СЛОВАРЬ ЮНОГО ФИЛОЛОГА

 

ГРИГОРИЙ ОСИПОВИЧ ВИНОКУР (1896—1947)

 

 

Для современного лингвиста он прежде всего «классик» словообразования. Прочтя его «Заметки по русскому словообразованию» (1946), уже нельзя не понимать разницы между этимологическим и словообразовательным анализом, между словами, связанными языковым родством — реальным и утраченным, забытым. Он был зачинщиком спора о правилах проведения границ между морфемами в слове — знаменитого «спора о буженине», из которого вышел целый ряд понятий современной морфемики.

 

Но назвать Г. О. Винокура специалистом только по словообразованию несправедливо. Он был филологом в самом обширном смысле этого слова. За свою очень недолгую для ученого жизнь он занимался едва ли не всеми видами филологической деятельности: был переводчиком, журналистом-газетчиком, редактором, издателем, а значит, текстологом, критиком (его первое выступление в печати — о поэме Маяковского «Облако в штанах»), неустанным лектором-пропагандистом филологической культуры, преподавал студентам добрый десяток филологических предметов. И это, конечно, не все...

 

Винокур всегда в центре филологической жизни. Посещает собрания футуристов, печатается в их сборниках, журналах Лефа. Делает доклады — со студенческих времен!— в Московской диалектологической комиссии. Московском лингвистическом кружке. Входит в коллектив составителей первого советского словаря, известного теперь как словарь Ушакова (ему было отдано 19 лет жизни). Организует работу по составлению Словаря языка Пушкина. Участвует в спорах об орфографии... И конечно, Винокур был филологом в своих исследованиях, книгах и статьях. С одной стороны, его занимали самые разные исследовательские сюжеты из лингвистики и литературоведения, что уже само по себе придает его труду филологическую широту и грандиозность. С другой стороны, Винокура всегда заботила мысль о самой филологической науке, ее месте среди других гуманитарных наук, ее назначении и внутренней структуре. Г. О. Винокур придумал специальный курс для студентов- филологов — «Введение в изучение филологических наук», читал его в 40-е гг., но выпустить книгу не успел (I часть была опубликована в 1981 г.).

 

Филология, по Винокуру,— это содружество наук, имеющих общую заботу — чтение и истолкование текста. Такая филологическая работа требует безупречного знания языка на уровне века и самых передовых лингвистических достижений, глубокого постижения культуры, литературных пристрастий той эпохи, в которую появился текст, и многого другого. Все эти знания должны соста-

нами их жизни наука ономастика. «Собствен- СЛОВООБРАЗОВАНИЕ никами» чаще всего оказываются люди и места, где они живут.

 

Потому и главные разделы ономастики — антропонимика (наука об именах людей) Почему лиса — лисой — это одно и то же сло- и топонимика (наука о географических на- во, а лиса — лисичка — разные слова? Ответ званиях). Имена собственные так связаны со кажется простым: потому что лиса—лисой — своими «собственниками», что ономастике ни- это падежные формы, а падежные формы, есте- как не обойтись без знаний из истории че- ственно, принадлежат одному слову.

 

Сам Винокур был виртуозным мастером такой труднейшей филологической работы. Любимейшими его текстами были тексты Пушкина. Он подготовил несколько томов Академического собрания сочинений Пушкина, изучал его язык, роль в формировании нашего национального литературного языка... Главная пушкинистская заслуга Винокура — это инициатива, разработка программы и подготовка Словаря языка Пушкина, который вышел уже после смерти Григория Осиповича (1956— 1961), и сейчас это единственное в своем роде издание, без которого невозможно представить работу пушкиниста, будь он лингвистом, литературоведом или историком.

 

Винокур говорил о двух научных подходах к языку: «анатомическом», когда исследуется собственно языковое устройство, и «физиологическом», когда важно выявить, как это устройство проявляется «в интересах» какой-либо области культуры, преимущественно письменной. Сам Винокур был в большей степени склонен к «физиологическому» исследованию языка. Он усердно трудился над понятиями для описания этих разнообразных культурных проявлений языка — «языка газеты», «поэтического языка», «языка литературного произведения», «языка писате- филологические дисциплины — «нормативная стилистика», «историческая стилистика, или история литературного языка» (любимейшая сфера филологии Винокура) и др.

 

Вся филологическая деятельность Винокура отмечена значительностью. Так, например, с доклада в Московском лингвистическом кружке о только что вышедшей тогда «Общей лингвистике» Ф. де Соссюра начинается распространение его идей в нашей стране. В 1925 г. вышла книга Винокура «Культура языка», в которой теоретические вопросы лингвистики решаются в органической связи с языковой практикой.

Филологическая жизнь Винокура связана с Московским университетом. Здесь студентом он учился сразу в нескольких «семинариях», потом работал вместе со своими учителями Д. Н. Ушаковым, М. Н. Петерсоном, возглавлял кафедру русского языка, растил своих учеников.

 

Григорий Осипович всегда обращал внимание на единство творчества и личности писателя, ученого, считая, что слово — это поступок в личной жизни писателя. И сам Григорий Осипович был личностью огромного обаяния, а каждая его филологическая работа— поразительно умной, поучительной и вдохновляющей.

 

 

 

Смотрите также:

 

Князь Хворостинин. Патриарх Никон. Григорий Котошихин.

Ключевский Василий Осипович.
Григорий Котошихин служил подьячим Посольского приказа, или младшим секретарем в министерстве иностранных дел,

 

Святилища, игры и игрища

и гривны на шее. И. С. Винокур составил интереснейшую карту находок подобных.
которого положено одно из слов Григория Богослова ("Слово об. идолах") 33.

 

О дворах царских: Казенном, Сытенном, Кормовом, Хлебенном...

Григорий Котошихин.
Винокуры, пивовары, сторожи, бочкари, которые вина курят, и пива варят, и меды ставят, и делают суды, и ходят по погребом и цедят и роздают питье; а будет их...