СЛОВАРЬ ЮНОГО ФИЛОЛОГА

 

ПОДЧИНЕНИЕ И СОЧИНЕНИЕ

 

 

Подчинение и сочинение — это две формы синтаксической связи: либо слов в простом предложении, либо предикативных конструкций в сложном. Сложное предложение с подчинительной связью называется сложноподчиненным, сложное предложение с сочинительной связью — сложносочиненным. Грамматическая, в том числе и синтаксическая, форма — это единство значения и того грамматического средства, которым это значение выражается.

 

Сначала о значении сочинения и подчинения. При подчинительной связи один компонент (слово или предикативная конструкция) является главным, а другой — зависимым от него. Эта зависимость и есть значение подчинительной связи. От главного компонента к зависимому (но не наоборот!) можно поставить вопрос. Подчинительная связь соединяет не более двух компонентов.

 

Сочинительной связью соединяются два и более компонента, выполняющие в предложении некоторую одинаковую роль и являющиеся поэтому равноправными. В этом и заключается значение сочинительной связи.

Основной одинаковой ролью сочиненных компонентов является такая: два (и более) сочиненных компонента находятся в одинаковых подчинительных отношениях к третьему компоненту. В простом предложении это синтаксическое значение сочинительной связи проявляется вполне ясно, потому что всегда налицо тот третий член предложения, с которым сочиненные члены находятся в одинаковых отношениях. Сочиненные члены предложения, находящиеся в одинаковых отношениях к третьему члену, называются однородными. Однородные члены предложения могут быть или главными по отношению к третьему члену: Петя и Маша пошли в зоопарк, или зависимыми: В зоопарке они видели слона и бегемота.

 

Неосновные одинаковые роли у сочиненных членов предложения встречаются реже. Сочиняться могут вопросительные (в вопроситель- ности и заключается одинаковость ролей) местоимения, являющиеся, однако, разными членами предложения: Кто и когда поедет в командировку? Сочиняются также неопределенные местоимения, отрицательные местоимения, местоимения со значением всеобщности: Кто-то и когда-то мне об этом уже говорил. «Я теперь ничего и никогда не забуду» (М. Булгаков). В сложном предложении проявляется только основная роль компонентов. Обнаружить эту роль в сложном предложении труднее, чем в простом, потому что обычно сложносочиненное предложение состоит из двух сочиненных конструкций и никакой третьей предикативной конструкции, к которой бы сочиненные находились в одинаковых отношениях, нет. Важно, однако, принять во внимание, что к люб^1м сочиненным предикативным конструкциям можно присоединить такую третью предикативную конструкцию, которой две сочиненные будут одинаково соподчинены: Светит солнце, но все-таки холодно. — Он сказал, что светит солнце, но что все-таки холодно.

 

Отличие сочинительной связи между однородными членами в простом предложении от сочинительной связи в сложносочиненном предложении, следовательно, только в том, что в простом предложении всегда есть третий член, к которому одинаково относятся однородные, а в сложносочиненном предложении такого третьего компонента может и не быть.

 

Теперь о средствах выражения сочинения — подчинения. Средства выражения подчинения в простом и сложном предложениях различны. В простом предложении в выражении подчинения принимают участие разные морфологические словоизменительные формы (см. Лексема и форма слова). Подчинительная связь в сложном предложении выражается с помощью подчинительных союзов что, если, потому что и т. п., а также союзных слов который, кто и т. п. Сочинительная же связь и в простом и в сложном предложении выражается одними и теми же средствами: или сочинительными союзами и, а, но, или и др., или особой перечислительной интонацией, отличающейся подчеркнутой однотипностью интонирования соединяемых компонентов. В перечислительные ряды может быть введен повторяющийся или одиночный завершающий союз и: «Он рощи полюбил густые, jУединенье, тишину,! И ночь, и звезды, и луну»... (А.С. Пушкин).

Сочинительные союзы могут связывать морфологически разнооформленные однородные члены предложения: Он работает много и с увлечением.

 

Среди сочинительных союзов есть только один — союз и, — который может выражать значение сочинительной связи «в чистом виде»: Он сказал, что кот уже спит и что звонили приятели, где предикативные конструкции соединены союзом и только потому, что они находятся в одинаковых — изъяснительных — отношениях к предикативной конструкции Он сказал... Другие сочинительные союзы помимо того, что они показывают одинаковую роль соединенных компонентов, устанавливают еще между этими компонентами некоторые отношения: союз но — противительные, союз или — разделительные и т. д.

 

Долгое время синтаксисты, изучающие сложное предложение, различали сложносочиненные и сложноподчиненные предложения не на основе того, одинаково или неодинаково относятся их части к третьей предикативной конструкции, а на основе конкретных значений союзов или союзных слов. Считалось, что предложения с определительными, причинными отношениями — сложноподчиненные, а предложения с противительными, разделительными отношениями — сложносочиненные. Так было до тех пор, пока известный советский лингвист М.Н. Петерсон не обратил внимания на то, что подобным образом различать сложносочиненные и сложноподчиненные предложения нельзя, потому что при типично сочинительном союзе и могут выражаться типично подчинительные — следственные — отношения: Было холодно, и гулять не хотелось. И сделал вывод: противопоставления сложносочиненных и сложноподчиненных предложений не существует. Такой вывод был подобен взрыву в синтаксической науке. Известный советский лингвист А. М. Пешковский сказал по этому поводу: «М. Н. Петерсон отрицает нечто такое, что до сих пор молчаливо и почти без доказательств признавалось всеми синтаксистами всего мира и клалось в основу всех синтаксических систем, как бы они ни были различны между собой. Выдергивая эту полуосознанную или почти неосознанную основу, М. Н. Петерсон рушит все здание современного синтаксиса. Но если бы удалось укрепить эту основу, здание осталось бы на своем месте и потребовало бы, может быть, только частичного ремонта».

 

Сам А. М. Пешковский и занялся ремонтом синтаксического здания. Он открыл важное свойство сложносочиненных предложений, отличающее их от сложноподчиненных, — обратимость отношений: предикативные конструкции в сложносочиненном предложении можно менять местами: Было поздно, и шел дождь. — Шел дождь, и было поздно. Правда, иногда такая перемена мест оказывается невозможной: мешает реальное содержание предикативных конструкций: Ветер пригнал тучи, и начался дождь, но нельзя: «Начался дождь, и ветер пригнал тучи». Сложноподчиненные же предложения всегда необратимы.

То, что сочинение — подчинение в сложном предложении существует, можно доказать и иначе, прямо основываясь на синтаксической форме сочинения — подчинения: если данные соединенные предикативные конструкции можно соподчинить одной третьей, отношения между данными конструкциями сочинительные, нельзя — подчинительные. Таким образом, синтаксическое здание не р\хнуло: ремонт удался.

 

Коза. Здесь произносится согласный [з]. Много коз. На конце слова произносится не [з], а [с]. Почему? Позиция иная: на конце слова, перед паузой. У лингвистического термина «позиция» есть важная особенность. Если батарея будет переведена на соседний холм, позиция ее станет иной. Но произойдет ли что-нибудь с самой батареей? Будут ли заменены какие-либо части, изменится ли ее внешний вид? Нет, смена позиции не означает обязательных изменений в самой батарее. Лингвистически же разные позиции — это такое различное окружение, в котором языковой объект предстает в особом облике. Согласный [з] на конце слова превращается в [с] (пример — выше).

В словах бросить, бросать, выбросить корень один и тот же и гласная фонема корня одна и та же — (о). Но звуки, произносящиеся на месте гласной фонемы корня, разные: бр[о|сить- бр [а] сать — выбр [ъ] сить. Разница эта обусловлена тремя разными фонетическими позициями. Под ударением произносится [о]. Без ударения [о] не может остаться неизменным. Оно заменяется в предударном слоге звуком [а] (бр[а]сать), в заударном - звуком [ъ] (выбр [ъ] сить).

 

Слова бросить и выбрасывать также одно- коренные. И тоже есть чередование [о]||[а]. Но здесь это чередование в одной и той же фонетической позиции — под ударением. Раз фонетическая позиция одна, — значит, не ее приказ менять [о] на [а]. Чтобы причина мены была фонетической, нужны разные фонетические позиции (конец слова — середина слова, ударный слог — безударный слог и т.д.). Почему же здесь, в глаголах бросить и выбрасывать, меняются гласные? Обусловлено это чередование позицией уже не фонетической, а морфологической: [о] перед суффиксом -и-, [а] перед суффиксом -ыва-. В словах бросить и выбрасывать в разных позициях выступают разновидности корневой морфемы (брос- и брас-) с разными фонемами: (о) и (а).

 

У слова склониться есть значение «нагнуться, наклониться» (Ива склонилась над водой) и значение «обдумав что-нибудь, прийти к какому-либо мнению, выводу» (Склонился к этому решению вопроса). Каждое из этих значений выступает в своей особой позиции: первое — если после слова склониться идет предлог над и существительное в творительном падеже, второе — если идет предлог к и существительное в дательном падеже. Увидев в тексте слово склониться, мы, не глядя на его «соседей», еще не можем сказать, в каком значении оно употреблено. Но, увидев склониться над... или склониться /с..., мы не сомневаемся: о значении слова нам сказала его позиция — следующий за словом предлог.

 

Таким образом, позиция — это условия реализации лингвистической единицы (см. Единицы языка). Условия эти могут быть благоприятными или неблагоприятными для проявления этой единицы. Лингвистические позиции могут быть сильными и слабыми. Сильные — это «светлые» позиции. В этих позициях разные лингвистические единицы отличаются друг от друга. Так, <з> и <с> различаются перед гласными. Мы говорим: ко[з]а, ро[з]а, Ли[з]а и ко [с] а, ро[с]а, ли[с]а. Это сильная позиция для (з) и <с>. Но на конце слова эти фонемы не различаются, совпадают в одном звуке [с]: ко [с], ро [с], ли [с]. Конец слова — слабая позиция для [з] и [с], как и для всех других звонких и глухих согласных фонем русского языка.

 

Итак, позиция — это условия выявления одной из сторон многоликого языкового объекта. В разных фонетических позициях чередуются звуки; одни и те же морфемы в разных морфологических позициях имеют неодинаковый фонемный состав; слова в различных окружениях выступают в своих разных значениях. Во всех этих случаях позиция определяет, в какой своей разновидности появится языковая единица.

Сильные позиции способствуют полному различению языковых единиц. Слабые позиции — это позиции неразличения двух или нескольких языковых единиц.

 

 

 

Смотрите также:

 

СОЧИНЕНИЯСочинение несинтагматично. Внутренние...

При наличии союзов различие подчинения и сочинения очевидно помимо интонации, так как союзы разные, но в случае бессоюзной связи решает интонация.

 

Сложное предложение. Предикативные определения...

Есть такие разновидности сложноподчиненных предложений, которые граничат с сочинением, например
хотя смысловое изменение будет едва заметным (см. ниже об общем подчинении).

 

Отношения между суждениями. Два вида несовместимости.

3. Отношения подчинения характерны для суждений, которые имеют общий предикат, а понятия, выражающие субъекты двух таких суждений
...Биография и сочинения Гегеля.