Поиск по сайту >>>

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 

Историко-биографический альманах серии «Жизнь замечательных людей». Том 11

Прометей


 

С. Тюляев. Город Победы — Виджайянагар

 

 

В пустынной местности Хампи, расположенной в штате Карнатака, сохранилось несколько полуразрушенных построек, и среди них одно своеобразное каменное здание — Лотосовый павильон. Он составлял часть дворцового ансамбля Виджайянага-ра — города Победы — столицы мощного южноиндийского царства с таким же названием, процветавшего в XIV—XVI веках.

Лотосовый павильон — типичный образец дворцовой архитектуры Виджайянага-ра. Здание как бы стоит на многих опорах, между которыми зияют сквозные арки. По общей форме оно похоже на три небольших двухэтажных павильона, соединенных друг с другом углами. На втором этаже несколько оконных проемов. Все увенчано высокими многоступенчатыми пирамидальными крышами. Арки тоже многоступенчатые: одна входит в другую («перспективная» арка), образуя богатое, изящное обрамление входов. Эта оригинальная красивая деталь еще больше подчеркивает обнаженность стен, пустоту внутри. Чувствуется, что у здания была какая-то нарядная одежда и окружение богатого архитектурного ансамбля. Теперь оно голо и одиноко.

Но когда-то вокруг дворца кипела жизнь. Сейчас трудно было бы и представить себе, что видел этот безмолвный свидетель в дни былой славы Виджайянагара. Как выглядел он сам, пока вихрь событий не обнажил его, разрушив все вокруг, оставив его жалким и каким-то неожиданным среди природы.

Но, к счастью, история донесла до нас голоса людей, лицезревших славу города Победы или знавших от других об этом знаменитом южноиндийском средневековом царстве.

Мы слышим и голос нашего великого землепроходца Афанасия Никитина. Находясь в 1470 году в соседнем индийском царстве Бахманидов, постоянно воевавшем с Виджайянагаром, он и оттуда смог дать верное описание и оценку фактов, чем вообще отличается его знаменитое «Хождение за три моря».

«А индийский же наместник очень силен, рати у него много, а сидит на горе в Виджайянагаре. И город у него весьма велик, около него три рва, да сквозь него течет река, а по одну сторону города злая лесная дебрь, по другую же сторону подошла долина, весьма чудная местностью и пригодная для всего. На ту сторону прийти неоткуда, дорога сквозь город, и город взять неоткуда, подошла великая гора да дебрь злая, заросли колючего кустарника».

В столице побывал в 1443 году Абд-ар-Раззак — посол от сына Тимура — Шах-руха, правителя Герата.

«Город Биджанагар таков, что зрачок глаза не видывал подобного места и ухо рассудка никогда не познавало, что на свете существует нечто подобное. Он состоит из семи крепостей и стольких же стен, окружающих одна другую. Вокруг внешней стены лежит полоса земли (шириной в 50 ярдов), где размещены камни, величиной в рост человека, наполовину закопанные в землю, тогда как другая половина возвышается над ней. Они укреплены один около другого так, что ни конь, ни пехотинец не могут силой или свободно приблизиться к крепости.

Седьмая крепость на севере и является дворцом царя. Расстояние между двумя противоположными воротами наружной крепости — северными и южными — равно двум парсангам и стольким же — с востока на запад. Пространство, разделяющее первую стену от второй и вплоть до третьей крепости заполнено возделанными полями, домами и садами. Между третьей и седьмой стенами встречаются бесчисленные толпы людей, много лавок и базаров. Около царского дворца четыре базара, расположенные один напротив другого. На севере виден портик дворца райи (царя. — С. Т.). Над каждым базаром возвышается аркада с великолепной галереей, но зал аудиенций царского дворца господствует надо всем остальным. Базары чрезвычайно длинны и широки.

Повсюду продаются розы. Этот народ не может жить без роз, и они считают их столь же необходимыми, как пищу...

Каждый разряд людей, представляющих определенную профессию, имеет лавки, прилегающие одна к другой; ювелиры продают открыто на базарах жемчуг, рубины, изумруды и бриллианты. В этих приятных местах, как и в царском дворце, я видел многочисленные протоки  и каналы, выложенные  тесаным  камнем,  отполированным и гладким».

Венецианский путешественник Николо Конти, посетивший Виджайянагар в 1420 году, так описывает столицу:

«Великий город Виджайянагар расположен возле очень крутых гор. В окружности он простирается на 60 миль; его стены доходят до гор и охватывают долины, лежащие у их подножия, увеличивая тем самым территорию города... Считают, что в городе имеется 90 тысяч человек, способных носить оружие».

Португальский торговец Д. Паеш дает нам живописную картину ГОРОДСКОГО вида (1520—1522 гг.):

«Размер города я здесь не описываю, потому что его нельзя охватить взглядом ни с какого пункта, но я взобрался на холм, откуда я мог видеть большую его часть; я не мог видеть его весь, потому что он расположен между несколькими цепями холмов. То, что я увидел оттуда, показалось мне величиной с Рим и весьма великолепным с виду. В нем много древесных рощ, сады при домах и много труб для воды, текущей посреди садов; местами есть искусственные озера. Близко около царского дворца растет пальмовая роща и другие деревья; богатые плодами. Ниже мавританского квартала протекает небольшая речка, и там много фруктовых и простых садов, большей частью там манговые деревья и арековые пальмы, апельсиновые и прочие деревья, растущие так тесно друг к другу, что они образуют густой лес; есть там также белый виноград." Вся вода в город поступает из двух водоемов, о которых я говорил, находящихся за первой окружающей стеной...

Народ города бесчислен настолько, что я не хочу об этом писать, чтобы это не прослыло сказочным, но я заявляю, что никакой военный отряд, конный или пеший, не может проложить себе дорогу ни через какую улицу или переулок, так велико число людей и слонов».

Паеш проник и внутрь дворца, дал хотя и мимолетное, но интересное описание архитектуры храмов:

«Вы должны понять, что это круглый храм, сооруженный целиком из скалы; отделка всех ворот напоминает по тонкости столярную работу. В этом сооружении много фигур, выступающих на локоть из каменной поверхности (протомы. — С. Т.), так, что их видно со всех сторон. Они вырезаны так хорошо, как нельзя лучше, лица так же хорошо исполнены, как и все остальное, и место, где находится каждая фигура, как бы осенено листвой... Кроме того, у этого храма есть меньший портик на столбах, которые все из камня и вместе со своими пьедесталами так хорошо исполнены, что кажется, что они созданы в Италии. Все поперечные части и балки сделаны из того же камня, безо всякого применения деревянных досок или бревен, и вся почва выложена тем же самым камнем».

Во дворце, по его словам, на столбах «были розы и цветы лотоса, все из слоновой кости и все так хорошо исполнены, как нельзя лучше. Это так богато и прекрасно, что вы не найдете других подобных примеров. На этой же стороне нарисован образ жизни всех людей, которые побывали здесь, включая даже слепцов и нищих».

Интересно рассказал Абд-ар-Раззак о царском приеме:

«Однажды посланцы, направленные из царского дворца, пришли навестить меня, и к концу того же дня я представился при . дворе... Раджа сидел в зале, окруженный самыми внушительными регалиями царства. Справа и слева от него предстояла многочисленная толпа людей, расположенных кольцом. Царь был облачен в одежду зеленого сатина, и вокруг шеи он носил воротник из жемчуга превосходной воды и из других великолепных драгоценностей. Цвет его лица был оливковый, его сложение было тонкое, и он был довольно высок; на его щеках можно было заметить легкий пушок, но у него не было бороды. Выражение его лица было чрезвычайно приятно... Если сообщения верны, число его принцесс и наложниц восходит до семисот».

О торжественных шествиях ко дворцу пишет персидский хронист начала XVII века Феришта в своей «Истории Декана».

«От ворот города до дворца, расстояние между которыми равно шести милям, дорога была устлана тканями из золотой нити, бархатом, сатином и другими дорогими материями. Два принца ехали верхом бок о бок между рядами красивых мальчиков и девочек, которые, приближаясь, колыхали над своими головами золотыми блюдами и серебряными цветами и затем бросали их, чтобы их подбирал народ. После этого жители города — мужчины и женщины делали приношения согласно своим рангам. Пройдя через сад, находящийся в центре города, родственники Дэва Райи, обрамлявшие толпами улицы, выражали свое повиновение, приносили дары и пешими присоединялись к кавалькаде, выступая впереди принцев. По прибытии к дворцовым воротам, султан и райя спешивались со своих коней и всходили на великолепные паланкины, унизанные драгоценными камнями, в которых их несли обоих вместе к апартаментам, приготовленным для приема жениха и невесты, где Дэва Райя прощался и удалялся на покой в свой собственный дворец».

Со сказочным великолепием происходило на глазах у Паеша празднование Девяти Ночей в честь верховного божества Шивы, начавшееся с традиционного шествия танцовщиц.

«Кто может точно описать великие богатства, которые эти женщины носили на себе? Воротники из золота с таким большим количеством бриллиантов, рубинов и жемчуга, браслеты на их руках, пояса и ножные браслеты... Все завершалось процессией почетной личной женской свиты принцесс в высоких головных уборах, несущих светильники в золотых сосудах. Они были так нагружены драгоценностями, что едва могли ходить».

Под конец празднества было показано еще более поразившее португальца зрелище:

«Всюду были расставлены воины, обрамлявшие улицы, плоские крыши домов и склоны окружающих холмов, так что не было видно ни равнины, ни холма, которые не были бы покрыты войсками.

Царь покидает свой дворец, едучи верхом, о чем- я уже вам говорил, одетый во многие богатые белые одежды, мной уже упоминавшиеся, с двумя зонтами государства, сплошь вызолоченными и покрытыми малиновым бархатом, с драгоценными камнями и орнаментом.

Возможно, я не смогу описать величие знати и людей высокого чина, и мне не поверят, если, бы я попытался сделать это. Затем стоило взглянуть и на их лошадей и оружие, ими носимое; вы бы увидели, что они покрыты металлическими пластинками, и я не нахожу слов выразить, что я видел. Попытаться сделать это и описать все, что я видел, безнадежно, потому что я двигался вперед, так часто повертываясь из стороны в сторону головой, что почти падал назад на свою лошадь совсем без чувств!»

«...Перед царем шло много слонов, покрытых узорчатыми попонами, — продолжает португальский негоциант, — перед ним также вели около двадцати лошадей в полной сбруе, с седлами, вышитыми золотом, и. с драгоценными камнями, что наглядно показывало величие и положение повелителя. Около царя везли клетку, какие бывают в Лиссабоне в день празднования Корпо де Диос, она была золоченой и очень большой; мне кажется, она была сделана из меди и серебра. Ее несли шестнадцать человек, по восемь с каждой стороны; кроме того, были и другие люди, делавшие это, в свою очередь,   и   в ней несли идола, о котором я уже говорил.

В таком сопровождении царь проезжал, глядя на своих воинов, которые громко восклицали, ударяя в свои щиты. Кони ржали, слоны ревели, так что казалось, что весь город перевернется, холмы и долины и вся почва дрожали от залпов пушек и мушкетов. Было действительно чудесно видеть бомбы и фейерверк над равнинами. Поистине казалось, что весь мир собрался здесь».

Царство Виджайянагар — золотой колосс, стоявший на глиняных ногах. В чем была его слабость, видно из слов другого португальского торговца — Ф. Нуниша, посетившего царство между 1535 и 1537 годами, когда там правил Ачьюта:

«Простому народу было очень трудно, те, кто владел землями, были такими тиранами!» То же пишет Афанасий Никитин про соседнее царство Бахманидов, где гнет феодальной знати был таким же сильным.

«А земля людна вельми, а сельские люди голы вельми, а бояре сильны добре и пышны вельми».

В тот страшный день 1565 года, когда при Таликоте союзные войска неприятеля — деканских султанов — начали сражение, армия царя Виджайянагара насчитывала 700 тысяч человек пехоты, 32 600 всадников и 651 боевой слон и намного превышала вражескую.

Но в битве военачальник индусского войска был свергнут со своего слона. Его. армия, состоявшая из массы простого народа, ставшего воинами по необходимости, не имела причин защищать своего владыку. Она перестала сопротивляться и бежала.

Неприятель одержал победу. Виджайянагар был взят и начисто ограблен и разрушен. Несколько месяцев завоеватели срывали золотое одеяние великого города.

Феришта пишет: «Военная добыча была так велика, что каждый рядовой воин приобрел себе золото, драгоценности, палатки, оружие, лошадей и рабов».

«Тысяча лет — город, тысяча лет — лес», — говорят индусы. Около вечнозеленого дерева одиноко возвышается Лотосовый павильон, лишенный нарядов каменный остов — символ истории Виджайяна гара.

  

Альманах «Прометей»    

 





Rambler's Top100