштукатуренной стене гробницы в Каире. Дес Вергерс в атласе «Этрурия и этруски» описывает их так: «Фриза их главы была украшена изображениями длинных обоюдоострых мечей с большой крестовиной, а справа — с гардой, напоминающих те, что римляне называли спатами. Одни — обнажены, другие — в ножнах». Четыре таких меча были обнаружены также в Пьетраббонданте в районе широко прославленной Исернии и хранятся в Национальном музее Неаполя. Синьор Кампанари обнаружил в этрусской гробнице бронзовую рукоятку меча, прикрепленную к железному клинку. Наконец, в поместье Беначчи возле Цертозы в Болонье тоже был обнаружен железный клинок и железные зубила, похожие на клинки Церетоло.

 

Профессор Конестабиле недавно совершенно верно подметил, что «мечи такой же формы и такого же размера обнаруживались и в других этрусских городах, расположенных вне сферы галльского нашествия, особенно в Тоскане». Совершенно точно, что такие клинки находят по обе стороны Альп. Как римляне переняли иберский или испанский клинок, так же и галлы могли вместо своего собственного несовершенного оружия принять на вооружение то, что позаимствовали у итальянцев. Из их истории мы знаем, что они так делали. Более того, этруски распространили свою торговую деятельность не только на приальпийскую местность, но и на всю обширную территорию от Швейцарии до Дании и от Валахии до Англии и Ирландии. Это доказывают исследования многих ученых. Десор, получив рисунок железного меча с бронзовой рукояткой, обнаруженного в Сионе, и, по заявлению Тиоли, в точности напоминаю- I щего мечи Гальштата, сказал так: «Подобные мечи явно производились не в самой стране; они свидетельствуют о большой торговой активности этрусков в раннюю железную эпоху». Ливии действительно подтверждает размах производства оружия в Этрурии, относя его на 205 год до н. э., когда закончилась боянская оккупация Фельсины. Тогда один только Ареццо смог обеспечить флот Сципиона за сорок пять дней тремя тысячами шлемов, таким же количеством щитов-скутов и копий трех разновидностей.

Но рапира не представляла собой единственную форму этрусского меча. В «Этрусских древностях» Гамильтона есть фигура человека, несущего рубящий меч как кортик, затянув ремень на верху груди. Керамика Этрурии содержит много четких рисунков мечей и другого оружия; но технология их несколько смешана, и самая надежная информация — это та, что получена из существующих находок.

Эти находки позволяют нам судить, что у этрусков Италии с древнейших времен была рапира, совершенное оружие для того, чтобы рубить и колоть. Клинок — длинный, но не слишком; он достаточно широк, чтобы быть эффективным, но не слишком тяжелым, и, как только возможно, его усиливает ребро жесткости, формирующее полую арку. В главе 11 я проведу сравнение этрусского меча с микенским; последний является чудом своего рода, но сделан из более отсталого металла — бронзы.

 

Следующая страница >>> 

 

 

Узнать стоимость написания