РУССКИЕ ПИСАТЕЛИ

 

Александр Николаевич ВЕСЕЛОВСКИЙ   

 

 

 

ВЕСЕЛОВСКИЙ Александр Николаевич [4(161.2.1838, Москва — 10(23).10.1906, Петербург], филолог, историк и теоретик лит- оы. Род. в семье генерале — воен. педагога. Окончил 2-ю моек, г-зию (1854) и ист.-филол. ф-т Моск. ун-та (1858). По окончании ун-та В. поступил гувернером в семейство рус. посла в Испании кн. М. А. Голицына, посетил с этой семьей ряд европ.стран (сохранились дневниковые записи В.. насыщенные культуродогич. и эстетич. размышлениями,— опубл.: «Памяти акад. В.». с. 43—126). В 1862 был послан за гпаницу для подготовки к профессорскому званию; слушал лекции в Берлин. ун-те, в 1863 изучал славистику в Поаге. Работал в архивах и б-ках Италии (186467), преим. во Флоренции, общался с учеными, посылал корреспонденции в рус. газеты («С.-Петерб вед.» и др.). В 870 защитил магистер. дис. при Моск. ун-те; в том же году избран штатным доцентом кафедры всеобщей лит-ры Петерб. ун-та. с 1872 — профессором. С 1876 чл.-к. АН с 1881 академик; в 1901 возглавил ОРЯС. Первые науч. публикации — в 1859.

 

В. исследовал лит. явления в широком контексте развития культуры, рассматривая историю лит-ры как «историю культурной мысли» («Памяти акад. В», с. 112), Поэзия, Александр Николаевич ВЕСЕЛОВСКИЙ несет на себе «печать своего времени» и вместе с тем содержит «вечные непреходящие начала» («Ист. поэтика» 383). Творцом лит. ценностей, по В.. являе.ся народ, и понять лит-ру без знаиия нар. жизни невозможно: «Скажите мне, как народ жил и я скаж" вам как он писал...» (там же. 390).

 

В. стремился выпаботать науч. метод изучения лит-ры. Критически освоив мифсл. гипотезу (бр. В. и Я. Гримм, Ф. И. Буслаев1, теорию заимствования (Т. Бенсрей) и теорию самозарождения (Э. Б. Тайлор, Э. Лэнг) и синтезировав их положит, стороны, В. углубил разработку проблемы происхождения поэзии историю к-рой он освещал, опираясь в осн. на положения рус. культурно-ист. школы А. Н. Пы- пина и Н. С. Тихочравова. Развив учение о специфике поэтич. форм и их эволюции и преодолев тем самым ограниченность культурно-ист. школы В. возглавил сравнительно-ист. лит-ведение в рус. и европ. науке, сущность к-рого (в его классич. выражении) состо- яда в идее соединения генетич. принципа восхождения от зародышевых форм первобытного иск-ва к более сложным формам личной поэзии — с при" иипом параллельного изучения неск. лит-р (всеобщей лит-ры) В процессе междунар. общения лит-р, в их взаимных связях В. стремился раскрыть как содержание лит. процесса в целом, так и нац. самобытность каждой из лит-р. Ре шающую роль в междунар. общении играет воспринимающая лит-ра не теряющая своего нац. своеобразия и развивающаяся по своим внутр. законам. В. ввел слав, лит-ры, в т. ч. русскую, в "еждунар. контекст и показал, что ни слав., ни зап. лит-ры и фольклор не могут быть по-настоящему познаны без сопоставления друг с другом. В этой связи он обратил внимание европ. ученых на роль визант. посредничества.

 

В науч. наследии ВЕСЕЛОВСКИЙ  выделяется неск. тематич. циклов: итал. Возрождение ср.-век. лит-ра и фольклор ист. поэтика, новая рус. литра. Проблемам итал. Возрождения поев.: магистер дис. «Вилла Альберт и. НОВЫР материалы для характеристики лит. и обществ, перелома в итал. жизни XIV—XV столетия» (Bologna, 1867, ка итал. яз.- М„ 1870), статьи и исследования о Данте («Данте и символич. поэзия католичества», BE, 1866, № 12 и др.) мэногоа&ия «Бох- каччьо, его среда и сьерстники» (т. 1—2, СПб, 1893—94), «Петрарка в поэтической исповс ди Canzoniere» (М., 1905; СПб.. 1912). В. рассматривал Данте. Ф. Петрарку Дж. Боккаччо как блестящих представителей итал. лит-ры эпохи гуманизма, выразивших «прежде всего нар. содержание» и создавших итал. лит. язык (т. 3, с. 124). При этом он видел противоречивость буож. гуманизма («интерес к эстетической стороне поступка вне его нравственной оценки»), понимая, что «развитие гуманной- обогащенной самосознанием личности и параллельное развитие личной неволи указывает, что первое в известной мере совершалось ча счет и силами второго» («Избр. статьи», с. 261, 263). Возрождению за пределами Италии поев, статья о Ф. Рабле (1878) и рец. на нек-рые труды по аьгл. лит-ре (1877 - 79).

 

Крупнейшим трудом в цикле работ В. о ср.-век. лит-ре и фольклоре является докторская дис. «Славянские сказания о Соломоне и Китоврасе и западные легенды о Чорольфс и Мерлине» (СПб.. 1872). К ней примыка ют исследования «Опыт по истории развития христианской легенды (ЖМНП, 1875. ч. 178. 179: 1876, ч. 183—185; 1877, ч. 191), «Разыскания в области русского духовного стиха» (е. 1—6, СПб. 1879—91), «Южно-русские былины» (в кн.: Сб. ОРЯС т. 22, № 2, т. 36. № 3, СПб. 1881 -84). «Из ИСТОРИИ романа и повести» (в. 1 — 2, СПб., 1886—88) и др. Привлекая обширный материал лит-ры разл. народов, В. создал убедит, картину проникновения вост. преданий через Византию и южнослав. страны в Европу и показал, что каждая воспринимающая вост. сказания европ. лит-ра перерабатывала их на свой лад, накладывая на них свой местный и нац. отпечаток.

 

В ходе исследований лит-ры и фольклора формировалась общая теория развития поэзии, составившая ист. поэтику В.— лишь частично осуществленный ученым грандиозный замысел, уникальный не только в рус., но и в мировой филол. науке, не утративший значения и поныне. Цель ист. поэтики, по В.,— «определить роль и границы предания в процессе личного творчества- (т. 2, с. I), «проследить, каким образом новое содержание жизни, этот элемент свободы, приливающий с каждым новым поколением, проникает старые образы, эти формы необходимости- в которые неизбежно отливалось всякое предыдущее развитие» (т. I, с. 17) Рассматривая эводюцию «поэтич. сознания и его форм» (там же. с. 53), В. выделял осн. черты первобытной поэзии: синкретизм, хоровое начало, связь ее с нар. обрядом. В «Трех главах из исторической поэтики» (СПб., 1899) В. развернул концепцию зарождения и изначальной дифференциации поэзии, из к-рой впоследствии разовьются ее гл. роды: эпос, лирика, драма. Р ряде др. работ и в своих лекциях В исследовал формы поэтич. языка и стиля (эпитет • .етафора, символ, эпич. повторы, психол. параллелизм и пр ). Особое внимание он уделял проблеме мотива и сюжета как взаимодействующих элементов поэтич. языка. Подойдя в конце жизни к решению подобных вопросов на материале новой и нсвеишеи лит оы, ученый ощутил необходимость уточнения и усовершенствования сравнительно-ист. метода.

 

В последние годы жизни В. обратился к изучению «тайн личного творчества». В работе «Пушкин — национальный поэт» (СПб., 1899, 1912) и фундаментальном иссл. «В. А. Жуковский. Поэзия чувства и „сердечного воображения» (СПб.. 1904) В. рассматривал творчество поэтов в широком культурно-ист. контексте рус. жизни их времени и зап.-европ. лит-ры. В книге о Жуковском воссоздается общественно-психологический тип поэта, глубоко раскрыта психология его творчества и своеобразие поэтики его произв. в сравнении с творениями нем. романтиков. А. С. Пушкин рассматривается как художник действительности, поэзия к-рого стала «обществ, силой» и впервые ввела нас «прочно в кру.оворот западноевропейских литератур» («Избр. статьи», с. 501). Этюд о Пушкине содержал замысел будущей книги о великом посте, исполнению к-рего помешала смерть исследователя.

 

 

Ффф2

 

Смотрите также:

 

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПОЭТИКА А. Н. ВЕСЕЛОВСКОГО. Веселовский...

Имя Александра Николаевича Веселовского широко известно.
А. Н. Веселовский сыграл большую роль в том, что русская наука стала известна за рубежом.

 

Общие труды по теории литературы. Поэтика.

15.Энгельгардт Б.М. Александр Николаевич Веселовский. Пг.: Колос, 1924.
Е. Аничков. – Историческая поэтика А.Н. Веселовского.