РУССКИЕ ПИСАТЕЛИ

 

Константин Сергеевич АКСАКОВ

 

 

 

АКСАКОВ Константин Сергеевич [29.3(10.4).1817, с. Ново-Аксако- во Бугуруслан. у. Оренбург, губ.— 7(19 .12.1860  о. Зайтё (За- кинф), Греция] публицист, кри- тих, поэт; лингвист, историк. Сын С Т. Аксакова брат И. С. Аксакова и В. С. Аксаковой. Дет. годы провел в отцовских имениях (с осени 182l в с. Надёжино Оренбург, губ.), патриарх, уклад к-рых со временем стал для него идеалом социального устройства. стих. «Воспоминание» — сКак живы в памяти моей», 1832) и воспитал в нем «русское чувство». По слочам И. Аксакова, уже в раннем возрасте А. обнаружил «все те инстинкты. которые потом... развились в т. н. славянофильской системе».

 

Так, сон, виденный им еще в Надёжино,— «Красную площадь и Минина в цепях», предвещал особый интерес А. к нар. движению в «смутное время», отоазив- шийся в драче «Освобождение Москвы в 1612 году» (напис. 1848), а также в ист. работах («Несколько слов о русской истории...», 1851 «По поводу VI тома .Истории России г. Соловьев?»

356)

 

С 1826 домашнее воспитание Аксаков  продолжалось в Москве. Вместе с бра-ьями и сестрами разыгрывал эпизоды из «Истории» Н. М. Карамзина: ок. 1829 он устроил домашний праздник др.-рус. кн. Вячко, написав для этого случая песню. В 1832 поступил ча словесное отд. Моск. ун-та (предварительно псдготовившись в пансионе М. П. Погодина, где с ним занимался филолог-славист Ю. И. Венелин); в ун-тские годы испытал влияние проф. М. Т. Качеков- ского и Н. И. Надеждина (в 1832 — 35 печатавшего стихи А. в ^Телескопе» и «Молве»), Первокурсником вошел в кружок Н. В Станкевича и начал активно приобщаться к нем классич. философии: Ъднако в отличие от др. участников- А. в 30-е гг. «гнул и натягивал» гегелевские формулы «на ... вящее прославление русской земли» (II с. XI, слова И.Аксакова). Гегелевская терминология еще ощутима в ча- гистер. дис. «Ломоносов в истории рус. лит-ры и рус. языка» — своеобразном историко-литера- турноч исследовании (отд. изд.— М.. 1S46; защищена 6 марта 1847 писалась к (. ?0-х гг.).

 

По А., с M. В. Ломонос.вы" завершилось начатое в в. становление определяющей роли авторской личности I-индивидуума, лица единичности») в лит-ре. что открыло новый период в истории рус. словесности — период собственно литературы», снявшей односторонность как устной нач. поэзии, так и духовной письменности. Поэтич. индивидуальность Ломоносова преодолела дуализм «исключит, национальности» народного (разговорного и фольклорного) языка и отвлеченность «общего зн: чения» церковиослав. яз., установив «живое, уже родственное» отношение между ними. 6 твоочестве Ломоносова поэзия явила высокие образцы естеств. выражения «общегг общечеловеческого) через индивидуальное, без ущерба национальному — ив этом его лвг тнкий подвиг» (см.: «Лит. критика», с. 46, 69. 86 — 87

 

В i835, окончив ун-т А. получил степень канд. словесного отд. В 1836—38 пережил увлечение двоюоодной сестрой, М. Г. Карта- шевской; ей писвятил две повести, написанные в русле гофмановской тоадиции.— «Вальтер Эйзеиберг (Жизнь в мечте)» («Телескоп», N_ 10; см. в сб.; Рус. роман- весть, М., 1980) и «Облако» жизни не опубл.; см. в сб.: "а рус. поэтов XIX в.. М.. Слатонич отношения с . -шевской укрепили целомуд- ь А.— один из важнейших ипов его бытового поведе- I см. письма к ней: Ежегодник ПД. 1973, Л- 1976 и ИРЛИ, Летом Аксаков  1838 путешествовал Германии и Швейцарии; в -чах подчеркивал разницу __>• Европой, уже исчерпавшей зный потенциал, и Россией, о готовящейся к великому шу: этим мотивировался о превосходстве «субстан- • рус. народа.

 

1839 познакомился с Ю. Ф зриным: вместе готовились истер, экзаменам и сдали +>евр. 1840); вскоре в моек, ах они встретились с А. С човым. Укрепившись под его ействием на славянофильских чях, А., однако, выступил •ентом Хомякова по одному ее тв. вопросу. Трактуя «бого- нность» России (ее призвана взтляд славянофилов, со- :а тать православие — истинное ..панство — во всей его пол- ге для остального челсве- •вд) лреи т. как нац. и эткич. югативу (см. неопубл. ст. ;>ссия и Запад».— ИРЛИ, ф. 3 7, д. 22), А., в отличие  религ. мыслителя, наделял в тле случаев сакральным характе- у само ист. бытие и даже быт народа («христианского не • иько ло исповеданию, но по - " ни своей, по крайней мере, стремлению своей жизни»,— 2-е изд., т. 1, с. 27; ср. замене Хомякова о православии подчиненном народности» — . 272) а также стеч. историю целом: «Она тожет читаться жития Святых» (ПСС 2-е , т. 1, с. 592). Эта особенность зиции А. отразилась в посла- 1844 «Поэту-укорителю» »ет на стих. Хомякова «Не го- 1те: То былое..."»), где гл. -ехом названа «гордость просве- -гнья» и «равнодушие, пре- ^нье/ Родной земли и дел род. В неопубл. ст. «Голос из осквы» (18ч8) «Зап. Европа народность» (1849) А. пола! ал :авсл. веру высшим и даже м смыслом? жизни народа, потому ч дотоле революция 1 русской земле невозможна» _ т. по кн.: Ц и м б а е в, i986 158 161).

ие писатели, т. 1

 

Максимализм А. в теоретич. "росах оттенялся его человече- i терпимостью и безупречной авств. репутацией («Но пусть разъяренной сечи,/ Ты чтишь достойного врага...» — «Н. М. Языкову» 1844, опубл. 1879; ср.: стих. «Союзникам». 1844, опубл. 1879; см. также некролог А. И. Герцена «К. С. Аксаков»),

 

В ист. концепции А. центр, место занимает тезис об общинном строе в России, к рый определял строгое разграничение «Земли» (т. е. народа) и «Государства»: «Государству — неограниченное право действия и закона, Земле — полное право мнения и слова» («Краткий ист. о«ерк земских соборов» нач. 50-х гг.; т. 1, с. 296). Отделение «правительства» от общества позволяло народу «избавить себя от ... всякого политич. значения, предоставив себе жизнь нравс-вснно-обцественчую и стремление к духовной свободе».

 

Согласно А. начиная с 18 в., правительство (носитель «внешней правды») установило «иго» над народом (носителем «внутренней правды»); призыв к восстановлению суверенитета «Земли» содержали «Записка о внутреннем состоянии России» и «Дополнения» к ней. представленные А. в 1855 Александру II (была известна узкому кру.-у лип и че повлияла на ход обществ, борьбы; опубл.: •. Русь». 1881, № 26—28).

 

Полагая, что общинный строй уже создал целостный, законч. образ нац. жизни, А. находил здесь предмет для эпопеи; древнее «эпическое ссзерцание». к-рое было присуще Гомеру или, согласно ст. «Богатыри времен кн, Вла- димиоа по рус. песням» (1856), сказителям былин, воскресло, на его взгляд, в творении Н В. Гоголя («Несколько слов о поэме Гоголя: Похождения Чичикова, или Мертвые дуци» М., 1842). Тезис А. оспорил В. Г. Белинский (бывший сочлен по кружку Станкевича, в 1838—40 привлекавший А. как поэ.а к сотрудничеству в «Мсск. наблюдателе» и «0~еч. зап.»), утверждая, что в «Мертвых душах» объектив ность изображения сочетается с субъективностью авторского отношения («юмором»). В ответном «Объяснении...» («Москв.», 1842, № 9) А. уточнил свою по зицчю: на созр. общественной стадии «эпическое созерцание» неизбежно опосредуется особым юмором (к-рый «связует субъект и действительность, сохраняя и тот и другую, так что не мешает вчдеть поэту все безделицы до малейшей и, сверх того, во всем ничтожном уметь свободно чахедить живую сторону», «Лит. критика», с. 155); уточнение сближало т. з. оппонентов. Однако в «Объяснении на "бъяснение...» Белинский углубил расхождение: «эпическое созерцание» противоестественно для совр. рус. писателя, поскольку оно призвапо выражать «субстанциональное начало» нац. жизни а таковое в совр. России, на взгляд критика, остается непостижимым и «неуловимым ни для какого определения» (VI. 431); главный же пафос Гоголя — обнажение и осмеяние «царства призрачной действительности» России (VI. 428).

 

В критич. работах 40-х гг. («„Разговор" Из. Тургенева ». 1845. «Гри критич. статьи г-на Имрск» 1847, и др.) А. выступил против всей «петербургской литературы», в т. ч. прозы Ф. М. Достоевского, в. Ф. Одоевского и особенно натуральной школы («раздолье посредственности»), поэзии И. Тургенева и А. Майкова. Преобдадавшие здесь, на взгляд А., апатия сомнение и эгоизм истолковывались им как расплата «петербургских» авторов за «оторванность от русской земли», за арчетократич. гордость просвещения («Лит. критика», с. 194) и «чувство своего мнимого превосходства» над народом («могущественным хранителем жизненной великой тайные) (там же с. 167). Одновременно критик приветствовал рассказ И. Тургенева < Хорь и Калиныч», где автор «вмиг» обнаружил сильный та лант. ибо прикоснулся «к земле и к народу» с «участием и сочувствием» (там же с. 193). Склонный соотносить славянофильскую «идею народа» с народностью в искусстве, А. и позже строго оценивал текущую лит-ру выделяя из общего потока произв А. Н. Островского, Ф. И. Тютчева, а также с оговорками Л. Н. Толсто! о и А. К. Толстого Г«Обо- зрекяе современной литературы»155"».

 

А. участвовал во всех слачя- нофильских изданиях («Моск. лит. и ученый сб-к», 846—1847- «Моек сб-к». 1852; ж. «Рус. беседа» и др.;. Недовольный редактои- ской политикой Погодина, в 1847 хотел издава-.ь «Москвитянин» без его участия (ГБЛ), составил программу обковл. журнала (ИРЛИ). В 1857 он стал негласным ред. газ. «Молва», где печатал статьи популяризирующие его взгляды, и полемич. заметки. Шумную известность приобрела ст. «Публика — народ. Опыт синонимов» (№ 36; несокр. вариант — «Синонимы» — см.: ЦГАЛИ), в к-рой А. уничтожи- тельно отозвался о полуобразов, дворянской массе: «В публике грязь в золоте, в народе золото в -рязи»; офиц. редактору был объязлен наистрожайший выговор (см.: Р е й ф м а н П. С. К истории славянофильской журналистики 1840— 1850-х гг. Ст. 2-я, «Уч. зап. ТГУ», 1979, в. 491).

Смерть отца, к-рого он боготворил и с к-рым он почти не разлучался ввергла А. в отчаянную тоску — он заболел чахоткой, от к-рой вскоре скончался.

 

В печати А. дебютировал стих. "К N. N.» («Что лучше может быть природы!», «Молва», 1832, 15 июля; первый известный нам его поэтич. опыт — «Ручей», 1830Т. Лирика А. 30-х гг. вобрала мн. общеромантич. мотивы, в т. ч. беспредельность познания и невыразимость «души движений» («Как много чувств во мне лежат», 1835. возможная парафраза «Siientium!» Тютчева: «Да, я один, меня не понкмают>- напкс. 1836), но наиб, устойчиво культивируется тема «природы», «волшебно сотворенной и вечно твопящей» («Стремление души» — «Природа, я знаю, ты тайны хранишь», напис. 1834 «Тучи грозные покрыли», напис. 1836, и др.). До сер. 30-х гг. А. воспринимал «поззии святую красоту» («Раздумье». напис. 1834) как равноценную «природе», но уже в .836 в его эстетич. концепции «природа» и «поэзия» соотносятся как «оригинал» и «копия». Из поэтич. наследия ЗЭ-х гг. широкую известность приобрело неогтубл. при жизни стих. «Мой Марихен так уж мал, так уж -«ал» (напис. 1836; с нгк-рыми изменениями текгта на муз. положил П. И. Чайковский: «Детская песенка. Мой Лизочек», 1881). Среди переводов А. 30-х ГГ. (Гёте, Шиллер Мицкевич и др.; современники в т. ч. Станкевич Белинский, выделяли отрывок из АКСАКОВ 1-го действия «Фауста» («Ручьи и потоки катятся свободно», 1839К А. первым из рус. переводчиков обратился к анзкрернтич. лирике Гёте («Утренние жалэбь », 1838: «Посещение». 1829).

 

В 40—50-е гг. поэзия А. приобретает все более риторич. характер [«А. Н. Попову (Перед поездкой его в чужие края в 1842 году)», напис. 1842: «Петру» («Великий гений! муж кровавый!»), чапис. 1345. и др.]. Осознав себя проповедником, он стре- ;ится к формульной законченности провозглашаемых истин («Сильней всего великий глас на- рода./Пред ним гвои все вопли замолчат!» — «Гуманисту», 1848. спубл. 1861; «Где рабство — там бунт и беда/ Защита от бунта — свобода» — «Свободное слово» 1854. опубл.: сб. «Рус. потаенная лит-ра XIX в.», 1861. Лондон, в России — 1880). Однсвременнс он ищет худож. форму, к-рая выражала бы «эпическое созерцание». о чем свидетельствует драма «Освобождение Москвы в 1612 году» (напис. 1848; запрещена после 1 -й пост., состоявшейся 14 дек. 1850).

 

Др. геатр. произв. А.— водевиль «Почтовая карета» (наг.ис. 1845, поставлен 24.4.1846: при жизни не опубл.) и комедия «Князь Лупо- вицпий. или Приезд в деревню» (1851; РусБ, 1856. т. 1 прил,- отд. изд.— Лейпциг, 1857) — отмечены дидактизмом. Для понимания эволюции А. существенный интерес представляет драм, пародия «Олег под Константинополем» (1834 — 39. отрывки опубл.: «Молва», 1835, № 27—30: отд. изд.— СПб., 18581, к-пая пародирует, по словам автора, «стихотворные идеализации истории».

 

Большая часть лит. наследия А. не введена в науч. оборот.

Др. произв.: «Опыт рус. грамматики» (ч. 1 М„ 1860). «Замечания на новое адм. устройство крестьян в России» (Лейпциг, 1861) «О Карамзине» (напис. 1848; опубл.: РЛ, 1977, № 3), «Взгляд на рус. лит-ру с Петра Первого» (напис. нач. 1850 х гг.; опубл.: РЛ, 1979, № 2), «О совр состоянии лит-ры. Письмо первое! (напис. 1849: опубл. в сб.: Проблемы реализма, в. 5 Вологда, 19"8). «Письма о рус. лит-ре» (напис. 1852; опубл. там же, в. 7, Вологда, 1980)Ч<0 совр. стихотворстве в .чашей лит-ре» (напис. 1852; опубл.: РЛ, 1981 № 3): все 5 публ.— В А. Кошелева

 

 

Ффф2

 

Смотрите также:

 

Славянофилы. Один из стаи славной

Сейчас, читатель, порадуемся, что «как раз вовремя» вышел первый том сочинений Константина Сергеевича Аксакова в редакции и с примечаниями Е. А. Ляцкого.

 

Аксаков Сергей Тимофеевич. Биография рассказы Аксакова.

В жизни и творчестве Константина Сергеевича Аксакова (1817-1860) отчетливо выделяются два внутренне взаимосвязанных, но внешне несхожих периода.