лучшие книги от издательства ЦЕНТРПОЛИГРАФ
РЕКОМЕНДУЕМ: лучшие книги от издательства ЦЕНТРПОЛИГРАФ>>>

  

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

   


ГРАНАТЫ И БРАНДЕРЫ           ПИСТОЛЕТЫ РЕВОЛЬВЕРЫ

История огнестрельного оружия

с древнейших времен до 20 века

 


Карман Уильям

 

Глава 10. ГРАНАТЫ И БРАНДЕРЫ

 

ГРАНАТЫ

Гранаты в том виде, как они известны в настоящее время, имеют очень мало общего со своими примитивными прародителями. В IX веке, задолго до изобретения пороха, в употреблении уже находилось нечто вроде гранаты. Во врага швыряли глиняный сосуд, наполненный негашеной известью. Подлинные образцы ранних глиняных гранат сохранились в Каире. Их применяли в Фустате — городе, который в древности, до основания Каира, был столицей Египта. В древних документах сообщается, что «миазмы негашеной извести, истекающие из горшков, когда те разбиваются, давят и удушают врага и солдат его приводят в расстройство». Горшки, набитые различными зажигательными составами, метали руками. Их не всегда делали из глины. Для этой цели иногда использовали кору, папирус или стекло — выбор материала определялся в основном тем соображением, что сосуды должны при падении разбиться на мелкие кусочки и разметывать свое содержимое как можно дальше. Их продолжали часто использовать вплоть до конца ХШ века.

В работе Кейзера «Belliforbus»1, относящейся к 1405 году, имеются три рисунка гранат, две из которых снабжены остриями, похожими на вороньи лапы. Разрывные глиняные гранаты были применены в 1528 году во время сражения между французами и испанцами, когда одной из них был ранен некий знатный испанец по имени Дель Васто. Кроме того, мы находим записи, свидетельствующие, что несколькими годами позже гранаты в большом количестве производились в городе Арль. Во время осады Руана в 1562 году гранатой был убит граф де Рендан. Английский автор того же времени Питер Уайтхорн так описывает нам способ приготовления и действие этого оружия: «В прежние времена употребляли глиняные бутыли либо горшки, огнем и взрывчаткой начиненные». Он советует «готовить в формах литейных пустые шары размером с малый мяч для игры, а стенки в четверть дюйма, из трех долей меди с одной долею олова». Заряд надо составлять из трех частей «серпентина», трех частей мелкого «порошка мучного» и одной части «смолистой». Эти снаряды надо «бросать немедля», поскольку «они почти без промедления на тысячу кусков разлетаются».

Мейрик, живший в Викторианскую эпоху специалист по данному вопросу, решительно утверждает, что гранаты были впервые использованы в 1594 году. Возможно, при этом он цитирует более раннего автора, Гросе, но, как бы там ни было, легко убедиться, что гранатами пользовались за многие годы до этого. Быть может, в указанный срок в употребление вошло само слово «граната», а происхождение этого названия, как и во многих других случаях, является предметом дискуссий. Иные люди верят, что оно возникло на расположенном в Вест-Индии острове Гренада, другие — что слово пошло от плода гранатового дерева из-за его круглой формы. Любопытно отметить, что Рабле называет эти взрывающиеся предметы «мигренями» — сокращением от французского выражения «mille graines»1, которое является диалектным названием граната и одновременно означает головную боль.

 

Гранаты периода английской Гражданской войны имели заправочное отверстие, затыкавшееся деревянной пробкой, которая имела сбоку прорезь для куска запального фитиля. Такой способ детонации заряда был ненадежен, поскольку позволял гранате взорваться слишком рано или слишком поздно, но это неудобство удалось преодолеть с помощью остроумного «ударного» взрывателя, который состоял из деревянной пробки с несколькими маленькими отверстиями. В одну из этих дырок вставлялся фитиль с пулей, привязанной к его концу, находившемуся внутри шара. В остальные дыры вставляли веточки, которые после броска гранаты служили ей в полете своего рода стабилизаторами. Таким образом фитиль всегда оставался обращенным назад, но в момент попадания гранаты в цель или удара о землю пуля по инерции продолжала двигаться и втягивала внутрь корпуса горящий конец фитиля, который сразу же поджигал заряд. Документально подтверждено, что использование «круглоголовыми» гранат при осаде Колчестера сильно беспокоило солдат лорда Лукаса.

Граната считалась оружием, предназначенным для использования в особых ситуациях, как то: во время осад или при штурме траншей или укреплений. Такое положение было временным, и уже в 1667 году во французской армии к каждой пехотной роте прикрепили на постоянной основе по четыре человека, которых следовало обучать метанию гранат. Через несколько лет Англия и Шотландия последовали примеру Франции и даже создали части конных гренадер — «королевские серые шотландцы» обязаны своими необычными головными уборами этому оружию.

В 1678 Джон Ивлин1 посетил армию, стоявшую лагерем на пустоши Ханслоу, и видел там нововведение: «...новый род солдат, прозываемых гренадерами, кои искусны в швырянии ручных гранат, которыу у каждого есть полная сумка. Шапки у них меховые с медным верхом, ровно как у янычар, отчего вид имеют весьма свирепый, а у иных еще длинные колпаки висят сзади».

В октябре 1684 года в приказе по полку Колдстримской гвардии упомянуты 106 разрывных гранат с шестью запалами для каждой. Неясно, предназначались ли добавочные запалы для тренировок или же шли на замену имевших дефекты. Осада Атлона в 1691 году ознаменована действиями 1500 гренадеров, по грудь в воде форсировавших реку Шеннон, несмотря ни на что с гранатами атаковавших город и овладевших им всего за один час, истребив при этом тысячу ирландцев.

Через год Филипп Деллоу, один из создателей зеленого стекла, получил патент на метод производства стгклян-ных гранатных корпусов. Как правило, з XVII веке граната представляла собой пустотелую чугунную сферу с пороховой запальной трубкой, весившую 2'/2 бунта. Две гранаты того времени, сохранившиеся в лондонском Тауэре, имеют 23/4 дюйма в диаметре.

Военный словарь 1702 года упоминает, что, кроме того, гранаты создавались из картона, дерева или олова, и указывает на новое применение этого оружия — они должны были испускать яркий свет для обнаружения неприятеля но время ночных действий. На протяжении XVIII столетия термин «гренадеры» продолжал существовать в названиях воинских частей, которые являлись важной частью организации пехоты, однако использование самих гранат практически прекратилось.

Ко времени Наполеона I упоминания о гранатах можно найти в основном в трудах по артиллерии. На тогдашней картине 1832 года изображен сержант Королевских инженерных войск, управляющийся с одной из этих хитрых штуковин. В артиллерийском справочнике 1839 года сказано, что в сухопутных войсках вес ручной гранаты составляет 1 фунт 13 унций и метнуть ее возможно на расстояние от 40 до 60 футов.

 

Во время Крымской кампании популярность гранат снова возросла, поскольку то было время позиционной войны, а с помощью такого оружия можно было прогонять окопавшегося противника из его укреплений. И русские, и французы при осаде Севастополя пользовались гранатами. Отсутствие приемлемых металлических корпусов заставило русских импровизировать, применяя начиненные порохом стеклянные бутылки с запалом, вставленным в горлышко. Современная импровизация (с заменой пороха на бензин) — «коктейль Молотова» — стала вторым рождением той же идеи.

Гражданская война в Америке предоставила гранате все шансы для демонстрации ее ужасающих возможностей. В 1884—1885 годах в Судане британцы применяли обыкновенные чугунные гранаты с порохом и фитилями. Конфликтом, в ходе которого это оружие получило наилучшие возможности для совершенствования, стала Русско-японская война. Ожесточенные бои у Порт-Артура привнесли в производство гранат элементы импровизации. Русские использовали для этой цели старые снарядные гильзы, обрезая их до 4 дюймов и заполняя динамитом или пироксилином. Японцы делали гранаты из стволов бамбука и даже из старых жестянок от мармелада, в которые входило до фунта пироксилина. Если фитиль оказывался чересчур длинным, солдаты противной стороны могли подобрать упавшую гранату и бросить ее назад, к «отправителю». Укороченный фитиль гарантировал более быстрое воспламенение заряда, но и больший риск для метальщика. Одним из решений этой проблемы стал ударный взрыватель, изготовленный из куска проволоки и винтовочного патрона.

При этом вновь возникал вопрос о том, как заставить гранату лететь в заданном направлении и не вертеться в воздухе. В Мукденском сражении японцы применили гранату с деревянной ручкой, которая служила стабилизатором, и металлическим корпусом цилиндрической формы. В полете вслед за ней тянулась направляющая лента. Граната конструкции Мартена Хейла была устроена иначе и имела в своем основании ударный механизм. Ее можно было снабдить специальным штоком, позволявшим стрелять ею из винтовки. Другой особенностью гранаты Мартена Хейла было наличие у нее стальной осколочной рубашки, которая при взрыве разлеталась на двадцать четыре сегмента.

Граната Аазена также имела деревянную рукоять, внутри которой помещалось предохранительное устройство. Оно состояло из шнура длиной около десяти ярдов, свободный конец которого в момент броска держал гранатометчик. Размотавшись до конца, шнур выдергивал чеку предохранителя, тем самым приготовляя гранату к взрыву при ударе. Немцы во время Первой мировой войны также использовали подобное устройство в своих гранатах с длинными рукоятями.

У британцев имелись ручные гранаты с рукоятями длиной до 16 дюймов и с хвостами из шелковой тесьмы длиной в ярд, которые обеспечивали им правильное положение в полете. Ударный детонатор представлял собой острие, втыкавшееся в капсюль с пикриновой кислотой.

 

Хотя немцы уже определились с типом своих стандартных ручных гранат, британцы к началу Первой мировой войны оказались в этом вопросе подготовлены не лучшим образом, имея на выбор примерно двадцать пять разных конструкций, прошедших испытания. Для начала выяснилось, что длину рукоятей необходимо уменьшить, поскольку их невозможно было использовать в узких траншеях. Они были урезаны до 81/, дюйма для метания руками, но гранаты Хейла для стрельбы из винтовок сохранили 10-дюймовый шток. Дальность их действия достигала 200 ярдов. Наиболее известной конструкцией стала ручная граната Миллса. Ее овальный, с надрезами корпус не имел рукояти. Взрыватель снабжался чекой и добавочным предохранительным рычагом. Выдергивание чеки не приводило к срабатыванию взрывателя до тех пор, пока рычаг был прижат к корпусу. После броска рычаг отскакивал, запуская механизм детонатора. В качестве заряда применялся аммонал, аматол или алюматол; после взрыва осколки чугунного корпуса разлетались на широком пространстве.

Гранаты производились для различных целей — например, начиненные белым фосфором создавали облако плотного дыма и использовались для обеспечения скрытности военных действий. Существовали также противотанковые гранаты, но в" основном это оружие применялось против живой силы.

Помимо использования для метания гранат усилий человека, создавались и предназначенные для этой цели орудия. Во дворце Гудрич сохранился такой «гранатомет» со стволом 3-дюймового калибра и зарядной камерой для пороха, имевшей в диаметре всего 1'/2 дюйма. Такое соотношение размеров было характерно для мортир. Наличие у этого гранатомета приклада доказывает, что он был предназначен для стрельбы с упором в плечо, а применение для воспламенения заряда комбинации колесцового и фитильного замков позволяет отнести его к эпохе царствования королевы Елизаветы.

Другой пример гранатомета, относящийся к несколько более раннему периоду, хранится в Вулвиче. Он был изготовлен в Германии и имеет короткий и широкий бронзовый ствол. Диаметр канала у него несколько меньше, чем у только что упомянутого оружия, а для воспламенения заряда применен колесцовый замок. Приклад представляет собой длинную волнистую рукоять и заканчивается Т-образной поперечиной, предназначенной для упора в плечо или еще куда-либо. Другие экземпляры подобных ручных мортир, находящиеся в лондонском Тауэре, снабжены кремневыми замками и, следовательно, относятся к более позднему периоду XVII столетия.

В конце столетия для стрельбы гранатами использовались мушкеты-фузеи. Один из применявшихся для этого методов состоял в использовании специальной гранатной насадки, крепившейся на дуле защелкой или поворотным креплением. В других случаях применялся пустотелый приклад, открывавшийся поворотом закрепленной на петлях крышки. Увеличение отдачи потребовало повторного введения своего рода мушкетной сошки. Она приобрела вид откидной подпорки, укрепленной непосредственно перед защитной скобой спускового крючка и устроенной так, что ее можно было убирать под ствол фузеи.

Гранаты потеряли популярность, но разрывные снаряды, бросаемые из мортир и гаубиц, являлись развитием той же идеи. Мы больше не встретимся с гранатометами вплоть до Первой мировой войны. Говорят, что немцы тогда применили в этом качестве средневековые арбалеты, захваченные ими в Бельгии. В 1915 году французы использовали для метания своих гранат импровизированные метательные машины, а немцы выпустили тщательно изготовленные металлические пружинные катапульты. Винтовка, приспособленная для стрельбы гранатами, снова вернулась в строй, в особенности на Западном фронте в кампанию 1917—1918 годов. Пружинные катапульты, несмотря на присущую им неспособность стрелять прицельно, были, по крайней мере, бесшумными. При их использовании отсутствовал звук выстрела, предупреждавший противника о выпущенной в его сторону гранате. В конце концов место гранатометов заняли траншейные минометы с их самодвижущимися снарядами.

 

БРАНДЕРЫ

 

Возможно, в древности имело место множество нигде не зафиксированных случаев, когда умышленно подожженные корабли направлялись на вражеские суда или порты. Ранний пример применения такого метода отмечен Фукидидом при осаде Сиракуз в 413 году до н. э. Неприятель нагрузил старое купеческое судно сосновым деревом и вязанками хвороста, затем поджег его и отправил дрейфовать по ветру в направлении афинских кораблей. Афиняне быстро отреагировали на это и не только остановили пылающее судно, но и потушили огонь.

 

Брандеры использовались Александром Великим во время осады Тира, в 455 году по н. э. при нападении на Рим вандалов Гейзериха и в 1204 году при захвате Константинополя крестоносцами. Но изобретение пороха вызвало применение в этой области еще одного сокрушительного средства уничтожения.

Итальянский инженер Фредерико Джамболли одним из первых воспользовался этими «адскими» плавучими минами, что произошло в 1585 году при осаде испанцами Антверпена. В этом конкретном случае новое оружие проявило себя как исключительно эффективное средство уничтожения, что подвигло многих других на попытки его использования, однако без ожидаемого успеха. Отправляясь ближе к дому, мы видим, как великолепно действовали английские брандеры против испанской Непобедимой армады. Британский военно-морской флот посчитал эти суда столь полезными, что сделал их неотъемлемой частью своих эскадр. В 1636 году команда каждого брандера состояла из шкипера, пяти унтер-офицеров и двадцати пяти матросов, которые управлялись с абордажными крючьями.

Нападение на Сен-Мало 1 ноября 1693 года было хорошо спланированной операцией, которой руководил коммодор Бенбоу. В ней участвовали четыре судна-бомбы: «Серпент», «Мортар», «Файрдрейк» и «Гренада». На кораблях имелись мортиры для бросания бомб, но наибольший урон был нанесен неприятелю новым 300-тонным галиотом, носившим имя «Инфернал». Этот корабль был реализацией идеи молодого француза по фамилии Рено, который примерно за двенадцать лет до этого предположил, что можно построить судно, которое бы представляло собой одну громадную бомбу. Плавучая мина имела 33 фута в длину и при осадке в 9 футов была целиком и полностью набита взрывчатыми материалами. В самой глубине трюма находился балласт, состоявший из песка, а нижняя палуба была заполнена 20 000 фунтов пороха. На второй палубе было сложено 600 бомб и зажигательных ядер-каркасов, а на третьей — пятьдесят бочек, наполненных разного рода гранатами и пиротехникой. Верхняя палуба была завалена допотопными чугунными пушками и прочим металлоломом. Единственный сапер подвел судно, шедшее под всеми парусами, на расстояние пистолетного выстрела от цели. Несмотря на отчаянные попытки помешать ему, предпринимавшиеся с берега, он поджег свой «пороховой обоз» и покинул плавучую бомбу. Ужасный взрыв потряс весь город подобно землетрясению, снес крыши примерно с 300 домов, обрушил большую часть крепостной стены, обращенной к морю, и разбил все стекло, фарфор и керамику в радиусе трех лиг1 — если только вы способны поверить тогдашним донесениям. Удивительно, но само судно не было полностью уничтожено взрывом — только благодаря исследованию его уцелевшей части французы и смогли выяснить некоторые из приведенных здесь подробностей.

«Бомбовые корабли», называвшиеся во Франции «бомбардами», продолжали использоваться весь следующий век, но это были уже не брандеры, а суда, с которых стреляли бомбами из мортир. Корабли-бомбарды, носившие такие имена, как «Террор» и «Везувий», использовались в 1793 году против французов и действовали в Ла-Манше, на Средиземном море и даже в Вест-Индии.

Все же в 1809 году брандеры были вновь применены против французов. В феврале французский флот стоял на рейде у берегов Басконии на якорях. Лорд Кокрэн с успехом использовал против эскадры из одиннадцати кораблей брандеры, которые вызвали такую панику, что все французские суда, за исключением двух, вышли из строя, выбросившись на берег.

Брандеры были очень дорогостоящим удовольствием, и применять их можно было только в редких случаях.

 

В конце XIX века они были заменены изобретенными тогда торпедами. Приводимые в движение электричеством или сжатым воздухом, торпеды управляются гироскопами. Они были снабжены взрывчатой боеголовкой и применяются по сей день. Несмотря на высокую стоимость, некоторые ситуации все же требовали применения своего рода брандеров, как, например, операция в Зебрюгге в конце Первой мировой войны. В этом морском порту было необходимо разрушить береговой конец мола. Для выполнения этой задачи были отправлены две подводные лодки. На субмарины С, и С3 погрузили несколько тонн мощной взрывчатки. 23 апреля 1918 года, в праздник святого Георгия, лодка С3, управляемая гироскопами, вышла на боевой курс. С, оторвалась от буксировавшего ее судна и потому участия в операции не принимала. Первая лодка достигла цели и стала для германцев предметом едких насмешек — но только до тех пор, пока не взлетела на воздух, разметав при этом 100 футов виадука и прервав всякое сообщение с молом.

Классический пример использования брандеров имел место в 1942 году, когда миноносец «Кэмпбеллтаун» протаранил ворота дока в порту Сен-Назер. На носу судна находилось пять тонн взрывчатки, снабженной взрывателем замедленного действия, и операция конечно же прошла в полном соответствии с планом.

 

Следующая страница >>>