СЛОВАРЬ ЮНОГО ФИЛОЛОГА

 

ПРАРОДИНА СЛАВЯН ПО ДАННЫМ ЯЗЫКА

 

 

Древнерусский летописец, отметив единство происхождения славянских народов, рассказывает об их прародине: он сообщает легенду о том, что в давние времена единый славянский народ жил по берегам Дуная, где ныне Венгрия и Болгария, а затем разные группы этого народа расселились на новых землях, назвавшись по-разному. Так древнерусские историки XI—XII вв. решали проблему прародины славян.

Научное решение этой проблемы не может опираться на древние легенды. Народ, или этнос, осознает свое своеобразие прежде всего потому, что замечает своеобразие своего языка. Но отличается он от других народов еще и физическими (расовыми) и культурно-этнографическими признаками: обычаями и обрядами, особенностями быта, одежды, домостроительства и т. д. А формирование народа — это не только формирование его языка, но и свойственных ему культурно-этнографических признаков.

 

Между тем установлено, что история языка и история этноса не совпадают. Язык современных венгров, например, ближайше родствен языкам ханты и манси, живущих к востоку от Урала (в Ханты-Мансийском автономном округе в Тюменской области); и объясняется это тем, что племена угров (языковых предков современных венгров) пришли в IX в. на средний Дунай из-за Урала. Но физический облик и этнографические особенности венгров не имеют прямого отношения к культуре тех угорских племен, которые ушли с берегов Оби более тысячи лет назад, ибо племена эти растворились среди коренных жителей (автохтонов) Дуная, передав им свой язык и усвоив их культуру.

 

Когда современные археологические исследования обнаруживают, что в том или ином районе Европы за тысячи лет не происходило существенных перемещений населения и культурно-этнографические признаки современных жителей исследуемого района — результат развития культуры автохтонов, это не означает, что и язык автохтонов был тем же, что и язык современного населения этого района. Вот почему при строго научном подходе к проблеме образования современных народов история языка оказывается не равнозначной истории сложения физических и культурно-этнографических особенностей носителей этого языка. Соответственно и проблема прародины должна решаться отдельно для языка и для других особенностей его носителей.

Сравнительно-историческое языкознание XIX в., установив факт происхождения славянских языков из единого источника — пра- славянского языка, выдвинуло проблему славянской прародины как историко-языковую. Праславянский язык должен был оформиться в зоне соприкосновения с балтийскими языками, иранскими, а также германскими, с которыми его объединяют очень древние общие особенности в словаре и в грамматике.

Географические выводы в этом случае были очень общими, поскольку точное расположение балтов и германцев в период формирования праславянского языка (II—I тысячелетия до н. э.) не было определено, и лишь в отношении древних иранцев было известно, что они жили в то время вдоль северного побережья Черного моря (к ним относились скифы и сменившие их позднее сарматы). Славянская прародина определялась в этом случае где-то к северу или северо-западу от северного Причерноморья.

 

На рубеже XIX—XX вв. в разработке проблемы прародины славян особое внимание было уделено ботанической терминологии. Было замечено, что названия деревьев, произрастающих в умеренном поясе Центральной и Восточной Европы, являются общеславянскими (береза. верба, дуб. ель, липа, ольха, сосна, ясень), следовательно, они существовали в праславянском языке до его распада. Названия же деревьев, не растущих восточнее бассейнов Вислы и Днестра, в славянских языках являются заимствованными из западных европейских языков (бук, тис и др.). Отсюда был сделан вывод, что в эпоху своего единства праславяне не были знакомы с этими деревьями: основная часть их прародины находилась к востоку от границы распространения дикорастущего бука и охватывала лесные районы, изобиловавшие озерами и болотами; терминология именно такой географической среды является также общеславянской.

 

В то же время слова, обозначающие особенности морской среды, в разных славянских языках формировались самостоятельно, т. е. после того, как отдельные группы распавшегося праславянского объединения вышли к морю.

В начале XX в. было понято, что общеславянские названия объектов окружающей природы не могут характеризовать весь более чем тысячелетний период развития праславянского языка, а отражают лишь географическую среду, в которой праславяне находились накануне распада. Учитывая это, А. А. Шахматов (см. А. А. Шахматов) развивал идею двух славянских прародин: района, в пределах которого праславянский язык сложился («первая прародина»), и района, который праславян- ские племена занимали накануне расселения по Центральной и Восточной Европе («вторая прародина») и который, по его мнению, находился в бассейне Вислы.

 

В определении «первой прародины» А. А. Шахматов колебался; однако необходимо иметь в виду, что она не могла быть значительно удалена от «второй прародины»: нет никаких сомнений в том, что праславянский язык сформировался из индоевропейских диалектов срединной Европы, следовательно, в пределах территории, которая занята славянами и в настоящее время.

 

Именно на основе вывода об автохтонности славян ведутся в последние десятилетия широкие археологические поиски. Благодаря им сейчас уже хорошо известны особенности жизни и быта славян начального периода расселения из «второй прародины». Они представлены археологическими памятниками так называемого пражско-корчакского типа V—VII вв. н. э., территория распространения которых целиком совпадает с предполагаемым районом поздних праславянских поселений. Где-то в пределах этой территории и должно было задолго до середины I тысячелетия н.э. сложиться объединение племен, языком которого постепенно стал праславянский.

 

Эту уверенность подтверждают новейшие результаты обобщения древних связей праславянского языка с соседними европейскими. Они показали, что по наиболее древним особенностям праславянский язык связан с балтийскими, германскими, балканскими (фракийским и иллирийским) и индоиранскими диалектами древней Европы. А это значит, что в состав первоначального праславянского союза вошли племена, диалекты которых содержали особенности, указывающие на эти связи. Область распространения пражско-корчакских археологических находок соответствует этим выводам.

 

Поскольку, по археологическим данным, до начала I тысячелетия н. э. в этом районе Европы существенных перемещений населения не происходило, археологи пытаются установить, какие именно культуры II—I тысячелетий до н. э. могли постепенно перерасти в ту культуру I тысячелетия н. э., которая сейчас представляется несомненно славянской.

 

 

 

Смотрите также:

 

Славянская прародинаславянские поселения

Ученые, определяя по данным географической номенклатуры и могильным раскопкам, по данным сравнительного языковедения исконное

ДРЕВНИЕ СЛАВЯНЕПрародина славян и их этногенез

Археолог и историк академик Б.А. Рыбаков на основании новейших археологических данных попытался объединить обе эти версии возможной прародины славян и их этногенеза.

 

Венеты - венеды. Происхождение славянского русского языка

Но тут-то и обнаруживается, что для того региона в ту эпоху научные данные не предоставляют ничего более или менее определенного. Мы оказались где-то в пределах выделяемой рядом современных ученых прародины славян и на...