Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 

Научно-художественный географический сборник  / 1985

На суше и на море


 

Мировой атлас: от ледника до гляциосферы

 

 

1. Дороги начинаются с карты

 

Идти трудно. Хотя дышится часто и в полную грудь, кажется, что не хватает воздуха. Движения вялые. Неотрывно смотришь на рюкзак впереди идущего, устало переставляешь ноги.

Уже несколько дней группа продвигается по району, отмеченному на карте возможными проявлениями горной болезни. Но маршрут стоит затрачиваемых усилий. Он проходит среди легендарных вершин, снежных горнотуристских перевалов.

От резких движений кружится голова. Все представляется нереальным и сказочным. Но какую бы ни чувствовал отрешенность из-за нехватки живительного кислорода, все же подолгу смотришь на заснеженные горы. Чем дальше н горы, тем больше восторг.

Классификация эстетических видов включает выдающиеся панорамы. Места, которые проходят туристы, пестрят на карте условными обозначениями. И даже указаны эти приметные точки обозрения.

Невдалеке от тропы — горный родник среди кочковатых оплешин альпийского луга. От холодной воды затекают зубы, но чувствуешь облегчение. И благодарность тем, кто издавна шел к этому источнику, набивая тропу, и тем, кто прокладывал ее на карте.

К середине дня горы озвучиваются хлопающими выстрелами: это прогретые толщи снега скатываются лавинами. Лавиноопасные зоны, показанные на карте сигнальным красным цветом, лучше обходить стороной. И безопаснее идти по тем долинам, которые не отмечены коварным знаком селевых потоков.

На привале без рюкзака чувствуешь словно в невесомости. Приходится достать кошки: впереди — обширные фирновые поля, обледенелые склоны, сложнодолинные ледники. Визуальную догадку об этом подтверждает и топография.

Уже много дней не встречаются кишлаки. Но, если знаешь, что находишься в зоне десятибалльной сейсмичности, удивление не возникает.

Это предполагаемое путешествие по рабочей модели рекреационной карты. Как она появилась, об этом стоит рассказать подробнее.

... В библиотеке Московского клуба туристов вечером не найдешь свободного места. А весной, накануне туристской «лихорадки», экспедиций, экскурсий, люди читают книги стоя, прислонившись к столу, подоконнику, мостятся по двое на одном стуле, благо народ молодой, неприхотливый! И то правда, что сетовать на городскую неустроенность, когда предстоят более жесткие дискомфорты в походах.

В какое путешествие отправиться, как выбрать наиболее интересный маршрут и подробно изучить его? Можно поговорить с бывалыми людьми, просмотреть путеводители, отчеты о походах,  фотографии,  получить консультации в клубе туристов. Из отдельных деталей, штрихов воссоздается облик района. Но время, потраченное, как говорят экспедиционники, на предполе-вой период, не замечают лишь увлеченные энтузиасты. А ведь на путешествия уже давно перестали смотреть как на спорт—отдых избранных. Массовому туристу, особенно горному, требуется информация комплексная и унифицированная, строго соответствующая его целям и выбору.

Помогает карта. Она уже давно перестала быть монополией яаук географического профиля. Для наглядности, читаемости, краткости, точности ее используют многие дисциплины и отрасли знания. Ни одна географическая модель не обладает такой информационной емкостью, ни одно описание не может дать такого представления о местности, как карта.

Спрос рождает предложение. И запросы практики подталкивают научные исследования. Картографический способ оценки ресурсов становится одним из наиболее приемлемых.

 

2. Снежно-ледовые ресурсы — в Атлас!

 

— Где работаешь?

— В Атласе...

Это слово звучало почти нарица-тельно, а словосочетания «атласная комната», «атласные дела», «атласник» были привычными в научном обиходе гляциологов Института географии АН СССР. Работа ведется с начала 70-х годов и стала событием для многих специалистов. Атлас снежно-ледовых ресурсов мира создается при участии географов Ленинграда, Иркутска, Томска, Новосибирска, Владивостока, Тбилиси, Ташкента, Алма-Аты, Душанбе и других городов. Возглавляет эту работу Междуведомственный комитет при президиуме АН СССР и Национальный комитет СССР по Международной гидрологической программе (МГЦ). В 1975 году специальным постановлением ЮНЕСКО было отмечено, что эта тема входит в международные исследования снежно-ледовых ресурсов планеты.

Прикладной раздел Атласа посвящен всестороннему освоению нивально-гляциальной зоны высокогорья, а также тех ландшафтов, где снег и лед играют определяющую роль в их эволюции. В комплексное освоение также входит рекреация, т. е. спорт и отдых, которая в некоторых районах выступает решающим фактором в хозяйственном развитии.

Однако в целом задачи Атласа гораздо шире. Он подводит итоги, систематизирует обширную гляциологическую информацию последних 20 лет, дополняет и обновляет познание одной из сложнейших и загадочных земных оболочек — гляциосферы. В нем будут содержаться сведения о всех видах природных льдов и снегов, показана их роль как гидрологических, климатических, рекреационных ресурсов, возможности использования в транспорте, сельском хозяйстве, промышленности. Осуществление этого замысла станет отражением достижений советской гляциологии за последние годы.

 

3. Лед в картографическом образе

 

Появление нового картографического свода соответствует тому глобальному значению природных льдов на нашей планете, которое доказывают последние достижения наук о Земле.

Существуя многие миллионы лет, ледники активно влияют на природу планеты. Они охлаждают климат, воздействуют на теплообмен, во время таяния изменяют уровень Мирового океана, продвигаясь, «вспахивают» земной рельеф, полярные ледяные шапки способствуют более контрастному проявлению широтной и высотной зональности. В настоящее время стало обычным различные природные процессы на Земле рассматривать как работу своеобразной машины: атмосфера — океан — с уша—ледники.

В научном мире продолжаются споры о том, в какую сторону происходят изменения климата. Ледяные потоки Альп и Кавказа, спускаясь все ниже и ниже, заставили крестьян покидать обжитые горные долины, из-за ухудшения погодных условий уменьшилось население Исландии. Примеры естественной цикличности климата можно продолжать долго. Вопрос не только академический, он затрагивает все стороны жизни на планете.

Предсказания противоречивы. На естественные изменения климата накладываются последствия хозяйственной деятельности человека. В результате сжигания топлива, вырубания лесов накапливается углекислый газ. Он создает тепличный эффект: солнечные лучи пропускает, но удерживает тепло у земли. Промышленная пыль действует обратным образом. Солнечная радиация отражается, а тепло у земли не сохраняется. Современные методы не позволяют точно оценить последствия этих факторов, приблизительны наши знания и о климатическом прошлом. Но многие явления свидетельствуют о медленном потеплении, в частности отступание ледников по всей планете, хотя и не синхронное, и не очень быстрое.

Возможно, причиной всему общее естественное потепление климата. Ведь какая-то часть углекислого газа поглощается океаном. Недавно швейцарские ученые после анализа газов в кернах льда — своеобразных хроникеров воздуха былых времен установили, что для более холодных эпох свойственно меньшее содержание углекислоты в атмосфере. Тогда вопрос становится еще более сложным. Углекислый газ приносит потепление или потепление ведет к его увеличению?

Понять сложный механизм климата нельзя без учета снежно-ледникового покрова и океана. Их взаимодействие отлаживалось на протяжении долгого периода. Чтобы обнаружить «сбои», нужна всеобъемлющая система наблюдений за природной средой. Составной частью ее должен быть учет всех ледниковых масс на планете, слежение за их колебаниями на фоне изменений климата. Ледники как индикатор климата показательны еще и тем, что они несколько запаздывают в своей реакции. «Ледниковая» память отражает более устойчивую картину.

Научная судьба Атласа складывается в спорах и дискуссиях. Во всяком случае полная картина оледенения, представленная в этом издании, внесет, несомненно, новые обобщения и представления в проблему климатических колебаний и их связи с оледенением.

Глобальное, региональное и прикладное значение льдов как ресурсов найдет отражение в трех частях Атласа. Вводная — включает мелкомасштабные карты всего земного шара. На них показано распространение всех природных льдов, которые являются основным объектом изучения гляциологии: атмосферных, наземных, плавучих, подземных. Согласно полученным в последнее время данным, наибольший объем составляют наземные льды (27±3 млн. км3), которые заключают и основные запасы (около 70%) пресных вод нашей планеты.

Рассматривается также снег в атмосфере и снежный покров, часто являющийся ведущим фактором в природных процессах. Наибольшие площади снежный покров занимает к концу зимы северного полушария—99 млн. км , т. е. 66,3% суши, а наименьшие — 47 млн. км , т. е. 31%,— к концу зимы южного полушария.

В региональную часть Атласа входят карты—от материков и природных областей до планов отдельных ледников. Такая ошг;ь, так же как и изданный недавно в нашей стране 108-томный каталог ледников СССР у—это новый шаг к формированию всемирного банка гляциологических данных.

В прикладной части снег и лед рассматриваются как ресурсы, требующие учета и оценки. В ней отразятся способы предотвращения стихийно-разрушительных процессов, использование снега и льда, таких эфемерных, короткоживущих в геологическом смысле минералов, в инженерных целях, а также освоение гор для туристов и отдыхающих. Особое внимание здесь уделяется картам снегозапасов в сельскохозяйственных зонах нашей страны, оценкам талого ледникового стока, методам увеличения водоотдачи «земных рефрижераторов», колебанию ледников и древнему оледенению, картам лавин и селей.

В Атласе найдут отражение материалы о снеге и льде Международного геофизического года (1957—1958 гг.), Международного гидрологического десятилетия (1965 —1974 гг.), некоторых гляциологических проектов. Для составления карт будут использованы ежегодники, справочники, каталоги ледников, публикуемые в СССР, США, Канаде, Норвегии, Швейцарии и других странах, данные Всемирной службы постоянных наблюдений за ледниками, массовая гидрометеорологическая информация.

4. «Каждый космонавт должен быть и гляциологом...»

В подготовке важной гляциологической информации не обошлось без участия космонавтов. Как они ни заняты были во время орбитального полета, но нашли время для оценки снежно-ледовых ресурсов планеты. В Государственный научно-исследовательский производственный центр «Природа» от них поступили ценные сведения о заснеженно-сти и оледенении высокогорий нашей страны, Альп, Гиндукуша, Каракорума, Южной Америки и других районов мира. Дополнения к аэрофотосъемке оказались очень существенными: ведь фотоаппаратами захватывается полоса намного уже, чем при визуальном наблюдении с многосоткилометровой высоты. Космические снимки — это своеобразная оптическая генерализация, картографическая операция, над которой трудятся специалисты, здесь достигается естественным образом.

Изучение Земли из космоса началось, наверное, с запуска метеорологических спутников в 1962 году. Через пять лет такие аппараты под названием «Метеор» появились на орбитах. Вместе с наземными комплексами они составили успешно действующую систему. Космическая съемка воздушных потоков позволила с большей достоверностью, чем раньше, прогнозировать погодные условия на планете.

Не первый год идет изучение Земли с пилотируемых космических кораблей. Космонавты фотографируют горы и долины, ледниковые и речные бассейны, заснеженные равнины и океанические акватории. А космические снимки облегчают работу многих специалистов.

Обрабатывая космические снимки, получают ценную информацию о ледниках Земли. С помощью многозональной съемки с удивительной точностью определяют толщину льда в горах и приполярных районах, запасы пресной воды. Сейчас спутники используют для слежения за краем ледникового антарктического покрова и за состоянием покровных и горных ледников, они дают информацию о дрейфе и «отеле» айсбергов, как ученые называют откалывание этих ледяных глыб от основного массива. В ближайшем будущем предполагается запустить европейский спутник с полярной орбитой. С полным правом его можно будет назвать полярно-гляциологической космической лабораторией.

Но космическому «сверх зрению» предшествует серьезная подготовка. Космонавты проходят консультации в Государственном научно-исследовательском производственном центре «Природа», пристально вглядываются в Землю с самолета, встречаются со специалистами-заказчиками: геологами, океанологами, строителями, гляциологами.

Особенно детально пришлось изучить космонавтам горы Памира. Из-за исключительной прозрачности атмосферы наиболее отчетливо видны из космоса высокие горы. Поэтому их визуальное наблюдение и дает ценную информацию. Недаром отдельные космические программы именуются по названиям крупных горных систем и вершин — «Памир», «Эльбрус».

Александр Иванченков говорил, что памирские хребты, ледники, пики может нарисовать с закрытыми глазами. Это необходимость—ведь с орбитальной трассы горы видны считанные минуты, за которые нужно успеть сориентироваться, зафиксировать в бортжурнале все примечательные явления, потому что на следующих витках «крыша мира» может быть прикрыта тенью Земли или сплошной облачностью.

Памир стал исследовательским полигоном космической гляциологии. Здесь представлены все глетчеры, которые встречаются в горных странах. На нем отрабатываются приемы дешифрирования, совершенствуются дистанционные методы изучения снежного покрова и ледников, ведется слежение за состоянием десятков тысяч ледников, которые орошают засушливые поля Средней Азии.

Сейчас организуется наземно-авиакосмическая служба наблюдений за природной средой. Она будет также собирать информацию и давать прогнозы о снеге и льде, и в особенности о стихийно-разрушительных явлениях в горах — селях, лавинах, пульсирующих ледниках. Уже сейчас благодаря космическим исследованиям наземным специалистам удалось выявить только на Памире около 100 до того неизвестных ледниковых тел, обнаружить несколько месторождений полезных ископаемых.

Космонавты орбитальной станции «Салют-6» в течение четырех экспедиций накопили обширный материал для этой работы. Подвижки ледников теперь нетрудно обнаружить на космических картах по грядам морен, изогнутых в виде петель, и по растеканию льда на выходе его из ущелий в долины. Округлые же формы говорят об относительно спокойном их состоянии.

По космическим данным уже сейчас зафиксировано и изучено около 30 пульсирующих ледников Памира. За предыдущие годы полевыми обследованиями удалось обнаружить не меньше десятка подобных объектов. Пульсирующие— это вздыбившиеся ледники. Красивое зрелище, но и опасное! О нависшей угрозе могут предупреждать космонавты.

Наиболее крупные из них — Бивачный, Шокальского, Малый Саук-Дара, Дидаль и другие. Некоторые, как Сугран, обладают отчетливыми признаками активизации, и их подвижки можно ожидать в ближайшем будущем.

Многие из пульсирующих ледников расположены в долине реки Вахш. Это тревожит проектировщиков, ведь здесь кроме действующей Нурекской и строящейся Рогунской ГЭС планируются другие электростанции и сельскохозяйственное освоение земель. А опорожнение озер после резких сдвигов ледников вызывает катастрофические паводки. Такое стихийное бедствие вызвал ледник Медвежий в 1973 году. Высокая волна снесла все мосты по реке Ванч. Но благодаря своевременному прогнозу гляциологов никто не пострадал и материальный ущерб был незначительный.

Ледник Дидаль в 1974 году вел себя по-другому. Во время его продвижения откололась часть языка и разрушила автомобильную дорогу и мост. Ледяные баррикады осложнили транспортное сообщение.

Большая часть космической информации о ледниках и снежном покрове обрабатывается в Государственном научно-исследовательском производственном центре «Природа», затем используется в гляциологических разработках, на ее основании даются рекомендации народнохозяйственным организациям. Взгляд из космоса помогает завершить классификацию пульсирующих ледников и составить их каталог. По сбору космической информации для Атласа снежно-ледовых ресурсов мира создана специальная группа. Это не только помогает уточнить контуры и размеры ледников, но и облегчает составление карт их колебаний (пульсации входят в их число!), дает возможности отображать некоторые сведения о снежноледо-вом режиме в глобальном масштабе.

Космические наблюдения помогут и в оценке природного режима для трудных альшшистско-туристских маршрутов. Необходимость этого хорошо понимают космонавты. Многие из них и сами предпочитают проверку своих сил в экстремальных условиях гор. Александр Иванченко, например, участник нескольких спортивных туристских путешествий. Приветствие Владимира Ляхова и Валерия Рюмина научно-спортивной экспедиции «Комсомольской правды» к северной вершине планеты с орбитального комплекса прозвучало вдохновляющей поддержкой для ее участников.

Да и по внешнему виду многое роднит покорителей высоких широт, горных вершин и космического пространства. Костюмы из прорезиненного блестящего перкаля и морозоветроза-щитные маски с электрическим подогревом напоминают скафандр. Не зря, видно, полярные районы и высокогорье часто называют «земным космосом».

Связи устанавливаются нерасторжимые. На околополярные орбиты высотой 800—1000 километров выводятся спутники-спасатели. Через аварийные радиобуи они будут принимать сигналы от терпящих бедствие в море, горах, других отдаленных районах. Такие буи устанавливаются на судах, самолетах, пригодятся они геологам, туристам, альпинистам. Сигнал бедствия поступает на спутник, а с него на наземные пункты приема. Национальные координационные центры передают информацию в поисково-спасательную службу. Эта программа «космической помощи» осуществляется спутниками Советского Союза и США.

Очевидно) изучение земных ледников позволит подойти к разгадке ледников Марса, Сатурна, Нептуна и других планет. Из космоса уже обнаружена вечная мерзлота на Марсе, ледники-«лепестки», вытекающие из кратеров некоторых планет от метеоритных ударов. Космический лед — явление очень распространенное, ведь холод там достигает температуры ниже — 200° С. Многие тайны ждут здесь своих исследователей.

5. Ледниковое досье — туристам

Нынешним туристам нужны карты с широкой информационной нагрузкой. Рекреационная часть Атласа снежно-ледовых ресурсов мира информирует о ледяных маршрутах, рассчитанных на различный вкус и подготовленность. Здесь показаны районы альпинистские высших категорий сложности, альпинистские, горнотуристские, прогулочно-спортивные, оздоровительные.

Районы характеризуются высотой над уровнем моря, оледенением, ландшафтами, транспортной и пешеходной доступностью. Например, Северо-Западный Памир (хребты Академии Наук и Петра Первого, пики Коммунизма, Корженевской, Революции и другие) представляет собой, используя научную терминологию, «район высшей категории сложности альпинистско-горнотуристского типа рекреационного освоения». Высоты 5000—6000 метров, горная болезнь проявляется в значительной степени, отдельные вершины поднимаются до 7000 метров. Сплошной покров фирновых полей изредка прорывается скальными обнажениями, огромные сложнодолинные и долинные ледники протянулись на многие километры. Район охватывает главным образом снежно-ледниковую зону, здесь много живописных панорам. Но горы затрудняют доступ к этим местам.

На картах более крупного масштаба показываются изолинии высот горной болезни, типы ледников, характер поверхности, перевалы, морены, трещины, что важно для прохождения, высота снежного покрова, период залегания, даются физиологические оценки климату.

Однако сейчас не только туристам в горах угрожают лавины, обвалы, обморожения, горная болезнь, опасные атмосферные явления, но и природа испытывает неблагоприятное влияние людей. На картах даны заповедные места и охраняемые участки, памятники природы, требующие ограниченного посещения, территории, где воспрещается распашка склонов, выпас скота, строительство капитальных сооружений.

Особенно природоохранные мероприятия необходимы в местах, предназначенных для горнолыжных спусков. Дерновый покров на таких склонах испытывает переуплотнение, под давлением тракторов и скреперов, а также при скольжении лыж задыхаются и сгнивают травы. Еще не завершены исследования допустимых нагрузок на горные склоны при различных видах рекреации. Но природа не ждет. И ограничения посетителей в зонах массового отдыха уже необходимы сейчас.

Горный туризм, как говорил Карел Чапек, заключается главным образом в выяснении, какого туристического домика мы еще не посещали. Ирония понятна. Особенно во время прогулки в хорошую погоду. И все-таки горы есть горы. Слишком много неприятностей они подчас доставляют, чтобы не думать о безопасности и той же крыше над головой. Не зря укрытия именуют здесь «приютами». Рекреационные карты несут информацию об этих приютах, домиках лесника, шале, турбазах, альплагерях с указанием времени работы в году.

Показываются тропы, пешеходные и водные пути. Альпинистские и горнотуристские маршруты разделяются по трудности. Для отдельных территорий дополнительно отмечаются вьючные тропы, а также участки на маршрутах, проходимые лишь в связке, места, удобные для устройства временных лагерей, где можно разбить палатку, достать дрова. По условным обозначениям на карте можно прочитать расположение канатных и буксировочных дорог и фуникулеров, горнолыжных трасс.

Создаваемые рекреационные карты освещают, таким образом, природные условия гор с точки зрения различных видов рекреационного освоения.

Эти карты могут быть использованы спортсменами (альпинистами, туристами, горнолыжниками), а также людьми, приезжающими отдыхать в горы. Они полезны и при строительстве различных сооружений для отдыха и спорта. Очевидно, такие карты привлекут внимание и специалистов, связанных с изучением и освоением снежно-ледникового пояса гор.

Юрий Супруненко

  

<<<  «На суше и на море»          Следующая глава >>>