Поиск по сайту >>>

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 

Историко-биографический альманах серии «Жизнь замечательных людей». Том 11

Прометей


 

Г. Назарова. «Парад на Марсовом поле» Г. Г. Чернецова

 

 

Перед нами портрет простолюдина. В облике его, казалось бы, нет ничего примечательного: низок ростом, стрижен «под горшок», рыжеватые усы и борода, чуть курносый нос; одет в длиннополый, до пят, коричневый кафтан.

Между тем это единственный дошедший до нас портрет знаменитого Петра Телушкина.

...В один из осенних дней 1830 года вокруг Петропавловской крепости собралась толпа. С помощью одних только веревок верхолаз сумел подняться на самую вершину тридцатиметрового шпиля, к основанию креста. Благодаря своей ловкости и бесстрашию он ухитрился на высоте более ста двадцати метров произвести ремонт кровли и закрепить полуоторванное крыло фигуры ангела, несущего крест.

Человек, совершивший беспримерный для того времени поступок, — петербургский кровельщик Петр Телушкин.

Автор портрета, Григорий Григорьевич Чернецов, был также выходцем из народа. Сын провинциального иконописца, не имевший средств на ученье, он приехал в Петербург с твердым намерением стать художником. Преодолев жестокую нужду и лишения, Чернецов блестяще закончил Академию художеств и вскоре сделался известным пейзажистом.

В 1832 году император Николай I поручает Чернецову написать картину «Парад на Царицыном лугу». Эта картина, носящая теперь название «Парад на Марсовом поле», экспонируется в настоящее время во Всесоюзном музее А. С. Пушкина (Ленинград).

Сохранилось два' до сего времени не воспроизводившихся эскиза, дающих представление о первоначальном композиционном замысле картины. В отличие от окончательного варианта, в этих эскизах публика размещена гораздо дальше от Царицына луга, у памятника Суворову, и заполняет собой весь первый план. Войска остались вдали, в глубине полотна. По сравнению с окончательным вариантом «Парада», где длинный ряд зрителей дан несколько статично (это обусловлено однообразно-линейным расположением их вдоль одной стороны Марсова поля), в эскизах они размещены более свободно и естественно.

Очевидно, первоначальный композиционный замысел художника не удовлетворил Николая I. «Живописец его величества» Г. Г. Чернецов вынужден был выполнять волю императора. И все же художник не отступил совсем от своего намерения. Во всяком случае, и участвующие в параде военные, и прибывшие на торжество зрители — равноправные «герои» картины. Огромное полотно (его размеры более 2 метров по вертикали и около 3,5 метра по горизонтали) превратилось в своего рода портретную галерею Петербурга пушкинской поры.

Пять лет (с 1832 по 1837 год) работал живописец над своей удивительной картиной. Более двухсот портретов!

Ценность портретной галереи в «Параде» возрастает оттого, что к ней приложено «объяснение фигур» — своеобразный указатель, составленный самим художником: рисунок, на котором скопированы все те, кто помещен в картине, и названы их фамилии. Иногда художник сообщает и краткие биографические сведения.

Вглядываясь в картину, мы узнаем известных писателей, актеров, художников: А. С. Пушкина, И. А. Крылова, В. А. Жуковского, Н. И. Гнедича, Д. В. Давыдова, М. Н. Загоскина, Карла и Александра Брюлловых, Василия  и Петра  Каратыгиных, А. Г. Венецианова, В. И. Демут-Малиновского, В. Н. Асенкову, Е. А. Телешеву и многих других.

Эта своеобразная живописная энциклопедия знакомит нас и с такими, например, деятелями русского искусства, как Андрей Осипович Сихра и его ученик Семен Николаевич Аксенов, популярными в 1820 годы гитаристами и композиторами, в наше время известными, пожалуй, только специалистам. Оба музыканта издавали нотные сборники для любителей игры на семиструнной гитаре. Они публиковали арии из опер иностранных композиторов и русские народные песни, среди которых были и такие знаменитые, как «Среди долины ровныя» и «Выйду ль я на реченьку».

Создавая свою многопортретную картину, Чернецов сделал множество зарисовок и этюдов. К сожалению, до нас дошло лишь около двух десятков эскизов, а порой и совсем законченных портретов, отличительной особенностью которых является их исключительная документальная точность 2. Среди них — живописный этюд, на котором запечатлены А. О. Сихра и С. Н. Аксенов. Это единственное3 известное нам и до сего времени не воспроизводившееся изображение музыкантов 4.

Среди сохранившихся этюдов находится и тот портрет Телушкина, о котором шла речь выше. Небольшой по размеру, выполненный маслом на картоне, он хранится сейчас в Государственной Третьяковской галерее. На обороте портрета — пунктуальная запись художника: «Петр Телушкин... казенный крестьянин кровельного цеха... Г. Чернецов». Аналогичная запись есть и в указателе к картине: «П. Телушкин, крестьянин Яросл. губ., починивший крест без лесов на шпице колокольни Петропавловского собора в С. П. Б. в октябре и ноябре 1830 года».

В «Параде на Марсовом поле» Телушкин стоит неподалеку с книгопродавцем А. Ф. Смирдиным, актером Н. О. Дюром, художниками А. А. Ивановым и А. Я. Кухаревским. Человека простого звания Чернецов поместил в своей картине среди знаменитостей Петербурга.

Так, прекрасный художник, пламенный патриот Григорий Григорьевич Чернецов отдал дань и талантливому русскому мастеру — золотые руки Петру Телушкину и ряду других замечательных современников Пушкина, много сделавших для развития и становления русской культуры.

  

<<< Альманах «Прометей»          Следующая глава >>>

 





Rambler's Top100