Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

   


КАРАБИНЫ          

История огнестрельного оружия

с древнейших времен до 20 века

 


Карман Уильям

 

Глава 6. КАРАБИНЫ

 

У каждого солдата на поле боя имеются свои собственные, отличные от других обязанности, а потому возникает потребность в различных видах оружия. Большое ружье пни аркебуз, очень полезные в бою для пехотинца, для верхового солдата были оружием крайне неудобным. Их значительная длина создавала множество неприятностей для кавалериста, которому для стрельбы было необходимо иметь обе руки свободными — одну — чтобы держать оружие, вторую — чтобы стрелять из него, не говоря уже о том, что он должен при этом еще и управлять лошадью.

Поэтому с самого начала прилагались определенные усилия к тому, чтобы снабдить всадника приемлемым ору-жием. Ранние примитивные ружья снабжались такими приспособлениями, как опора, укреплявшаяся на луке седла, или кольцо на грудной броне кирасира, в которое пропускалась рукоять ручной пушки, чтобы оружие не могло вырваться у него из рук. К 1530 году выработался особый тип оружия — это среднего размера ружье, известное под названием «петриналь» или «пойтриналь», разновидность аркебуза, длиной несколько короче мушкета, по имевшая более крупный калибр. Его носили через плечо на ремне, так что при движении галопом или рысью он свободно висел, не занимая рук. Остановившись, чтобы выстрелить, кавалерист переносил его на грудь — отсюда его название, от французского слова poitrine.

 

В старинном французском источнике говорится, что петринали были изобретены «разбойниками с Пиренейских гор» и что оснащать их надо «весьма прочными и быстрыми колесцами», — это показывает, что фитильные замки считались чересчур неудобными для всадника и предпочтение отдавалось колесцовым замкам.

Королевский указ, изданный в 1586 году Тайным советом и касающийся графства Ланкашир, требует «снабдить помянутое графство петриналями» ввиду того, что «Заморские Силы приуготовились из разных мест напасть на сию провинцию». Петрииаль не считался в то время британским оружием, и в одной старинной пьесе, в ситуации, когда это ружье приняли за большой пистолет, его называют «французским петриналем». Петринали были предшественниками карабинов, а потому можно предполагать также и тесную географическую близость местностей, в которых эти типы оружия впервые появились.

Еще одно оружие кавалерии, на короткое время вошедшее в употребление, называлось «драконом». Этот термин уже упоминался применительно к губкам держателя фитиля, однако теперь он обозначает определенный вид оружия. В трактате Маркхема «Об основах солдатского искусства», написанном в 1648 году, говорится, что «те «драконы» есть короткие ружья со стволом в шестнадцать дюймов и калибром как у полного мушкета, снабженные фитильным либо кремневым замком». «Драконы» того периода отличались от прочего оружия «деталью железной, носимой на кожаном ремне, пущенном с правого плеча под левую руку, на коей есть железная турнель (т. е. турель) с кольцом, в котором ружье ходит вверх и вниз». Имеется в виду перевязь, державшая оружие посаженного на лошадь пехотинца (или драгуна, как позднее, по названию носимого ими оружия, стали именовать таких солдат), освобождавшая ему обе руки.

Среди указаний, данных войскам перед смотром, проведенном в Суррее в царствование Иакова 1, содержатся такие сведения: «Оружием аркебузирам или драгунам, которые теперь заступили место легкой конницы  пусть будут добрые аркебузы либо драконы» — снабженные вышеупомянутыми железными приспособлениями на перевязях.

Однако «драконы» вскоре вышли из употребления, а излюбленным оружием кавалерии стал карабин. Это еще один вид оружия, вызывающий споры по поводу происхождения его названия. В Испании существовала легкая кавалерия, комплектовавшаяся, по всей вероятности, солдатами мавританского происхождения, называемыми «дикими карабинерами» и вооруженными «carabines» и пистолетами. Таких всадников позднее использовали во французской армии как застрельщиков, а один французский специалист утверждает, что карабин есть нарезное ружье, название которого произошло от французского слова «carabiner» —- глагола «нарезать» — например, ружейный ствол. Тем не менее не вызывает особых сомнений, что карабинеры стали именоваться по имени своего оружия, и нам следует обратиться к прошлому, к арабскому слову «carib», означавшему просто «оружие» что, безусловно, имеет отношение к укороченному мушкету, которым, вероятно, пользовались мавританские всадники на Иберийском полуострове.

В 1631 году стоимость карабина, в соответствии с прейскурантом цен, предписывавшихся оружейникам, составляла один фунт стерлингов. Карабин по тем временам должен был иметь кремневый замок и комплектоваться перевязью с поворотным устройством и пороховницей. В этих прейскурантах совершенно отсутствуют карабины с фитильными или колесцовыми замками. По размеру тогдашний карабин должен был находиться между мушкетом и пистолетом.

Более поздняя французская терминология, относящаяся к 1678 году, свидетельствует о существовании двух типов карабина, а именно: «первый — обыкновенный, а другой — экстраординарный». Оружие первого типа по описанию походит на мушкет и отличается от последнего только длиной и калибром ствола. Второй тип, однако, представлял собой совершенно иную конструкцию, имевшую более толстый ствол, «резанный канавками от самой казны до дула». Первая разновидность карабина была широко распространена, в то время как в нарезных карабинах ощущалась нехватка. Для воспламенения заряда во Франции использов&пи, как правило, колесцовый замок, тогда как Англия отдавала предпочтение кремневому. Карабины, применявшиеся во времена Карла 1, относились, по всей видимости, к обыкновенным, поскольку в работе капитана Крузо, описывавшего состояние кавалерии начиная примерно с 1630 года, упоминаются только карабины той же длины, что и обычный аркебуз, но имевшие калибр в двадцать четыре пули на фунт свинца вместо 17-го, наиболее распространенного в то время.

В период восстановления на престоле Карла II вся лейб-гвардия имела на вооружении карабины. Маловероятно, чтобы это было нарезное оружие, поскольку только малое время спустя даже конная гвардия короля Франции располагала всего лишь восемью нарезными карабинами на эскадрон. Создававшиеся тогда в Англии кавалерийские полки также вооружались карабинами, а одна из таких частей в 1685 году даже была названа карабинерами — имя, которое она носит и по сей день, несмотря на свою нынешнюю принадлежность к Королевским бронетанковым войскам.

В письме, отправленном в 1666 году сэром У. Темп-лом, отмечается, что венгерские наемники, которых он видел в Германии, носят свои нарезные ружья на спине и попадают из них пулями величиной «с большую горошину» с расстояния до 200 ярдов в цель, размером не превосходящую монетку в крону.

В книге герцога Албемарля «Наблюдения для печати», вышедшей в свет после его смерти в 1671 году, приводятся аргументы в пользу кавалерийского «кара-Ьииа или мушкета со стволом, не превышающим дли-пой ствол карабина, снабженного добрым прикладом и кремневым замком, который видится мне гораздо удобнее для службы против обыкновенного карабина». Предпочтение, отдаваемое кремневому замку, показы-иает, что за границей карабины обыкновенно имели ко-песцовый замок. По уставу 1680 года карабины должны были иметь стволы той же длины, что и фузеи, именно — 3 фута и 2 дюйма. Представляется, что карабины континентальной Европы отличались от английских тем, что, называясь «a canon brisee», что обо-чпачало их способность «ломаться», могли разниматься па две части для помещения в седельную сумку и, возможно, даже для заряжания.

Стоимость карабинов, которыми вооружались полки британской кавалерии, в 1702 году составляла 26 шиллингов за штуку, из чего можно сделать вывод, что это не были ценные нарезные ружья. В перечне оружия, хранившегося в Главном арсенале форта «Уильям Генри», указаны «189 драгунских кремневых ружей или карабинов», что, как кажется, является дополнительным указанием на отсутствие запасов нарезного оружия, поскольку столь дорогостоящие ружья едва ли попали бы в одну рубрику с обыкновенными.

Вообще кажется, что кавалерия британской армии снабжалась практически любым оружием, которое не вызывало бы слишком большого неудовольствия, — включая укороченные пехотные конструкции. В 1772 году, с началом производства новых карабинов, было предложено привести их к единообразию, в то время как прежде на вооружении состояло несколько различных типов. Другое предложение состояло в необходимости использования карабинов с нарезными стволами, «поскольку существует мнение о целесообразности рассмотрения вопроса о том, не принесет ли применение нарезных стволов в частях легких драгун существенную пользу службе его величеству». «Устав легкой кавалерии», опубликованный в 1778 году, упоминает, что легкие драгуны были вооружены карабинами с длиной ствола 2 фута 5 дюймов.

В 1786 году пяти полкам легких драгун было выдано в виде эксперимента шесть разных типов карабинов. Они имели стволы трех различных длин — 2 фута 4 дюйма, 2 фута 9 дюймов и 3 фута 1 дюйм. Среди них были как гладкоствольные, так и нарезные. Спустя положенное время командиры этих полков подали свои мнения, которые никак нельзя было считать единодушными. Трое высказались в пользу самого короткого ствола, один предпочел среднюю длину, и один — наиболее длинный. Что касается нарезки, то четверо ее одобрили, но остальные сочли, что гладкоствольное оружие проще содержать в чистоте. После подобающего обсуждения Генеральный комитет обнародовал свои комментарии, отдавая «предпочтение самому короткому нарезному стволу (длиной 2 фута 4 дюйма)», как наиболее подходящему для данного рода войск, и в 1788 году такое оружие было выдано полкам, которые в то время переформировывали в гвардейских драгун.

Однако карабины, ставившиеся на вооружение в соответствии с приказом от июня 1796 года, как видно, вновь возвращались к гладкоствольной конструкции. Они должны были иметь ствол длиной 26 дюймов и предназначались как для тяжелой, так и для легкой кавалерии. Покуда не будет развернуто производство новых карабинов, старые драгунские кремневые ружья следовало обрезать и использовать с 15-дюймовым штыком.

Карабин, находившийся на вооружении в начале XIX столетия, имел ствол длиной 21 дюйм и изогнутую скобу, в которую входило кольцо-бегунок, посредством чего оружие крепилось к предназначенной для ее ношения портупее. В начале 1806 года Артиллерийско-технический комитет признал находящуюся на вооружении конструкцию карабина «Эллиот» «неэффективной», но тем и ограничился. Видимо, шомпола этих карабинов легко терялись, выпадая из своих гнезд, почему в конце 1806 года были введены карабины Паже. В войне на Пиренейском полуострове гусарам весьма пригодились их карабины. Вариант карабина Паже для легкой кавалерии стал тогда весьма популярным оружием. Проблема с шомполами была решена применением поворотного крепления. 10-й гусарский полк в 1802 году имел на вооружении карабины с пистолетными рукоятями, которые в 1806 году были заменены новой системой, возможно — Паже. Несмотря на популярность нарезных карабинов, армия в целом их не получила. 8-й полк легких драгун, расквартированный к 1821 году в Индии, из общего числа в 668 карабинов имел лишь 82 нарезных, причем все эти ружья, за исключением нарезных, достались «в наследство» от другого полка, который получил их еще в 1806 году, откуда видно, как долго продолжали тогда использовать старое вооружение.

Следующая конструкция, принятая на вооружение в двадцатых годах, имела длину ствола всего в 15 дюймов и, хотя была снабжена прицельным приспособлением, оказалась оружием посредственным. В 1826 году в очередной раз прозвучали призывы о введении на карабинах поворотного крепления шомпола — складывается впечатление, что старые системы начали выходить из употребления. В 1834 году в британской армии имелись карабины трех различных размеров. Оружие Гвардейской кавалерии имело ствол длиной 26 дюймов, в тяжелой кавалерии стволы были в 28 дюймов, а в легкой — только 16. Мы увидим, что, хотя до сих пор конструкторам и оружейникам не представлялось особых возможностей проявить в этой конкретной области свои таланты, такой момент приближался.

Даже введение пистонного замка не внесло особых изменений, но позволило применить в боевом карабине складной прицел. Старый гладкоствольный карабин с кремневым замком в 1840 году был переделан под пистонный замок и стал известен под названием «Виктория». Эти дульнозарядные карабины оставались на вооружении в течение следующих семнадцати лет.

Между 1856 и 1863 годами в британской кавалерии в видах эксперимента вводилось несколько типов заряжавшихся с казны карабинов. Два из них были английской конструкции — Терри и Уэстли—Ричарде. Система Терри имела затвор, управлявшийся рычагом, находившимся у казенного конца ствола, и ударный замок с внешним капсюлем. Затвор карабинов Уэстли—Ричарде, закрепленный на петлях, мог с помощью длинного «хвоста» откидываться вертикально, а выстрел производился с помощью центрального ударного замка. Когда в регулярных частях это оружие было заменено «снай-дерами», его передали полкам территориальной кавалерии. Другие системы, проходившие испытания, включая американские карабины «Шарп», были на короткое время приняты в британской армии на вооружение, однако в 1868 году все были объявлены устаревшими.

В декабре 1861 года правительство Британской Индии ввело дульнозарядные карабины с пятью нарезами в стволе, но в 1867 году было принято решение о модернизации этого оружия затворами Снайдера. Длина ствола составляла в то время 2 фута.

Система Мартини—Генри производилась также в виде карабина с семью нарезами и в 1877 году заменила «снайдеры», которые, в свою очередь, были переданы добровольной и территориальной кавалерии и частям Королевской ирландской полиции. Появившийся в 1892 году кавалерийский карабин Мартини—Метфорд представлял собой модернизированный Мартини—Генри. Магазинный карабин Ли—Метфорд образца 1894 года имел семь нарезов в стволе и 303-й калибр. Конструкция этого оружия, а также аналогичных систем описана в главе, посвященной нарезному оружию; они отличались от своих прообразов длиной ствола, а не какими бы то ни было принципиальными особенностями.

 

Следующая страница >>>