Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Историко-биографический альманах серии «Жизнь замечательных людей». Том 11

Прометей


 

Н. А. Троицкий. Эпизод из биографии М. Н. Ермоловой

 

 

О революционных связях Марии Николаевны Ермоловой сохранились лишь разрозненные сведения, которые С. Н. Дурылин собрал воедино в капитальной биографии актрисы. Так, известно, что в 1873—1874 годах, то есть в годы массового «хождения в народ», юная Ермолова (впрочем, уже получившая к тому времени известность на сцене Малого театра) участвовала в народническом кружке Семена Ивановича Васюкова, общалась с такими героинями революционного народничества, как Софья Бардина, Лидия Фигнер, Ольга Любатович. Руководитель этого кружка Васюков четырежды в 70—80-е годы арестовывался, а член кружка Н. Я. Фалин за участие в знаменитой Казанской демонстрации 6 декабря 1876 года был сослан в Сибирь, где вскоре сошел с ума и умер в арестантской психиатрической больнице.

С тех пор и до конца жизни к людям, идеям, делам и жертвам революционного движения Ермолова выказывала неизменное сочувствие. В 1876 году, когда власть имущие, напуганные «хождением в народ», преследовали любые проявления свободомыслия, Мария Николаевна демонстративно сыграла в пьесе Лопе де Вега «Овечий источник» роль Лауренсии — крестьянской девушки, призывающей народ к восстанию. В дни грандиозного судебного процесса «193-х» по делу о «хождении в народ» (октябрь 1877 — январь 1878 года) она выступала на студенческих вечерах с чтением стихов Л. И. Паль-мина «Не плачьте над трупами павших бойцов...», читала также, «где это было возможно, на концертах» полузапретную «Узницу» Я. П. Полонского, а в 1881 году вскоре после казни «цареубийц» артистка, пораженная гибелью Софьи Перовской, выбрала для своего бенефисного спектакля драму Луиджи Гуальтьери «Корсиканка», в которой вдохновенно исполнила роль Гюльнары, убивающей деспота. Спектакль прошел 25 ноября 1881 года с триумфальным успехом. Власти были встревожены опасной тенденциозностью «Корсиканки» и после первого же представления распорядились исключить пьесу из репертуара навсегда 3.

Не мудрено, что уже к середине 80-х годов Ермолова оказалась под наблюдением Департамента полиции, собиравшего агентурные «указания» о ней. Это подтверждается, во-первых, донесением заместителя начальника Московского охранного отделения Н. С. Бердяева в   Департамент   полиции   от   26 июня 1884 года о «жертвователях в литературный фонд». Донесение было составлено в ответ на запрос Департамента полиции о политической благонадежности московских «жертвователей». Н. С. Бердяев сообщил затребованные сведения о трех лицах: преподавателе гимназии В. П. Шереметевском («в политическом отношении скомпрометирован не был»), журналисте Д. А. Линеве («находился под гласным полицейским надзором ввиду крайней политической неблагонадежности») и о М. Н. Ермоловой. Марию Николаевну руководитель московской охранки охарактеризовал таким образом: «Ермолова Мария Николаевна, артистка московского Малого театра, замужем за присяжным поверенным Шубин-ским4, сочувствует революционному движению и оказывает материальную помощь партии» 5.

На первом листе донесения Н. С. Бердяева начертана резолюция: «Об Ермоловой сооб[щить] мин[истру] императорского] дворав. О Шереметевском — мин[истру] нар[одного] просвещения]». В исполнение этой резолюции 10 июля последовала секретная записка товарища министра внутренних дел, командира корпуса жандармов П. В. Оржевского к министру императорского двора и (по совместительству) начальнику личной охраны царя графу И. И. Воронцову-Дашкову. Вот текст документа 7.

«Конфиденциально.

Товарищ министра внутренних дел заведующий полициею

Его сиятельству графу И. И. Воронцову-Дашкову

Милостивый государь граф Илларион Иванович!

В газете «Русские ведомости» от 25 апреля сего года помещено было объявление о доставлении в редакцию этой газеты довольно значительной суммы, пожертвованной группою лиц в пользу литературного фонда.

Собранные, однако же, по сему делу сведения выяснили, что пожертвование это имело манифестационный характер по поводу правительственного распоряжения о прекращении издания журнала «Отечественные записки» и что в пожертвованиях на этот фонд принимала участие, между другими, артистка Малого московского театра Мария Николаевна ЕРМОЛОВА (состоящая в замужестве за присяжным поверенным Шубинским).

Считая долгом сообщить о вышеизложенном Вашему сиятельству, имею честь присовокупить, что в делах Министерства внутренних дел находятся указания, по коим означенная Ермолова представляется личностью, сочувствующею революционному движению и оказывающею материальную поддержку лицам противоправительственного направления.

Примите, милостивый государь, уверение в совершенном почтении и преданности Вашего покорнейшего слуги. Подписал Петр Оржевский 10 июля 1884 года».

Из дела не видно, имела ли записка командира корпуса жандармов какие-либо последствия     для     М.   Н.   Ермоловой.

В 1884 году Мария Николаевна была уже знаменита. По-видимому, Департамент полиции, учитывая, с одной стороны, популярность артистки, а с другой   стороны, малую определенность сыскных «указаний» против нее, счел возможным и далее ограничиться слежкой за ней, не прибегая до поры до времени к репрессиям.

  

<<< Альманах «Прометей»          Следующая глава >>>