РУССКИЕ ПИСАТЕЛИ

 

Максим ГОРЬКИЙ                 

 

 

 

ГОРЬКИЙ Максима [наст, имя и фам. Алексей Максимович П е шов: 1628>.3.1868, Н. Новгород— 18.6.1936, Горки, под Москвой; урна с прахом захоронена в Кремлевской стене]. Отец, Макс. Сэвватеевич (1840— 71),— сын солдата, разжалованного из офицеров; столяр-краснодеревщик, работал в мастерских Волж. пароходства, в 1870— 71 — управляющий пароходной конторой в Астрахани- умер от холеры. Мать, Варв. Вас. Каши- рина (1342—79),— из мещан: овдовев, вскоре вторично вышла замуж: умерла от скоротечной чахотки.

 

Детство Максима Горького   прошло в доме деда Вас. Вас. Каширина в Н. Новгороде, на Успен. съезде, в тяжелой атмосфере взаимной вражды жестокости. Дед Г. был деспотичен и скуп; в молодости бурлачил на Волге, потом стал владельцем красильного заведения. Бабушка Акулина Ив единственно близкий Г. человек в доме, приобщила будущего писателя к нар. песням, стихам сказкам; ее бескорыстная любовь к миру обогатила его, «насытив крепкой силой для грудной жизни» (ПСС XV 15). Цел стал учить внука 6 лет церк.- слав. грамоте, после чего гот легко одолел гражд. печать. К этому времени дед разорился и переселился в беднейшую часть города — Кунавин. слободу. В янв. 1877 Г. стал учеником Нижегород. слободского Кунавин. уч-ща.

 

Проучившись ок. 2 лет Горький  сдал экзамен в 3-й кл. получил похвальную ,рамоту, но по бедности учиться дальше не смог; занимался ветошничеством — собира t тряпки кости бумагу С осенр 18"8 началась его жизнь «в людях»: «мальчик» при магазине модной обуви Л. М. Порхунова учени:. и прислуга у чертежника и подрядчика строит, работ В. С. Cepieeea, посудник на пароходах «Добпый» и «Пермь» ученик в иконописной мастерской И. Я. Салабановой, десятник на ярмарочных постройках статист в театре. Большое значение имела для него встреча i мае 1881 с поваром пароход. «Добрый» — отставным унтер- офицером М. А. Смурым K-pbif пробудил у подростка интерес ) книге, ставшей осн. источнико), его самообразования. Юнош; читал евсе, что попадало по; руку»: Н. В. Гоголь, Н А. Некра сов. журналы «Современник» i «Искра» романы А. Дюма-отца Понсона дю Терраиля, Э. Га борио В. Скотта. Э Гогкура О. Бальзака, Г Флобера, Ч. Дик кенсэ лубочные книжки. В 188- он впервые прочитал А. С. Пуш кина «Все более расширяя гре до мною пределы мира, книп говорили мне о том, как велик I прекрасен человек в стремленш к лучшему, как много сделал oi на земле и каких невероятны, страданий стоило это ему» (ПСС XVI, 42С).

 

Летом 1884 Максим Горький  отправился в Ка зань, чтобы поступить в ун-т но вместо учебы «университе тами» для него стала жизш тяжелая борьба за существова ние. Он поселился в казан, грущо бе «Марусовка», жил среди бося ков в ночлежке бывшего ротмист ра Кувалды перебивался случай ной поденщиной, работал черно рабочим, грузчиком на пристат Корректор Гурий Плетнёв вве его в студенч. и гимназич. кружкт Г. бывал с ним на тайных собра чиях. Осенью 1884 стал посе щать б-ку нелег. книт и ру копнеей, находившуюся q бу лочной А. С. Деренкоза. С ноя( 1885 Г работал по 14 часов в сут ки учеником пекаря в крен дельном заведении В. С. Сечё нова; в июле 1886 переше подручным пекаря в булочну)Деренкова. В 1385—89 посещал кружки самообразования, студенч. сходки, познакомился с Н. t. Федосеевым, одним из первых марксистов в России, с организаторами народнич. кружков в Казани и Н. Новгороде. «Физически я родился в Нижнем Новгороде. Но духовно — в Ка зани. Казань — любимейший из моих „университетов »,— говорил Г. впоследствии («30 дней», 1536, № 8. с. 77). В связи с репрессиями против студентов Казан. ун-та Г. пережил глубокий душевный кризис; его одиночество усугублялось личной доа- мой — безответной любовью к сес-ре Деренкова Марии Степановне (12 дек. 1887 — попытка самоубийства: Казан, духовной консисторией отлучен от цеокви на 7 лет).

 

Летом 1888 Г. уехал в с. Красновидово, под Казанью, вместе с революционером-народником М. А. Ромасем для пропаганды среди крестьян. После отъезда Ромася Г. батрачил в деревнях, а осенью уехал на Каспий, где работал на рыболовных промыслах. Здесь началось его первое «хождение по Р>си»: по окончании путины он двинулся на север, скитался по Моздокской степи, пришел в Царицын, работал ночным сторожем на ст. Длбринка надсмотрщиком ж.-д. материалов на ст. Бсрисоглебск, весовщиком на ст. Крутая. Познакомился с большой группой «неблагонадежных» интеллигентов (журналисты, писатели М. Я Качалов, Е. Н. Чириков, В. Я Старостин-Маненков и др.), участвовал в кружках самообразования, слыл интересным рассказчиком. «Лет двадцати,— вспоминал Г.,— я начал понимать, что видел, пережил слышал много такого, о чем следует и даже необходимо рассказать людям. Мне казалось, что я знаю и чувствую кое-что не так, как другие...» (Горький XXIV, 48""). Весной 1889 отправился в Ясную Поляну, затем в Москву с наме рением попросить у Л. Н. Толстого участок земли для организации (Земледельческой    колонии».

 

Встреча не состоялась, и в конце апр. 1839 Г. вернулся в Н. Новгород, устроился на пивном складе где в сыром подвале «мыл и купорил< бутылки, жил на «коммунных началах» вместе с поднадзорными А. В. Чекиным и С. Г. Сомовым, участвовал в конспиративной работе. В ночь с 12 на 13 окт. 1889 впервые арестован. После освобождения, находясь под негласным надзором полиции, Г. служил письмоводителем у адвоката А. И. Лани- на: познакомился с В. Г. Короленко (на суд к-рого отдал свои первые лит. опыты — поэму «Песнь старого дуба:, стихи), со мн. видными деятелями народнического движения, с нелегальными» революционерами, в т. ч. с находившейся под надзором О. Ю. Каминской (ей поев, рассказ «О первой любви»). В эти же годы продолжал усиленную работу по самообразованию (знакомство с историей философии с учением Ф. Ницше).

 

29 апр. 1891 Г. ушел из Н. Новгорода началось его второе странствие по Руси: Поволжье, Дон, Украина, Юж Бессарабия, Крым, Кавказ. «Хождение мое по Руси было вызвано не стремлением ко бродяжеству, а желанием видеть — где я живу что за народ вокруг меня?» (письмо П. X. Максимову от 10 дек. 1910 - Г о р ь к и й, XXIX 148). С нояб. 18У1 Г.— в Тифлисе; связан с А. М. Калюжным, оказавшим на него особенно большое влияние, с Я. А. Даиько, В. Я. Рохлиным, Н. М. Флеровым,В. Берви-Флеровским, Начало- вым- рабочим-революционером Я. Аллилуевым, груз, журналистами, писателями, художниками. Вместе с рабочим-механиком Ф. Е. Афанасьевым, впоследствии революционером-подполь- щиксм, организовал ^коммуну», ставшую центром учащейся и рабочей молодежи. Работал в гл. ж.-д. мастерских в Тифлисе писал стихи занимался с рабочими дег.о, семинаристами: «Поливаю из ведрышка просвещения доброкачественными идейками, и таковые приносят известные результаты» (цит. по: Груздев И. Горький и его время, т. 1, М., 1943, с. 382). 13 февр. 1892 у Афанасьева и Г. был произведен обыск, после чего за ними установлено негласное наблюдение.

 

Первый рассказ — «Макар Чудра» — был напечатан 12 сент. 1892 в тифлис. газ. «Кавказ» под псевд. М. Горький. Вскоре Г. ушел вместе с Чфанасьевым из Тифлиса в Баку, через Астрахань в окт. 18v)2 вернулся в Н. Новгород, где возобновил работу у Ланина. Г. много писал в это время. Короленко содействовал публикации его произв. Посылая Н. К. Михайловскому два стих. Г., Короленко писал: «...это самородок с несомненным литературным талантом, еще не совсем отыскавшим свою дорогу» (в кн.: А. М. Горький и В. Г. Короленко, с. 201). За 2 года жизни в Н Новгороде Г. напечатал в при- волж. газ. «Волгарь», «Волж. вест.», «Сгмар. газ.» ряд произведений (в 1893—рассказы «Месть», «О Чиже, который лгал, и о Дятле — любителе истины». «Убежал» в 1894 — «Дед Архип и Ленька», «Мой спутник», пов. «Горемыка Павел», очерк «Два босяка» и др.); рассказ «Емельян Пкляй» появился в «Рус. вед.» (1893, 5 авг.). При содействии Короленко Г. получил приглашение стать пост, сотрудником «Самар. газ.»; с кон. февр. 1895 он вел в этой газете отд. «Очерки и наброски», писал ежедч. фельетоны на местные темы под загл. ^Между прочим» (подпись Иегудиил Хламида), вызвавшие репрессии Гл. управления печати, и беллетристич. воскресные фельетоны под рубпи- кой Теневые картинки» (здесь опубл. рассказы «Вывод». «Красавица», «Дележ», «Открытие»: «Песня о Соколе» — под назв. «В Черномопье», 5 марта). В июньской книжке «Рус. богатства» за 1895 (№ б) напечатан рассказ «Челкаш», с к-рым Г. вошел в большую литературу. В «Самарской газете» Г. проработал немногим больше года, напечатав там кроме перечисленных большое количество рассказов («На плотах» «Старуха Изергиль», «Дело с застежками», «Однажды осенью» и др.). Однакс эта «окаянная» работа подорвала его здоровье; из-за тяжелого материального положения откладывалась женитьба Г. на Ек. Пав. Волжиной, служившей корректором в «Самар. .аз.» (мать препятствовала браку дочери-дворянки с «нижеюрод. цеховым»). В кон. апр. 1896 Г. ушел из «Самар. газ.» и вернулся в Н. Новгород; стаз сотрудником газ. «Нижегород. листок», с мая по октябрь печатал в чей фельетоны и очерки о Всерос. пром. и худож. выставке под общей рубрикой «Беглые заметки», а также поместил РЯД рассказов; одновременно он вел рубрику «С Ьсерос. выставки» в газ. «Одес. новости». 30 ав1. 1896 в Самаре Г. обвенчался с Е. П. Волжиной (1878~3965). В конце года у него обострился туберкулез легких. Получив из Лит. фонда 100 руб. ссуды, он с женой в янв. 1897 уехал в Крым и поселился в Алупке в мае они переехали в с. Мануйловка (Полтав. губ), где 27 июля у них родился сын Максим. (Дочь Катя род. 26 мая 1901—ум. 16 авг. 1С96.) Зиму 1897—9С Г. жил в с. Каменное (Твер губ-, в семье своего старого друга химика Н. 3. Васильева. В 1897 опубликовал повести и рассказы: «Коновалов» («Нов. слово», № 7), «Зазубрина» («Жизнь Юга», № 18), «Ярмарка в Голтве («Нижегород. листок», 20 июля. 3 авг.), «Супруги Орловь» (РМ, кн. 10). «Мальва» (СВ № 11, 12), «Бывшие люди» («Нов. слово», хн. 1, 2) и др.

 

В янв. 1898 Г. возвратился в Н. Новгород и занялся подготовкой сб. «Очерки и рассказы», к-рый вышел в марте — апреле в Петербурге (2 тома). Издание стало лит. событием, имя автора — одним из самых популярных в России, а затем и з Европе: книги разошлись быстро и огромным для того времени тиражом (3000—3500 экз.). Вскоре потребовалось новое изд., вышедшее в 189У (в 3 тт.). «Очерки и рассказы» и затем начавшее выходить в изд-ве «Знание» собр. соч. писателя вызвали огромную критич. лит-ру (за 1900—04 вышла 91 книга ) Г.; с 1896 по 1904 критич. лит-ра о нем составила более 1860 назв.;. «Какой вихрь успеха у нас и за границей переживает сейчас Гооький. Это один из популярнейших писателей Европы, и все это в пять— шесть лет!» — писал художник М. В. Нестеров в 1901 (Нестеров М Из писем. Л., 1968, с. 158). В том же году В. И.Ленин назвал Г. европейски знаменитым писателем (Лени н, V, 369). Примечательно свидетельство человека, к-рого НИКЕ нельзя заподозрить в симпатии к Г.— автора одной из перзых книг о нем- «Ни Тургенев в эпоху „Дворянского гнезда", ни граф Л. Н. Толстой в эпоху .,Войны и мира , ни Достоевский никогда не имели такой популярности...» (С т е ч ь к и н Н. Я., М.Горький, СПб., 1904, с. 4). Секрет исключит, успеха молодого писателя во многом объясняется новаторским характером его творчества. Горькэв- ская концепция личности противостояла изображению человека как страдающей, обреченной жертвы «среды» Показав трагич. положение личности в собст- веннич. об-ве, Г. вместе с тем изображает человека борцом, проте стантом, к-рый в силах одолеть зло мира. Героический пафос творчества Г. определил его успех в кругах прогрессивной интеллигенции и в демокр. среде, хотя прямого изображения рев,- продет. борьбы, уже разворачивавшейся в это время в ранних произв. писателя нет. Рев. подъем, питавший его творчество, выдвинул Г. в первые ряды обще- демокр. освободит. движения как «талантливого выразителя протестующей массы» («Искра», 1902, 1 апр). Г. выступает как наследник рев. народничества 18,0-х — нач. 80-х гг., как продолжатель традиций рев. демократов. Наиболее полно рев. устремления Г. нашли выражение в его героико-романтич., леген- дарно-алле! орич. произведениях «Сгаруха Изергиль», «Песня о Соколе». «Песня о Буревестнике» («Жизнь». 1901. т. 4). с их гордыми героями, готовыми к самопожертвовании вс имя счастья и свободы человека. Они стали символом борьбы поднимающегося пролет, движения, а произв. писателя получили значение рев. прокламаций. Рев. романтика характеризует и стиль новеллистики Г. 90-х гг., правдиво рисующей контрасты и социальные противоречия. Нозое слово, прозвучавшее со страьиц его романтически окрашенной прозы и связанное с его концепцией личности, ярче всего выразилось в изображении характеров т. н. босяков, к-рые противостоят отвергнувшему их собственнич. миру своей независимостью, свободолюбием, широтой души, человечностью. Идеи и образы ранних романтич. произв. Г. вызвали разноречивые отклики критики. Отдавая должное таланту Г., рассказывающего о своих героях «ужасную, истинно душу потрясающую правду^, Михайловский вместе с тем обвинил писателя в апологии босячества, в проповеди индивидуализма в духе Ф Ницше (см.: ГБ, 1898, № 9, 10) С решительным неприятием Г. вы ступила охранит, критика. Пуб лицист «Нового времени» М. О Меньшиков писал, что Г. «тща тельно ищет зверя в человеке.. Если зверь красив, силен молод бесстрашен^-) все симпатии автора на его стороне    Не бойтес]греха — вот то громкое слово ко торое несет с собой г. Горький Другое попутное,— призыв к по мощи тем, кто гибнет на дне жиз ни,— звучит около первого холод ной фразой... Не безумство храб рых спасает мир.— его спасае мудрость кротких» (Кн. «Неде ли , 1900, № 9, с. 233, 242, № К с. 242). Близкий к марксиста) Андреевич (Е. А. Соловьёв) под черкивал «высший романтизм произв. Г., «когда человек смело гордо закаляет о праве своег внутр. мира на безусловную ду ховную свободу» («Жизнь». 190( № 4, с. 333). полагая, что «пс. ная воли и гнева поэзия» Г. дг лека от индивидуалистич. филе софии Ницше (см.: А н д р е < вич, Опыт философии ру< лит-ры, СПб 1905, с. 514—15 Тенденцию отождествления Г. его героями решительно отве[ В. В. Боровский (см.: Воров с к и й В. В., Лит.-критич. стать: М„ 1956, с. 66). Хотя Г. в св. время испытал нек-рое увлечет Ницше и — скорее бессознател: но — «приписывал бывшим лк дям анархизм ..ницшеанства" «анархизмпсбежденных» (Гор кий. XXV, 322). он не идеализ: ровал босяков, не возлагал на HI никаких надежд, считая, что «м раль бывшего человека — мора, кабака и несчастия». В пись П.Х.Максимову (1910) Г. пс черкивал: «Вообще русский б сяк — явление более страшнс чем мне удалось сказать, странен человек этот прежде всего главнейше — невозмутимым о чаянием своим.

 

В мае 1898 Г. бып арестован по делу Тифлис, рев. кружка, под конвоем доставлен в Тифлис и заключен в Метехский замок. Вскоое, однако он был освобожден и в конце июля вернулся в Н. Новгород. В нояб. 1898 Г. послал А. П Чехову свои «Очерки и рассказьи и первое письмо исполненное любви и восхищения его талантом. Чехову понравились рассказы «Ярмарка в Голтве», «В степи»; в письме от 3 дек. высоко оценивая дарование Г. в целом («Талант несомненный, и притом настоящий, большой талант»), Чехов отмечает и недостатки книги (см.: Чехов. Письма, VII, 351).

 

В это время Г. сблизился с редакцией ж. «Жизнь». В марте 1899 он уехал на лечение в Ялту, где за ним был учрежден особый полиц. надзор. Здесь он впервые встретился с Чеховым А. И. Куприным, И.А.Буниным. Спустя месяц возвратился в Н. Новгород и снова погрузился в работу. В конце сентября он приехал в Петербург, где познакомился с директором-распорядителем изд ва ^Знание» К.ГТ.Пятниц- ким. Л. Я. Гуревич, И. Е. Репиным (написавшим его портрет), Михайловским. В. В. Вересаевым, акад. А Н Бекетовым, А. Ф. Кони встречался с Короленко Н. Ф. Анненским, М. И. Туган-Баранов- ским Д. С Мережковским, 3. Н. Гиппиус и др. Петерб. публика восторженно принимала писателя в его честь устраивали банкеты, он выступал на лит. вече- пах. 25 окт. 1899 Г. возвратился в Н. Новгород, где продолжая работать в «Нижегород. листке», много сил отдал обществ, работе (участие в создании Нар. дома, сбор средств на елку для детей бедняков и проч.), установил тесные связи с рев. молодежью, с.-д. орг-циями Сормова и Н. Новгорода.

 

В янв. 1900 Г. впервые встретился с Толстым в Москве (см. в дневнике Толстого: «...он мне понравился. Настоящий человек из народа» — ПСС, LIV, 8) Весной Г. снова лечился в Ялте, где познакомился и сблизился с приехавшей ча гастроли труппой МХТ. В конце мая Г. вместе с Чеховым, доктором А А. Алекси- ным и худ. В. М. Васнецовым совершил путешествие по Кавказу. В июне он на лето приезжал в Мануйловку и нек-рое время жил здесь вместе с С. Г. Скитальцем, работая над ром. «Трое».

 

Предпринятое Пятницким весной 1900 издание соч. Г. в изл-ве т-ва «Знание» — «Рассказы» (т. I—4) — к началу лета было завершено. Успех был громадный, и вслед за 2-м изд. «Знание» начало осуществлять «народное», «дешевое» издание рассказов отд. книжками. В сент. 1900 Г. вступил вт-во Знание» и более 10 лет был его идейным руководителем, душою всего дела. Писатель реорганизовал работу «.Знания» увеличив издание худож. произв. и объединив вокруг него передовые, демокр. силы. Здесь вышли ссбр. соч. и отд. произв. А. С. Серафимовича, Л. Н. Андреева Бунина, Скитальца, Н. Г. Гарина- Михайловского, Вересаева, Чири- кова, Н. Д. Телешова, Д. Н. Мамина-Сибиряка, С С. Юшкевича, Куприна, Д. Я Айзмана и др.

Одним из замечат. начинаний Г. стало издание лит. »Сб-ков т-ва . Знание"»; первый сб-к. включивший его программное произв.— поэму «Человек», вышел в марте 1904: за 10 лет (до янв. 1913) издано 40 сб-ков. организсванных и б. ч. отредактированных Г. В них печатались лучшие представители реалистич. лит-ры того времени 1впервые опубл., напр., «Вишневый сад» Чехова, «Поединок» Куприна и др.). По словам Ленина, горьковские сб-ки стремились «концентрировать лучшие силы художес~венной литературы» (XL.VIII, 3).

 

Кон. 90-х — нач. 1900-х гг.— время большой обществ, активности Г., характеризуемое новым творч. взлетом. В ж. «Жизнь» публикуются рассказ «Двадцать шесть и од:1а» (1899, т. 12), ром. «Фома Гордеев» (1899, т. 2—4 6—9; отд. изд.— «Б-ка , Жизни"», № 3 СПб. 1900) и «Трое. (190П т. 11 — 12; 1901, т. 1—4). В - Фоме Гордееве» создан новый в лит-ре образ рус. буржуа-капиталиста, уже не довольствующегося экон. властью, а стремящегося к власти политической (Маякин): все лучшее и здоровое в этой среде «выламывается» из нее. рвется к свободной и честной жизни (Фома Гордеев). S этом ром. Г. впервые выделяет представителей пролетариат как наиболее передовую силу об-ва. В ром. «Трое» исследуется психология человека из народа, раскрывается драма его разрыва со своей средой. Обуреваемый частнособственническими инстинктами жаждой достичь бурж. благополучия любой ценой, герой романа гибнет от осознания противо- человечности этого мещанского мирка. Ему противопоставлен в романе человек, ищущий правду и обретающий ее у товарищей по социалистич. кружку.

Легальную обществ, деятельность Г. постоянно сочетал с широкой помошью рев движению. В янв. 1901 он гневно протестовал против решения правительства отдать в солдаты 183 студента Киев, ун-та (в связи со студенч. волнениями); в феьрале того же года в Петербурге присутствовал на студенч. демонстрации no случаю 40-летия отмены креп, права: 4 марта принимал участие в демонстрации студентов у Казан, собора: в числе 43 литераторов и обществ, деятелей подписал письмо-протест против насилия над демонстрантами (распространялось в виде воззвания). После возвращения в Н. Новгород 17 апр. 1901 вместе со Скитальцем и большой группой молодежи был в 1ретий раз арестован по обвинению в проти- всправительств. пропаганде среди сормовских рабочих.

 

Арест Г. вызвал возмущение всех прогрес. сил страны. С его освобождении хлопотал Толстой. «Искра» (1901. июнь. № 5) писала, что этот «полицейский набег на литературу» демонстрирует лишь «злобствующую растерянность руссксго правительства» и не останется безнаказанным. Когда Г. сидел в нижегород. тюрьме, в «Жизни» появилась «Песня о Буревестнике» (ж-л вскоре был закрыт), текст к-рой широко распространился по страье. Цензор доносил. что «...самого Горького стали называть не только „буревестником"," но и ..буреглаша- таем" так как он не только возвещает о грядущей буре, но зовет бурю за собою» (в кн.: Рев. путь Г., с. 50—51, см. также с. 130). После месячного заключения писатель по состоянию здорозья был переведен под дом. арест (с 17 мая по 3 июля). В это время, как вспоминает Скиталец, к Г. «непрерызнс наезжали из столицы для свиданий и каких-то дел всевозможные знаменитости» (Г. в восп. современников, N1., 1955, с. 165). В конце августа он слушал в Нижегород. ярмарочном т-ре оперу М. И. Глинки «Жизнь за царя^ («Иван Сусанин») с Ф. И. Шаляпиным в гл. роли. С этого времени завязалась их горячая дружба. В сентябре Г. окончил прерванную арестом работу над пьесой «Мещане», и тотчас же к нему поиехал В. И. Немирович-Данченко, взявший пьесу для постановки на сцене МХТ. В это время Г. было объявлено о высылке в Арзамас. однако ему удалось получить разрешение из-за болезни на полгода переехать в Крым (кроме Ялты). В день отъезда Г. (7 нояб.) в Н Новгороде распространялось воззвание выражавшее негодование по поводу его высылки, а после проводов состоялась демонстрация (в ее рядах — Я. М. Свердлов), подпрбно освещенная в «Искре» (1901, 20 дек.); о ней же писал В. Л. Ленин в ст. «Начало демонстраций» (V Зб9—""О). В Москве приезда Г. ожидали на вокзале сотни людей, и перепуганная полиция задержала его в пути: «На Рогожской "оезд, в котором я ехал... был остановлен жандармами... Тут меня раба божия, взяли отвели в толпе жандармов в пустой вагон второго класса, поставили к дверям его по два стража, со мной посадили офицера и — отправили с нарочито составленным поездом в г. Подольск, не завозя в Москву» (из письма к Поссе; Горький, XXVIII, 196). В тс- же день из Москвы в Подольск для встречи с Г. выехали Шаляпин, Андреев. Пятницкий, Телешов, Б) нин. 12 нояб. Г. приехал в Крым и остановился в доме Чехова в Аутке (близ Ялты), затем переехал в Олеиз. Он часто встречался с Чеховым и Толстым, проживавшим в Гаспре. Популярность Г.

необычайно возросла. 25 февт 1902 он был избран поч. акад. п разряду изящной словесност! Николай I! распорядился анну лировать избрание, и под нажи мом властей АН вынужден была признать вь бопы Г. недейст вительнь:.ми. В знак протест Короленко и Чехов отказались о звания почет, академиков.

 

1902 знаменателен в твор1 биографии Г. его дебютом в ка честве драматурга: в середин марта в «Знании» вышло от; издание пьесы «Мещане», а 2 марта в Петербурге, где гастро лировал МХТ состоялась е премьера. 18 дек. на сцене MX в Москве состоялась премьер пьесы «На дне» (отд. изд,- Мюнхен, 1903; СПб.. 1903). Об спектакля (особенно «На дне пьеса была поставлена также н сценах ряда европ. стран) имел: исключит, успех у зрителей, по становки их [как и последующи пьес Г.: «Дачники» (сб. «Знание! 1904, кн 3; т-р в. Ф. Комис саржевекой, 10 нояб.), «Дет солнца» (сб. «Знание» 1905 кн. 7: пост, там же, 12 окт., МХТ 24 окт.), «Варвары» (сб. «Зна ние», 1906. кн. 9; впервые постав лена в России на провинц. сцене 1906)] сопровождались больши обществ, возбуждением Драм цензура необычайно придирчив! отнеслась ч горьковским пъеса> («Мещане» вначале были запре шены: долго не разрешали и по становку «На дне», в ней бы. сделан ряд купюр). Г.-драматур выступил «главным начинателе. и создателем обществ.-полит линии» в театре (С танислав ский К. С Собр. соч., т. 1 М., 1954 с. 251). Его пьесы на сышены острыми социальным! конфликтами в резких столкно вениях героев отражены позицш разл. социальных групп, классов полит, и идейных течений. Хозяи ном жизни Г. провозгласил че ловека труда, совр. рабочей (Нил в «Мещанах»); свободны! духом герои даже «на дне» жизш проповедуют разум, правду, свс боду, высокое назначение челеве ка. Г. раскрывает трагедию лич ности в условиях эксплуататор об-ва («Варзары», «На дне»), вы носит моральный приювор ме щанской интеллигенции, порвав шей связи с народом (<Дачпи ки»).

 

Особое место в драматурги! Г. занимает пьеса «На дне» — многогранное ссциально-филос произв., вызвавшее у современников противоречивые оценки в особенности по поводу образг Луки (Борей (В. А. Шуф/ — ПЛ 1903. 10 апр.; А. Б-н — «Слово», 1903, 10 аир.: А. Кугель— ~[н\>, . 1903. № 16: Ю. А. ,Ю. И. Айхенвальд) — РМ, 1903, № 1). В 1903 Г. заявил корреспонденту «Петерб. новостей»: «Основной вопрос, который я хотел поставить. это — что лучше: истина или сострадание?» («Петерб. новости», 1903. 15 июня). Г. опасался однозначного. тенденциозного восприятия iepoee драмы и прежде всего образа странника Луки — нар. философа, искателя, сложного, противоречивого: он писал о «вредоносности» утешений Луки, называл его обманщиком к-рый «ни во что не верит». Однако тут же добавлял: «Но он видит, .чах страдают и мечутся люди. Ему жаль этих людей. Вот он и говорит им разные слова — для утешения...» (ПСС, VII. 621). Вместе с тем Лука возбудил в «сожителях» все хорошее, что дремало беспробудно, и прежде всего — чувство человеческого достоинства: «... из утешений хитрого Луки Сатин сделал свой вывод — о ценности всякого человека» (Горький, XXIV, 358).

23 апр. 1902 Г. выехал к месту высылки — в Арзамас. В Н. Новгороде он встретился с членами Нижегородского комитета РСДРП, организаторами первомайской уличной демонстрации в Сормове во главе с П. А. Заломовым, а 5 мая стал свидетелем массовой нижегород. демонстрации. Он восторженно отозвался о выступлении рабочих и впоследствии оказывал помощь арестованным (в их числе — Свердлов, Заломов), их семьям, на суд выхлопотал столичных защитников. В тот же день Г. прибыл в Арзамас. В августе писатель был освобожден от особого надзора полиции и снова переехал в Н. Новгород; в сентябре поселился с семьей в доме Кирш- баума на Мартыновской ул. «Квартира Горького,— отмечал В. А. Десницкий,— была своего рода клубом, куда сходились местные и общерос. новости, и общественно-политические. и художественные, где горячо обсуждались события рус. жизни разнообразные проекты» (см. в его кн.: А. М. Горький, с. 20).

 

В предрев. годы (1902—04) Г. тесно сближается с революционерами-большевиками, солидаризуется с «Искрой», организует денежную помощь и сам щедро снабжает парт, кассу средствами. «Подлинную революционность,— писал Г. в 1928,— я почувствовал именно в большевиках, в статьях Ленина, в речах и в работе интеллигентов, которые шли за ними. К ним я и „прима еще в 1903 году» (Гооький, XXIV, 439). В пев. работе большую помощь оказывала Г. актриса МХТ Мария Фёд.Андрее- ва (1872—1953), с к-рой он познакомился весной 1900 и к-рая в кон. 1903 стала его гражд. женой. В нач. 1904 Г. окончательно уехал из Н. Новгорода. Расставшись с Е. П Пешковой, он сохранил с нею добрые, дружеские отношения1 в течение всей его жизни между ними не прерывалась полная взаимного доверия переписка (см.: Архив Горького, V IX).

В 1904 Г. жил в Сестрорец- ке (февраль — апрель) в напряженной работе над «Дачниками», частью — в Петербурге и Риге: он Посещал Новгород. Пензу, Старую Руссу, Ялту. Гельсингфорс и др.. неоднократно бывал в Москве, где участвовал в собраниях лит. кружка «Среда», на деятельность к-рого оказал влияние. Г. часто встречался с большевиками, предоставлял крупные суммы ча издание ленинской газ. «Вперед» в Женеве.

 

Особого размаха достигла обществ.-полит. деятельность Г. в 1905. Когда 8 янв. стало известно, что пр-во решило не допустить рабочих на Дворцовую площадь и что к Зимнему дворцу стягивают войска. Г. в составе депутации литераторов, ученых и обществ, деятелей (К. К. Арсень- ев. Анненский. В. А. Мякотин.в. Пешехонов, Н. И. Кареев.

И. Семевский, Е. И. Кедрин и др.) посетил С. Ю. Витте, пытаясь предотвратить возможное кровопролитие. 9 января он вместе с группой большевиков участвовал в шествии рабочих и был свидетелем их расстрела. В этот же день Г. выступил на митинге в Публичной б-ке, на собрании в Вольном экон. об-ве и написал воззвание «Ко всем русским гражданам и общественному мнению европейских государств», в к-ром обвинил МИНИСТРОВ и лично Николая II в «предумышленном и бессмысленном убийстве множества русских граждан». . Вместе с тем мы заявляем-— писал Г.,— что далее подобный порядок не должен быть терпим и приглашаем всех граждан России к немедленной упорной и дружной борьбе с самодержавием»   (Горький, XXIII. 336). 11 янв. Г. приехал в Ригу, где находилась тяжело больная Андреева. Здесь он был арестован, доставдек в Петербург и заключен в отд. камеру Трубецкого бастиона Петропавлов. крепости по обвинению в гос. преступлении. С протестом против ареста Г. выступили Г. Гауптман.

 

А. Франс О. Роден, Т. Гарди, Э. Суинбсрн и др. Взрыв негодования во всем мире принудил царское пр-во освободить Г. 14 февр. Пятницкий внес за Г. залог в 10 тыс. руб., и вечером того же дня Г. вместе с Андреевой в сопровождении сотрудника охранного отделения выехал в Ригу, к-рую избрал местом своей высылки, и поселился в одном из пансионов Рижского взморья. В крепости Г. написал пьесу «Дети соднца»; на Рижском взморье он обдумывает тему пьесы «Враги» и пов. «Мать». Замышлявшийся против Г. суд. процесс не состоялся, и осенью 1905 под влиянием нарастающего рев. движения царское пр-во прекратило «дело» Г. «по амнистии». С сер. мая до нач. авг. 1905 он жил в Куоккале: его дача служила местом нелег. встреч, получения лит-ры, связи с заруб, рев. деятелями. По приезде в Москву Г. сразу окунулся в рев. работу: он добывал средства ча нужды партии большевиков, принимал активное участие в работе большевист. подпольной типографии на Лесной ул., в изд. петерб. сатир, ж. «Жупел». «Жало», организовал парт, отдел в «Дешевой б-ке ..Знания » для издания марксист, книг и т д. В сентябре — октябре и в дни Моск. вооруж. восстания писатель жил в д. 4/7 на углу Моховой и Воздвиженки (ныне угол просп. Маркса и Калинина). Осе- мью 1905 Г. вступил в РСДРП (в 1917, разойдясь с большевиками в вопросе о своевременности социалистич. революции в России, он не прошел перерегистрации членов партии и формально остался вне ее). 27 окт. 1905 в первом номере легальной большевист. газ. Новая жизнь» Г. начал печатать высоко оцененные Лениным «Заметки о мещанстве» (27, 30 окт., 13, 20 нояб ), в к-рых выступил с критикой «толстовства» и «достоевщины», называя проповедь терпения, непротивления злу и нравств. совершенствования — мещанской. 27 нояб. Г. вместе с Десницким и Андреевой приехал в Петербург. В тот же день произошла первая встреча его с Лениным на квартире Пятницкого. В сущности, здесь состоялось заседание ЦК РСДРП (участвовали также А. А. Богданов Л. Ь. Красин и П. П. Румянцев). Обсуждались вопросы о подготовке вооруж. восстания- об изменении состава редакции «Новой жизни» и об издании в Москве большевист. газ. «Борьба». Возвратившись в Москву, Г. оказывал активную помощь революционерам во время Декабрьского вооруж. восстания- квартира его. охраняемая кавк. дружиной, стала центром, куда стекаласв разл, информация со всех р-нов города, своего рода лабораторией, где изготовлялись бомбы; сюда свозили оружие, к-рым снабжались боевые отряды. После подавления Моск. воооуж. восстания Г. грозил новый арест и 13 дек. его вместе с Андреевой ночью срсчно вывезли в Петербург, где он вскоре написал ст. «По поводу московских событий» («Молодая Россия», 1906, 4 янв.) и воззвание «К рабочим всех стран» посланное центр органам социалистич. партий Зап. Европы.

 

В нач. янв. 1906 Г. снова в Финляндии, однако приказ об аресте заставляет его эмигрировать. По предложению Красина Г. направился в Америку для сбора денег в кассу большевиков: одновременно он должен был выступить против предоставления царскому пр-ву иностр. займов для борьбы с революцией. В эти дни Г. встретился в Гельсингфорсе на квартире активного участника рев. движения 3. М. Смирнова, с Лениным. 12 февр 1906 Г. вместе с Андреевой на теплоходе «Боре> покинул родину. Из Стокгольма через Копенгаген он прибыл в Берлин где встречался с А. Бебелем К. Каутским, К. Либкнехтом. Гауптма- ном, написал для амер. прессы воззвание «Не давайте денег русскому правительству» ,было напечатано во мн газетах). В то время в Берлине проходили гастроли МХТ (с постановками пьес Г.). восторженно принятого нем. публикой. Писатель познакомился с режиссером берлин. Малого т-ра Максом Рейнхард- том (в янв. 1903 он поставил пьесу «На дне», исполнил в ней роль Луки), участвовал в лит. зе- черах, сбор с к-рых предназначался на нужды партии. В начале апреля писатель выехал в Париж, а через 2 дня вместе с Андреевой и Н. Е. Буренини.1 отбыл из Шербура в Нью-Йорк; их провожали Красин и М. М. Литвинов. В Нью-Йорке его встретили репортеры, делегации рабочих, писателей. Вскоре, однако, амер. газеты ра: "ернули кампанию против Г. Поводом послужил его гражд. брак с Андреевой; подлинной причиной — стремление дискредитировать Г. и помешать ему собрать средства в помощь освободит. движению России. Г. и его спутников изгоняли из трех отелей. Воспользовавшись гостеприимством супругов Престонии и Джона Мартин (дочь изв.

нью-йоркского врача и ее муж), Г. переехал в их дом ча Статен- Айленг (один из о-вов в заливе Нью-Йерка). По восп М. Хилкви- та. одного ьз лидеров амер. социалистов. Г. привез в США «рекомендательное письмо от Исполнит. к-та РСДРП и личную записку от Николая Ленина» (Г с р D к и й, ПСС, VI. 522—23). В апреле — мае Г. совершил турне по городам Америки, выступал на полит митингах и собраниях, давал интервью писал статьи с призывом поддержать рус. революцию разоблачая реакц. политику царизма. Г. встречался с писателями ГМ. Твеном, У. Хо- уэллсом и др.). обществ, деятелями, учеными (физиком Э. Резер- фордом, философом У. Джеймсом) и др. Знакомство в Нью- Йорке с Г. Уэллсом положило начало их дальнейшему сближению. Предполагаемый сбор пожертвований не удалось полностью осуществить (было собрано всего ок. 10 тыс. долл.); однако отказ США предоставить царскому правительству заем в полмиллиарда долларов был достаточно весомым результатом миссии Г.

 

В Америке написаны «Мои интервью» (Штутгарт. 1906: ж «Красное знамя», Париж, 1906, № 3; неполная публ.— •«Знание», 1906, кн. 13 1907, кн. 15) и «В Америке» (отд. очерки — в амер. ж-лах; отд. изд.— Штутгарт 1906; «Знание», 1906 кн. 11 —12). В серии сатир, памфлетов «Меи интервью» писатель клеймил герм, империализм и рус. царизм, финансовых магнатов — некоронованных «к< ролей республики» — и «прекрас ную Францию», «когда-то быв шую культурным вождем мира и ставшую «сводней царя с бан кирами». В цикле очерков «В \ме рике» Г запечатлел страну рез ких контрастов, где властвуе- ^желтый дьявол». В июне Г. по селился в имении супругов Map тин в горах Адирондака (шта- Нью-Йорк, на -ранние с Кана дой). Здесь он закончил пьес; «Враги» (Штутгарт, 1906; «Зна ние» 1906. кн. 14) и смог всецел( отдаться рабо~е над пов. «Мать (впервые опубл. в пер. на англ. яз в ж. «Appleton Magazine», N. Y.декабрь; 1907, январь — июнь; первые главы печаталис! также в центр, органе нем. с.-д «Vorwarts и др. газетах; на рус яз. с ценз, купюрами — «Знание»кн. 16 119; 1908 кн. 2021), к-рую нача-i на пароходе пс дороге в Нью-Йорк. Работу на» пов. «Мать» Г. не успел закон чить в Америке и завершил ее уж! в Италии. Переведенная на боль шинство языков мира, повеет! стала подлинным явлением миро вой пролет, лит-ры. Ленин, позна комившийся с повестью еще в ру кописи, при встрече с Г. в 1907 вы соко оценил ее значение. «...Кни га — нужная много рабочи: участвовало в революционно? движении несознательно, стихии но, и теперь они прочитаю „Мать" с большой пользой для се бя. „Очень своевременная книга Это был единственный, но крайн ценный для меня его компли мент»,— вспоминал писатель своем очерке аВ. И.Ленин (Горький, XVII, 7). В поед- ставлении Петерб. к-та по делам печати прокурору суд. палаты указывалось, что в «Матери» «бросается в глаза полное, ясно выпаженное сочувствие автора идеям социалистич учения и выведенным в повести пропагандистам этого учения. При таком отношении автора к разрабатываемой им теме отдельные, нижеуказанные места почести имеют вполне преступный характер». Далее с точным указанием статей Уголовного уложения перечислялись «преступные» мысли произв. (см.: 1 о р ь к и й, ПСС, VII.:, 438. 440). На этом основании прокуратура возбудила суд. преследование ее автора, а на сб-ки «Знание», в к-рых печаталась «Мать», был наложен арест; фактически до 1917 «Мать> в России находилась под запретом. «Мать» и «Враги» — худож. осознавание уроков первой рус. революции. В них впервые в лит-ре гл. героем стал рабочий-революционер борец за социалистич. переустройство жизни в России. Г. создал тип нового человека (Синцов и Греков во «Врагах», Ниловна. Павел власов и др. в «Матери»), к-рого сила идей социализма превращает из темного, забитого существа в соз- нат. рев. борца. Характеры и поведение горьковских героев не только детерминированы обществ, условиями, всесторонне обусловлены рев. развитием действительности но и глубоко психологически мотивированы. Особенно тщательно исследует Г. жизнь и внутр. мир Ниловны, раскрывая через ее судьбу осн тему повести — рост сознания народа, «воскрешение души» человека в процессе рев. бопьбы. Сначала Ниловна неосознанно, лишь любящим материнским сердцем проникается делами и стремлениями сына. Восприятие деятельности Павла и его товарищеи-револ!оцнонерсз сквозь призму привычных, воспитанных в ней религ.-нравгтв. представлений как христ. дела справедливости милосердия и жертвенности помогло матери пойти за сыном. Мать стала в по- зести олицетзсрением морально- этич. чистоты рев. дела. Все события и поступки действ, лиц раскрывай гея прежде всего через мысли и рассуждения Ниловны. что дало повод видеть в повести совмещение религ.-нравств. идеалов с социалистич. идеями и борьбой пролетариата (в нач. 1960-х гг. пов. «Мать» была исключена Ватиканом из «Индекса запрещенных книг»). В. Л. Львов-Ро- гачевский (автор первой в рус. критике статьи о «Матери» — •Обр.», >907. № 11, с. 34—86), в письме к Г., обратив внимание ча религ. мотивы повести увидел глубокий символ, в частности, в том. что в комнате Павла висела картина, изображающая воскресшего Христа на пути з Эммаус: «Конец 90-х гг., момент „узнавания прайды момент, когда начинают „открываться" глаза и „гореть сердца, пролетариат прорывает кольцо болот и со строгим лицом идет в Эммаус...» (цит. по: ГОРЬКИЙ, ПСС VIII, 4"8). Ставя и решая в повести вопрос о рев. насилии, Г. видит в нем вынужденное средство самозащиты. оправданное высокими обще- нар. целями переделки мира на рсновах справедливости.

 

«Враги» были запрещены цензурой к постановке: «В этих сценах,— гласило заключение цензора,— ярко подчеркивается непримиримая вражда между рабочими и работодателями, причем переые изображены стойкими борцами, сознательно идущими к намеченной цели — уничтожению капитала, последние же изображены узкими эгоистами... Автор... предсказывает победу рабочих. Сцены эти являются сплошною проповедью против имущих классов...» (в кн.: Р<?в. путь Г., с. 110). С резко отрицат. отзывами о пьесе выступила бурж. критика, стремившаяся обвинить Г. во враждебном отношении к интеллигенции, в искусственности, нежизненности персонажей, в

нехудожественности всего произв. (Б. Бразоленко — «Вест, знания», 1907, № 2: Л.Измайлов — БВед, 1907 11 янв., и др.). Пс достоинству оценила пьесу марксист. критика (Плеханов Г. В., К психологии рабочего движения. Максим Горький -Враги».—СМ, 1907, № 5; Луначарский А. В., Собр. соч., г. 2, М", 1954. с. 150».

В произв. «Мать» и «Враги» нек-рые критики видели «конец Горького». «Две веши погубили писателя I орького: успех и наивный, непродуманный социализм» — утверждал Д В. Философов (Г"М, 1907, № 4, с. 122). 3. Н. Гиппиус писала: «Какая уж это литература! Даже не революция а русская социал-демократическая партия сжевала ГОРЬКОГО без остатка» («Весь.», 1907, № 7, с. 58). А. Блок назвал пов. «Мать» «слабой», «Мои интервью» «плоскими» рассказ «Товарищ» «наивным» и т. д., но в общей оценке творчества Г. он встал на его защиту: «...если есть это великое, необозримое, просторное, тоскливое и обетованное, что мы привыкли объединять под именем Руси,— го выразителем его приходится считать в громадной степени — Горького» (Блок, V, 103). В защиту повести выступил Л. Андреев («Русь», 190?, 27 февр.). А. Г. Горнфельд сочувственно писал о гл. героине: «... над всем стоит трогательный, большой и крепкий образ русской матери ровной, покорной проводящей жизнь в подвиге послушания, но неизменно способной на подвиг мятежа...» (Горнфельд А.. Книги и люди, с.ПГ 1908, с. ПО).

Обратный путь в Россию был для Г. закрыт. Он решил поселиться Италии куда выехал из Нью-Йорка 30 сент. 1906 вместе с Андреевой и Н. Е. Бурениным. 13 окт. Г. прибыл в Неаполь; 15 в его честь состоялся многотысячный митинг. Г дал интервью разл. газетам осветив положение в России, делясь впечатлениями об Америке (о пребывании Г. в Италии шли донесения в Россию по дипл. и агентурным каналам).

 

20 окт. 1906 Г. переехал из Неаполя на о. Капри, к-рому суждено было стать его прибежищем (политэмигранта) до конца 1913. Все эти годы он был тесно связан с родиной получал огромную корреспонденцию встречался со множеством рус. людей, прибывавших в Италию и помогавших ему понять положение России (среди них Плеханов, Ф. Э. Дзержинский. Луначаиский Шаляпин. К. С. Станиславский, Андреев, Бунин, Репин и др.). В 20-х числах марта 19С7 Г. получил приглашение от ЦК партии на 5-й (Лондонский) съезд РСДРП (с сове- щат. голосом). 24 апр. он прибыл в Берлин и на квартире изд. И П. Ладыжникова встретился с Лениным. Неск. дней, проведенных здесь, очень сблизили их; они вместе ходили в Тиргартен. в театр на свидание с Каутским, организованное Р.Люксембург. На открытии съезда 30 апр. Г. был дружественно встречен большинством делегатов. Свободное время он часто проводил с Лениным, виделся также с Плехановым П А. Кропоткиным. Уэллсом- познакомился со мн. англ. писателями — Б. Шоу, Гарди, Р. Уайтингом. Дж. Конрадом, X. Ч. Райтом и др. 16 мая Г уехал на Капри.

 

Воссоздавая впоследствии образ Ленина. Г. начал свои восп. о нем со встречи на Лондонском съезде. Взаимоотношения Г. и Ленина подчас были сложными и трудными. Уже в каприиский период жизни Г их сотрудничество временами прерывалось, надолго прекращалась переписка (первое письмо к Г. Ленин написал 1 авг. 190"7), между ними не однажды возникали серьезные разногласия по обществ.-полит идейно-филос. и лит. вопросам. В 1907—09 Г испытывал большое влияние Бсгданова, Луначарского и др. сторонников отзовизма — в политике, махизма и богостроительства — в философии. ] тежду 10 и 17 апр. 1908 Ленин на неск. дней приехал на Капри, обьявьв Богданову и его группе о «безусловном расхождении» с ними. Однако Богданов и его сторонники- при помощи и ближайшем содействии Г., приступили к организации на Капри парт, школы для рабочих, посылаемых из России местными парт, орг-циями. Занятия начались в авг 19и9. Г. 2 раза в неделю читал слушателям лекции по истории рус. лит-ры 18 и 19 RB. («История русской литературы» — см.: Архив Горького, I). Рус. лит-ру он рассматривал прежде всего как выражение идеологии интеллигенции в связи с ее отношением к народу. И хотя Г. не избежал в отдельных случаях вульгарного социологизма (к тому же в лекциях сказалось влияние философии Богданова), это весьма цельная работа, всесторонне анализирующая разнообразные лит. течения и группы, содержащая яркие портреты писателей, глубокие и ориг. оценки их произв. После ленинской критики в школе произошел раскол и часть слушателей уеха ia в Па^иж для занятий с лекторэми-большеви ками. Между тем ь бурж. печати по почину газ. «Утро России» (корреспонденция от 15 "Ояб. 1909) стали появляться сообщения об исключении Г. из членоЕ РСДРП (б). С опровержением этих слухов выступила редакция «Пролетария», где была напечатана замет, а Ленина «Басня буржуазной печати об исключена Горького» (1909, 28 нояб.; см. Л.нин, XIX, 153). Несколько позже в «Заметках публициста» Ленин, не обходя молчанием приверженность Г. «к сторонника\ новой группы» Богданова отмечал что это «безусловно крупнейший представитель пролетарского искусства, который мно го для него сделал и еше болыш может сделать. В деле пролетарского искусства М. Горькит ес-ь громадный плюс, несмотря на его сочувствие махизму 1- отзовизму» (XIX 251—52). Летом 1910 Ленин во второй рг- приехал на Капри: Г. обсуждал с ним лит. дела, вопросы философии и политики де лился своими планами. Он с увлечением показывал ему достопри мечательности Капри, Помпею Неаполитанский музей, знакоми/ с местными жителями, вместе с ним ездил на рыбную ловлю.

 

Г. полюбил страну, приютившую его,восторгался ее историей культурой, лит-рой, ее великии иск-вом. Он много путешествовал по Югу и Северу Италии, изу чал ее архитектуру- живопись Когда разразилась Мессинска» трагедия. Г немедленно от кликнулся воззванием о помо1ш пострадавшим, организовал сбо[ пожертвований, написал кн. «Зем летрясение в Калабрии и Сици лии» (СПб., 1909).

 

Каприйский период жизни Г был периодом упорной, система тич. учебы, периодом углубле1 ного чтения лит-ры по оазл об ластям знания. Самоучка, не про шедший систематич. курса обу чения он с юиых лет расшиля; свой опыт жизни чтением, отно сясь к книге, как к чуду, раскры вавшему ему тайны мироздани: и человеческого бытия. На Kanpi он сотнями выписывал книги и России, видя в каждой и:> ни: «квинтэссенцию мировой работь духа человеческого».

Годы жизни Г. на Капри был1 наполнены неустанным орч трудом. За это время им был. созданы художественные и пуб лиц. произв.. своеобразно рас крывающие эпич. тему нап. жиз ни, судьбы России; в них на шли отражение раздумья писателя о родине, ее прошлом и настоящем, осмысливались события революционных I ^тет. Произв. эти разнообразны по темам, жанрам и пробтематике. Главной своей задачей Г. продолжал считать пробуждение самосознания народа, содействие движению России к революции. Художник-революционер верит: «Россия проснулась и — не заснет» (Архив Горького IX, 69). Как бы в противовес повести «Жизнь ненужного человека» (Б.. 1908), в к-рой раскрыта психология шпиона, взращенного тяжким рос. бытом и урсд- ливыми условиями самодержавного строя, написана «Исповедь» (Б., ]90S; «Знание», 1908, кн. 23), в к-рой рассказана история исканий религ. правды выходца из крестьян, послушника Матвея. Разочаровавшись в религии, он находит счастье в слиянии с заводским, рабочим народом, к-рый стал для него божеством новой религии и одновременно богостроителем. Увлечение Г. бою- строительством было попыткой в эпоху рев. спада найти путь к народу, вновь поднять его на борьбу с самодержавием. В пись- ах к Г. и в беседах с ним Ленин подверг «Исповедь» резкой критике за идеи богостроительства за стремление придать науч. социализму характер религ. верования. О росте рев. настроений в деревне под влиянием освободит. движения в стране рассказывается в пов. «Лето» (Б., 1909; «Знание», 1909, кн. 27). Тематически она связана с замыслом Горького  написать после романа  «Матери» ром. «Сын» [«Павел Власов», «Лето», «Романтик» (Б.. 1910: под назв. «До полного!» — НЖдВ, 1910, № 18), «Мордовка» (Б. 1911; СМ. 1911, № 1) — писатель считал их набросками к этому неосу- ществл. роману]. В тематически связанных пов. «Городок Окуров» («Знание», 1909 сн. 28, 1910, кн. 29; отд. изд.— Б., 1910) и «Жизнь Матвея Кожемякина» («Знание», 1910, кн. 30, 31, 1911, кн. 35—37; отд. изд.— Б., .910— 11) изображен косный мещанский мир провинц. России: но и в эту среду, как показано в «Жизни Матзея Ксжемякина», проникает веяние революции. Неоконченная пов. «Большая любовь» должна была составить 3-ю книгу окуров- ского цикла. «Сказки об Италии» (1910—13: отд. изд.—Б., 1912; доп. изд.— СПб., 1915: нек-рые сказки печатались в «Звезде» и «Правде», в ж. «Просвещение») как бы противостояли мрачному колориту окуровского цикла.

 

«Сказки» проникнуты светлым оптимизмом, в них воспеваются человеческая энергия, труд, рабочая солидарность, величие женщины-матери, прекрагная природа Италии. В кон. 1911 Г. начал работать над циклом сатир. «Русских сказок» (продолжал писать их и в последующие годы: в 1912—в периодике; частично — отд. изд.. Б., 1912; полн.— там же. 1917); в них разоблачались черносотенство, шовинизм, декадентство. В 1912— 17 Г. выступил с рассказами, объединенными в 1923 в цикл «По Руси» (в ж-лах «Заветы», «Вест. Европы», «Современник», «Летопись» газ. «Рус. слово», «Киев, мысль» и др.), в к-ром раскрыл свое понимание рус. нац. характера (с одной стороны, талантливость, терпение, готовность на сиюминутный подвиг, с другой — неспособность к система- тич. и упорному труду вялость души, леность мысли, недоверие к прогрессу), противостоящее его трактовке в произв. Бунина и др. авторов. Наиб ярко это выражено в рассказах «Рождение человека», «Ледоход». В дальнейшем Г. дополнил цикл новыми произв. В самом замечательном из них — рассказе «„Страстн-Мордасти"» («Летопись», 1917, № 1) —писатель нарисовал ужасающую картину жизни обездоленных и показал неистребимость человеческого в человеке. В эти же годы написаны пьесы «Последние» (Б.. 1908; «Знание». 1908. кн. 22), «Встреча» (СМ, 1910. Ny 9 под назв. .Дети» — Б., 1910), «Чудаки» (Б., i9x0; «Знание», 1910, кн. 32), «Васса Железнова» (1-я ред.; СПб., 1910; «Знание», 1910, кн. 33), -Фальшивая монета» (6 1927), «Зыковы» (Б., 1914), цикл рассказов «Жалобы» («Совр.», 1911, № 1, 3, 5, 9) и др.

 

В автобиогр. повестях «Детство» (РСл, 1913, 25 авг. ... 1914. 30 янв.; отд. изд.— Б.. 1914) ji «В людях» («Летопись», 1916. № 1 — 12; отд. изд.— П., 1918) Г. показал, как в тяжких условиях рус. жизни формировался характер будущего революционера. Он считал, что его собственная судьба «не единственный случай», не исключение (см. его письмо к нем. литераторам — «Правда», 1928 6 июня). В автобиогр повестях, как и в цикле «По Руси», Г вновь проявил себя большим мастером, что признали и враждебные ему ранее критики. Особенно привлекал внимание образ бабушки, в к-ром видели воплощение образа Родины (отзывы Блока, Пришвина и др.). Здесь нашла свое выражение осн. особенность творч. метода Г.— яркое претворение конкретных реальных фактов в художественные образы искусство создания образов «двойного подданства».

Б канрийский период Г. активно работал в области публицистики и критики (ст. «О цинизме», 1908: «Разрушение личности», 1909; «О современности», 1912; «О -.карамазовщине ». «Нще о , карамазовщине », 1913: серия статей «Издалека» 1911 —12 и др.), выступал против упадочнич. тенденций в лит-ре и обществ, жизни (в пылу полемики подвергая подчас заостренной критике и писателей «первого ряда»), призывал к сплочению культурных сил демократии, защищал идеи социализма. Г вел большую лит.-орга- низац. деятельность, читал и редактировал мн. рукописи. За один 1908 им было прочитано 153 рукописи: из них 19 написаны изв. литераторами. 32 — людьми интеллигент, профессий, остальные — людьми из народа. О творчестве последних Г. рассказал в ст. «О писателях-самоучках» (СМ, 1911, № 2). И поз;:.е, как вспоминал В. Ф. Ходасевич «все присылаемые рукописи и книги, порой многотомные, он прочитывал с поразительным вниманием... На рукописях он не толькс делал пометки, но и тщательно исправлял красным карандашом описки и расставлял пропущенные знаки препинания...» («Знамя», 1987, № 5 с. 154). Последние годы жизни его на Капри (1911 —13) были особенно трудными; он пережил разрыв с «Знанием», затем и финансовый крах изд-ва (этому способствовал не только обществ. спад, но и оторванность Г. от непосредственного участия в рус. лит. жизни), безуспешно пытался организовать новое кни- гоизд-во, мн. сил и энергии отдавал созданию левой демокр. печати. В поисках собств. демокр. органа Г. занимался реорганизацией «Современника», сотрудничая в нем как автор и редактор затем обратился к ж. «Завты», с к-рым гоже вынужден был порвать. Усилилась его работа в большевист. печати — «Звезде», «Правде», «Просвещении».

В февр. 1913, в связи с готовящимися торжествами по поводу 309-летия дома Романовых, была объявлена полит, амнистия и Г. получил возможность вернуться в Россию, но обострение туберкулеза легких еше нек-рое время удерживало его в Италии. В конце 1913 — через Берлин — он приехал в Петербург и поселился в Мустамяки (Финляндия). В Петербурге он снимал квартиру в д. 23 на Кронверкском просп. (ныне носит имя Г.), где жил до отъезда за рубеж в окт. 192!. Одним из первых начинаний Г. на родине было издание под его ред. и с его предисл. «Сборника пролет, писателей» (СПб., 1914: ВТОРОЙ сб.— П. 1917), включавшего произв. рабочих авторов, печатавшихся в боль- шевист. газетах. В Мустамяки и Петербурге Г. посещали рабочие J" обществ, деятели, писатели В. Я Шишков, Г. Д. Гребенщиков А. П. Чапыгин Андреев, О. Д. Форш и др.; в нач. 1915 Г. познакомился с В. В. Маяковским, осенью — зимой 1915— 16 — с С. А. Есениным; неоднократно встречался с И. Д. Сытиным, вел с ним переговоры об издании газеты; предпринимал усилия по организации радикального демокр. ж-ла и нового изд-ва, увенчавшиеся созданием в 1915 совм. с Ладыжниковым и А. Н. Тихоновым изд-ва ollapyc» и лит,- полит. ежемес. «Летопись». С первых дней империалистич войны Г. занимал антимилитарист., интернационалист. позицию, выступая против «мировой бои- ни», «культурного одичания», шовинистич. угаоа, нац. и расовой ненависти Пропагандируя идейное объединение народов России, он вел активную работу по подготовке издания сборников национальных литератур (первые три под ред. Г. вышли ь издательстве «Парус» в 1916—17; изд. остальных сборников не осуществилось) .

 

Борьба за интересы интернац. культуры, против национализма и империализма составляла осн. цель деятельности ж. «Летопись» и изд-ва «Парус». Б)рж. пресса встретила появление горьковской «Летописи» враждебно (см., напр.: «Голос Руси». 1916, 27 нояб.). Мин-во внутр. дел деп. полиции, ценз, органы пристально следили за деятельностью Г. и его ж-ла, отмечая его резко оппозиц. направление. В списке осн. сотрудников ж-ла — сам Г. Бунин, М. М. Пришвин, К. А. Тренёв, И. Е. Вольнов и др.; в отд. «Литра и иск-во» — Луначарский, В. М. Фпиче, Б. М. Эйхенбаум и др.; в отд. «Наука и философия» — К. А. Тимирязев М. Н. Покровский, Богданов и др. Последнему отделу Г. придавал особое значение. К этому времени относится начало переписки ею с Тимирязевым. К сотрудничеству в ж-ле Г. привлек Маяковского, поэма к-рою -<Война и мир» была снята цензурой уже в корректуре, как и поэма Есенина «Марфа Посадница». В «Летописи» были напечатаны первые рассказы И. Бабеля, ст. Г. «Дв{ души», др. пубдицистич. произведения и, кроме пов. «В людях», мн. рассказы цикла «Пс Руси».

В 1915 Г. написал пьесу кСта рик» ГБ.. 1918). В 1914 книго- изд-во тЖизнь и знание» (П.) начинает издание С"бр. соч. Г В этом и след. году (как продолжение 9 томов изд на --Знание») вышли тт. 10—20. Для «Паруса» Г. составил план серии брошют на тему «Европа до и во впемт войны», задумал издание серии книг для детей, содержа щей биографии «великих умо< человечества» (просил Р. Ролла на написать о Л. Бетховене Уэллса — о Т. Эдисоне, Ф. Нан сена — о Колумбе Тимирязе ва — о Ч. Дарвине сам соби рался работать над книгой < Дж. Гарибальди). Ь «Парусе> вышли книга Ленина «Империа лизм как высшая стадия капита лизма» (без обозначения изд-ва) сб. стихов Маяковского «Простое как мычание», кн. Г «Статьи 1905—1916» (П.. 1917, 1918) изд-во намеревалось выпустит сб-к статей Тимирязева, задума

был лит. сб-к для детей «Радуга» (Г. сам написал для него сказку «Самовар»: сб-к вышел в 1917 под назв. «Елка»), В июне 1916 Г. уехал в Крым, в Форос, где жил Шаляпин, и написал по рассказам артиста его «автобиографию», к-рая печаталась с 1917 в «Летописи».

После фево. 1917 лит.-сбшеств. и культ.-просвет. Деятельность Максима Горького  получила еще больший размах, он уделял внимание делу охоа- ны памятников культуры и иск- ва возглавив «Особое совещание по делам иск-ва». Центральным для него в это время стало дело развития наук и популяризация знаний среди трудящихся. Он был одним из инициаторов создания «Свободной ассоциации хдя развития и распространения положит, наук», в к-рую вошли крупнейшие ученые и обществ, деятели (И. П. Павлов, В. А. Стеклов, Л. А. Чу- гасв, А. Е. Ферсман, С. П. Кос тычев, Короленко, Л. Б. Красин, Н. А. Морозов, В. И. Палладии и др.). Основанная Г. газ. «Новая жизнь» (апр. 1917 — июль 1918; активно сотрудничали в ней Н. Суханов В. В. Базаров. Дес- ницкий) большое место уделяла вопросам культуры и ее распространения в массах. Г. опубл. в газете новый цикл «Рус. сказок», ряд рассказов, очерков, набросков, а также ок. 80 статей из к-рых 57 — под рубрикой «Несвоевременные мысли». «Ново- жизненская» публицистика составила две книги писателя: «Революция и культура. Статьи 19! 7 г.» (Б. 1 ° 1S ч «Несвоевременные мысли. Заметки о революции и культуре» (П. 1918). развивая антивоен. позицию «Летописи >, Г. осуждал «бессмысленную бойью», разоблачал стремление буож. Впеменного пр-ва довести войну до победного конца. Интернационалист, позиция газеты вызвала резкое неприятие бурж. печати: в ст. В. Л. Бурцева «Или мы, или немцы и те. кто с ними» Г. был обвинен в шпионаже. измене родине (см.: «Рус. воля». 1917, 7, 9 29 июля: «Живое слово» 9 июля; НВ. 9 июля; ответ Г. см.: «Нов. жизнь», 9, 12 июля). Надеясь на мирное развитие Февр. революции 1917, победу к-рой Г. воспринимал как осуществление вековечных надежд народа на свободную жизнь, как свершение титанич. усилий мн. локслений революционеров, он был возмущен расстрелом рабочих — участников демонстрации 21 апр. против Временною пр ва («Нов. жизнь», 1917, 23 апр.). Г. считал, что «самый страшный врат свободы и права — внутри нас; это наша глупость, наша жестокость и весь тот хаос темных, анархических чувств, который воспитан в душе насей бесстыдным гнетом монаохии, ее циничной жестокостью» (там же). С победой революции только начинается «процесс интеллектуального обогащения страны» («Нов. жизнь», 1917, 18 апр). Культура, наука, иск-во являются, по мнению Г., как раз той силой (а интеллигенция — носителем этой силы), к-рая «позволит нам преодолеть мерзости жизни и неустанно, упрямо стремиться к справедливости, красоте жизни, к свободе» («Несвоевременные мысли», с. 33) Пслит. позиция Г. и его газеты была противоречивой. Разоблачая империалистич. характер войны, отстаивая социальные завоевания революции в борьбе с реакцией и контрреь. буржуа зией, «Нов. жизнь» скоро вступила в полемику и с большевиками. выдвинувшими на повестку дня вопрос о вооруж. восстании и проведении социалистич. революции. Г. убежден, что Россия не готова к решителоным социалистич. преобразованиям, что восстание будет потоплено в моое крови и дело революции отбоо- шено на десятилетия назад. Г. считал, что. прежде чем осуществить социалистич. революцию, народ должен «мною потрудиться для того, чтобы приобрести сознание своей личности, своего человеческого достоинства», что сначала он «должен быть прокален и очищен от рабства, вскормленного в нем, медленным огнем культуры» («Несвоевременные мысли», с. 12). Он считал, что большевики приносят «всю ничтожную количественно героическую качественно рать политически воспитанных рабочих и всю искренно революционную интеллигенцию в жертву русскому крестьянству» (ПСС XX, 28). Впоследствии Г. отмечал неслучайность своей полемики с большевиками: «В 7—18 годах мои отношения с Лениным были далеко не такими какими я хотел бы их видеть, не они не могли быть иными. Он — политик. Он в совершенстве обладал тою четко выработанной прямолинейностью взгляда, которая необходима рулевому столь огромного, тяжелого корабля каким является свинцовая крестьянская Россия» (ПСС. XX, 27). Для самого же Г. как художника (что отразилось и в его публицистике) ист. развитие России раскрывалось гл. обр. через быт и психологию рус. народа, и прежде всего крестьянства (см. кн. Г. «О русском крестьянстве» Ь., 1922). Еще в ст. «Две души», перекликающейся с «окуровским» циклом. Г. отмечал, что у рус. человека одновременно сосуществуют две души: одна — азиатски пассивная, душа мечтателя, фаталиста, рабски покорная обстоятельствам, и рядом с нею — душа славянина, потенциально героическая, способная вспыхнуть ярко и красиво, но не надолго. Всей своей лит. и обществ, деятельностью Г. стремился возбудить рев. энергию народа, активность человека в противовес мечтательному фатализму и мещанской «окуровшине», а также анархизму деревни. Однако за неделю до Октября 1917 Г. Б СТ. «Нельзя молчать!» призывал большевиков отказаться от «выступления». боясь, что «на сей раз события примут еще более кровавый и погромный характер, нанесут еще более тяжкий удар революции» («Нов. жизнь», 1917, 18 окт.). После Окт. революции, утверждая правильность своих опасений, Г. писал о разгуле анархии, уничтожении культурных ценностей, жестокостях террора. Полемике с Г. и группой «новожизнеьцев» в значит, части была поев. ст. Ленина «Удержат ли большевики государственную власть?», написанная незадолго до Окт. революции. Но полемизируя с Г.— публицистом и политиком. Ленин неизменно высоко оценивал его как художника. Он внимательно следил за худож. работой Г. и в 1917 почти теми же словами, как и во вое.мя полемики с ним по вопросам философии (1909), писал- кНет сомнения, что Горький — громадный художественный талант который принес и принесет мною пользы всемирному пролетарскому движению» (XXXI, 49). В дальнейшем Г. не раз воз вращался мысленно к опыту 1917 и признавал правоту Ленина (см.: Горький XVU. 24—27: XXIV, 343: XXX 45, 301—02).

После Окт. революции Г.— активный участник строительства социалистич. культуры, организатор сов. печати, признанный руководитель лит. процесса, инициатор создания Союза сов. писателей. Осн. худож. произв. послерев. лет: автобиогр. поз. «Мои университеты» (Б., 1923- М.—Л., 1927), ром. «Дело Артамоновых» (Б.. 1925; М.—Л., 1926) ром.-эпопея «Жизнь Клима Самгина» (ч. 1—3 Б. 1927— ч. 4, М., 1937), пьесы «Егор Булычо! и другие» (Б.. 1932) «Достигаев и другие» (М„ 1933), «Васса Железнова» (М., 1936; 2-я ред.), мемуарный очерк «В. И. Ленин» (М.— Л., 1924— 31), галерея лит. портретов, очерки «По Союзу Советов» (Баку, 1929), лит.-критич. и публицис- тич. статьи.

 

 

Ффф2

 

Смотрите также:

 

МАКСИМ ГОРЬКИЙ. Биография и творчество Максима Горького.

называла Максима Горького иконоборцем, ставшим советской иконой. Теперь мы стали. иконоборцами - с бесноватостью горьковских буревестников скидываем Горького "с.

 

смерть Максима Горького

Я причинил преждевременную смерть Максиму Горькому и Куйбышеву". Нечто подобное говорили и другие врачи, которым инкриминировалось не только убийство писателя...

 

биография Горького. Горький Максим Пешков Алексей...

Горький Максим (Пешков Алексей Максимович). (1868-1936). Русский советский писатель, литературный критик и публицист, участник революционного движения, общественный деятель.