СЛОВАРЬ ЮНОГО ФИЛОЛОГА

 

ОРФОГРАФИЯ И ОРФОЭПИЯ

 

 

Орфография (греч. orthographia: от orthos — «правильный» и grapho—«пишу») —это система правил, определяющая, как надо писать слова.

 

Орфография связана с графикой. Графика, например, говорит, что сочетание звуков [шы] надо передавать буквами ши: ширь, спеши. Сочетание [шы] именно так, и только так, передается в любом слове; написание ши «все- словное». Правилами таких «всесловных» написаний ведает графика.

Дано сочетание звуков [цы] (после [ц] мы всегда произносим [ы],не [и]) —как передать его буквами? Это зависит от слова, от морфемы. В слове цыпочки для звуков [цы] использованы буквы цы, в слове цинк для тех же звуков — буквы ци. Значит, чтобы верно обозначить [цы] буквами, недостаточно знать «всесловные» правила (графические), надо знать правила правописания отдельных слов и их грамматических частей — морфем. Такими правилами и ведает орфография. Другими словами: орфография, диктуя свои правила, принимает во внимание значимые единицы языка (слова, морфемы); графика устанавливает правила для всех письменных единиц, невзирая на их типы или разряды.

Орфографических правил много. Иначе и не может быть. Ведь они устанавливают и правильное написание букв в словах, и слитные, дефисные и раздельные написания слов, и употребление прописных букв, и перенос слов.

 

Не случайно вначале названы правила о написании гласных и согласных букв. С них начинается орфография. По этим правилам определяется главный, ведущий принцип орфографии языка. Какой же это принцип?

Как написать слово [вада]? Надо безударный гласный проверить — поставить под ударение: воды. Значит, писать надо вода. Как писать окончание слова Маша в дательном падеже: Пришел к Маше? Или «к Маши»? Проверим: к сестре. То же самое окончание — под ударением. Значит, к Маше.

Колючий еж... или, может быть, нужна буква ш? Произносим: [join]. Проверка: ежи. Поставили согласный перед гласным...

Грустный... Как доказать, что в середине слова надо писать г? Произносится: [грус- ный]. Но есть проверка: грустить, грустен...

 

Трудно объединить столь разные правила. Но можно. Оказывается, во-первых, все правила требуют, чтобы мы не доверяли слуху и не писали так, как слышится; во-вторых, все правила требуют искать проверку для написания нужной буквы; в-третьих, проверка возможна только в той же морфеме — в том же корне, в том же окончании, и, в-четвертых, для проверки годится не все. Нужна сильная позиция, в которой все звуки четко друг от друга отличаются. Для гласных это положение под ударением, для звонких и глухих согласных — положение перед гласными, для обозначения мягкости — положение перед твердыми согласными.

Получается, что все наши главные правила покоятся на одинаковых основаниях. Они и определяют основной, ведущий принцип русской орфографии. Такой принцип письма, когда звук проверяется сильной позицией, называется фонематическим (см. Фонема). Этот принцип удобен для русского письма.

 

Но ни одна исторически сложившаяся орфография не может быть построена только на одном принципе. Ведь нормы орфографии создавались и перестраивались не только сознательно, но и стихийно. И в русском письме, имею- едина для всех слоев лексики; орфография, щем тысячелетнюю историю, есть некоторые правописание — это правильное написание написания, основанные на фонетическом, зву- слов русского языка: правильных (литератур- ковом, не на фонематическом принципе: пишем, ных) и неправильных (нелитературных). Ор- как слышим, букве соответствует реально фография не учит, как правильно употреблять произносимый звук. Например, так пишутся слова, она учит, как правильно их писать, приставки на -з: разбить, но расписать. Исполь- А писать приходится и слова, которые сам не зуются и другие принципы.           употребляешь, когда, например, передаешь

 

Правила орфографии не всегда были полны- чужую речь. Одинаково ошибочны написания ми, четкими и однозначными. Дореволюцион- «сомниваться» (вместо сомневаться) и «сумная орфография не имела единого руководства, ливаться» (вместо сумлеваться). Одинаково Отсутствие в ряде случаев орфографических надо писать с мягким знаком и форму можешь правил и наличие многих противоречащих друг и «могешь».

другу рекомендаций, естественно, создавали Сейчас в русской орфографии случаев разно- разнобой в написании.        чтений немного.

 

Словари рекомендовали писать: мачеха и ма- ность орфографии расценивается как важный чиха, снегирь и снигирь, склянка и стклянка, показатель высокой культуры нации» вязига и визига, бутерброд и буттерброд, юбка (С. И. Ожегов).

и юпка, кощей^л. кащей, паром и пором, мущина Декоративный кустарник азалея в разных и мужчина, сбруя и збруя, ветчина и вядчина, источниках пишется по-разному: азалея и аза- крапива и кропива, цыфра и цифра, рассчет лиЯш Сохраняются колебания в'написании сло- и расчет, расписка и росписка, желоб и жолоб ва камфора — камфара (по первоисточнику

camphor а — «камфора»; под ударением [а] —

 

Отсутствие твердых правил приводило к раз- «камфарный»), нобою и в официальных документах, и в Л НОвые слова? В каких только вариантах периодических изданиях, и в произведениях Не встречалось написание слова поролон (па- писателей. Современному школьнику, от кото- ролон, паралон, поралон)\ Фломастер и фла- рого требуется строгое соблюдение правил, мастер. Колготки и калготки. Дизайнер и де- такая свобода может показаться заманчивой. зайнер. Коррида и корида. Нейлон и найлон. Но только на первый взгляд.

 

Хорошо и верно сказал об этом В. Г. Белин- кримплен. Макраме — мокраме — макромв — скии: «Запутанность и затруднительность рус- макрамэ. Каратэ — карате и ряд других. Вольской орфографии происходит от произвольно- шинство этих слов, однако, уже нашло свою сти правил. Скажите ученику общее правило, законную орфографическую форму, он скоро поймет его и скоро привыкнет писать сообразно с ним; ему небольшого труда будет стоить упомнить и немногие исключения из правила. Но скажите ему, что вот-де на это нет правила, но уж так принято писать — ОРФОЭПИЯ и тогда для него ваша грамматика и ваша

орфография обратятся в мучения. Головолом- Орфоэпия — область фонетики, занимающаяся ны ложные правила, но произвол еще хуже их», изучением норм произношения. Точные орфо- Современная орфография стандартна. Есть эпические нормы, как и нормы грамматические, единственное руководство — свод правил лексические, орфографические, характеризуют («Правила русской орфографии и пунктуации», литературный язык — язык культуры. Человек, 1956), есть «Орфографический словарь русско- соблюдающий все нормы, владеет литератур- го языка». Рекомендации этих документов обя- ным языком, и речь его воспринимается как зательны для всех составителей учебников и речь культурного человека, словарей, для всех пишущих.       

 

Требование единообразного, правильного на- орфоэпическими. К произносительным ошиб- писания распространяется не только на слова кам относят также дикционные (картавость, литературного языка, но и на слова диалектные, косноязычие, заикание), которые к культуре просторечные, разговорные.          речи не имеют отношения, хотя и затрудняют

Иногда упрекают составителей орфографи- речевое общение. От них желательно избавить- ческих словарей — зачем они включают в ело- ся уже в детстве, прибегая, если необходимо, варь просторечные слова? Действительно, в к помощи логопеда.

 

«Орфографическом словаре русского языка» Орфоэпия в первую очередь изучает варь- есть такие слова, как окромя, опосля, отсюдова, ирование произносительных норм, возникаю- нонешний, калякать, взаправдашний и др. Ус- щее в результате исторических изменений, ког- матривается отрицательное влияние словаря да нормы произношения бытуют одновремен- в первую очередь на тех, кто учится, на школь- но в старом и новом варианте, ннков. Но все дело в том, что орфография Так, в предударном слоге после твердых ши-

пящих на месте а может произноситься два звука: [а] и [ыэ]. В одних словах, раньше звучавших со звуком [ыэ], произошла замена этого звука на [а]: вместо ж [ъ\э]ра, ш[ыэ] гать стали говорить ж [а] ра, иг [а] гать. Обе нормы, старая и новая, считаются литературными. Старое произношение называется иногда сценическим: оно прочнее всего сохраняется ка сцене; но сохраняется в речи старшего поколения.

Театр, сберегая наше культурное наследие, сознательно культивирует старые нормы, чтобы они не казались архаичными и не забывались. Полный отказ от традиционных, устоявшихся норм означал бы разрушение русского классического стиха, тогда многие стихотворные строки, рифмы которых инструментованы по старой норме, распались бы.

 

К таким орфоэпическим вариантам относится, например, твердое и мягкое произношение г, к, х в окончаниях прилагательных.

Так пел нам странник одинокий В виду лионских стен. Где юноше судьбой жестокой Назначен долгий плен.

(В. А. Жуковский)

 

Старое, твердое, произношение обеспечивает здесь точную рифму (одинокий произносится так, словно написано одинокой). Новое же произношение, с мягким к, исказило бы стих. Поэтому произношение гром [к'и] и — гром- [къ] й, слад [к'и] и — слад [къ] и считаются одинаково правильными, но они различаются как новое, все более распространяющееся в бытовой речи молодого поколения, и традиционное, сохраняющееся в первую очередь на сцене.

Вариативность нормы приводит к тому, что старая и новая нормы противопоставляются как сценическая и обычная или как высокая и нейтральная. Отсюда и характер орфоэпических рекомендаций: даются норма рекомендуемая (или высокая, стилистически приподнятая, сценическая) и норма допустимая (стилистически сниженная, применяемая в обычной речи).

 

В таком же соотношении находятся две нормы произношения возвратных частиц -ся, -сь. Твердое произношение, старое (бою [с], признаю [с], простил [са]) — отличительная черта актерского и отчасти дикторского произношения — это стилистически приподнятая норма, в то время как мягкое произношение возвратных частиц — стилистически нейтральная норма. Защита старой нормы диктуется теми же требованиями сохранения культурного наследия:

И лавр, и темный кипарис На воле пышно разрослись.

(А. С. Пушкин)

Была покрыта чешуей Ее спина — она вилась Над головой моей не раз.

(М. Ю. Лермонтов)

 

Эти стихи должны быть прочитаны только с твердым вариантом возвратной частицы.

Кроме противопоставления старой и новой орфоэпических норм в произносительных вариантах различают произношение нормативное и противоречащее норме. Так, например, буквенное сочетание чн может произноситься по-разному: как [чн] (цветочный, избыточный, красочный), как [шн] (горчичник, яичница, пустячный, скучно) и вариативно, т. е. как [чн] и как [шн] — оба произношения в равной степени правильны (копеечный, булочная, прачечная, пряничный, молочница). Произношение [чн], а не [шн] в слове конечно считается неправильным.

По такой же трехзначной шкале распределяются и некоторые другие орфоэпические варианты. Например, смягчение согласных перед мягкими согласными представляется сейчас явлением довольно неустойчивым. Можно слышать, как голос диктора в метро произносит: «Осторожно, [дв']ери закрываются», а на другой линии слово двери другой диктор произносит с мягким [д']. Оба варианта (че [т] верг — че [т'] верг, [д] ве — [д'] ве) считаются правильными. Сочетания с мягким зубным (перед мягким . убным) преобладают в речи актеров и дикторов. В бытовой речи чаще звучат сочетания [дв'], [тв'], [ев'] с твердым убным согласным перед мягким.

 

Большие изменения происходят сейчас в произносительных нормах заимствованных слов. Существовавший раньше фонетический закон смягчения согласных перед е перестал действовать повсеместно, и тенденция к смягчению значительно ослабела. Некоторые слова укрепились в произношении с твердыми согласными (партер, термос, бутерброд), у других произносительная норма утвердила мягкое произношение согласных (термин, музей, консервы), третьей группе слов опять-таки разрешено вариантное произношение, т. е. с твердыми и мягкими согласными перед е могут произноситься слова темп, сессия, конгресс.

Внимательного отношения требуют и гласные звуки в безударной позиции. Замена [у] на [ъ] воспринимается как просторечие. Режет слух реплика, услышанная в буфете: «Дай мне [бърат'йнъ]» (имеется в виду напиток «Бура- тино»), а свой комический эффект слово [къл'инарнт^ь] (училище) получило исключительно за счет этой как будто бы безобидной замены [у] редуцированным звуком. Сами редуцированные гласные тоже должны звучать, их выпадение совсем не безобидно, оно тоже приводит к просторечию: [пкажы], [гвар'у], [пч'иму], [птаму].

 

Таким образом, орфоэпия, защищая старые, но еще живые нормы произношения, сознательно сдерживая процессы фонетических изменений, продлевая жизнь произносительным нормам, охраняет наше культурное поэтическое наследие.

Стремление к правильности речи, требовательное отношение к культуре произношения, обостренное чувство языковой нормы приводят к тому, что неорфоэпическое произношение становится оскорбительным для слуха. Оно вызывает осуждение в любой культурной среде.

Наиболее авторитетное руководство пс современной орфоэпии — книга Р. И. Аване- сова «Русское литературное произношение» (любое издание).

 

 

 

Смотрите также:

 

Орфоэпия. Правильное произношение. Литературное...

Орфоэпия буквально значит правильное произношение (ср. орфография– буквально «правильное письмо»).

 

Из истории правописания в русском языке. Нормы правописания...

Нормы правописания охватывают правила орфографии и пунктуации.
в особое направление (с 1992 г. функционирует сектор орфографии и орфоэпии), а в 1989 г. была утверждена...

 

Произношение звуков и их комбинации. Современный русский...

Следовательно, орфоэпию можно определить, как совокупность правил, которые устанавливают литературное произношение.