Классическая литература

рассказы о Шерлоке ХолмсеРассказы о Шерлоке Холмсе


Артур Конан Дойл

  

     Знатный холостяк

 

  

     Женитьба    лорда    Сент-Саймона,   закончившаяся   таким

удивительным  образом,  давно  перестала  занимать   те   круги

великосветского  общества,  где  вращается  злополучный  жених.

Новые скандальные истории своими более пикантными подробностями

затмили эту драму и отвлекли от нее внимание салонных болтунов,

тем более что с тех пор прошло уже четыре года. Но  так  как  я

имею  основание  думать,  что  многие  факты  так и не дошли до

широкой публики, и так как это дело прояснилось главным образом

благодаря  моему  другу  Шерлоку  Холмсу,  я  считаю,  что  мои

воспоминания  о нем были бы неполны без краткого очерка об этом

любопытном эпизоде.

     Как-то днем,  за  несколько  недель  до  моей  собственной

свадьбы,  когда  я еще жил вместе с Холмсом на Бейкер-стрит, на

его имя пришло письмо. Холмса не было дома,  он  где-то  бродил

после  обеда, я же весь день сидел в комнате, потому что погода

внезапно испортилась, поднялся  сильный  осенний  ветер,  пошел

дождь,  и  застрявшая  в ноге пуля, которую я привез с собой на

память об афганском походе, напоминала о себе тупой непрерывной

болью. Удобно усевшись в одном кресле и положив ноги на другое,

я занялся чтением газет, но  потом,  пресыщенный  злободневными

новостями,  отшвырнул  весь  этот бумажный ворох в сторону и от

нечего делать  стал  разглядывать  лежавшее  на  столе  письмо.

Огромный  герб и монограмма красовались на конверте, и я лениво

размышлял о том, какая же это важная особа состоит в  переписке

с моим другом.

     -- Вас  ждет великосветское послание, -- сообщил я Холмсу,

когда он вошел в комнату. -- А с утренней почтой  вы,  если  не

ошибаюсь,  получили  письма  от  торговца  рыбой  и таможенного

чиновника?

     -- Вся  прелесть  моей   корреспонденции   именно   в   ее

разнообразии,  --  ответил  он  улыбаясь,  --  и  в большинстве

случаев, чем скромнее автор письма, тем  интереснее  письмо.  А

вот  это,  мне  кажется,  одно  из  тех  несносных  официальных

приглашений,  которые  либо  нагоняют  на   вас   скуку,   либо

заставляют прибегнуть ко лжи.

     Он сломал печать и быстро пробежал письмо.

     -- Э,   нет!   Тут,   пожалуй,   может  оказаться  кое-что

интересное.

     -- Значит, это не приглашение?

     -- Нет, письмо сугубо деловое.

     -- И от знатного клиента?

     -- От одного из самых знатных в Англии.

     -- Поздравляю вас, милый друг.

     -- Даю вам слово, Уотсон, -- и поверьте, я не рисуюсь,  --

что  общественное  положение  моего  клиента  значит  для  меня

гораздо  меньше,  чем  его  дело.  Однако  этот  случай   может

оказаться  любопытным.  Вы,  кажется,  довольно  усердно читали

газеты в последнее время?

     -- Как видите! -- ответил  я  уныло,  показывая  на  груду

газет в углу. -- Больше мне ничего было делать.

     -- Это   очень   кстати.   В   таком   случае  вы  сможете

информировать меня. Я ведь ничего  не  читаю,  кроме  уголовной

хроники  и  объявлений  о  розыске пропавших родственников. Там

бывают  поучительные  вещи.  Ну,   а   если   вы   следили   за

происшествиями, то, вероятно, читали о лорде Сент-Саймоне и его

свадьбе?

     -- О да! С большим интересом.

     -- Отлично.  Так  вот,  в  руке  у  меня  письмо  от лорда

Сент-Саймона. Сейчас я прочитаю его вам, а вы за это время  еще

раз  просмотрите газеты и расскажете все, что имеет отношение к

этой истории. Вот что он пишет:

 

     "Уважаемый мистер Шерлок Холмс! Лорд Бэкуотер сказал  мне,

что  я  вполне  могу  довериться  Вашему  чутью и Вашему умению

хранить тайну. Поэтому я решил обратиться к Вам за  советом  по

поводу  прискорбного  события, которое произошло в связи с моей

свадьбой.  Мистер   Лестрейд   из   Скотланд-Ярда   уже   ведет

расследование  по  этому  делу,  но  он  ничего не имеет против

Вашего сотрудничества, и даже считает, что оно может  оказаться

полезным. Я буду у Вас сегодня в четыре часа дня и надеюсь, что

ввиду первостепенной важности моего дела Вы отложите все другие

встречи, если они назначены Вами на это время.

     Уважающий вас Роберт Сент-Саймон".

 

     -- Письмо  отправлено  из  особняка  в Гровнере и написано

гусиным пером, причем благородный лорд имел несчастье испачкать

чернилами тыльную сторону правого  мизинца,  --  сказал  Холмс,

складывая послание.

     -- Он  пишет, что приедет в четыре часа. Сейчас три. Через

час он будет здесь.

     -- Значит, я  как  раз  успею  с  вашей  помощью  выяснить

кое-какие   обстоятельства.   Просмотрите  газеты  и  подберите

заметки в хронологическом порядке, а я, покамест, взгляну,  что

представляет собой наш клиент.

     Он  взял  с  полки  толстую  книгу  в  красном  переплете,

стоявшую в ряду с другими справочниками.

     -- Вот он! -- сказал Холмс, усевшись в  кресло  и  раскрыв

книгу   у   себя  на  коленях.  --  "Роберт  Уолсингэм  де  Вир

Сент-Саймон, второй сын герцога  Балморалского".  Гм!..  "Герб:

голубое  поле, три звездочки чертополоха над полоской собольего

меха. Родился в 1846". Значит, ему сорок один год -- достаточно

зрелый возраст для женитьбы. Был товарищем министра  колоний  в

прежнем  составе  Кабинета.  Герцог,  его  отец, был одно время

министром иностранных дел.  Потомки  Плантагенетов  по  мужской

линии  и  Тюдоров  --  по женской. Так... Все это ничего нам не

дает. Надеюсь, что вы,  Уотсон,  приготовили  что-нибудь  более

существенное?

     -- Мне  было  совсем  нетрудно  найти  нужный материал, --

сказал я. -- Ведь события эти произошли совсем недавно и  сразу

привлекли  мое  внимание.  Я только потому не рассказывал вам о

них,  что  вы  были  заняты  каким-то  расследованием,  а   мне

известно, как вы не любите, когда вас отвлекают.

     -- А, вы имеете в виду ту пустячную историю с фургоном для

перевозки мебели по Гровнер-сквер? Она уже совершенно выяснена,

да, впрочем,  там все было ясно с самого начала. Ну, расскажите

же, что вы там откопали.

     -- Вот первая заметка. Она помещена несколько недель назад

в "Морнинг  пост",  в   разделе   "Хроника   светской   жизни":

"Состоялась  помолвка,  и, если верить слухам, в скором времени

состоится бракосочетание лорда  Роберта  Сент-Саймона,  второго

сына  герцога  Балморалского,  и мисс Хетти Доран, единственной

дочери эсквайра Алоизиеса Дорана, из Сан-Франциско, Калифорния,

США".

     -- Коротко и ясно, -- заметил Холмс, протягивая поближе  к

огню свои длинные, тонкие ноги.

     -- На  той  же  самой неделе в какой-то газете, в светской

хронике, был столбец, в котором более  подробно  говорилось  об

этой  происшествии.  Ага, вот он: "В скором времени понадобится

издание закона об охране нашего  брачного  рынка,  ибо  принцип

свободной   торговли,   господствующий   ныне,   весьма  вредно

отражается  на  нашей  отечественной  продукции.   Власть   над

отпрысками  благороднейших  фамилий  Великобритании  постепенно

переходит  в  ручки  наших  прелестных  заатлантических  кузин.

Список  трофеев, захваченных очаровательными завоевательницами,

пополнился на прошлой неделе весьма ценным приобретением.  Лорд

Сент-Саймон,  который  в  течение  двадцати  с  лишним  лет был

неуязвим для стрел Амура, недавно  объявил  о  своем  намерении

вступить  в  брак  с  мисс  Хетти  Доран,  пленительной дочерью

калифорнийского миллионера. Мисс Доран, чья грациозная фигура и

прелестное  лицо  произвели  фурор  на  всех   празднествах   в

Вестбери-Хаус,  является единственной дочерью, и, по слухам, ее

приданое приближается к миллиону, не  говоря  уже  о  видах  на

будущее. Так как ни для кого не секрет, что герцог Балморалский

был  вынужден  за  последние  годы  распродать  свою  коллекцию

картин, а у лорда Сент-Саймона нет собственного состояния, если

не считать небольшого поместья в Берчмуре, ясно, что  от  этого

союза,  который  с  легкостью  превратит гражданку республики в

титулованную английскую леди, выиграет не только калифорнийская

наследница".

     -- Что-нибудь еще? -- спросил Холмс, зевая.  --  О  да,  и

очень  много.  Вот другая заметка. В ней говорится, что свадьба

будет самая скромная, что венчание состоится в  церкви  святого

Георгия, на Гановер-сквер, и приглашены будут только пять-шесть

самых  близких  друзей,  а  потом  все  общество  отправится  в

меблированный  особняк  на  Ланкастер-гейт,  нанятый   мистером

Алоизиесом  Дораном.  Два  дня спустя, то есть в прошлую среду,

появилось краткое сообщение о том, что  венчание  состоялось  и

что  медовый месяц молодые проведут в поместье лорда Бэкуотера,

близ Питерсфилда. Вот и все, что было в газетах до исчезновения

невесты.

     -- Как вы сказали? -- спросил Холмс, вскакивая с места.

     -- До исчезновения новобрачной, -- повторил я.

     -- Когда же она исчезла?

     -- Во время свадебного обеда.

     -- Вот  как!  Дело  становится  куда  интереснее.   Весьма

драматично.

     -- Да,  мне  тоже  показалось,  что  тут  что-то не совсем

заурядное.

     -- Женщины нередко исчезают до брачной церемонии, порою во

время медового месяца,  но  я  не  могу  припомнить  ни  одного

случая,  когда бы исчезновение произошло столь скоропалительно.

Расскажите мне, пожалуйста, подробности.

     -- Предупреждаю, что они далеко не полны.

     -- Ну, может быть, нам самим удастся их пополнить.

     -- Вчера появилась статья в утренней газете,  и  это  все.

Сейчас  я  прочту вам ее. Заголовок: "Удивительное происшествие

на великосветской свадьбе".

     "Семья лорда Роберта Сент-Саймона потрясена загадочными  и

в  высшей  степени  прискорбными  событиями,  связанными  с его

женитьбой. Венчание действительно состоялось вчера  утром,  как

об  этом  коротко  сообщалось  во  вчерашних газетах, но только

сегодня   мы   можем   подтвердить   странные   слухи,   упорно

циркулирующие  в  публике.  Несмотря  на  попытки друзей замять

происшествие, оно привлекло к себе всеобщее внимание, и  теперь

уже нет смысла замалчивать то, что сделалось достоянием толпы.

     Свадьба была очень скромная и происходила в церкви святого

Георгия.  Присутствовали только отец невесты -- мистер Алоизиес

Доран, герцогиня Балморалская, лорд Бэкуотер, лорд Юсташ и леди

Клара Сент-Саймон (младшие брат и сестра жениха), а также  леди

Алисия  Уитингтон.  После  венчания все общество отправилось на

Ланкастер-гейт, где в доме мистера  Алоизиеса  Дорана  их  ждал

обед. По слухам, там имел место небольшой инцидент: неизвестная

женщина  --  ее  имя  так  и  не  было  установлено -- пыталась

проникнуть в дом вслед за гостями, утверждая, будто у нее  есть

какие-то   права   на   лорда   Сент-Саймона.  И  только  после

продолжительной и тяжелой  сцены  дворецкому  и  лакею  удалось

выпроводить эту особу. Невеста, к счастью, вошла в дом до этого

неприятного вторжения. Она села за стол вместе с остальными, но

вскоре  пожаловалась  на  внезапное  недомогание  и ушла в свою

комнату. Так  как  она  долго  не  возвращалась,  гости  начали

выражать   недоумение.  Мистер  Алоизиес  Доран  отправился  за

дочерью, но ее горничная сообщила, что мисс  Хетти  заходила  в

комнату  только  на  минутку, что она накинула длинное дорожное

пальто, надела шляпу и быстро пошла к выходу.  Один  из  лакеев

подтвердил, что какая-то дама в пальто и в шляпке действительно

вышла  из дому, но он никак не мог признать в ней свою госпожу,

так как был уверен, что та  в  это  время  сидит  за  столом  с

гостями.  Убедившись,  что  дочь исчезла, мистер Алоизиес Доран

немедленно отправился  с  новобрачным  в  полицию,  и  начались

энергичные  поиски, которые, вероятно, очень скоро прольют свет

на   это   удивительное   происшествие.   Однако    пока    что

местопребывание  исчезнувшей леди не выяснено. Ходят слухи, что

тут имеет место шантаж и что женщина, которая разыскивала лорда

Сент-Саймона, арестована,  ибо  полиция  предполагает,  что  из

ревности  или  из  иных  побуждений  она могла быть причастна к

таинственному исчезновению новобрачной".

     -- И это все?

     -- Есть  еще  одна  заметка  в  другой  утренней   газете.

Пожалуй, она даст вам кое-что.

     -- О чем же она?

     -- О  том,  что мисс Флора Миллар, виновница скандала, и в

самом деле арестована. Кажется, она была прежде  танцовщицей  в

"Аллегро" и встречалась с лордом Сент-

     Саймоном  в  течение  нескольких  лет. Других подробностей

нет, так что теперь вам известно все, что  напечатано  об  этом

случае в газетах.

     -- Дело  представляется  мне чрезвычайно интересным. Я был

бы крайне огорчен, если бы оно  прошло  мимо  меня.  Но  кто-то

звонит,  Уотсон.  Пятый  час.  Не  сомневаюсь, что это идет наш

высокородный клиент. Только не  вздумайте  уходить:  мне  может

понадобиться   свидетель,   хотя  бы  на  тот  случай,  если  я

что-нибудь забуду.

     -- Лорд Роберт Сент-Саймон! --  объявил  наш  юный  слуга,

распахивая дверь.

     Вошел   джентльмен   с  приятными  тонкими  чертами  лица,

бледный, с крупным носом, с  чуть  надменным  ртом  и  твердым,

открытым   взглядом   --   взглядом  человека,  которому  выпал

счастливый жребий повелевать и встречать повиновение.  Движения

у  него  были  легкие  и  живые, но из-за некоторой сутулости и

манеры сгибать колени при ходьбе он казался старше  своих  лет.

Волосы  на  висках  у  него  поседели,  а когда он снял шляпу с

загнутыми полями, обнаружилось, что  они,  кроме  того,  сильно

поредели  на  макушке.  Его  костюм представлял верх изящества,

граничившего  с  фатовством:  высокий  крахмальный  воротничок,

черный  сюртук  с  белым жилетом, желтые перчатки, лакированные

ботинки  и  светлые  гетры.  Он  медленно  вошел  в  комнату  и

огляделся  по  сторонам, нервно вертя в руке шнурок от золотого

лорнета.

     -- Добрый день, лорд Сент-Саймон, -- любезно сказал Холмс,

поднимаясь навстречу посетителю. -- Садитесь, пожалуйста, сюда,

в плетеное кресло. Это  мой  друг  и  коллега,  доктор  Уотсон.

Придвиньтесь поближе к огню, и потолкуем о вашем деле...

     -- ...  как  нельзя  более  мучительном  для  меня, мистер

Холмс! Я потрясен. Разумеется, вам  не  раз  приходилось  вести

дела  щекотливого  свойства,  сэр,  но  вряд  ли  ваши  клиенты

принадлежали к такому классу общества, к которому принадлежу я.

     -- Да, вы правы, это для меня ступень вниз.

     -- Простите?

     -- Последним моим клиентом по делу такого рода был король.

     -- Вот как! Я не знал. Какой же это король?

     -- Король Скандинавии.

     -- Как, у него тоже пропала жена?

     -- Надеюсь, вы понимаете, -- самым учтивым тоном  произнес

Холмс,  --  что в отношении всех моих клиентов я соблюдаю такую

же тайну, какую обещаю и вам.

     -- О, конечно, конечно! Вы совершенно  правы,  прошу  меня

извинить. Что касается моего случая, я готов сообщить вам любые

сведения,  какие  могут  помочь  вам составить мнение по поводу

происшедшего.

     -- Благодарю вас. Я уже ознакомился  с  тем,  что  было  в

газетах,  но  не  знаю  ничего больше. Надо полагать, что можно

считать их сообщения верными? Хотя бы вот  эту  заметку  --  об

исчезновении невесты?

     Лорд Сент-Саймон наскоро пробежал заметку.

     -- Да, это более или менее верно.

     -- Но   для  того,  чтобы  я  мог  прийти  к  определеному

заключению, мне понадобится ряд дополнительных данных. Пожалуй,

лучше будет, если я задам вам несколько вопросов.

     -- Я к вашим услугам.

     -- Когда вы познакомились с мисс Хетти Доран?

     -- Год назад, в Сан-Франциско.

     -- Вы путешествовали по Соединенным Штатам?

     -- Да.

     -- Вы еще там обручились с нею?

     -- Нет.

     -- Но вы ухаживали за ней?

     -- Мне было приятно ее общество, и я этого не скрывал.

     -- Отец ее очень богат?

     -- Он  считается   самым   богатым   человеком   на   всем

Тихоокеанском побережье.

     -- А где и как он разбогател?

     -- На  золотых  приисках.  Еще  несколько лет назад у него

ничего не было. Потом ему посчастливилось  напасть  на  богатую

золотоносную  жилу, он удачно поместил капитал и быстро пошел в

гору.

     -- А не могли бы вы обрисовать мне характер  молодой  леди

-- вашей супруги? Что она за человек?

     Лорд   Сент-Саймон   начал  быстро  раскачивать  лорнет  и

посмотрел в огонь.

     -- Видите ли, мистер Холмс, -- сказал  он,  --  моей  жене

было уже двадцать лет, когда ее отец стал богатым человеком. До

того  она  свободно  носилась  по  прииску и бродила по лесам и

горам, так что ее воспитанием занималась  скорее  природа,  чем

школа.  Настоящая "сорви-голова", как мы называем таких девушек

в  Англии,  натура  сильная  и  свободолюбивая,  не   скованная

никакими традициями. У нее порывистый, я бы даже сказал, бурный

характер.  Быстро  принимает  решения  и  бесстрашно доводит до

конца то, что задумала. С другой стороны, я не дал бы ей имени,

которое имею честь носить, -- тут он с достоинством откашлялся,

-- если бы не был уверен, что, в сущности,  это  благороднейшее

создание.  Я  твердо  знаю,  что  она  способна  на героическое

самопожертвование и что все бесчестное ее отталкивает.

     -- Есть у вас ее фотография?

     -- Я принес с собой вот это.

     Он открыл медальон и показал нам прелестное женское  лицо.

Это   была  не  фотография,  а  миниатюра  на  слоновой  кости.

Художнику удалось передать  прелесть  блестящих  черных  волос,

больших  темных  глаз,  изящно  очерченного  рта. Холмс долго и

внимательно рассматривал миниатюру,  потом  закрыл  медальон  и

вернул его лорду Сент-Саймону.

     -- А   потом  молодая  девушка  приехала  в  Лондон  и  вы

возобновили знакомство с нею?

     -- Да, на этот сезон отец привез ее в  Лондон,  мы  начали

встречаться, обручились, и вот теперь я женился на ней.

     -- За ней дали, должно быть, порядочное приданое?

     -- Прекрасное приданое, но такова традиция в нашей семье.

     -- И  поскольку  ваш  брак  -- уже совершившийся факт, оно

конечно, останется в вашем распоряжении?

     -- Право, не знаю. Я не наводил никаких  справок  на  этот

счет.

     -- Ну, понятно. Скажите, виделись вы с мисс Доран накануне

свадьбы?

     -- Да.

     -- И в каком она была настроении?

     -- В  отличном.  Все  время  строила  планы  нашей будущей

совместной жизни.

     -- Вот как? Это чрезвычайно  любопытно.  А  утром  в  день

свадьбы?

     -- Она  была  очень  весела  --  по  крайней мере до конца

церемонии.

     -- А  потом  вы,  стало  быть,  заметили  в  ней  какую-то

перемену?

     -- Да,  по  правде  говоря,  я  тогда  впервые имел случай

убедиться в некоторой неровности ее  характера.  Впрочем,  этот

эпизод   настолько   незначителен,   что   не  стоит  о  нем  и

рассказывать. Он не имеет ни малейшего значения.

     -- Все-таки расскажите, прошу вас.

     -- Хорошо, но это такое ребячество... Когда мы с  ней  шли

от  алтаря,  она  уронила  букет.  В  этот  момент  мы  как раз

поравнялись с  передней  скамьей,  и  букет  упал  под  скамью.

Произошло  минутное  замешательство,  но  какой-то  джентльмен,

сидевший на скамье, тут же нагнулся и подал ей  букет,  который

ничуть  не  пострадал.  И  все-таки, когда я заговорил с ней об

этом, она ответила какой-то резкостью и потом, сидя  в  карете,

когда  мы ехали домой, казалась до нелепости взволнованной этой

ерундой.

     -- Ах  вот  что!  Значит,   на   скамье   сидел   какой-то

джентльмен?  Стало  быть,  в  церкви  все-таки была посторонняя

публика?

     -- Ну конечно. Это неизбежно, раз церковь открыта.

     -- И этот джентльмен не принадлежал к числу знакомых вашей

жены?

     -- О   нет!   Я   только   из   вежливости   назвал    его

"джентльменом":  судя  по  виду,  это  человек не нашего круга.

Впрочем, я даже не разглядел его хорошенько. Но, право  же,  мы

отвлекаемся от темы.

     -- Итак,  возвратясь  из церкви, леди Сент-Саймон была уже

не в таком хорошем расположении духа? Чем она  занялась,  когда

вошла в дом отца?

     -- Начала что-то рассказывать своей горничной.

     -- А что представляет собой ее горничная?

     -- Ее  зовут  Алиса.  Она  американка и приехала вместе со

своей госпожой из Калифорнии.

     -- Вероятно она пользуется доверием вашей жены?

     -- Пожалуй, даже чересчур  большим  доверием.  Мне  всегда

казалось, что мисс Хетти слишком много ей позволяет. Впрочем, в

Америке иначе смотрят на эти вещи.

     -- Сколько времени продолжался их разговор?

     -- Кажется, несколько минут. Не знаю, право, я был слишком

занят.

     -- И вы не слышали о чем они говорили?

     -- Леди  Сент-Саймон  сказала  что-то  о  "захвате  чужого

участка".  Она  постоянно  употребляет  такого  рода  жаргонные

словечки. Понятия не имею, что она имела в виду.

     -- Американский  жаргон  иногда  очень  выразителен. А что

делала ваша жена после разговора со служанкой?

     -- Пошла в столовую.

     -- Под руку с вами?

     -- Нет, одна. Она чрезвычайно независима в таких  мелочах.

Минут   через   десять   она   поспешно   встала  из-за  стола,

пробормотала какие-то извинения и вышла из комнаты. Больше я не

видел ее.

     -- Если не ошибаюсь, горничная Алиса показала на  допросе,

что  ее  госпожа  вошла в свою комнату, накинула на подвенечное

платье длинное дорожное пальто, надела шляпку и ушла.

     -- Совершенно верно. И потом ее видели в  Гайд-парке.  Она

там была с Флорой Миллар -- женщиной, которая утром того же дня

устроила скандал в доме мистера Дорана. Сейчас она арестована.

     -- Ах  да, расскажите, пожалуйста, об этой молодой особе и

о характере ваших отношений.

     Лорд Сент-Саймон пожал плечами и поднял брови.

     -- В течение нескольких лет мы были с ней в  дружеских,  я

бы  даже  сказал, в очень дружеских отношениях. Она танцевала в

"Аллегро".  Я  обошелся  с  ней,  как   подобает   благородному

человеку,  и она не может иметь ко мне никаких претензий, но вы

же  знаете  женщин,  мистер  Холмс,  Флора  --   очаровательное

существо,  но  она чересчур импульсивна я до безумия влюблена в

меня. Узнав, что я собираюсь жениться, она  начала  писать  мне

ужасные письма, и, говоря откровенно, я только потому и устроил

такую  скромную  свадьбу, что боялся скандала в церкви. Едва мы

успели приехать  после  венчания,  как  она  прибежала  к  дому

мистера  Дорана  и  сделала попытку проникнуть туда, выкрикивая

при этом оскорбления и даже угрозы по адресу моей жены. Однако,

предвидя возможность чего-либо в этом роде, я заранее пригласил

двух полицейских в штатском, и те быстро  выпроводили  ее.  Как

только  Флора  поняла, что скандалом тут не поможешь, она сразу

успокоилась.

     -- Слышала все это ваша жена?

     -- К счастью, нет.

     -- А потом с этой самой женщиной ее видели на улице?

     -- Да. И вот этот-то факт мистер Лестрейд из Скотланд-Ярда

считает тревожным. Он думает, что Флора выманила  мою  жену  из

дому и устроила ей какую-нибудь ужасную ловушку.

     -- Что ж, это не лишено вероятия.

     -- Значит, и вы того же мнения?

     -- Вот  этого  я не сказал. Ну, а сами вы допускаете такую

возможность?

     -- Я убежден, что Флора не способна обидеть и муху.

     -- Однако  ревность  иногда  совершенно  меняет   характер

человека.   Скажите,   а   каким  образом  объясняете  то,  что

произошло, вы сами?

     -- Я пришел сюда не для того, чтобы объяснять что-либо,  а

чтобы  получить  объяснение  от  вас.  Я сообщил вам все факты,

какими располагал.  Впрочем,  если  вас  интересует  моя  точка

зрения, извольте: я допускаю, что возбуждение, которое испытала

моя жена в связи с огромной переменой, происшедшей в ее судьбе,

в ее общественном положении, могло вызвать у нее легкое нервное

расстройство.

     -- Короче  говоря, вы полагаете, что она внезапно потеряла

рассудок?

     -- Если  хотите,  да.  Когда  я  думаю,  что   она   могла

отказаться...  не  от меня, нет, но от всего того, о чем тщетно

мечтали  многие  другие  женщины,   мне   трудно   найти   иное

объяснение.

     -- Что  же,  и  это  тоже  вполне  приемлемая гипотеза, --

ответил Холмс улыбаясь. -- Теперь, лорд  Сент-Саймон,  у  меня,

пожалуй,  есть  почти все нужные сведения. Скажите только одно:

могли вы, сидя за свадебном  столом,  видеть  в  окно  то,  что

происходило на улице?

     -- Нам виден был противоположный тротуар и парк.

     -- Отлично.    Итак,   у   меня,   пожалуй,   больше   нет

необходимости вас задерживать. Я напишу вам.

     -- Только бы вам посчастливилось разрешить эту загадку! --

сказал наш клиент, поднимаясь с места.

     -- Я уже разрешил ее.

     -- Что? Я, кажется, ослышался.

     -- Я сказал, что разрешил эту загадку.

     -- В таком случае, где же моя жена?

     -- Очень скоро я отвечу вам и на этот вопрос.

     Лорд Сент-Саймон нахмурился.

     -- Боюсь, что над этим делом еще немало помучаются и более

мудрые головы, чем у нас с вами, --  заметил  он  и,  церемонно

поклонившись, с достоинством удалился.

     Шерлок Холмс засмеялся:

     -- Лорд  Сент-Саймон  оказал  моей  голове  большую честь,

поставив ее на один уровень со своей!.. Знаете что, я не  прочь

бы  выпить  виски  с  содовой  и  выкурить  сигару  после этого

длительного допроса. А заключение по данному делу  сложилось  у

меня еще до того, как наш клиент вошел в комнату.

     -- Полноте, Холмс!

     -- В  моих  заметках  есть  несколько аналогичных случаев,

хотя, как я уже говорил вам, ни одно  из  тех  исчезновений  не

было  столь  скоропалительным. Беседа же с лордом Сент-Саймоном

превратила   мои   предположения   в   уверенность.    Побочные

обстоятельства  бывают  иногда  так же красноречивы, как муха в

молоке, -- если вспомнить Торо1.

     -- Однако, Холмс, ведь я  присутствовал  при  разговоре  и

слышал то же, что слышали и вы.

     -- Да,  но  вы  не  знаете  тех случаев, которые уже имели

место и которые сослужили мне отличную службу. Почти  такая  же

история  произошла несколько лет назад в Абердине и нечто очень

похожее -- в Мюнжене, на следующий  год  после  франко-прусской

войны.  Данный  случай...  А,  вот  и  Лестрейд!  Здравствуйте,

Лестрейд! Вон там, на буфете, вино, а здесь, в ящике, сигары.

     Официальный сыщик Скотланд-Ярда был  облачен  в  куртку  и

носил  на шее шарф, что делало его похожим на моряка. В руке он

держал черный парусиновый саквояж. Отрывисто поздоровавшись, он

опустился на стул и закурил предложенную сигару.

     -- Ну, выкладывайте, что случилось?  --  спросил  Холмс  с

лукавым огоньком в глазах. -- У вас недовольный вид.

     -- И  я  действительно  недоволен.  Черт  бы  побрал этого

Сент-Саймона с его свадьбой! Ничего не могу понять.

     -- Неужели? Вы удивляете меня.

     -- В жизни не встречал более запутанной истории. Не  найти

никаких концов. Сегодня я провозился с ней весь день.

     -- И, кажется, при этом изрядно промокли, -- сказал Холмс,

дотрагиваясь до рукава куртки.

     -- Да, я обшаривал дно Серпентайна2.

     -- О, Господи! Да зачем вам это понадобилось?

     -- Чтобы найти тело леди Сент-Саймон.

     Шерлок   Холмс  откинулся  на  спинку  кресла  и  от  души

расхохотался.

     -- А бассейн фонтана на  Трафальгард-сквер  вы  не  забыли

обшарить? -- спросил он.

     -- На Трафальгард-сквер? Что вы хотите этим сказать?

     -- Да  то,  что  у  вас  точно  такие  же шансы найти леди

Сент-Саймон здесь, как и там.

     Лестрейд бросил сердитый взгляд на моего друга.

     -- Как  видно,  вы  уже  разобрались  в  этом   деле?   --

насмешливо спросил он.

     -- Мне  только  что  рассказали  о  нем, но я уже пришел к

определенному выводу.

     -- Неужели! Так вы считаете, что  Серпентайн  тут  ни  при

чем?

     -- Полагаю, что так.

     -- В таком случае, прошу объяснить, каким образом мы могли

найти в пруду вот это.

     Он  открыл  саквояж и выбросил на пол шелковое подвенечное

платье, пару белых атласных туфелек и веночек с вуалью  --  все

грязное и совершенно мокрое.

     -- Извольте!   --  сказал  Лестрейд,  кладя  на  эту  кучу

новенькое обручальное  кольцо.  --  Раскусите-ка  этот  орешек,

мистер Холмс!

     -- Вот  оно  что!  --  сказал Холмс, выпуская сизые кольца

дыма. -- И все эти вещи вы выудили в пруду?

     -- Они плавали у самого берега,  их  нашел  сторож  парка.

Родственники   леди  Сент-  Саймон  опознали  и  платье  и  все

остальное. По-моему, если  там  была  одежда,  то  где-  нибудь

поблизости найдется и тело.

     -- Если  исходить  из этой остроумной теории, тело каждого

человека должно быть найдено рядом с его одеждой. Так  чего  же

вы  надеетесь  добиться с помощью вещей леди Сент-Саймон, хотел

бы я знать?

     -- Какой-нибудь улики, доказывающей, что в ее исчезновении

замешана Флора Миллар.

     -- Боюсь, это будет нелегко.

     -- Боитесь? -- с горечью вскричал Лестрейд. -- А я, Холмс,

боюсь, что вы совсем  оторвались  от  жизни  с  вашими  вечными

теориями  и  умозаключениями. За несколько минут вы сделали две

грубые ошибки, Вот это самое платье, несомненно,  уличает  мисс

Флору Миллар.

     -- Каким же образом?

     -- В  платье  есть  карман.  В  кармане нашелся футляр для

визитных карточек. А в футляре  --  записка.  Вот  она.  --  Он

расправил  записку  на  столе.  --  Сейчас  я  прочту  ее  вам:

"Увидимся, когда все будет готово. Выходите немедленно.  Ф.  X.

М.".  Я  с  самого  начала  предполагал,  что  Флора Миллар под

каким-нибудь предлогом выманила леди  Сент-Саймон  из  дому  и,

разумеется,   вместе   с  сообщниками  является  виновницей  ее

исчезновения.  И  вот  перед  нами  записка  --  записка  с  ее

инициалами,  которую  она, несомненно сунула леди Сент-Саймон у

дверей дома, чтобы завлечь ее в свои сети.

     -- Отлично, Лестрейд, -- со смехом сказал Холмс. --  Право

же, вы очень ловко все это придумали. Покажите-ка записку.

     Он  небрежно  взял  в  руку бумажку, но что-то в ней вдруг

приковало его внимание.

     -- Да, это действительно  очень  важно!  --  сказал  он  с

довольным видом.

     -- Ага! Теперь убедились?

     -- Чрезвычайно важно! Сердечно поздравляю вас, Лестрейд .

     Торжествующий Лестрейд вскочил и наклонился над запиской.

     -- Что  это?  -- изумился он. -- Ведь вы смотрите не на ту

сторону?

     -- Нет, я смотрю именно туда, куда нужно.

     -- Да вы с ума сошли! Переверните бумажку. Записка-то ведь

написана карандашом на обороте!

     -- Зато здесь я  вижу  обрывок  счета  гостиницы,  который

весьма интересует меня.

     -- Ничего  в  нем  нет  особенного! Я уже видел его: "Окт.

4-го. Комната -- 8 шил. Завтрак -- 2 шил.6 пенс. Коктейль --  1

шил.  Ленч  --  2  шил. 6 пенс. Стакан хереса -- 8 пенс". Вот и

все. Не вижу ничего интересного.

     -- Вполне возможно, что не видите. А между тем  этот  счет

имеет  большое  значение.  Что касается записки, она тоже имеет

значение, во всяком случае, ее инициалы. Так что поздравляю вас

еще раз, Лестрейд.

     -- Ну, хватит терять время! -- сказал  тот,  поднимаясь  с

места.  -- Я, знаете ли, считаю, что надо работать, а не сидеть

у камина и разводить разные там  теории.  До  свидания,  мистер

Холмс. Посмотрим, кто первым доберется до сути этого дела.

     Он  собрал  принесенную  одежду,  сунул  ее  в  саквояж  и

направился к двери.

     -- Два  слова,  Лестрейд,  --  медленно  произнес   Холмс,

обращаясь  к  спине  своего  уходящего соперника. -- Я могу вам

открыть разгадку вашего дела. Леди Сент-Саймон -- миф. Ее нет и

никогда не было.

     Лестрейд обернулся и с грустью взглянул  на  моего  друга.

Потом  он  посмотрел  на  меня, трижды постучал пальцем по лбу,

многозначительно покачал головой и поспешно вышел.

     Как только за ним закрылась дверь,  Холмс  встал  и  надел

пальто.

     -- В  том,  что  сказал этот субъект, есть доля истины, --

заметил он. -- Нельзя все время  сидеть  дома,  надо  работать.

Поэтому,  Уотсон,  я  должен  ненадолго  оставить вас наедине с

вашими газетами.

     Шерлок Холмс покинул меня в половине шестого, но я недолго

оставался в одиночестве, ибо не прошло и часа, как к нам явился

посыльный из гастрономического магазина с большущей коробкой. С

помощью мальчика, пришедшего с ним вместе, он распаковал ее, и,

к моему великому удивлению, на скромном обеденном  столе  нашей

квартирки  появился роскошный холодный ужин. Здесь была парочка

холодных  вальдшнепов,  фазан,  паштет  из  гусиной  печенки  и

несколько  пыльных,  покрытых  паутиной  бутылок  старого вина.

Расставив  все  эти  лакомые  блюда,  оба  посетителя  исчезли,

подобно  духами из "Тысячи и одной ночи", успев сказать только,

что за все уплачено и велено доставить по этому адресу.

     Около девяти в комнату бодрыми шагами  вошел  Холмс.  Лицо

его  было  серьезно,  но в глазах блестел огонек, по которому я

сразу угадал, что он не обманулся в своих догадках.

     -- А, ужин уже на столе! -- сказал он, потирая руки.

     -- Вы, значит, ждете гостей? Они накрыли на пять персон.

     -- Да, я думаю, что к нам может кое-кто зайти, --  ответил

он. -- Странно, что лорда Сент-Саймона еще нет... Ага! Кажется,

я слышу на лестнице его шаги.

     Он   не  ошибся.  В  комнату  быстро  вошел  наш  утренний

посетитель, еще сильнее прежнего раскачивая висевший на  шнурке

лорнет.  На  его  аристократическом  лице отражалось сильнейшее

смятение.

     -- Стало быть, мой посыльный застал вас дома?  --  спросил

Холмс.

     -- Да, но признаюсь, содержание письма поразило меня сверх

всякой  меры.  Есть  ли  у  вас  доказательства  того,  что  вы

сообщили?

     -- Есть, и самые веские.

     Лорд Сент-Саймон опустился в кресло и провел рукой по лбу.

     -- Что скажет герцог! -- прошептал он. -- Что  он  скажет,

когда  услышит  об  унижении, которому подвергся один из членов

его семьи!

     -- Но ведь тут чистейшая  случайность.  Я  никак  не  могу

согласиться, что в этом есть что-нибудь унизительное.

     -- Ах, вы смотрите на такие вещи с другой точки зрения!

     -- Я  решительно  не  вижу здесь ничьей вины. Мне кажется,

эта  леди  просто  не  могла  поступить  иначе.  Конечно.   она

действовала  чересчур стремительно, но ведь у нее нет матери --

ей не с кем было посоветоваться в критическую минуту.

     -- Это оскорбление, сэр, публичное оскорбление! --  сказал

лорд Сент-Саймон, барабаня пальцами по столу.

     -- Однако  вы  должны  принять  в  расчет то исключительно

положение, в котором оказалась бедная молодая девушка.

     -- Я не собираюсь принимать в расчет что бы то ни было. Со

мной поступили бесчестно. Я просто вне себя.

     -- Кажется, звонят, -- заметил Холмс. -- Да, я слышу  шаги

на  площадке...  Что  ж,  если  я не в силах убедить, вас, лорд

Сент-Саймон,   более   снисходительно   отнестись   ко    всему

случившемуся,  то,  может  быть,  это  скорее удастся адвокату,

которого я пригласил.

     Холмс  распахнул  дверь  и  впустил  в  комнату   даму   и

господина.

     -- Лорд   Сент-Саймон,   --   сказал   он,   --  позвольте

представить вас мистеру и миссис Фрэнсис Хей Маултон. С  миссис

Маултон вы, кажется, уже знакомы.

     При  виде новых посетителей наш клиент вскочил с места. Он

стоял  выпрямившись,  опустив  глаза,  заложив  руку  за   борт

сюртука,   --   воплощение   оскорбленного   достоинства.  Дама

подбежала к нему и протянула руку, но  он  упорно  не  поднимал

глаз. Так было, пожалуй, лучше для него, если он хотел остаться

непреклонным:  вряд  ли  кто-нибудь  мог  бы  устоять  перед ее

умоляющим взглядом.

     -- Вы сердитесь, Роберт? --  сказала  она.  --  Что  ж,  я

понимаю, вы не можете не сердиться.

     -- Сделайте  одолжение,  не  оправдывайтесь,  -- с горечью

произнес лорд Сент-Саймон.

     -- Да, да, я знаю, я виновата, мне надо было поговорить  с

вами  перед  тем, как уйти, но я словно обезумела и с той самой

минуты, как вдруг увидела Фрэнка, уже не сознавала, что делаю и

что говорю. Удивительно еще, как это я не упала в обморок перед

алтарем!

     -- Быть может, сударыня, вам угодно, чтобы мы -- я  и  мой

друг удалились на то время, пока вы будете объясняться с лордом

Сент-Саймоном? -- спросил Холмс.

     -- Если  мне  будет  позволено  выказать  мое  мнение,  --

вмешался мистер Маултон, -- я скажу, что хватит делать тайну из

этой истории. Что до меня, так я бы хотел, чтобы вся  Европа  и

вся Америка услышали наконец правду.

     Маултон  был крепкий, загорелый молодой человек небольшого

роста, с резкими чертами лица и быстрыми движениями.

     -- Ну хорошо, тогда я расскажу, как было дело, --  сказала

его  спутница.  --  Мы  с  Фрэнком познакомились в 1881 году на

прииске Мак-Квайра, близ Скалистых гор, где  папа  разрабатывал

участок. Мы дали друг другу слово. Но вот однажды папа напал на

богатую  золотоносную  жилу  и  разбогател,  а  участок бедного

Фрэнка все истощался и в конце концов совсем перестал  что-либо

давать.  Чем  богаче  становился  папа,  тем  беднее становился

Фрэнк. Папа теперь и слышать не хотел о нашем обручении и  увез

меня  во  Фриско.  Но  Фрэнк  не сдавался. Он поехал за мной во

Фриско, и мы продолжали видеться без ведома папы. Папа  страшно

рассердился  бы,  если б узнал об этом, поэтому мы и решили все

сами. Фрэнк сказал, что он уедет и тоже наживет состояние и что

приедет за мной только тогда, когда у  него  будет  столько  же

денег,  сколько  у  папы.  А  я  пообещала, что буду ждать его,

сколько бы ни понадобилось, и не выйду замуж за  другого,  пока

он  жив.  "Если  так,  -- сказал мне Фрэнк, -- почему бы нам не

обвенчаться теперь же? Я буду уверен  в  тебе,  а  твоим  мужем

стану  лишь  тогда, когда вернусь". Так мы и решили. Он отлично

все устроил, священник  обвенчал  нас,  и  Фрэнк  уехал  искать

счастья, а я вернулась к папе.

     Через некоторое время я узнала, что Френк в Монтане. Потом

он уехал  искать золото в Аризону, а следующее известие о нем я

получила уже из Нью-Мексико. Потом появилась  длинная  газетная

статья  о  нападении  на  прииски  индейцев-апачей,  и в списке

убитых было имя моего  Фрэнка.  Я  потеряла  сознание  и  потом

несколько  месяцев  была  тяжело  больна. Папа уже думал, что у

меня чахотка, и водил меня по всем докторам Фриско. Больше года

я ни слова не слыхала о Фрэнке и была совершенно  уверена,  что

он  умер.  Тут  во  Фриско приехал лорд Сент-Саймон, потом мы с

папой поехали в Лондон, была решена свадьба, и папа  был  очень

доволен, но я все время чувствовала, что ни один мужчина в мире

не  может  занять  в моем сердце то место, какое я отдала моему

Фрэнку.

     И все-таки, если бы я вышла замуж за лорда Сент-Саймона, я

была бы ему верной женой.  Мы  не  вольны  в  нашей  любви,  но

управлять  своими  поступками  в  нашей  власти.  Я шла с ним к

алтарю с твердым намерением исполнить свой долг, насколько  это

было  в  моих  силах.  Но вообразите себе, что я почувствовала,

когда, подойдя к алтарю и оглянувшись, вдруг увидела Фрэнка. Он

стоял возле первой скамьи и смотрел прямо на  меня.  Сначала  я

подумала,  что  это  призрак.  Но  когда я оглянулась снова, он

по-прежнему стоял там и взглядом словно спрашивал, рада я,  что

вижу  его,  или  нет.  Удивляюсь, как я не упала в обморок. Все

кружилось передо мной, и слова священника доносились  до  меня,

точно  жужжание пчелы. Я не знала, как быть. Остановить брачную

церемонию, решиться на скандал в церкви? Я снова  взглянула  на

него и, должно быть, он прочитал мои мысли, потому что приложил

палец  к губам, как бы советуя молчать. Потом я увидела, как он

торопливо пишет что-то на клочке  бумаги,  и  поняла,  что  эта

записка предназначалась мне. Проходя мимо него я уронила букет,

и  он,  возвращая цветы, успел сунуть мне в руку записку. В ней

было всего несколько слов: он просил, чтобы я вышла к нему, как

только он  подаст  знак.  У  меня,  конечно,  не  было  и  тени

сомнения,  что  теперь  мой  главный долг -- повиноваться ему и

делать все, что он скажет.

     Придя домой, я все рассказала моей служанке, которая знала

Фрэнка еще в Калифорнии и очень любила его. Я велела ей молчать

обо всем,  сложить  кое-что  из  самых  необходимых   вещей   и

приготовить  мне  пальто. Я знаю, мне следовало бы поговорить с

лордом Сент-Саймоном, но это было так трудно в присутствии  его

матери  и  всех  этих  важных  гостей!  И я решила, что сначала

убегу, а потом уже объяснюсь с  ним.  Мы  просидели  за  столом

минут десять, не больше, я вот, глядя в окно, я увидела Фрэнка,

стоявшего  на противоположном тротуаре. Он кивнул мне и зашагал

по направлению к парку. Я вышла из столовой, накинула пальто  и

пошла  вслед за ним. На улице ко мне подошла какая-то женщина и

начала рассказывать что-то о лорде  Сент-Саймоне.  Я  почти  не

слушала  ее,  но  все же уловила, что у него тоже была какая-то

тайна до нашей женитьбы. Вскоре мне удалось отделаться от  этой

женщины,  и  я  нагнала  Фрэнка.  Мы  сели  в  кэб и поехали на

Гордон-сквер, где он успел  снять  квартиру,  и  это  была  моя

настоящая   свадьба   после   стольких   лет  ожидания.  Фрэнк,

оказывается, попал в плен к апачам, бежал, приехал  во  Фриско,

узнал,  что  я,  считая  его умершим, уехала в Англию, поспешил

вслед за мной сюда и наконец разыскал меня как раз в день  моей

второй свадьбы.

     -- Я прочитал о венчании в газетах, -- пояснил американец.

-- Там  было  указано название церкви и имя невесты, но не было

ее адреса.

     -- Потом мы начали советоваться, как нам поступить.  Фрэнк

с  самого  начала стоял за то, чтобы ничего не скрывать, но мне

было так стыдно, что захотелось исчезнуть и никогда  больше  не

встречать никого из этих людей, разве только написать несколько

слов  папе,  чтоб  он  знал,  что  я жива и здорова. Я с ужасом

представляла себе, как все эти лорды и леди сидят за  свадебным

столом   и   ждут  моего  возвращения.  Итак,  Фрэнк  взял  мое

подвенечное платье и остальные вещи, связал их  в  узел,  чтобы

никто  не  мог выследить меня, и отнес в такое место, где никто

не мог бы их найти. По всей вероятности, мы завтра же уехали бы

в Париж, если бы сегодня к нам не пришел этот милый джентльмен,

мистер Холмс,  хотя  каким  чудом  он  нас  нашел,  просто  уму

непостижимо.  Он  доказал  нам -- очень убедительно и мягко, --

что я была не права, а Фрэнк прав и что мы сами себе  повредим,

если  будем скрываться. Потом он сказал, что может предоставить

нам  возможность  поговорить   с   лордом   Сент-Саймоном   без

свидетелей,  и вот мы здесь. Теперь, Роберт, вы знаете все. Мне

очень, очень жаль, если я причинила вам горе, но я надеюсь, что

вы будете думать обо мне не так уж плохо.

     Лорд Сент-Саймон слушал этот длинный рассказ все с тем  же

напряженным  и холодным видом. Брови его были нахмурены, а губы

сжаты.

     -- Прошу извинить меня, -- сказал он,  --  но  не  в  моих

правилах  обсуждать  самые  интимные  свои  дела  в присутствии

посторонних.

     -- Так вы не хотите простить меня? Не  хотите  пожать  мне

руку на прощание?

     -- Нет,   почему   же,   если   это  может  доставить  вам

удовольствие.

     И он холодно пожал протянутую ему руку.

     -- Я полагал, -- начал было Холмс, -- что вы не откажетесь

поужинать с нами.

     -- Право, вы требуете от меня слишком многого, -- возразил

достойный лорд. -- Я вынужден примириться  с  обстоятельствами,

но  вряд  ли  можно  ожидать, чтобы я стал радоваться тому, что

произошло. С вашего позволения, я пожелаю вам приятного вечера.

     Он сделал общий поклон и торжественно удалился.

     -- Но вы-то, надеюсь, удостоите меня своим  обществом,  --

сказал  Шерлок  Холмс.  --  Мне, мистер Маултон, всегда приятно

видеть американца, ибо я из  тех,  кто  верит,  что  недомыслие

монарха  и  ошибки  мистера3,  имевшего  место в давно минувшие

годы, не  помешают  нашим  детям  превратиться  когда-нибудь  в

граждан  некой  огромной страны, у которой будет единый флаг --

англо-американский.

     -- Интересный выдался  случай,  --  заметил  Холмс,  когда

гости  ушли.  -- Он с очевидностью доказывает, как просто можно

иной  раз   объяснить   факты,   которые   на   первый   взгляд

представляются  почти  необъяснимыми.  Что  может  быть проще и

естественнее ряда событий, о  которых  нам  рассказала  молодая

леди?  И что может быть удивительнее тех выводов, которые легко

сделать, если смотреть на вещи, скажем, с точки зрения  мистера

Лестрейда из Скотланд-Ярда!

     -- Так  вы,  значит,  были  на  правильном  пути  с самого

начала?

     -- Для меня с  самого  начала  были  очевидны  два  факта:

первый  --  что  невеста  шла  к венцу совершенно добровольно и

второй -- что немедленно после венчания она уже раскаивалась  о

своем  поступке.  Ясно  как  день,  что  за это время произошло

нечто, вызвавшее в ней такую перемену. Что же это  могло  быть?

Разговаривать  с  кем-либо  вне дома у нее не было возможности,

потому что жених ни на секунду не расставался с нею. Но,  может

быть,  она встретила кого-нибудь? Если так, это мог быть только

какой-нибудь американец: ведь в Англии  она  совсем  недавно  и

вряд  ли  кто-нибудь  здесь  успел  приобрести  над  ней  такое

огромное влияние, чтобы одним  своим  появлением  заставить  ее

изменить  все  планы.  Итак, методом исключения мы уже пришли к

выводу, что она встретила какого-то американца. Но  кто  же  он

был,  этот американец, и почему встреча с ним так подействовала

на нее? По-видимому,  это  был  либо  возлюбленный,  либо  муж.

Юность  девушки  прошла,  как  известно,  среди суровых людей в

весьма своеобразной обстановке. Все это я понял еще до рассказа

лорда  Сент-Саймона.  А  когда  он  сообщил  нам   о   мужчине,

оказавшемся  в  церкви,  о  том,  как  невеста  переменила свое

обращение с ним самим, как  она  уронила  букет  --  испытанный

способ  получения  записок,  --  о разговоре леди Сент-Саймон с

любимой горничной и о ее многозначительном  намеке  на  "захват

чужого  участка"  (а на языке золотопромышленников это означает

посягательство на то, чем уже завладел другой), все  стало  для

меня  совершенно  ясно.  Она сбежала с мужчиной, и этот мужчина

был либо ее возлюбленным, либо мужем, причем последнее казалось

более вероятным.

     -- Но каким чудом вам удалось разыскать их?

     -- Это, пожалуй, было бы трудновато, но мой друг Лестрейд,

сам того не понимая, оказался обладателем ценнейшей информации.

Инициалы, разумеется,  тоже  имели  большое  значение,  но  еще

важнее  было  узнать,  что  на  этой  неделе  человек  с такими

инициалами  останавливался  в  одной   из   лучших   лондонских

гостиниц.

     -- А как вы установили, что это была одна из лучших?

     -- Очень  просто:  по  ценам.  Восемь шиллингов за номер и

восемь пенсов за стакан хереса  берут  только  в  первоклассных

гостиницах,  а  их  в  Лондоне  не  так  много.  Уже  во второй

гостинице, которую я посетил, на Нортумберленд-авеню,  я  узнал

из  книги для приезжающих, что некто мистер Фрэнсис X. Маултон,

из Америки, выехал оттуда как раз накануне.  А  просмотрев  его

счета,  я  нашел  те  самые цифры, которые видел в копии счета.

Свою корреспонденцию  он  распорядился  пересылать  по  адресу:

Гордон-сквер,  226,  куда  я  и направился. Мне посчастливилось

застать влюбленную  пару  дома,  и  я  отважился  дать  молодым

несколько  отеческих  советов. Мне удалось доказать им, что они

только выиграют, если  разъяснят  широкой  публике  и  особенно

лорду  Сент-Саймону, создавшееся положения Я пригласил их сюда,

пообещав им встречу  с  лордом,  и,  как  видите,  мне  удалось

убедить его явиться на это свидание

     -- Но  результаты  не  блестящи, -- заметил я. -- Он бы не

слишком любезен.

     -- Ах,  Уотсон,  --  с  улыбкой  возразил  мне  Холмс,  --

пожалуй, вы тоже были бы не слишком любезны, если бы после всех

хлопот,  связанных с ухаживанием и со свадьбой, оказались вдруг

и без жены, и без состояния. По-моему, мы  должны  быть  крайне

снисходительны к лорду Сент-Саймону и благодарить судьбу за то,

что,  по всей видимости, никогда не окажемся в его положении...

Передайте мне скрипку и садитесь поближе.  Ведь  теперь  у  нас

осталась  неразгаданной  только  одна  проблема -- как мы будем

убивать время в эти темные осенние вечера.

 

     Примечания

 

     1  Цитата  взята  из дневника американского писателя Генри Давида Торо (1817-1862).

     2 Серпентайн (Змейка) -- пруд в Гайд-парке, в Лондоне.

     3  Холмс  имеет  в  виду  английского  короля  Георга  III (1738--1820)  и  премьер-министра  Фредерика-Норта (1732-1792). Политика Георга III и Норта привела  к  конфликту,  а  затем  к войне с американскими колониями.

 

Шерлок Холмс и доктор Ватсон