Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

   


КАРАБИНЫ           ПИСТОЛЕТЫ РЕВОЛЬВЕРЫ

История огнестрельного оружия

с древнейших времен до 20 века

 


Карман Уильям

 

Глава 8. ЭКСПЕРИМЕНТЫ

 

КРЕПОСТНЫЕ РУЖЬЯ

 

Крепостные ружья представляли собой гибрид пушки и мушкета. Из них стреляли со стен, так что у стрелка не возникало необходимости переносить свое оружие, вследствие чего оно могло иметь необыкновенную длину, как один 10-футовый экземпляр из коллекции княжества Лихтенштейн. Крепостные ружья, применявшиеся при обороне зданий и ведшие огонь через окна или амбразуры, иногда снабжались крючьями, которые зацеплялись за стену и принимали на себя отдачу. Иногда перед ними ставилась задача, требовавшая относительной подвижности, к примеру — защита дверей и узких проходов. Нам известно о существовании приблизительно в 1500 году Hakenbilchsen1, устанавливавшихся на треножниках.

Эти лафеты состояли из деревянного хобота или бруса, поддерживавшегося спереди двумя опорами. Крюк, изначально предназначенный для гашения отдачи о стену, выполнял ту же задачу, будучи зацеплен за передний конец хобота. Король Испании Филипп II до такой степени поощрял увеличение размеров мушкетов, которыми были вооружены его войска, что это оружие можно было использовать только оперев на рогатку или подпорку и исключительно во время осад.

 

Литые пушки в тот период делают столь малых размеров, что затруднительно определить, где заканчивается фальконет и начинается мушкет. Треногая подставка рассматриваемых орудий с добавлением к ее передним ногам двух маленьких колес становилась более подвижной. Одна пушка-серпантина, установленная на подобном лафете, была изготовлена в 1614 году швейцарцем Целлом Блази. Ко всему прочему она имела механизм для заряжания с казенной части. Швейцарские кожаные пушки также устанавливались на треногих опорах.

Сохранился фальконет XVII столетия, тонкий ствол которого высоко водружен на двухколесном лафете, подобном обыкновенному пушечному, но значительно более легком. Более необычной является конструкция кремневого крепостного ружья, опирающегося передней частью на единственное большое колесо. В качестве хобота в ней служат две легкие оглобли, в которые можно запрячь лошадь. Hakenbiichse, изготовленная примерно в 1650 году Дитрихом Нусбауэром и хранящаяся ныне в коллекции Лихтенштейна в Вадуце, имеет три деревянные «паучьи» лапы, причем две передние снабжены маленькими колесами, а на задней установлен зарядный ящик.

Маршал Сакс создал легкое артиллерийское орудие, которое он назвал «забавницей» — «amusette», представлявшее собой нечто среднее между пушкой и мушкетоном. Это чрезвычайно длинное оружие стреляло полуфунтовыми свинцовыми ядрами и было установлено на двух колесах, но таким образом, что его мог тащить за оглобли один человек. Под влиянием этой конструкции в 1761 году в Дублине появилось артиллерийское орудие, построенное по той же схеме, что и «Забавница», с той разницей, что оно заряжалось с казны, перевозить его мог один человек, но двое уже могли перетаскивать его через болота на манер портшеза.

 

«КАРРИЕРЫ»

 

Сэр Джон Смит, описывая некоего капитана Берика при осаде Кале в царствование королевы Марии, утверждает, что «не делал он никакого различия промеж боевого «карриера» и аркебуза». В прежние времена эти «каррие-ры» всерьез озадачивали занимавшихся данным вопросом авторов, однако, как кажется, почти нет сомнения, что это было оружие для стрельбы «quarreaux», или кворрелами — короткими стрелами, использовавшимися для стрельбы в первое время существования огнестрельного оружия. «Карриер», по всей вероятности, имел тот же калибр, что и аркебуз, но при более длинном стволе.

В счете 1587 года указаны два шиллинга, уплаченные за дюжину наконечников для мушкетных стрел. 30 марта 1588 года сэр Френсис Дрейк отправил правительству записку с просьбой «не позабыть о пятистах мушкетах и хотя бы 1000 стрел». В ответ Тайный совет 8 апреля заказал для него «мушкетов 200 и стрел к помянутым мушкетам с пробками для каждой 1000». В своем рассказе о путешествии в 1591 году по южным морям сэр Джон Хокинс упоминает об интересе, который проявляли испанцы по поводу большого количества коротких стрел, хранившихся на британских брандерах. При этом испанцы не знали, как эти стрелы использовать, «поскольку нужны были им для того особые пробки, кои надо забивать на место прежде, чем стрелу закладывать». Эти мушкетные стрелы были в ходу только на море, иногда в совокупности с горючими материалами для зажигания такелажа вражеских судов.

 

НЕОБЫЧНЫЕ ПИСТОЛЕТЫ

 

Существовала, к примеру, весьма необычная разновидность пистолета, известная под названием «утиная лапа», предназначавшаяся для использования против бесчинствующих толп и скоплений народа. Стражи закона и морские капитаны, как видно, сталкивались с достаточным количеством ситуаций, требовавших применения против бунтовщиков и мятежников этого курьезного оружия. Каждый такой пистолет имел не менее четырех стволов, расположенных веером; выстрел из всех производился одновременно при одном нажатии на спусковой крючок. Залп должен был покрывать по возможности большее пространство. Эти пистолеты применялись в начале XIX века, снабжались кремневыми замками и были, должно быть, весьма неудобны при хранении.

На военном флоте после потрясения, вызванного смертью Нельсона, было введено специальное семиствольное кремневое оружие. Эти карабины были рассчитаны на одновременный залп из всех стволов, который бы обрушивал град дроби на возвышенные части вражеского корабля, где укрывались снайперы, производя действие, подобное картечи или шрапнели.

В XVIII веке пистолеты иногда снабжались небольшим, но острым клинком. Его крепили петлями на конце ствола так, чтобы он мог складываться назад и вниз. Эти пистолеты-шпаги были устроены таким образом, что нажатие на спусковой крючок после выстрела освобождало пружину, которая выбрасывала клинок на место. Это оружие иногда называют абордажным пистолетом, но сдается, что чаще его применяли против бродяг и грабителей с большой дороги в качестве средства устрашения. Патент на эту конструкцию, названную пистолетом со штыком, был выдан Джону Уотерсу в 1781 году.

Оборотную сторону той же самой идеи представляла шпага-пистолет, появившаяся в том же столетии несколько позже. Ее владелец мог пойти на риск и встретить врага с клинком в руке. Но в эфесе шпаги заключался маленький пистолет, стрелявший вдоль ее лезвия, что делало ее секретным и пугающим оружием. И морские, и армейские шпаги могли иметь такой «довесок», но только по личной инициативе хозяина оружия, а не как штатное средство.

 

КОМБИНИРОВАННОЕ ОРУЖИЕ

 

Объединять различные виды вооружений пробовали во все эпохи. Одной из причин такой практики, как кажется, являлось желание продолжать пользоваться старым, испытанным оружием, добавив к нему какую-нибудь новинку. Другая причина заключалась в том, что при исчерпании технических возможностей одного боевого средства включение в его состав «запасных игроков» могло оказаться эффективным. Третья причина состояла в желании иметь для устрашения противника секретное оружие.

Такой диковиной была двуручная булава, поименованная в описании лондонского Тауэра, составленном в XVIII столетии, как «дорожный посох короля Генриха VIII». Эта хитрая конструкция имела массивный наконечник с несколькими торчащими под прямым углом остриями, но вдобавок в той же ее части находились три коротких пистолета. Возможно, это то же самое оружие, которое в инвентарной описи 1547 года упомянуто как «великое кропило для святой воды, с тремя пушками в голове». «Метелкой для святой воды» со времен Средневековья солдаты называли другое оружие с утыканным шипами наконечником, ввиду его воображаемого сходства с кропильницами, используемыми Римско-католической церковью.

Другая модификация этого оружия имеет на конце цельнометаллическую головку с высверленными в ней четырьмя зарядными камерами. Заряжались они с нижней части головки через отверстие, прикрываемое скользящей заслонкой. Данный экземпляр датируется XV веком.

В 1814 году Генри Вандер Клефт запатентовал прогулочный стек, содержавший в себе пистолет, порох и пулю. В 1828 году Айзек Диксон получил патент на снаряд для стрельбы из прогулочного стека, а несколько позднее появилось еще одно секретное оружие — трость с рукоятью из оленьего рога, и доныне сохранившаяся в Америке. Отвинтив окованный латунью наконечник, можно видеть, что трость представляет собой восьмигранный стальной ствол. Небольшой курок, скрытый в рукояти, ударяя по пистону, выпускал из «трости» заряд крупной дроби.

Боевой топор1 был поименован то ли по длинному колу, на который его насаживали, то ли по тем головам, которые с его помощью раскалывали.

Известны экземпляры этого оружия, в рукоять которых встроены пушечки с жерлом, имеющим форму колокола. Простое запальное отверстие в железном стволе предполагает примитивную конструкцию, что заставляет специалистов относить это оружие к началу XVI столетия. Две алебарды из арсенала дожей Венеции были оснащены встроенными в древки ружьями.

В XVII веке любая пехотная часть имела определенное количество мушкетеров и солдат, вооруженных пиками. Пика была старинным боевым средством и как нельзя лучше подходила для совмещения с тогдашним огнестрельным оружием. Байонет стал зачаточной попыткой решить эту задачу. Эти короткие ножи после выстрела можно было вставить в дуло мушкета, превратив его тем самым в короткую и неуклюжую пику. При вставлении байонета в ствол дальнейшее использование мушкета в качестве огнестрельного оружия делалось невозможным, вследствие чего пришлось ввести байонеты с гнездовым креплением, которое оставляло дуло открытым. Казалось, это могло бы стать окончательным решением проблемы, однако были испробованы и другие идеи. В Королевском военном музее хранится кремневый мушкет с 30-дюймовым стволом работы Никольсона. При помощи колец, вделанных в переднюю часть ствола и в приклад, к этому оружию можно добавить пику длиной 6 футов 3 дюйма. Поскольку этот съемный элемент конструкции располагался параллельно стволу, он не препятствовал стрельбе. Острие, выполненное в виде небольшого наконечника копья, сделано отделяемым и снабжено рукоятью, благодаря чему его, без сомнения, можно было носить в ножнах.

В том же музее находится похожая конструкция, в которой объединены кавалерийская пика и карабин. В ней карабин также помещен поверх задней части древка пики таким образом, что это совершенно не мешает стрельбе.

Примером оружия, пограничного для рассматриваемого в этой главе предмета, может служить «Organo del Diavolo»1.

Оно представляло собой небольшой ящиек с находящимися внутри пистолетами, начинавшими стрелять при его вскрытии. Известно, что одно из таких приспособлений Каррара, тиран Падуи, послал графам Бре-шиа. Сундуки пиратов также иногда снабжались таким «предохранителем» от чрезмерного любопытства.

 

СЖАТЫЙ ВОЗДУХ И ДРУГИЕ СРЕДСТВА ДЛЯ МЕТАНИЯ СНАРЯДОВ

 

Не являясь, строго говоря, огнестрельным оружием, духовые ружья имеют самое непосредственное отношение к стрелковому искусству. Проблема замены опасного взрывчатого вещества чем-либо безвредным многие годы занимала умы изобретателей. Некоторым казалось, что решением вопроса является применение сжатого воздуха. «Windbiichse»1, изобретенная в 1560 году Гюте-ром из Нюрнберга, указала дорогу для других оружейников континентальной Европы, главным образом — немецких.

В датском Арсенале находятся духовые ружья и пистолеты, изготовленные в 1653 и 1658 годах. Немецкие мастера помещали воздушные помпы в прикладах. Несмотря на изысканные украшения, отсутствие замков придает оружию непривычно оголенный вид.

В другой системе духового оружия воздух накачивался в медные шары, которые помещались вблизи от места закладки пули. В ружьях парижской работы резер-нуары со сжатым воздухом располагались одновременно сверху и снизу ствола. Под стволом воздушная емкость помещалась и в ружье, принадлежавшем знаменитому в те времена охотнику Джону Пилю. Это оружие было изготовлено в 1778 году мастером Бейтсом из Лондона и могло делать несколько выстрелов подряд без подкачки воздуха.

В 1840 году Джон Шоу получил патент на ружье, использовавшее для стрельбы сжатый воздух. В Новое время духовые ружья были хорошо известны в нашей стране, хотя во Франции на них существовал запрет. В конце XVIII века некоторые австрийские полки были вооружены пневматическими ружьями, но огромный прогресс в области настоящего огнестрельного оружия практически превратил духовое ружье в игрушку.

Сжатый воздух применяли и в «большой» артиллерии — в «Динамитной пушке», или, если назвать ее полным именем, в «Пневматической динамитной торпедной пушке Зелинского». В действительности лейтенант Зелинский из 5-го артиллерийского полка армии Соединенных Штатов провел испытания и усовершенствовал оригинальную разработку компании «Америкэн инжиниринг». Ствол пушки имел в диаметре 8 дюймов, а ее 145-фунтовый снаряд закладывался в него через окно с пружинной задвижкой. Движущая сила обеспечивалась двумя баллонами со сжатым воздухом, причем верхний из них был связан с орудием гибким шлангом. Второй баллон был резервом для питания верхнего, причем давление в нем самом поддерживалось с помощью зарытого в землю парового насоса. Начиненный динамитом снаряд имел форму дарта — артиллерийской стрелы — и имел 50-фунтовую боеголовку. Герцог Кембриджский распорядился о проведении армией испытаний одной такой системы в Милфорд-Хейвене, однако орудие израсходовало почти все боеприпасы, прежде чем наконец поразило цель, которая, впрочем, была уничтожена весьма эффективно. Однако пушка Зелинского, как и пушка конструкции Крейдона, также предназначенная для метания динамита, никогда не были доведены до законченного состояния.

Мысль о применении для стрельбы пара возникла в том же столетии, но несколько ранее. Изобретенная Джейкобом Перкинсом конструкция была продемонстрирована членам палаты общин в 1821 году и показала скорострельность 120 выстрелов в минуту. Эту систему называли самым ужасающим орудием истребления. Говорили, что паровая пушка Перкинса способна «изрыгнуть столько пуль, что и целый батальон». В 1824 году Перкинс запатентовал способ метания снарядов и прочих артиллерийских боеприпасов при посредстве сжатого пара. Его изобретение было в 1836 году выставлено на обозрение в галерее «Аделаида» близ церкви Святого Мартина в Полях. Эта галерея специализировалась на показе различных механических новинок, но потерпела фиаско, точно так же, как и паровая пушка, которой не удалось оставить сколько-нибудь заметный след в истории военной техники.

Позднее, когда сила пара была заменена электричеством, проводились эксперименты и с электрическими пушками. В 1845 году Томас Т. Бенингфилд, инженер-строи-1ЧМИ. из Джерси, провел в Вулвиче в присутствии высших офицеров артиллерии испытания своего электрического орудия. Оно имело калибр 5/s дюйма и предназначалось дли стрельбы пулями или ядрами. Машина была установ-iiciia на двухколесном лафете, и одна лошадь могла везти се со скоростью восьми миль в час. Огромным ее преимуществом считалось то, что она, как говорили, была способна делать до 1000 выстрелов в минуту, что по тем нрсменам являлось ни с чем не сравнимой скорострельностью. На многих, включая самого герцога Веллингтона, ее действие произвело сильное впечатление. Однако конструкция не была запатентована, а изобретатель не пожелал объяснить принцип действия своей системы. Он хотел немедленно получить деньги, на что не было дано согласия, в результате чего комитет отказался представить отчет об испытаниях орудия. Впоследствии вся эта затея, как видно, сошла на нет.

 

Следующая страница >>>