Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

   


ПУЛЕМЕТЫ          

История огнестрельного оружия

с древнейших времен до 20 века

 


Карман Уильям

 

Глава 4. ПУЛЕМЕТЫ

 

ПЕРВЫЕ ПОПЫТКИ ПРОИЗВЕДЕНИЯ МНОГОКРАТНЫХ ВЫСТРЕЛОВ

 

Само слово «пулемет» — современное, однако принцип, который оно обозначает, использовался с самых древних времен. Мысль об автоматическом произведении серии выстрелов в эпоху стрел была реализована с изобретением полибола.

В то время как современные системы предполагают наличие одного ствола и множества боеприпасов, средневековым изобретателям приходилось полагаться на множество стволов.

Может оказаться, что многоствольное оружие является одним из самых ранних изобретений, опережающим даже пушки. В самом деле, древность «огненных горшков» или ваз, выполненных целиком из металла, не требует подтверждений, в то время как пушки, изготовленные из длинных металлических полос и колец, появились немного позднее. Логично предположить, что первые орудия были небольшими. Держать в руках при стрельбе найденные в Швеции бронзовые литые стволы было небезопасно. Простейшим способом их использования было креппсине к прочному основанию, а малые размеры наводят им мысль о возможности крепления их на большой дере-иммной платформе в количестве нескольких штук. Нам и'шестно о существовании такого способа вооружения. ')то рибодекэн, предок современного пулемета.

Само наименование — рибодекэн — использовалось еще до изобретения пороха, точно так же, как и прочие 1>;шние наименования огнестрельного оружия применя-иись для обозначения орудий других типов. Рибодекэн, потомок колесниц с приделанными к колесам косами, представлял собой двухколесную повозку, снабженную огромным луком для стрельбы зажигательными дротиками, кворрелами или пульками. Некоторые авторы настаивают на том, что на рибодекэнах применялись и трубы для метания «греческого огня». Поскольку это оружие было предназначено для защиты узких проходов пли дорог, куда его можно было быстро прикатить, оно снабжалось дополнительной защитой в виде копий, пик и прочих острых орудий. Изобретение огнестрельного оружия привело только к добавлению нового вооружения к уже готовому носителю.

В старинном документе, относящемся примерно к 1339 году, упоминаются эти рибодекэны и плата, полученная в 1342 году кузнецом из Сент-Омера за подпорку для укрепления деревянной'основы машины; из того же источника мы узнаем, что она должна была нести десять пушек. Любопытно, что в отчете о расходах города Брюгге в Бельгии также указана оплата железных полос для крепления «рибодов» к повозкам, которые здесь названы «новыми машинами».

Англичане без промедления воспользовались новым изобретением. В феврале 1345 года король Эдуард III приказал собирать «пушки и снаряды». Следовало изготовить не менее сотни рибодов «pro passagio Regis versus Nonnarmiam»1, причем за следующие шесть месяцев хранителем гардероба Тауэра Робертом де Милденхоллом были собраны потребные для этого деревянные колеса и оси.

Эти рибодекэны были изготовлены в лондонском Тауэре собственными работниками короля.

Счета на оплату ингредиентов пороха включены в отчет, поданный уже после того, как великая экспедиция вышла в море, а еще более интригующим является тот факт, что у нас не имеется никаких доказательств применения этого оружия за период до осады Кале в 1347 году. Хотя эти орудия, без сомнения, были полезны в качестве осадных средств, весьма трудно избежать искуса принять желаемое за действительное, посчитав, что они все же участвовали в таких сражениях, как Креси. В то время как большая часть осадных вооружений была обращена в сторону города и имела целью его разрушение, рибодекэны направлялись в противоположном направлении и были предназначены для обстрела противника, атакующего с тыла. О том, что они успешно справлялись со своей задачей, свидетельствует тот факт, что руководивший французской армией Филипп Валуа, получив известие об их наличии в войске, на которое намеревался напасть, отказался всерьез атаковать и отступил.

«Ежегодная отчетная книга администрации города Рента» в 1347 году показывает, что рибодекэны получили уже всеобщее распространение, без сомнения — в роли оборонительного оружия, как, например, при осаде Турне, когда их использовали для защиты городских ворот.

Фруассар дает описание рибодекэнов, принадлежавших гражданам Гента, действовавших в 1382 году против графа Фландрского. Горожане числом всего 5000 человек с 200 такими повозками напали на сорокатысячную армию, угрожавшую Брюгге, и разгромили ее. Их рибодекэны представляли собой толкаемые руками легкие тележки на высоких колесах, снабженные выставляемыми вперед во время движения в боевом строю пехоты железными пиками. Наполеон III в своем исследовании по истории артиллерии пишет, что рибодекэны были первой пороховой артиллерией, принявшей участие в сражении, и что их стволы стреляли маленькими свинцовыми ядрами или кворрелами.

Так как вес ядра маленькой пушечки был весьма невелик, то результатов от применения этого изобретения надеялись достичь за счет многочисленности стволов. В одном итальянском документе говорится о 144 маленьких бомбардах, установленных на одном основании и устроенных таким образом, что они могли стрелять за один раз из 36 стволов, расположенных в три ряда. Для обслуживания каждого ряда требовался отдельный канонир, а для перевозки всей телеги была нужна четверка сильных лошадей. Это составляет любопытный контраст с нашим временем, когда выполнение аналогичных обязанностей ожидается от одного человека. Три такие чудовищные машины были изготовлены в 1387 году для Антонио делла Скала, владетеля Вероны.

Жювениль де Урсэн в своей «Истории Карла VI, коро-

: ля Франции», сообщает, что в 1411 году герцог Бургунд-

1 ский имел при своей армии численностью 40 000 человек 4000 пушек и 2000 рибодекэнов — очень высокое соотношение, если только его данные соответствуют действительности. Монстреле, описывая ту же армию, говорит, что в ней было великое множество конных рибодекэнов. Они были двухколесными, защищались деревянными щитами — мантелетами, и каждый был вооружен одним или двумя veuglaires, не считая обычной защиты из пик и копий. В тот момент идея многоствольного орудия оказалась временно забыта. Применение veuglaires или пушек, заряжавшихся с казенной части, вызывалось необходимостью, поскольку при использовании орудий, заряжавшихся с дула, канониру приходилось бы подвергаться риску, выходя впереди повозки.

Деревянный щит был необходим для защиты канониров во время заряжания их пушек, а также для их защиты при перемещении машины перед лицом неприятеля. Более поздние иллюстрации показывают лошадей, повернутых в оглоблях и толкающих, а не тянущих повозку вперед — практика, которая должна была порождать множество несчастных случаев. Манускрипт на латыни, хранящийся в парижской Национальной библиотеке, озаглавленный «Pauli Saventini Ducensis tractus de re militari et de machinis bellicus»1, показывает одну такую машину, которая хотя и была захвачена турками, но вернулась из Константинополя в Лувен в 1688 году.

Она двухколесная, снабжена косами, а оглобля между двумя лошадьми удлинена, чтобы нести горшок с зажигательной смесью.

В начале XV столетия термин «рибодекэн» больше не применяли к пушечной повозке — его начали использовать для обозначения огнестрельного оружия типа «arque-bus-en-croc»2, использовавшегося для защиты узких проходов, которое иногда также устанавливали на повозке.

Однако старая идея рибодекэна вновь появляется в виде органа, или orgelgeschutze, — название, заставляющее нас вообразить расположенные тесными рядами пушечные стволы, подобные органным трубам, играющим тему смерти. И в самом деле, эти орудия были известны также под названием totenorgel — орган смерти.

В Музее Зигмарингена имеется orgelgeschutze середины XV века с пятью заряжающимися с дула стволами. Эти пушки-серпантины изготовлены из кованого железа и кажутся неуклюжим воплощением оригинальной идеи. Николас Глохентон, готовивший примерно в 1505 году изображения арсеналов Максимилиана Великого, изобразил орган из сорока серпантин, плотно прижатых одна к другой. Он также нарисовал одну повозку старого типа, с копьями и другими острыми орудиями, окружающими со всех сторон изящный металлический щит, прикрывающий спереди и сверху четыре бронзовые пушки с изогнутыми прикладами.

Здесь можно также вспомнить о существовании хитроумной конструкции под названием «вагенбург», которая, строго говоря, не относится к разряду многократно стре-пмющего оружия, но является вариантом рибодекэна. Ва-гопбург представлял собой нечто вроде передвижного са-рля на четырехколесной телеге, в котором располагались несколько отдельных и установленных независимо друг от друга пушек. Во время боя в стенках открывались орудийные порты, позволявшие вести огонь. Как правило, ваген-(>урги свободно расставлялись вокруг стоящей лагерем мрмии и служили временной крепостной стеной.

Не стоит и говорить, что у- Генриха VIII имелись собственные вполне определенные идеи касательно пушечных повозок. Эти повозки можно видеть на старинных гравюрах, повторяющих настенные росписи, повествующие об осаде Булони. Это двухколесные тележки с ручками, позволяющими толкать их вперед руками. Конструкция прикрыта длинным щитом, имеющим форму половины конуса, передняя часть которого заканчивается пикой. С двумя пушками, частично высовывающимися из-за щита, управляются из-под прикрытия. В 1544 году список личного состава армии включает «55 канониров, назначенных к «креветкам» по двое на каждую». Остроумие той эпохи потребовало обозначить это странное изобретение именем презренного ракообразного, что наводит на размышления о происшедшем намного позже аналогичном случае, когда бронированные боевые машины были названы «танками»1.

На поле битвы «органы» использовались главным образом для защиты основных сил лучников, поэтому, после того как последние потеряли свое военное значение, то же самое произошло с органом и родственными ему конструкциями. В инвентарной ведомости Тауэра за 1575 год числилось 200 машин, способных единовременно выпустить по двадцать четыре пули, но в германском цейхгаузе имелся аппарат конца XVI столетия с шестьюдесятью четырьмя стволами, который, должно быть, чудовищно расточительно тратил пули.

В то же время в Нидерландах термин «рибодекэн» использовался еще очень долго, возможно — по той причине, что он там и возник. Жители Маастрихта, осажденного в 1579 году войсками принца Пармского, с помощью ри-бодекэнов победоносно защищали бреши, проделанные в их крепостных укреплениях испанскими ядрами. Эти машины описаны как двухколесные повозки, снаряженные рядами пушек-аркебузов.

Швейцарцы около 1614 года создали органные орудия, по причине большого числа выпускавшихся ими снарядов называвшиеся «greleuses» — «извергающие град». Выстрел производился при помощи общего затравочного канала. Установка этих аппаратов на колесные лафеты и вооружение длинными железными пиками создали им прозвище «дикобраз».

Термин «орган» начал выходить из употребления, и в Англии аналогичная машина стала называться «баррикада». Между прочим, к 1630 году рибодекэном стали называть один из стандартных размеров пушечного ствола. Кстати, известно, что во время Гражданской войны в Англии многоствольные орудия использовались, и Кларендон в своей «Истории Великого мятежа» сообщает, что в 1644 году кавалеры1 при Копреди-Бридж захватили две деревянные «баррикады», передвигавшиеся на колесах и вооруженные каждая «семью малыми бронзовыми и кожаными пушками».

В источниках того времени эти «баррикады» именовались также «вагенбурги», казалось уже давно вышедшим из употребления именем.

 

В коллекции княжества Лихтенштейн в Вадуце хранится относящаяся примерно к 1670 году модель totenorge, который имел треугольный станок с тремя группами стволов по двенадцать каждая. После выстрела одной группы, производившегося с помощью центрального запала, последний можно было повернуть другой стороной с новой группой стволов. Военные писатели конца XVII века все еще сохраняли привязанность к идее «органа», и Монте-кукколи1 в своих «Мемуарах» пишет, что «орган» представляет собой собрание многих пушек на двухколесном лафете, которые выстреливают от одного приложения огня. Их каморы заряжаются с казенной части». Это показывает, что заряжание с казны все еще было в ходу. Инвентарная опись замка Гесдэн в Артуа, датированная 1689 годом, включает «орган» из двенадцати мушкетных пушек, но еще до конца столетия термин «орган» перестает применяться к машинам батарейного огня и начинает обозначать проломные или брешь-батареи. Орудием для защиты узких проходов или ворот стали в этот период отдельные легкие пушки либо тяжелые крепостные пушки-мушкеты, установленные на легких подвижных установках с колесами на передней опоре2.

Были испробованы также системы со многими ствольными каналами, соединенными в одном орудии, как в трехствольной пушке эпохи Генриха VIII или во французской строенной пушке времен Мальборо, но их описание относится скорее к истории пушки. Другой подход заключался в попытках выпускать последовательно несколько зарядов из одного ствола. Нам понятен револьверный принцип, использованный в ранних экспериментах, однако с изобретением маркиза Вустера дело обстоит не столь ясно. В 1663 году этот джентльмен заявил, что нашел способ поместить шесть мушкетов на один лафет и стрелять «с такой быстротой, что можно без всякой опасности заряжать, наводить и стрелять шестьдесят раз в минуту, из двух или трех вместе». Спустя два года он предложил «пушку из четырех стволов, которая может выстреливать 200 пуль в час, и пушку, которая может стрелять двадцать раз за шесть минут», причем ее ствол будет оставаться таким холодным, что «фунт масла, положенный на казенную часть, не растопится». Нам остается только гадать, в чем заключалось это странное изобретение, однако сущность другой новинки того же периода разгадать не так уж трудно. Это. «огненный дракон», запатентованный Драм-мондом из Хоторндина, который представлял собой множество стволов, скрепленных вместе в одной машине. В инвентарной описи Тауэра за 1687 год упоминается «машина из 160 мушкетных стволов», которая могла быть чем-то из хорошо забытого старого. В описи также перечислены машины из шести и двенадцати стволов, предположительно захваченные в 1685 году при Седжмуре у мятежных войск герцога Монмаута.

 

РЕВОЛЬВЕРНАЯ ПУШКА ПАКЛЯ

 

Первым изобретателем, предложившим пулемет, конструкция которого прошла дальше стадии теоретических рассуждений, был англичанин Джеймс Пакль, родившийся в царствование Карла II и умерший в 1724 году. Плодовитый писатель, он по профессии был стряпчим, или, по терминологии тех дней, «общественным нотариусом». Мало того что в спецификации к патенту № 418 за 1718 год, сохранившейся в Бюро патентов, имеются иллюстрации и подробное описание его пушки, но как его первый экспериментальный металлический образец, так и полностью укомплектованная пушка были сохранены герцогом Бакклохом и отправлены в лондонский Тауэр. Орудие, названное в спецификации «Защита», было установлено на «трипеде», или треножнике, имевшем до удивления современную конструкцию. Верхняя часть турели свободно вращалась в горизонтальной и носкости, будучи вставлена в закрепленную на основании трубу. Прицеливание и движение в вертикальной плоскости осуществляются при помощи «журавля с ограничителем», но наиболее важной частью изобретения чинился отделяемый барабан, в котором помещалось от шести до девяти зарядных камер. Поворот рукояти под-иодил камеры одну за другой к казеннику, а для достижения плотного контакта было применено специальное иыстроразъемное винтовое крепление из полувинта и полуматки, требовавшее для фиксации только поворота ил 180 градусов. Каждая камера имела кремневый замок для производства выстрела и заряжалась различными снарядами. Так, имелись пули «круглые для христиан», кубические для использования «против турок» и даже ■тренады», т. е. гранаты, составленные из двадцати кубических пуль. Вдобавок к этим христианским сантиментам барабаны еще украшались патриотическими куплетами и гравюрами, изображавшими короля Георга и сцены из Священного Писания. В тот период существовало множество схем быстрого обогащения, и нет ничего странного в том, что Пакль создал для эксплуатации своего изобретения компанию, акции которой в 1720 году котировались' по 8 фунтов стерлингов. Были проведены публичные испытания пулемета, и «Лондон джорнел» 31 марта 1722 года отмечал, что один человек произвел из «машины мистера Пакля» шестьдесят три выстрела за семь минут, причем в это время шел дождь. Однако даже такой замечательный результат не привел к немедленному успеху, поскольку пулемет не был запущен в производство, и в таблоиде того времени ситуация комментировалась так: «Этой машиной ранены только те, кто купил акции компании».

Но другие изобретатели не отчаивались. Погоня за бесконечным потоком пуль продолжалась. В Тауэре сохранилось револьверное орудие, к которому прикреплена гравированная пластинка с надписью «Дурлахс, 1739», имевшее четыре ствола, поворачивавшиеся вручную, однако это была все та же старая схема с множеством стволов. В 1742 году швейцарский изобретатель Велтон изготовил маленькую медную пушку, которая имела прорезь в казенной части ствола около запального отверстия. Через нее пропускалась большая пластина, туда вставлялось десять зарядов, каждый из которых выстреливался, когда оказывался напротив канала ствола. Но даже уже в середине XVIII века некий голландский изобретатель не нашел ничего лучшего, как возвратиться к доброй старой испытанной схеме, и построил машину, имевшую двадцать четыре ствола, расположенные в четыре ряда по шесть штук, каждый из которых мог дать залп с помощью кремневого замка. Эта поздняя версия органа сохранилась в арсенале в Дели.

Делались и еще попытки усовершенствования револьверного принципа, и после гибели Нельсона британский оружейник по фамилии Нок изготовил особую пушку для очистки боевых марсов вражеского корабля. Оно имело центральный ствол, окруженный шестью другими. Огниво кремневого замка сперва посылало искру в заряд центрального ствола, а потом и в шесть остальных. Это должно было обеспечить своего рода массированный огонь, однако само орудие представляется всего лишь любопытной диковинкой.

В 1815 году в Англию из Парижа привезли машину с тридцатью одним стволом и гладкоствольное орудие, принимавшее восемнадцать сменных зарядных камер, которое изобрел американский генерал Джошуа Горгас. Интересно отметить, что, когда американец Сэмуэль Кольт подал в суд на Массачусетскую оружейную компанию за нарушение своих патентных прав, ответчики попытались доказать, что изобретателем револьвера был не Кольт, а Джеймс Пакль. Они представили модель, выполненную на основании спецификации из Бюро патентов, но она была сочтена недостаточным доказательством. Любопытно, чем могло закончиться дело, если бы для предоставления в суд своевременно была обнаружена завершенная бронзовая конструкция.

Превосходству изобретателей континентальной Европы был брошен вызов стремительно развивавшейся американской нацией. В Новом Свете предпочтение отдавалось законченным практическим разработкам, а не странным диковинам. В 1861 году в Рочестере, штат Нью-Йорк, было создано «батарейное орудие Биллинг-херст Рекуа», принявшее участие в американской Гражданской войне и впервые примененное в 1864 году при нападении на форт Самтер в Чарльстоне, штат Южная Каролина. Это была батарея из двадцати пяти синхронно стрелявших стволов, возвышение которых регулировалось общим винтом с гайкой-барашком. Установленная на двух легких колесах, она имела сходство с «органами» XIV и XV веков. С учетом всего этого, данная система не представляла собой особого прогресса в области быстрой стрельбы.

В 1862 году другой американец, доктор Ричард Дж. Гатлинг из Северной Каролины, получил патент на очень удачное батарейное орудие или пулемет. Его основной принцип состоял во вращении вокруг центральной оси при помощи рукояти нескольких (от четырех до десяти) нарезных стволов. Множество стволов было необходимо во избежание перегрева. Патроны подавались непрерывно из лотка под действием собственной тяжести, и стрельба велась безостановочно, пока продолжалось вращение рукояти или не происходило заклинивания механизма. Это оружие было применено во время американской Гражданской войны при защите Джеймс-Ривер, где оно заменило орудие «Рекуа». В 1871 году оно было принято на вооружение решением британского правительства и использовалось в войне с зулусами. Однако частое заклинивание не способствовало популярности этой системы.

 

Орудия Гатлинга продолжали применяться на различных театрах военных действий в различных модификациях нескольких разных калибров. К 1876 году пятистволь-пая модель калибра 45 могла вести огонь со скоростью 700 выстрелов в минуту или даже до 1000 выстрелов при стрельбе короткими очередями.

Менее чем через двадцать лет «гатлинги» уже имели электрический привод и вели огонь со скоростью 3000 выстрелов в минуту. Система с несколькими стволами оказалась удачной с точки зрения скорострельности и охлаждения, однако вес многих стволов был крупным недостатком, а потому, когда удалось создать быстродействующие одноствольные системы, орудия Гатлинга исчезли1. Но история их боевого применения оказалась весьма длинной: война с племенами ашанти в 1874 году, Зулусская война и кампания Китченера в Судане. Применение «гат-лингов» против белых людей казалось в то время делом нравственно подозрительным, но, тем не менее, в этот период они состояли на вооружении в Америке, Китае, Японии, Турции и России. В России они вообще стали настолько популярны, что было налажено их производство под названием орудия «Горолова», по фамилии офицера, под руководством которого было осуществлено их копирование.

Аналогичной только что рассмотренной системе является система орудия Норденфельдта с горизонтальным перемещением стволов. Изобретателем ее являлся инженер X. Пальмкранц, однако финансирование разработки осуществлял Торстон Норденфельдт, шведский банкир из Лондона. Количество стволов здесь варьируется от трех до шести. В трехствольном варианте двадцать семь патронов закреплялись на деревянной полосе, которая могла подавать снаряды со скоростью 350 выстрелов в минуту. Орудия Гатлинга заклинивало из-за типа применявшихся в них боеприпасов, а то время как в системе Норденфельдта использовались латунные патроны Боксера, и эта проблема не возникала. «Гатлинги» потеряли популярность не сразу, однако военно-морской флот в 1881 году начал широко внедрять орудия Норденфельдта на торпедных катерах, и их применение в 1884 году во время действий в Египте было сочтено весьма эффективным.

Пулемет, изобретенный капитаном армии Соединенных Штатов Уильямом Гарднером, был представлен около 1876 года; в нем применялся принцип орудий Норденфельдта. Хотя система вначале была снабжена несколькими стволами, в конце концов она превратилась в одноствольную, с лучшим охлаждением и усовершенствованным зарядным устройством. Первые варианты имели лотки на тридцать один патрон, крепившийся на деревянном основании. Большим преимуществом этого пулемета был его станок, идеально приспособленный для стрельбы через парапет. Патроны подавались из вертикально расположенной обоймы, и стрельбу можно было вести либо одиночными выстрелами, либо со скоростью 120 выстрелов в минуту, в зависимости от скорости, с которой вращали рукоять. «Гарднер» широко применялся в британской армии до принятия на вооружение пулемета Максима. В то время он причислялся к «портативным» пулеметам и с треногой и 1000 патронов весил менее 200 фунтов, что давало возможность при необходимости перевозить его на лошади.

Весьма распространенным образцом многоствольного пулемета была французская митральеза. Бельгийский инженер Жозеф Монтиньи из Фонтен-л'Эвек близ Брюсселя изготовил пулемет на основании оригинальной идеи другого бельгийца, капитана Фасшампа. Это оружие, напоминавшее по внешнему виду полевое орудие, но содержавшее тридцать семь (позднее двадцать пять) нарезных стволов, заряжавшихся одновременно обоймой с тридцатью семью (или двадцатью пятью) патронами, произвело па Наполеона III очень сильное впечатление. Поворот рукояти спускал один ударный механизм за другим, и за минуту можно было расстрелять двенадцать таких обойм, что обеспечивало скорострельность в 444 выстрела в минуту. Британцы, не приняли этот пулемет на вооружение, поскольку на испытаниях пулемет Гатлинга показал значительно лучшие результаты. Однако французы поверили в свою митральезу, которая первоначально называлась «canon a bras»1.

Во время Франко-прусской войны 1870 года митральезы использовались как пушки, в то время как пруссаки старались вывести их из строя при первой же возможности, почему это оружие не могло продемонстрировать свои возможности в полную силу. Французы полагали, что их оружие является «секретным», но в Пруссии обладали всей необходимой информацией, а в баварских частях даже были орудия аналогичной конструкции. Первоначальная конструкция Монтиньи применялась с 1851 по 1869 год, потом французское правительство стало выпускать их с различными усовершенствованиями, предложенными полковником де Реффи. Это было достаточно эффективное оружие при использовании его против больших скоплений пехоты, но оно не могло служить заменой тяжелой артиллерии, в каковом качестве французы как раз и пытались его использовать.

 

ПУЛЕМЕТ МАКСИМА

 

Хайрем С. Максим, родившийся в штате Мэн американец, впоследствии принятый в британское подданство, много работал в Европе и создал конструкцию пулемета, основанную на новом принципе. Это был истинный новатор, идущий вперед принципиально новым путем и добившийся в конце концов безоговорочного успеха и рыцарского звания. В молодые годы он имел возможность близко познакомиться с эффектом отдачи боевой винтовки. В его сознании прочно запечатлелась мысль об ужасающей трате энергии, и он сумел найти ей полезное применение. На Парижской выставке Максим занимался демонстрацией новинок из области электричества, когда какой-то соотечественник подал ему мысль о том, что можно заработать кучу денег, если изобрести для европейцев более быстрые и эффективные способы перегрызать друг другу глотки. Максим к тому времени уже был состоятельным человеком и располагал штатом способных инженеров. Он пришел к мысли использовать для перезарядки орудия энергию его отдачи. Так, в 1881 году Максим отправился в Лондон, чтобы разработать орудие, которое, по его утверждению, было совершенной новинкой, поскольку никто до него не думал об оружии, которое бы, производя выстрел, само себя заряжало. Существовавшие тогда конструкции были для него бесполезны, а потому в начале 1884 года он создал механизм, который и поныне находится в Музее Южного Кенсингтона, снабженный табличкой: «Этот аппарат сам заряжается и ведет стрельбу, используя силу собственной отдачи. Это первый в мире аппарат, в котором энергия сгорания пороха используется для заряжания и стрельбы из оружия». Максим применил метод заряжания при помощи ленты, что само по себе было новшеством; вдобавок он использовал смелую идею установки оружия не на колесах, а на треножнике. Его конструкция была расценена как выдающееся достижение.

Но посетители собирались со всего света, даже герцог Кембриджский лорд Уолслей и высокопоставленные чиновники из военного министерства, и все хотели видеть аппарат в действии. На испытаниях было расстреляно исключительно большое количество — 200 000 — патронов. Необыкновенно высокая скорострельность не обязательно являлась тогда абсолютным предпочтением. Действительно, король Дании и посланец Китая были неприятно поражены громадным расходом патронов, которых за минуту выстреливалось на 5 фунтов стерлингов, и решили, что этот пулемет слишком дорогое удовольствие для их стран. Однако это оружие не было плодом фантазии, оно было вполне осязаемо, и британское правительство пожелало первым заказать его, выдвинув условие, что пулемет не должен весить более 100 фунтов и что скорострельность его должна составить 400 выстрелов в минуту. На это изобретатель ответил созданием оружия весом в 40 фунтов, выстреливавшим за 3 минуты 2000 патронов. Исходный вариант подвергся изменениям и усовершенствованию, но первоначальная идея системы осталась прежней. До тех пор пока пулеметчик держал палец на спусковой скобе, отдача выстрела выбрасывала стреляную гильзу, досылала в патронник новый патрон и производила выстрел — и так до тех пор, пока не будут израсходованы все патроны или не будет отпущен курок. Исключительно высокая скорострельность приводила к сильному разогреву ствола, но эта проблема решалась применением кожуха водяного охлаждения. После 600 выстрелов вода закипала и начинала испаряться, поэтому на каждую 1000 патронов требовался запас в I1/,, пинты воды.

«Максимы», производившиеся на заводе «Викерс-Максим», широко применялись во время Первой мировой войны, во время которой, в 1915 году, Максим умер. Была создана более легкая модель его пулемета, весившая только 25 фунтов, 50 фунтов — полностью снаряженная вместе с треногой. Она могла перевозиться на лошади и отличалась от более тяжелого типа использованием воздушного охлаждения вместо водяного. Модель «Викерс M.G. Марк I» была запущена в производство в ноябре 1912 года и весила без воды 28'/, фунта. Этот тип пулемета и после двух мировых войн все еще находит себе применение. Он весит теперь вполовину меньше исходного образца, имеет кожух водяного охлаждения из штампованной стали вместо первоначального, из бронзы, и использует для ускорения темпа стрельбы патронами калибра 303 надульную газовую насадку реактивного действия. И немцы, и русские впоследствии использовали пулемет Максима со станками собственных конструкций.

Идея использовать впустую растрачиваемую энергию пороховых газов по-своему применялась в разных конструкциях. Так, например, уроженец Вены капитан барон А. Одколек фон Огезд сконструировал оружие, в котором пороховые газы отводились через особое отверстие в стволе для работы поршня в цилиндре. Таким методом извлекалась стреляная гильза и досылался новый патрон.

Американец Бенджамин Беркли Гочкис, уроженец штата Коннектикут, занимался в 1875 году в Сен-Дени под Парижем производством оружия, включая пулемет, весьма похожий на Гатлинг; одновременно он экспериментировал с разрывными и крупнокалиберными снарядами. В 1876 году во время сравнительных испытаний его оружия с системой Норденфельдта пальма первенства досталась последней. Однако пулемет Гочкиса был усовершенствован: стал одноствольным и получил окно для отвода газов, которые приводили в действие механизм затвора, производили выброс стреляной гильзы и перезарядку. В результате он стал делать 600 выстрелов в минуту, что приводило к перегреву ствола. Охлаждение/производилось потоком воздуха, отклоняемого специальными экранами на радиаторы. Французы приняли Гочкисы на вооружение и применяли их во время Первой мировой войне, так же как американцы, и некоторые части британской кавалерии. Пулеметы Гочкиса используются и до сих пор.

Еще одним человеком, оценившим преимущества использования отработанных пороховых газов, был Джон Мозес Браунинг. Он родился в 1855 году в семье американского оружейника и был воспитан для занятий отцовским ремеслом. В 1889 году, обратив внимание на действие, производимое после выстрела на листву дерева вылетающими из дула пороховыми газами, Браунинг пришел к мысли об их использовании. Он прикрепил к дулу винтовки коническую насадку и добился того, что она под действием истекающих газов двигалась вперед. Эта насадка была соединена легким штоком с затвором, который вместе с ней тоже подавался вперед. Через шесть лет, в 1895 году, его идеей для применения в Соединенных Штатах воспользовалась Оружейная компания Кольта. В результате усовершенствований конструкции был создан полностью автоматический пулемет, питавшийся от парусиновой ленты на 250 патронов. Пороховые газы через отверстие в нижней части ствола отбрасывали назад поршень, который отпирал затвор и выбрасывал стреляную гильзу. Эта система знаменита своим использованием на самолетах.

 

Следующая страница >>>