На главную страницу библиотеки

Оглавление книги

 

 

Екатерина Андрееважестокий путь Жестокий путь крестовые походы

Екатерина Андреева


Христиане против христиан

 

Кровавое безумие крестовых походов на Восток, вдохновляемое религией, длилось 175 лет (1095—1270 гг.).

В 1187 году великий полководец Востока Саладин взял приступом Иерусалим. Отбить город западным христианам не удалось, и третий крестовый поход потерпел полную неудачу. На стороне Саладина было все население Сирии и Палестины. Не только мусульмане, но и сирийские христиане ощутили на себе тяжелую руку крестоносных убийц и

грабителей. Они убедились на печальном опыте, что господство западных христиан несет с собой невыносимый гнет крепостной зависимости, гнет рабства и нужды.

В 1198 году папой римским стал Иннокентий III, стремящийся, как и его предшественники, к безграничному усилению своего могущества, мечтавший подчинить своей власти всех государей и присоединить к Риму восточную церковь, чтобы овладеть ее богатствами. Уже в первый год своего пребывания на папском престоле Иннокентий III разослал епископам Италии послание с призывом к новому крестовому походу. Он писал, что плачем плачет церковь и что ее жалобный голос разносится по всей земле, потому что за грехи христианских народов язычники, ворвавшись в «святую землю», затопили ее кровью и в Иерусалиме никого не осталось, чтобы похоронить трупы христиан.

Рисуя эту горестную картину, папа уклонялся от истины  Саладин, заняв Иерусалим, даровал жизнь населявшим его христианам и дал возможность тысячам крестоносцев за выкуп вернуться на родину. Между тем как в свое время первые крестоносцы, овладев Иерусалимом, вырезали там все нехристианское население. Папа это, конечно, знал, но, желая придать своему посланию особую убедительность, просто пренебрег правдой.

Призыв Иннокентия III к крестовому походу был подхвачен церковниками, и во всех странах Западной Европы раздались зажигательные речи в пользу новой «священной войны». Одних привлекали обещания «небесных благ», на которые духовенство никогда не скупилось, других — надежда на блага земные.

Но в конце XII века крепостные на Западе уже стали явно предпочитать другие, более верные пути для облегчения своей жизни. Они больше не поддавались на призывы духовенства к крестовым походам, а бежали прежде всего в быстро растущие города, где надежда на освобождение была более реальной, чем в неведомой «загробной жизни» или в далекой «святой земле». По народной поговорке того времени «городской воздух уже делал свободным».

Зато на одном из блестящих рыцарских турниров во Франции множество собравшихся там баронов и рыцарей, жаждавших добычи и славы, приняли под влиянием пылкого проповедника обет крестоносцев. Вскоре они договорились с дожем Венеции — главой Венецианской республики, что за 85 000 марок венецианцы их перевезут на своих кораблях в Константинополь.

Через несколько месяцев крестоносцы стали прибывать отдельными группами в Венецию. По приказу дожа их перевозили на пустынный остров Лидо. Там, окруженные морем, крестоносцы оказались в прямой зависимости от венецианцев. Чтобы сделать их более сговорчивыми, дож приказал ограничить их снабжение съестными припасами и пресной водой.

Среди рыцарей начался голод. Солнце нестерпимо палило, пресной воды не хватало, появились болезни и даже смертные случаи. Тем временем миновал назначенный венецианцами срок расплаты, а наличных денег у рыцарей не было.

Дож воспользовался безвыходным положением крестоносцев и подсказал им выход: выплатить долг своей службой, для чего   по   пути   в   «святую   землю»   крестоносцы должны взять штурмом город Задар, вышедший из повиновения Венеции и отдавшийся под покровительство венгерского короля.

Рыцари креста призадумались: население Задара было христианским, и венгерский король сам был крестоносцем. Римский папа, конечно, мог бы покрыт задолженность крестоносцев, для него это не было такой уж большой суммой, но папе это было невыгодно.

Задар был взят и разгромлен, и рыцари, как всегда, дрались между собой из-за добычи. Папа Иннокентий III выразил «безмерную скорбь» о происшедшем, но простил крестоносцев, когда узнал, что теперь они готовы следовать в «святую землю». Однако, когда венецианский дож предложил крестоносцам деньги, с тем чтобы они взяли Константинополь и вернули престол свергнутому там царевичу Алексею, они согласились и на это «восстановление справедливости», хотя Константинополь был христианским городом.

Накануне решительного штурма Константинополя священники заранее отпускали грехи крестоносцам, прощали убийства и грабежи, внушали, что овладение городом — «богоугодное» дело, что эта битва христиан с христианами является справедливой и оправданной и что за овладение землей и подчинение ее Риму крестоносцы получат прощение всех грехов и попадут в рай.

Константинополь был взят, и рыцари креста, упоенные победой, разграбили богатый город.

От рыцарей, закованных в латы, не отставало и духовенство. Подоткнув свои рясы для быстроты передвижения, они бегали по городу и «предавались благочестивому воровству».

Узнав о разгроме Константинополя, папа для виду разразился протестами против рыцарских злодеяний, потому что они могли повредить авторитету католической церкви. Но вскоре же затем объявил падение Константинополя «чудом божьим», умилился по поводу того, что греческая империя перешла к латинянам справедливым божеским судом, и объявил грабеж Константинополя небесным возмездием за отступничество византийцев от истинной католической веры.

 

 

На главную страницу библиотеки

Оглавление книги