лучшие книги от издательства ЦЕНТРПОЛИГРАФ
РЕКОМЕНДУЕМ: лучшие книги от издательства ЦЕНТРПОЛИГРАФ>>>

  

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

    


Леонид ШепелевТитулы, мундиры и ордена Российской империи


Леонид Ефимович Шепелев

 

 

Мундиры гражданских ведомств

Первая четверть XIX века

 

Начало XIX в. было временем, когда вместе с развитием нового мышления менялся и внешний облик граждан Европы: исчезают парики, длиннополые и широкие кафтаны заменяются более «компактными», появляется сравнительно четкая и понятная система обозначения на одежде служебного положения ее обладателей. Все это можно видеть, в частности, на «коллективном портрете» участников известного Венского конгресса 1815 г.

В России ведомственные мундиры, возникшие в конце ХУШ в., претерпели те же изменения и, вслед за губернскими и военными, сменили «немецко-венгерский» покрой на «французский». Они становятся узкими, однобортными, с высоким стоячим воротничком; полы мундиров спереди внизу раздвигаются (отчасти для облегчения ходьбы и сидения).

 

Вероятно, в некоторых случаях эволюция ведомственных мундиров начиналась «стихийно» — без законодательного оформления. Свидетельством тому является парадный портрет Петра Васильевича Мятлева (1756-1833), написанный И. И. Олешкевичем примерно в 1801 г.

Мундир Мятлева соответствует нормативному описанию 1794 г. Сохраняются лацканы с двумя рядами пуговиц, но воротник определенно стоячий. На нем, на обшлагах и на зеленых клапанцах обшлагов парные петлицы.

По «Адрес-календарю на 1796 г.» Мятлев числится председателем правления государственного Ассигнационного банка, тайным советником, сенатором, действительным камергером и кавалером орденов Св. Владимира 2-й степени «большого креста», Белого Орла и Св. Станислава. Владимирский крест мы видим на шее Мятлева, а орден Белого Орла с лентой лежит на столе возле левой руки. Младший орден Св. Станислава не показан вообще. 28 июня 1796 г. Мятлев награждается орденом Св. Александра Невского, звезда которого видна на левой стороне груди, а красная лента перекинута через левое плечо. В парадное одеяние этого ордена портретированный и облачен; поверх мундира — орденская епанча (накидка), а на столе — шляпа с крестом и перьями.

В 1970-х гг. этот портрет, ныне хранящимся в Эрмитаже, был подробно изучен К. В. Мытаревой. Результаты ее исследования изложены на страницах периодического сборника «Сообщения Государственного Эрмитажа». Автор установила наличие в музеях «четырех совершенно идентичных экземпляров этого портрета» (кроме эрмитажного еще и в Государственном Историческом, Ярославском художественном и Молдавском художественном музеях). Из них лишь хранящийся в Эрмитаже имеет на полотне обозначение фамилии художника и дату «1824». Подпись, как и дата, пишет Мытарева, «на портрете сделана в красочном слое, находится под лаком и не вызывает сомнения». «Мы можем утверждать, — заключает она, — что эрмитажный портрет П. В. Мятлева является подписным и датированным основным экземпляром». Это, однако, не согласуется нашими знаниями о банковских мундирах и «мундир.-г.ых» портретах вообще.

Известно, что в 1801 г. Мятлев оставил государственную службу. Есть основания полагать, что заказ портрета он приурочил именно к отставке с целью сохранения памяти об успешной карьере. Стоячий воротник мундира и отсутствие парика (возможно, волосы портретированного пудрены) указывают на начало александровского царствования. Определенно известно, что банковский мундир, изображенный на портрете, просуществовал лишь до конца 1804 г. Разыскать такой мундир в позднейшие годы было бы затруднительно. Наконец, на портрете мы видим далеко не старого человека (Мятлев ушел в отставку в 45 лет), тогда как в 1824 г. ему исполнилось 68 лет.

 

Обстоятельства появления на эрмитажном портрете даты «1824» могут быть с большой вероятностью объяснены следующим образом. Мытарева справедливо отмечает, что Мятлев — высокообразованный и относительно состоятельный человек. Ему удалось собрать «неплохую коллекцию картин». Вместе с тем он пытался создать портретную галерею представителей своего рода. Мытарева сообщает, в частности, что в 1825 г. Мятлев заказал Олешкевичу посмертные портреты своих родителей. Возможно, что для той же галереи понадобилась и авторская копия его портрета, написанного Олешке-вичем много раньше. Во всяком случае, эрмитажный вариант портрета — не оригинал, а одно из позднейших (1824 г.) повторений. Является ли оригиналом один из трех других вариантов портрета, когда и при каких обстоятельствах они написаны — все это еще требует выяснения.

Вероятным представляется, однако, что оригинал портрета П. В. Мятлева написан в 1801 г. либо в 1802-1803 гг. (но все же изображал его облик с ориентацией на 1801 г.). Предположение не противоречит фактам биографии И. И. Олешкевича: в 1802 г. он закончил учебу в Виленском университете, а в 1803 г. совершенствовался в Дрездене. Похоже, что портрет Мятлева — одна из первых больших работ молодого художника.

Банковский мундир, который мы видим на портрете Мятлева, — хорошая иллюстрация эволюции «немецко-венгерских» кафтанов в начале александровского царствования: сам кафтан сохраняется, но получает стоячий воротник со знаками различия на нем (парные серебряные нашивки-петлицы); сохраняются даже лацканы. Законом от 21 декабря 1804 г. вводится новый банковский мундир с золотым узорным шитьем.

Число ведомственных мундиров в начале XIX в. возрастает: к концу александровского царствования более 30 ведомств и учреждений обзаводятся ими. Все они получают «французский» фасон. Со временем полы мундиров спереди внизу раздвигаются все более.

 

Возникновение новых гражданских мундиров происходило по инициативе самих ведомств и почти не координировалось *. Единственным общим принципом «построения» этих мундиров был тот, что ранг мундиров должен был соответствовать рангу должности чиновника (а не рангу его чина, как это устанавливалось для военных мундиров).

Первым из возникших в XIX в. гражданских ведомственных мундиров стал мундир сенаторов. Вот некоторые подробности его появления.

Вскоре после вступления на престол Александр I торжественно заявил о намерении «навеки неколебимо» утвердить права и преимущества единственного в то время высшего органа государственного управления — Правительствующего сената. Замысел этот не был, однако, реализован, и все свелось лишь к пожалованию членам Сената (а также тем, кто имел лишь звание сенатора) особого мундира. В тексте императорского указа от 9 декабря 1801 г. сенаторам «высочайше назначалось иметь два мундира с шитьем по приложенным образцам: один праздничный, а другой для вседневного употребления». Прилагались натурные образцы золотого шитья. Кафтаны обоих мундиров изготавливались из красного сукна с темно-зелеными бархатными воротниками (стоячими) и обшлагами. Праздничный мундир украшался золотым шитьем не только по воротнику, обшлагам и карманным клапанам (и под ними), но и по бортам. Узор шитья в форме повторяющихся завитков дополнялся бордюром («бортом») из трех (иногда пяти) параллельных золотых шнуров, перевитых четвертым и обрамленных по краям еще двумя. Красный цвет мундира и шитье по бортам становилось уникальной привилегией сенаторов в системе гражданской службы (цвет— навсегда, а бортовое шитье — до 1809 г.). «Вседневный» мундир (вицмундир) имел то же шитье только на воротнике и обшлагах. К 1804 г., однако, парадное шитье на вицмундире заменили на более простое — другого узора с включением в него сенаторского бордюра. В 1810-х гг. вицмундир стал темно-зеленым. На позолоченных пуговицах мундира и вицмундира изображалась колонна со словом «закон» на ней, получившая наименование «сенатского чекана». В законе оговаривалось, что те сенаторы, «кои право имеют носить мундиры военные, ...при оных они и остаются». Тем самым устанавливался общий принцип приоритета военного мундира: военные, назначенные на гражданскую должность, сохраняли свои мундиры. Сложилась традиция, согласно которой на всех заседаниях сенаторы, имевшие гражданские чины, «присутствовали в шитых золотом» мундирах.

Лишь в феврале 1804 г. мундиры получили чиновники департаментов Сената: темно-зеленые с красными воротниками и обшлагами, красной суконной выпушкой по борту и карманными клапанами. На воротнике й обшлагах мундиров обер-прокуроры и герольдмейстер имели сенаторское праздничное золотое шитье, чиновники средних рангов — будничное сенаторское шитье. Мундиры низших чиновников шитья не имели (но сохраняли красную выпушку).

  

Оба сенаторских шитья (праздничное и упрощенное вицмундирное) сохранились до 1917 г. Элементы этого шитья использовались на мундирах и других ведомств (Синода, Министерства юстиции, губернской администрации). Некоторые ведомства использовали пуговицы с сенатским чеканом.

13 апреля 1803 г. мундир был установлен для чиновников Лесного корпуса (гражданского). Воротник (обложенный красным шнурком в виде опушки) и обшлага его — зеленые бархатные с серебряным шитьем. На мундире главного директора государственных лесов шитье размещалось по краям воротника, по верхнему краю обшлагов и на карманных клапанах (косого кроя). Второй разряд мундиров лесного ведомства имел две шитые петлицы на воротнике и по три меньшего размера на обшлагах и клапанах. Третий разряд имел одну петлицу на воротнике и две на обшлагах. Четвертый разряд сохранял лишь петлицы на обшлагах. Наконец, обер-офицерские чины имели суконный воротник без петлиц. На нижних углах треугольной шляпы полагались серебряные кисточки, по верху шляп — белый плюмаж. Позднее узор шитья изменился.

31 декабря 1803 г. утверждается мундир для Академии наук, а 20 августа 1804 г. — для Российской академии (занималась изучением русского языка). И тот и другой — темно-синие с красными суконными воротниками и обшлагами. Шитье же у них различалось: у Академии наук — золотое, а у Российской — серебряное. Узор последнего известен. Рисунка же первоначального узора шитья на мундирах Академии наук не сохранилось.

 

24 марта 1804 г. в соответствии с новыми веяниями изменяется мундир чиновников горного ведомства: он стал темно-синим французского покроя; однобортным, на 9 пуговиц, с вырезом юбки спереди и с высоким стоячим воротником. К мундиру полагались белые панталоны в сапоги (в феврале 1826 г. панталоны заменили на длинные синие брюки, носившиеся поверх сапог). Согласно указу 1804 г. горные мундиры имели воротник и обшлага с клапанцами из черного бархата, а на полах и фалдах — «обкладки» из черного сукна. Края обкладок, воротника, обшлагов и клапанцев отсрочивались красным сукном. Генеральским и штаб-офицерским чинам полагались «сверх того на воротнике и клапанцах мундира золотые нашивки». Обозначали ли они ранги чинов или должностей и как именно, не разъяснялось. Ни рисунки, ни описания этих нашивок до нас не дошли. На рисунке-реконструкции к «Историческому описанию...» они обозначены в виде галуна вокруг верхней части воротника и обшлагов. Либо

это ошибка, либо вскоре взамен галуна было введено золотое шитье «из дубовых и лавровых ветвей», хорошо известное по позднейшим изображениям мундиров горных чинов. Именно такое шитье можно видеть на портрете публициста-демократа начала XIX в. А. Ф. Бестужева, написанном В. Л. Боровиковским в 1806 г.

219

Тем же указом совершенно аналогичные мундиры установили и для служащих при Монетном департаменте Министерства финансов с тем, однако, отличием, что «генералитет и штаб-офицеры» имели «нашивки» не золотые, а серебряные.

 

Помимо мундиров, для использования «при работах горного и монетного производства» вводился сюртук (из синего же сукна, однобортный, с полной юбкой, со стоячим черным бархатным воротником без шитья), носившийся с серыми панталонами. Это одно из наиболее ранних упоминаний сюртука в составе форменной одежды гражданского ведомства. Мундир дополнялся шпагой с серебряным темляком.

30 марта 1804 г. вводится мундир для чиновников Межевой канцелярии Министерства юстиции и подведомственных ей губернских учреждений. Черные суконные воротник и обшлага мундира не имели шитья. Единственным отличием являлась красная выпушка по борту. Не ясно, различались ли как-то ранги служащих. 10 декабря 1819 г. в связи с созданием Межевого корпуса (гражданского) чины его получили черные бархатные воротники и обшлага с голубой выпушкой и серебряным шитьем. Узор шитья не пояснялся. Судя по рисункам к закону 1834 г. шитье изображало масличную ветвь и межевую измерительную цепь (в виде борта). На пуговицах изображались «межевые орудия».

 

Указом от 7 июля 1804 г. цвет мундира Академии художеств был заменен с малинового на темно-синий, с синими же бархатными воротником и обшлагами. Еще в мае президент академии граф А. С. Строганов распорядился сделать рисунок мундира и представить ему. Тогда же были изготовлены и «разные пробы следующим быть вышивкам на воротнике и обшлагах» мундира. Рисунок мундира до нас не дошел, а «пробы» узора на воротнике сохранились, хотя и не в полном составе. В 1828 г. новый президент Академии художеств А. П. Оленин характеризовал их как единственно имеющиеся, но «весьма неисправные».

Уже в августе 1804 г. выяснилось, что указ от 7 июля имел в виду лишь мундиры для «чинов, принадлежавших к академическому собранию». Затем (в июле же или августе) особым докладом царю Строганов испросил разрешения на введение таких же мундиров для «чиновников, имевших штаб-офицерские чины», чины низших классов, а также для «мастеров разных мастерств, к художествам принадлежащих». Члены «академического собрания» получали на воротники и обшлага мундиров так сказать основное (полное) шитье. Рисунок его, к сожалению, не сохранился. Но такое шитье можно видеть на портрете самого Строганова кисти Ж.-Л. Монье, датированном 1804 г. Чинам штаб-офицерского ранга полагались «золотые петлицы на воротнике того же шитья». Мундиры чинов низших классов шитья не имели. Исключение было сделано лишь для «мастеров разных мастерств», которые получали мундирное шитье по представленному эскизу. Это шитье повторяло в укороченном виде (лишь на концах воротника) воротниковое шитье членов академического собрания. Позднее разъяснялось, что узор шитья на мундирах Академии художеств образуется переплетением дубовой и оливковой ветвей.

Портреты с изображением штаб-офицерских мундиров Академии художеств нам неизвестны. Вместе с тем существует целый ряд портретов «мастеров», изображенных в установленных для них мундирах. Некоторое увлечение этими мундирами объясняется, в частности, тем, что объем шитья на них указывал (по меркам того времени) на сравнительно высокий ранг портретированных (более высокий, чем в действительности обычно был у «мастеров разных мастерств»).

Неполный и не вполне ясный текст закона от 7 июля 1804 г., а также отсутствие (или утрата) вполне завершенных нормативных рисунков шитья на мундирах Академии художеств со временем привели к тому, что узор его стал варьироваться с общей тенденцией к укрупнению.

 

В июне 1821 г. А. И. Оленин в официальном письме министру духовных дел и народного просвещения князю А. Н. Голицыну сетовал на то, что в систему мундиров чинов академии от «наставников в художествах» до «первостепенных звании академических. .. вкрались некоторые отступления по сей более причине, что предписания по сему предмету не были довольно обстоятельно и ясно изложены». Чтобы «сия часть могла быть приведена в надлежащей порядок», Оленин предлагал, в частности, уточнить детали фасона мундира и рисунок мундирного шитья. «Я не предполагаю значительных перемен в сих мундирах, — писал Оленин, — но желаю иметь основательные документы, которыми можно бы было безошибочно руководствоваться».

При подготовке новых нормативных материалов за некоторый образец были взяты рисунки мундиров Императорской Публичной библиотеки 1812 г., возглавлявшейся тогда тем же А. Н. Олениным. На первом листе были изображены две фигуры преподавателей и чиновников академии в парадном мундире и повседневном мундирном фраке; на втором — две фигуры учеников в форменной одежде: на третьем — новый вариант узора шитья на воротнике, обшлагах и карманных клапанах; на четвертом — печать академии и наградные медали для отличившихся воспитанников. Узор шитья включал прежние компоненты — дубовую и масличную ветви, но их переплетение было менее выражено: теперь эти ветви как бы чередовались, спускаясь от верхнего края воротника и обшлагов к нижнему. В связи с этим увеличивалась плотность шитья.

Предполагалось, что мундиры будут разделяться на пять разрядов по объему шитья. Высший разряд должен был иметь шитье на воротнике, обшлагах и карманных клапанах. 2-й разряд лишался шитья на клапанах. Мундиры 3-го разряда получали шитье по воротнику и двойной кант (вместо шитья) на обшлагах. 4-й разряд мундиров имел шитье только в передней части воротника, а на обшлагах — одинарный кант. Наконец, 5-му разряду мундиров полагался двойной кант по воротнику и одинарный на обшлагах. Профессора имели право на мундир 2-го разряда, а «мастера разных мастерств» — на мундир 4-го разряда.

 

Рисунки 1821 г. формально не были утверждены, но фактически, судя по портретам того времени, повлияли на практику оформления мундирного шитья. Так, на портрете живописца, профессора Академии художеств А. И. Иванова 1824 г. (кисти И. В. Бугаевского-Бла-годарного) шитье выполнено явно в соответствии с рисунками 1821 г. Эти рисунки были утверждены лишь 19 декабря 1830 г. Но теперь мундиры получили разделение не на пять, а на восемь разрядов из десяти, вновь вводимых для гражданских чиновников. При этом высший разряд академических мундиров (для президентов) соответствовал 3-му по десятиразрядной системе. Шитье на воротнике, обшлагах и карманных клапанах было дополнено для мундиров 3-го разряда однородным шитьем по бортам и полам. Правда, при оформлении рисунков шитья была допущена погрешность: на масличных ветвях вместо ягод изображены желуди.

М. А. Белосельский-Белозерс-кий в мундире Академии художеств. 1811 г.

В 1827 г. в связи с подготовкой нового «Положения» об Академии художеств был разработан также и проект новой системы шитья на академических мундирах. И на этот раз дубовые ветви комбинировались с оливковыми, причем они изображались попеременно спускающимися от верхнего края воротника к нижнему. Предусматривалось так же шитье на обшлагах и карманных клапанах. Собственно шитье дополнялось «шитым кантом». Намечались 5 разрядов шитья: полное — по воротнику, обшлагам и клапанам для президента, ректоров, почетных любителей и почетных членов; по воротнику и обшлагам получали шитье профессора, конференц-секретарь, почетные вольные общники. Предусматривалось и «половинное» шитье — лишь на передних концах воротника. Чины низших классов, к которым чаще всего относились художники, Князь Н. Б. Юсупов в мун- имел И Право ЛИШЬ на мундире Академии художеств        дир с двойным кантом на воротнике и одинарным на обшлагах. Вводился также форменный сюртук без шитья. Новая пятиразрядная система академических мундиров осталась не реализованной. Но в марте 1831 г. для всех учреждений ведомства Министерства императорского двора была установлена система шитья по 10 разрядам. В соответствии с ней президент Академии имел мундир 3-го разряда (шитьем на воротнике, карманных клапанах, по борту и по краям фалд в один ряд), а профессорам I степени полагался мундир 6-горазряда с половинным шитьем на воротнике.

 

Мундир для чиновников Комиссии составления законов был установлен еще 12 июля 1804 г. Он имел черные бархатные воротник и обшлага с «золотым шитьем масличных и дубовых листьев», красную выпушку и сенатские пуговицы. Исподнее платье в праздничные дни полагалось белое, а в будни — под цвет мундира. Нормативного рисунка мундира и мундирного шитья не сохранилось. Но как удалось установить, мы видим этот мундир на портретах князя Н. В. Лопухина.

 

Первые итоги реформирования прежних (концаXVIII в.) ведомственных мундиров и возникновения новых были подведены (хотя и не совсем полно) в упоминавшемся уже альбоме «Собрание гербов всех губерний Российской империи, губернских мундиров и [мундиров] прочих присутственных мест, ныне существующих» (1805 г.).

После 1805 г. появление новых ведомственных мундиров продолжалось, хотя и с меньшей интенсивностью.

В декабре 1806 г. были установлены темно-синие мундиры для чиновников Департамента водяных коммуникаций. Они имели синие воротники и обшлага с «серебряными нашивками» на них. В ноябре 1809 г. ведомство военизировали с образованием Корпуса инженеров путей сообщения. 3 января 1827 г. вводятся мундиры для чиновников Дежурства Корпуса инженеров путей сообщения. А 9 марта 1828 г. появляется новая форма гражданских мундиров ведомства путей сообщения: они сохраняли темно-синий цвет, но получили черные воротники (бархатные в центральных учреждениях и суконные — в местных) и «серебряное шитье с бордюром вокруг всего воротника, на- обшлагах и клапанах» (6 разрядов). Шитье это состояло из виноградной ветви и цепи из круглых звеньев (бордюр).

Министерские мундиры — самые типичные и наиболее распространенные из ведомственных мундиров.

 

Узор шитья на мундирах чиновников ведомства внутренних дел. Аналогичный узор шитья (из хлебных колосков и васильков, посеребряное), в 1832 г. получили чиновники Департамента духовных дел иностранных исповеданий, а в 1834 г. и чиновники Человеколюбивого общества

министерство ведало преимущественно сельским хозяйством страны. Ранний мундир Министерства внутренних дел изображен на портрете главы этого ведомства в 1807-1810 гг. князя А. Б. Куракина, хранящемся в Тверском краеведческом музее. Вицмундиры чиновников высших классов имели только бордюр (широкий и узкий). Сохранились рисунки шитья мундиров.

 

В 1819 г. Почтовый департамент был выведен из состава Министерства внутренних дел. И 9 сентября 1820 г. его чиновники в центре и на местах получили на мундиры золотое шитье нового узора «с внутренним внизу бордюром». На пуговицах под гербом изображались почтовые сигнальные трубы. В измененном виде шитье и пуговицы нам известны по рисункам к закону 1834 г. Шитье разделялось на пять разрядов (чиновники низших рангов шитья на мундире не имели).

Шитье на воротнике, обшлагах и карманных клапанах мундиров чиновников почтового ведомства. 1819 г.

В феврале 1832 г. в состав Министерства внутренних дел вошло Главное управление духовных дел иностранных исповеданий. Поскольку ранее (с 1818 г.) оно входило в Министерство народного просвещения, мундиры его имели темно-синий цвет (лишь в мае 1855 г. их заменили на темно-зеленые). В 1832 г. они получили шитье Министерства внутренних дел, но не золотое, а серебряное (такое же шитье на воротниках и обшлагах фиолетового цвета имели мундиры чиновников Человеколюбивого общества).

Шавноуправляющий почтовым ведомством князь А. Н. Голицын в служебном мундире

Узор шитья мундира генерального консула Министерства иностранных дел. 1834 г.

В год появления мундиров для чиновников ведомства внутренних дел (1808 г.) приступили к модернизации мундиров Министерства иностранных дел. Сначала (4 сентября) появляются мундиры для российских консулов за рубежом: темно-зеленые с бархатным вишневого цвета воротником и обшлагами и такого же цвета выпушкой по бортам. Золотое шитье изображало «масличную ветвь, вверх обращенную и проходящую сквозь двух меркуриевых жезлов» (на обшлагах — сквозь три жезла). Вице-консулы имели такой же мундир, но с упрощенным шитьем (два жезла без ветви). Функции вицмундира выполнял фрак вишневого цвета с позолоченными пуговицами с государственным гербом. В законе 1834 г. оговаривалось, что мундир и шитье консулов оставались без изменений. 11 ноября следующего, 1809 г. роскошное серебряное шитье ввели на мундирах чиновников самого Министерства иностранных дел (установленных еще 27 октября 1799 г.), а также на мундирах послов и посланников. Об узоре шитья ни словом не упоминалось, и мы можем судить о нем лишь но рисункам к закону 1834 г. Как видно, узор состоял из чередующихся дубовых и лавровых ветвей с бордюром вокруг. По объему шитья на них мундиры ведомства иностранных дел не имели себе равных. Государственному канцлеру и послам вне государства шитье полагалось не только на воротниках,   обшлагах и карманных клапанах, но по бортам и по швам мундира. Товарищ министра иностранных дел, чиновники II и III классов, а также посланники 2-го ранга имели то же шитье (кроме шитья по швам).   Чиновники  IV  и V классов сохраняли лишь шитье на воротнике, обшлагах и клапанах, a VI-VIII классов — только на воротнике и обшлагах. Все прочие чиновники имели шитье лишь на воротнике. В 1834 г. в эту систему внесли уточнения: в частности, предусматривался мундир для министра иностранных дел или вице-канцлера, такой же как для товарища министра и посланников (как у канцлера, но без шитья по швам).

 

Однорядное широкое шитье по бортам мундира высших чинов сохранилось в ведомстве иностранных дел и тогда, когда в 1834 г. для всех других ведомств было установлено трех- и двухрядное (с 18 апреля 1855 г. воротник и обшлага мундира ведомства иностранных дел стали красными суконными).

 

В конце 1808 — начале 1809 г. вводятся мундиры для чиновников органа государственного управления делами Русской православной церкви — Святейшего Синода: темно-зеленого цвета с черными бархатными воротником и обшлагами и с красным суконным выпуском по краю воротника, обшлагов, карманных клапанов и бортов. Серебряное шитье первоначально изображало широкую фигурно извивающуюся ленту и делилось на четыре разряда. Мундир получали и те служащие, которые не имели классных чинов, но без шитья и без пуговиц на карманных клапанах. С назначением обер-прокурором Синода князя А. Н. Голицына изучался вопрос о замене узора шитья на мундирах синодских чиновников сенатским. Судя по сохранившимся рисункам, изучались два варианта: мундиры с золотым (как у Сената) и с серебряным шитьем. Предполагалась, по-видимому, и возможность того, что обер-прокурор Синода получит мундир с бортовым шитьем. В конечном итоге указ от 7 февраля 1816 г. установил, что синодский «мундир оставляется так, как он был утвержден в 1809 году, переменив узор шитья на воротнике и обшлагах на узор сенаторского парадного мундира, серебром шитого».

В июле 1810 г. вводится мундир для чиновников Министерства юстиции. Темно-зеленые бархатные воротник и обшлага мундира (а также карманные клапаны) имели золотое шитье шести разрядов в виде дубовых листьев, с бордюром и каймой

Министр юстиции князь А. А. Долгорукий в парадном мундире ведомства. 1827-1829 гг.

Мундир   Министерства юстиции мы видим на портрете князя А. А. Долгорукого. В связи с реорганизацией в 1810 г. Государственного совета возникли проекты введения мундира для его членов, аналогично тому, как это было сделано для сенаторов. Большинство членов Совета уже имели гражданские или военные мундиры. Но автор одного из проектов полагал, что ношение мундира обычного типа для высших сановников, составляющих Совет, «неприлично», поскольку он узок и годится лишь для молодых людей. Кроме того, отмечал он, «одежда, к которой мы пригляделись... не делает на нас никакого впечатления». Поэтому предлагалось вернуться к образцам прошлого века и установить зеленый кафтан «с лежачим воротником черного бархата», украшенный «старым генеральским золотым шитьем» и золотыми шнурами на плечах. Другим проектом предусматривалось введение бархатного темно-зеленого кафтана со стоячим воротником и обшлагами того же цвета. Кафтан должен украшаться золотым шитьем оригинального узора по воротнику, обшлагам, карманам, по бокам и сзади «на разрезе». Пуговицы намечались не металлические, а «шитые или плетенные золотом». Камзол предусматривался белый глазетовый с золотым шитьем; исподнее платье — бархатное, темно-зеленое. Костюм дополнялся шляпой с плюмажем, золотой петлицей и черным бантом. Подготовленные рисунки парадного мундира и вицмундира, а также образцы золотого шитья не сохранились. Тогда (в александровское царствование) мундир для Государственного совета так и не установили. Это было сделано лишь в 1826 г. — в начале нового царствования.

 

Чиновники центральных органов Министерства народного просвещения получили мундиры лишь 28 августа 1810 г. с назначением главой ведомства А. К. Разумовского. Темно-синие мундиры имели бархатные того же цвета воротники и обшлага. Золотое шитье на них и карманных клапанах изображало гирлянду из пальмовых листьев, а борт образовывали три золотых шнура, обвитых четвертым. Полное шитье полагалось министру и его товарищу; директор департамента и экспедиторы имели шитье на воротнике и бортики на обшлагах; мундиры чинов IX класса и ниже не имели шитья. Пои князе А. Н. Голицыне — третьем министре народного просвещения — проводится крупная реорганизация ведомства: с октября 1817 г. по май 1824 г. в состав Министерства народного просвещения входило ранее самостоятельное Главное управление духовных дел иностранных вероисповеданий. В связи с чем 12 мая 1818 г. чиновники последнего также получили министерский мундир. В феврале  1832 г.   Министр внутренних дел и получило установленное в этом ведомстве шитье, но не золотое, а серебряное. (22 мая 1855 г. синий цвет мундира был заменен на темно-зеленый.)

Министр народного просвещения князь П. А. Шаринский-Шихматов в ведомственном мундире. 1849-1853 гг.

Ведомство народного просвещения было единственным, в котором подчиненные ему местные учреждения (администрация учебных округов, университеты и другие учебные заведения) имели особую форму одежды — отличную от формы самого Министерства народного просвещения.

 

Следующая страница >>>