Вся электронная библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Банки

Деньги, банковское дело и денежно-кредитная политика


Раздел: Бизнес, финансы

 

Часть IV. МОНЕТАРИСТСКАЯ МОДЕЛЬ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА: СВОД РЕГЛАМЕНТИРУЮЩИХ ПРАВИЛ

 

Все наши предыдущие рассуждения свелись к тому, что ни одну цель из возможного спектра промежуточных целей денежно-кредитной политики нельзя рассматривать как идеальное средство, универсальное при всех вероятных обстоятельствах развития экономической системы. Следуя этому, официальные представители Федеральной Резервной Системы пришли к заключению, что контролю с их стороны должен подлежать целый ряд параметров экономической системы — совокупность показателей, .характеризующих объем денежной массы; общий объем предоставленных кредитов; структура и тенденции изменений уровней номинального и реального объема производства; изменения различных индексов цен; ряд показателей развития мировой экономической системы — внешнеторговый платежный баланс, обменный валютный курс доллара и т. д. В результате этого анализа возобладало мнение о необходимости предоставления ФРС полной свободы действии в рамках осуществления текущей денежно-кредитной политики с целью возможно более быстрой и адекватной реакции на происходящие в экономической системе изменения. Так, например, известное решение ФРС отменить контроль за темпами роста денежной массы (в рамках параметра Ml) в свете беспрецедентного в своей стремительности увеличения скорости обращения денег в 1985—1986 г.г. является характерной   чертой   такого   подхода.

Однако ряд критически настроенных экономистов из той же самой подборки фактов сделали диаметрально противоположные выводы. По их мнению, неограниченная свобода выбора тех или иных денежно-кредитных мероприятий, несмотря на то, что не существует какой-либо конкретной технически совершенной денежно-кредитной политики, также не является панацеей. Они считают, что вероятные действия ФРС должны регулироваться неким сводом правил и законов, своего рода «денежно-кредитной конституцией», определенной заранее и изменяемой редко и только в случае крайней необходимости. Основным правилом денежно-кредитной конституции, характерным, для монетаристского подхода, является постоянство темпов роста денежной массы в качестве цели выбранной ими денежно-кредитной политики. Сторонники других подходов предложили иные основы денежно-кредитной конституции — зачастую более сложные, основанные на комплексе целей денежно-кредитной политики, корректируемой по мере изменения обстоятельств функционирования экономической системы. Однако целый ряд экономистов рассматривает разработку и воплощение в жизнь конкретных основ денежно-кредитной политики как второстепенный вопрос. На первый план, по их мнению, выдвигается ограничение Федеральной Резервной Системы в выборе средств и методов реализации задуманных денежно-кредитных мероприятий на практике, а также широкое оповещение всех заинтересованных сторон о находящемся в распоряжении ФРС политическом инструментарии, то есть ограничении деятельности ФРС рамками денежно-кредитной конституции. Следующий раздел рассматривает   эти   вопросы   подробнее.

 

 

Проблема денежно-кредитной конституции возникла тогда, когда было отмечено, что денежно-кредитная политика оказывает свое воздействие на поведение экономической системы исключительно с некоторым отставанием во времени. Ряд исследований показал, что изменение темпов роста денежной массы сказывается на темпах роста реального объема производства спустя 3—12 месяцев. До соответствующей реакции уровня цен проходит еще больше времени — по некоторым подсчетам от 2 до 3 лет.

Такие задержки имплицитно связаны со способностью ФРС компенсировать резкие изменения скорости обращения денег, уровня автономных расходов и иных параметров, приводящих к сдвигам кривой совокупного спроса. Естественно, что успешное противодействие нежелательным процессам в экономике в этом случае должно начинаться заблаговременно. Это означает, что проведение эффективных стабилизационных мероприятий должно базироваться на точном экономическом прогнозе гипотетической ситуации и их допустимой временной задержке.

Критики подобного подхода к стабилизационным мероприятиям считают, что в настоящее время точность и оправдываемость экономического прогноза оставляют желать лучшего1. Так в период 1973—1975 г.г. предсказывалось резкое увеличение темпов инфляции и норм процента. В действительности оказалось, что темпы роста инфляции были недооценены на 3—4 процентных пункта, а рост уровня безработицы почти на 2 процентных пункта. В 1980 году вне зоны внимания экономистов оказалась скорость выхода экономической системы из непродолжительного по времени спада этого года. Как только экономические прогнозы были скорректированы с учетом этого процесса и был предсказан необычайный экономический рост в будущем году, экономическая система оказалась ввергнутой в еще более сильный спад 1981 года. Прогноз по уровню реального ВНП на 1982 год в итоге оказался завышенным по сравнению с наступившей действительностью на 4 процентных пункта. Это явилось одной из самых неприятных ошибок прогностического толка за последние годы. В середине восьмидесятых годов вне анализа остался резкий спад скорости обращения денег, и экономический прогноз относительно уровня цен и объема производства, имевший в основе изучение количества денег, находящихся в обращении, оказался   сильно   завышенным.

Сочетания ошибок в экономических1 прогнозах и задержек в реакции экономической системы привели монетаристов к выводу, что даже самые благие намерения творцов экономической политики не способны «настроить» экономическую систему оптимальным образом, а тщательные попытки преуспеть в этом малоблагодарном занятии равновероятно могут принести экономической системе как пользу, так и вред.

Официальные представители ФРС, разумеется, не согласны с подобными оценками. Разделяя точку зрения на несовершенство экономических прогнозов, они, тем не менее, уверены, что обеспечивают статистически значимое преимущество над наивными предстаилениями об экономическом будущем как отражении опыта прошлых лет. Более того — по мнению сторонников «свободной» (discretionary) денежно-кредитной политики, не связанной какими-либо рам-

ками и ограничениями, стабилизационные мероприятия, основанные на экономическом прогнозе, способны временно ухудшить экономическую ситуацию, но в среднем всегда способствуют оздоровлению экономики. Это положение вызывает новый ряд возражений со стороны монетаристов и приверженцев денежно-кредитной конституции.

Политические проблемы «свободного» денежно-кредитного регулирования

Даже если положить, что творцы экономической политики обладают абсолютным сверхъестественным даром предвидения экономической ситуации, сторонники денежно-кредитной конституции не уверены, что эти знания целиком и полностью будут направлены на обеспечение долгосрочной экономической стабильности вследствие политического давления, которое может быть оказано в процессе принятия тех или иных решений. Это обстоятельство вовсе не означает, что принятие определенных шагов в экономической реформации диктуется плохими пли своекорыстными намерениями, но ведь хорошо известно, чем вымощена дорога в ад, — даже абсолютно честные политики не могут действовать независимо от системы, частью которой они являются.

Первый вопрос о правомерности подобного подхода возникает в связи с акцентированием внимания текущей политики на краткосрочных временных интервалах. Так в Конгрессе США происходит смена действующих лиц приблизительно за два года. В этом смысле назначение членов Совета Управляющих ФРС на 14-летний срок частично защищает их от необходимости действовать применительно к быстротекущим переменам политического курса. Однако на практике члены Совета Управляющих ФРС почти никогда не занимают свои посты в течение полного срока. Кроме того, в случае какой-либо необходимости Конгресс США и правящая администрация имеют в своих арсеналах достаточно много иных способов воздействия на творцов экономической политики. Это может достигаться при личных встречах между представителями ФРС, с одной и Государственного Казначейства, с другой стороны; во время контактов с представителями правящей администрации. Давление может оказываться и публично — при разнообразных слушаниях в Конгрессе; на пресс-конференциях в Белом Доме. Кроме того, политика «большой дубинки-- имеет место и в этом случае — во власти Президента США назначение новых членов Совета Управляющих, что подкрепляется периодическими угрозами со стороны Конгресса об ограничении полномочий ФРС в законодательном порядке.   Такие  действия,   естественно,   пугают.

Второй вопрос касается определения момента времени принятия определенных экономических решений. Когда экономическая система ввергается в спад, давление на ФРС с сакраментальными просьбами и пожеланиями типа «сделайте что-нибудь с безработицей» максимально возрастает. Однако любое мероприятие, направленное на стимулирование уровня занятости и предпринятое именно в этот момент, возымеет эффект лишь спустя немалый промежуток времени, когда наступит фаза расширения делового цикла, и приведет уже к обратным результатам. Подобным образом в период экономической экспансии политическое давление «сделайте что-нибудь с инфляцией!*, достигающее максимальной силы во время предельного темпа роста уровня цен, приведет к тому, что протекционистские мероприятия скажутся лишь тогда, когда реальный объем производства снова начнет уменьшаться, а предпринятые меры лишь усугубят ситуацию.

 

Неоклассический подход и «свободная» денежно-кредитная политика

Приверженцы теории рациональных ожиданий и экономисты-неоклассики

солидаризируются с монетаристами в вопросе о необходимости создания денежно-кредитной конституции, расходясь во взглядах лишь в некоторых деталях1. Необходимость денежно-кредитной конституции мотивируется представителями неоклассической школы исходя из принятой ими на вооружение доктрины супернейтральности денег. Вспомним, что этот тезис предполагает отсутствие сколь-нибудь заметного влияния на реальный объем производства со стороны ожидаемых заранее изменений денежно-кредитной политики и указывает, что существенное .воздействие могут возыметь лишь неожиданные повороты политического курса.

Принятие денежно-кредитной конституции само по себе способно устранить неожиданные изменения в заранее определенном курсе денежно-кредитной политики, и, таким образом, отсечет один из возможных источников возникновения экономической нестабильности. Наоборот, режим «свободной» денежно-кредитной политики оказывается не в состоянии повлиять на средний уровень реального объема производства в течение длительного времени, поскольку реальный объем производства в таком случае стремится к своему естественному уровню; это означает, что единственным результатом проведения в жизнь ^свободной-, денежно-кредитной политики, полной разнообразных превратностей и сюрпризов, явится увеличение дисперсии (разброса) уровня реального объема производства относительно своего естественного значения — то есть приводит к самым нежелательным   последствиям.

Хотя свобода в выборе определенных денежно-кредитных мероприятий и не изменит средний уровень реального объема производства с течением времени, сторонники неоклассического подхода в экономической мысли усматривают в этом явлении потенциальную опасность повышения среднего уровня темпов инфляции. Они утверждают, что существует коренное противоречие между долгосрочными и краткосрочными задачами ФРС, известное в экономической жизни как «проблема временных несоответствий».

В качестве доказательства этого обстоятельства неоклассики предлагают следующую схему. Предположим, что в один прекрасный день ФРС, действуя   в   рамках   «свободной»   денежно-кредитной   политики,   объявляет о проведении ряда мероприятий, преследующих снижение темпов инфляции

на   долгосрочных   временных   интервалах.   Хозяйственные   агенты   относятся

к   этому   сообщению   с   полным   довернем.   Фирмы,   деловые   предприятия

и семейные хозяйства основывают свои экономические планы, руководствуясь

низким   уровнем   инфляции.   Однако,   когда   подобные   ожидания  входят   в

плоть  и  кровь  экономической  системы,  выясняется,   что  Федеральная   Ре

зервная   Система   может   обеспечить   рост   реального   объема   производства

на  краткосрочных  временных  интервалах  только  за  счет  некоторого  уве

личения темпов инфляции, Сопутствующего внезапному повышению темпов

роста   совокупного   спроса.   Затем,   не   дожидаясь   полной   корректировки

ожиданий  хозяйственных агентов применительно  к новым  условиям,  ФРС

заявляет, что подобные изменения в будущей денежно-кредитной политике

никогда более не воспоследствуют. Таким образом напрашивается следующий вывод: рациональные действия ФРС на краткосрочных временных интервалах категорически несовместны с декларированными долгосрочными экономическими  программами.

Неоклассики утверждзют, что рациональные ожидания фирм и семейных хозяйств учтут возможность таких действий со стороны ФРС; поэтому любые декларации ФРС не вызовут у них особого доверия, и они будут строить свои экономические планы, основываясь на завышенных темпах инфляции, нежели те, о которых объявила ФРС как цели своей денежно-кредитной политики. И тут перед Федеральной Резервной Системой возникает весьма неприятная альтернатива. Предположим, что ФРС продолжает упрямо поддерживать рост денежной массы, что само по себе обеспечивает низкий темп инфляции на долгосрочных временных интервалах, даже несмотря на увеличение совокупного предложения, питаемого все еще имеющими место инфляционными ожиданиями. В результате происходящих процессов реальный объем производства в скором времени упадет ниже своего естественного уровня, и экономическая система будет ввергнута в спад (либо, в лучшем случае, спад темпов экономического роста). Чтобы удержать реальный объем производства на естественном уровне, ФРС будет вынуждена принять меры, которые обеспечат рост совокупного спроса, причем более высокими темпами, чем это было ранее обещано. Но именно эти действия ФРС и подтвердят рациональные ожидания скептически   настроенных   хозяйственных   агентов.

Неоклассики полагают, что рассмотренная проблема временных несоответствий придает «свободной» денежно-кредитной политике необратимый и неотъемлемый инфляционный уклон, а единственным способом решения возникающих противоречий является принятие денежной конституции, ограничивающей бесконтрольную свободу действий Федеральной Резервной Системы. Такой свод правил делает невозможным преследование со стороны ФРС краткосрочных экспансионистских целей, пусть даже рационально обоснованных, а денежно-кредитная конституция способна стабилизировать ожидания хозяйственных агентов и, соответственно, обеспечить стабильность цен.

 

Позиция Федеральной Резервной Системы

Члены Совета Управляющих ФРС отдают себе отчет в существовании ряда негативных моментов, сопряженных с проведением «свободной» денежно-кредитной политики, но, тем не менее, считают, что жесткий регламент мероприятий, связанных с денежным обращением, таит в себе больше опасностей. Образно говоря, их положение можно сравнить с действиями командира воздушного лайнера: он понимает вес преимущества автопилота при ординарном полете, но принимает управление кораблем на себя, когда возникает необходимость в непредвиденном маневрировании, Располагает ли ФРС необходимым числом сотрудников для успешного проведения выбранного экономического курса? Способна ли эта организация гибко лавировать в угрожающей экономической ситуации? Не тяготит ли основную массу «пассажиров» полет по маршруту, заданному ФРС? Эти вопросы остаются открытыми и по сей день, а споры продолжаются.

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Деньги, банковское дело и денежно-кредитная политика»

 

 Смотрите также:

 

Банковская энциклопедия   Банковское дело   История развития банковской системы России   Банковская система России   Сберегательное дело   Создание и организация деятельности коммерческого банка   Банковское кредитование малого бизнеса в России   Формирование современной системы ипотечных банков в России   Денежный механизм   Банковский маркетинг