Вся электронная библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Банки

Деньги, банковское дело и денежно-кредитная политика


Раздел: Бизнес, финансы

 

ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА, ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И ДЕФИЦИТ БЮДЖЕТА

 

До сего момента мы рассматривали экономические проблемы, связанные лишь с денежно-кредитной политикой, оставляя *за кадром» все остальные аспекты функционирования экономической системы. Естественно, что мероприятия по денежно-кредитному регулированию сопряжены с государственными мероприятиями, управляющими федеральными расходами и налогообложением, В восьмидесятые годы эти связи приобрели весьма значительный размах ввиду роста дефицита федерального бюджета. Нижеследующий раздел посвящен анализу этого взаимодействия.

В части (а) данного рисунка представлен график изменения (в процентах от ВНП) реально наблюдавшегося дефицита бюджета н период 1970—1986 гг. (верхняя линия на графике). Нижняя линия показывает динамику изменении так называемого «структурного» дефицита, вычисленного как разность между федеральными доходами и расходами при определенной фискальной политике и заданным уровнем (в нашем случае — составляющем 6%) безработицы. Разность между реально наблюдаемым дефицитом и структурным дефицитом называется циклическим дефицитом, или циклическим избытком (при превышении федеральных доходов над расходами — прим. пер.). В части (Ы рисунка .представлена динамика изменений to процентах от ВНП) государственного долга США и период 1940—1986 гг. Достигнув низшей точки в 1974 году, государственный долг США в последние годы несколько вырос по отношению к ВНП.

 

Дефицит бюджета и государственный долг

На  20.6 представлены основные понятия двух тесно связанных между собой характеристик: дефицита федерального бюджета и государственного долга. В части (а) рисунка представлен дефицит бюджета как некий процент от ВНП. Дефицит бюджета равен общим доходам (денежным поступлениям) от федеральных налогов минус затраты на государственные закупки и трансфертные платежи. В середине восьмидесятых годов дефицит федерального бюджета составлял от 4 до 5% ВНП, что является максимальной отметкой за любой предыдущий период мирного времени, не связанный с экономическим спадем.

В части (а) рассматриваемого рисунка дефицит бюджета подразделен на две компоненты: структурный дефицит и циклический дефицит. Структурный дефицит представляет собой вычисленную разность между федеральными доходами и расходами, принятую в расчете действующих мероприятий фискального характера (действующий уровень налогообложения и текущих затрат), а также базового уровня безработицы (в рассматриваемом случае =6%). Когда экономическая система входит в период спада, а уровень безработицы повышается выше базового, реально наблюдающийся дефицит бюджета превышает уровень структурного дефицита, что происходит частично из-за роста выплат пособий по безработице и другим социальным программам, частично из-за падения доходов от федеральных налогов по мере общего падения доходов населения. Разность между реально наблюдаемым дефицитом бюджета и структурнмг.: дефицитом принято называть циклическим дефицитом.

 

 

Как показано на  20.6, взаимная связь между циклическим и структурным дефицитом в середине восьмидесятых годов сильно изменилась. Как и ожидалось, период восстановления после известного экономического спада 1981 —1982 г.г. сократил циклический дефицит. В то же самое время структурный дефицит неуклонно возрастал, поскольку доходы от налогов в это время оставались приблизительно на одном уровне, тогда как затраты федерального правительства увеличивались. Часть этого увеличения приходилась на оборонные расходы, другая часть — еще большая, чем предыдущая, — на рост таких правительственных программ, направленных на поддержку уровня жизни ^среднего американца», как медицинское обеспечение, социальные гарантии и ряд компенсационных мероприятий в сельском хозяйстве.

В части (Ь) рисунка представлено изменение величины государственного долга США (также в процентах от ВНП) за последние сорок пять лет. Государственный долг — это аккумулированная сумма бюджетных дефицитов прошлых лет. Как проиллюстрировано на рисунке, государственный долг США достиг рекордного уровня в годы второй мировой войны; в послевоенное время темпы роста ВНП резко возрастали, так что государственный долг, исчисленный как процент ВНП, сократился, хотя число лет, сопровождавшихся наличием дефицита бюджета в этот период, превосходило число лет, давших прибыль федеральному правительству. После 1974 года государственный долг вновь начал увеличиваться отчасти из-за роста бюджетного дефицита, отчасти из-за сокращения объема производства.

Насколько важен в экономической системе дефицит бюджета?

По мере того как дефицит федерального бюджета в восьмидесятые годы начал приближаться к отметке в 200 млрд. долларов, темпы его роста время от времени стали вызывать сильное беспокойство в деловых кругах. Некоторые из них полагали, что растущий дефицит бюджета вытесняет частные инвестиции и мешает тем самым развитию процессов восстановления и выхода из экономического спада. Другие придерживались противоположной точки зрения, считая, что рост дефицита бюджета смягчает инфляционные процессы. Более того — в начале восьмидесятых годов существовала и третья точка зрения: ряд экономистов утверждал, что стремительный рост бюджетного дефицита поддерживает высокий уровень номинальных норм процента даже при уменьшении темпов инфляции, и, хроме того, искусственно завышает обменный курс доллара на внешних валютных рынках. Каждая из вскользь отмеченных проблем произвела на свет многотомные комментарии и экономические обзоры, а также бурные многочасовые дебаты в Палате Представителей и Сенате США. Опросы общественного мнения показывают, что дефицит федерального бюджета рассматривается широкими слоями американского общества в одном ряду с такими проблемами, как наркомания, преступность, безопасность атомных электростанций, — то есть источник ординарных повседневных забот рядовых избирателей.

Во второй половине восьмидесятых годов экономика США приготовилась к обширным и ужасным последствиям, гарантированными мрачными предсказаниями, связанными с ростом бюджетного дефицита. Однако дефицит бюджета сохранялся — и при этом четвертый год шло циклическое расширение экономических процессов; темпы инфляции упали до самого низкого послевоенного уровня; номинальные нормы процента находились на самом низком уровне за последнее десятилетие; обменный курс доллара на внешних валютных рынках также понизился. Споры по поводу роли дефицита государственного бюджета тем не менее не утихали. Каково воздействие бюджетного дефицита на состояние экономической системы в целом? Далее мы рассмотрим несколько точек зрения на этот счет.

Господствующая точка зрения на дефицит бюджета. Наиболее популярной точкой зрения на этот вопрос, в той или иной форме поддерживаемый и кейнсианцами, и монетаристами, и эклектиками, является следующая: да, дефицит федерального бюджета играет свою роль в развитии экономической системы. Этот стандартный взгляд на положение вещей проиллюстрирован в рамках IS-LM модели с гибкими ценами, знакомой нам по предыдущей главе — на  20.7.

На этом рисунке представлено влияние на экономическую систему процессов роста бюджетного дефицита, возникающего в связи с увеличением государственных закупок, уменьшения поступлений от чистых налогов или в результате комбинации обоих факторов. Считаем количество денег, находящихся в обращении, величиной постоянной. Первоначально экономическая система находится в положении равновесия {точка Ei в части (а) рисунка, определенная как место пересечения кривых ISi и LMi, и точке ei в части (Ь) рисунка, определенная как место пересечения кривой совокупного предложения AS[ и кривой совокупного спроса ADj). Положим, что экспансионистская фискальная политика смещает кривую IS из положения ISi в положение IS2. Такой процесс вызывает рост совокупного спроса, усиленный мультипликативным эффектом воздействия. Тем самым кривая совокупного

спроса сместится из положения AD[ в положение AD2 и экономическая система в целом сдвинется к новому положению равновесия на краткосрочных временных интервалах ег. При этом растущий уровень цен смещает кривую LM из положения LM] в положение LNh и экономическая система в части (а) данного рисунка займет положение Е2, соответствующее ег- С течением времени, по мере корректировки ожиданий хозяйственных агентов, кривая совокупного предложения смещается вверх в положение AS2 и экономическая система возвращается к состоянию, характеризующемуся естественным уровнем реального объема производства (ез в части (Ь) рисунка). При этом продолжающийся рост уровня цен смещает кривую LM до положения ЬМз, приводя экономическую систему в конечное положение равновесия (Ез в части (а) рисунка),

Наш анализ приводит к следующим выводам: при прочих равных условиях рост дефицита федерального бюджета на долгосрочных временных интервалах повышает равновесные нормы процента, равно как и равновесный уровень цен. Структура объема производства претерпит следующие изменения: частные инвестиции будут замещаться либо государственными закупками (если рост дефицита вызван ростом этих последних), либо ростом потребления (если рост дефицита вызван уменьшением налогов). Хотя реальный объем производства на долгосрочных временных интервалах и возвратится к своему естественному уровню, темпы его роста несколько замедлятся в связи с уменьшением инвестиций. В переходный период — то есть до того момента, пока ожидания хозяйственных агентов полностью не скорректнруются, экономическая система пройдет через период инфляции, инспирированной спросом, и временное увеличение реального объема производства1.

Точка зрения «рикардианской» школы. Как отмечалось выше, доминирующая точка зрения на экономические процессы, связанные с ростом дефицита федерального бюджета, состоит в констатации роста равновесных реальных норм процента, что вытесняет инвестиции частного сектора, замедляет темпы экономического роста и, тем самым, «обедняет* будущие поколения. Однако такой экономист, как Роберт Барро, утверждал, что рост бюджетного дефицита не обязательно в конечном итоге сведется к повышению процентных ставок. Он считает, что государственный долг подразумевает под собой его покрытие через будущие налоги. Таким образом, ожидания налогоплательщиков относительно того, что грядущее увеличение налогов уменьшит их располагаемый доход, приведут к сегодняшнему росту сбережений как защитной мере, направленной на сохранение определенного уровня жизни. Такие добавочные сбережения позволяют Государственному Казначейству реализовать свои ценные бумаги, предназначенные для покрытия бюджетного дефицита, без увеличения норм   процента.

Изложенные рассуждения подразумевают, что рост государственных закупок имеет одинаковый эффект безотносительно к источникам их финансирования: путем государственных займов или посредством налогов. Барро в своих трудах прослеживает эту идею вплоть до Давида Рикардо и называет ее «теоремой эквивалентности Рикардо». Подобный взгляд характерен для представителей неоклассической школы в экономической мысли, одним из которых и является Р. Барро.

Стоит, однако, заметить, что полная и всеобъемлющая достоверность «теоремы эквивалентности Рикардо» зависит в значительной степени от целого ряда достаточно сильных допущений, таких как абсолютно рациональное предвидение будущих событий, желание принимать в расчет наряду с собственным, благосостояние будущих поколений, совершенные финансовые рынки, на которых семейные хозяйства могут получать и предоставлять ссуды на тех же условиях, что и правительственные учреждения. Если эти условия не выполняются, то следствия этой теоремы полностью не реализуются. Но даже если рост дефицита бюджета компенсируется хотя бы частично за счет изменений в сбережениях, подобный подход имеет важные практические приложения для экономической политики.

Эмпирические данные. Ряд статистических исследований последних лет устанавливает связь между дефицитом федерального бюджета и нормами процента. Впрочем, эти результаты были не весьма убедительны. Чаще зеего результаты показывали, что значительного воздействия на рост процентных ставок с увеличением дефицита бюджета не наблюдалось, но все же эти результаты варьировались в зависимости от исследуемых периодов и применявшихся статистических методов анализа. В некоторых работах было установлено, что размер государственного долга воздействовал на нормы процента в большей степени, нежели собственно дефицит бюджета1.

Эти исследования ослабили позиции сторонников господствовавшей точки зрения на связь дефицита бюджета и процентных ставок, однако полностью не привели их к иному взгляду на положение вещей, изложенных в неоклассическом подходе. Одна из проблем большинства подобных исследований состоит в использовании официальных данных, определяющих дефицит федерального бюджета, которые в силу целого ряда причин плохо учитывают такое понятие как фискальный стимул, заложенный в основных макроэкономических моделях.

Роберт Эйснер, ведущий специалист в этой области, указал ряд недостатков официальных отчетов, а также отметил, что для макроэкономической политики наиболее важным фактором является не просто дефицит федерального бюджета, а объединенный совместно дефицит федерального бюджета вкупе с бюджетным дефицитом штатов и органов местного самоуправления1. Так, в течение последних нескольких лет превышение доходов правительств отдельных штатов и органов местного самоуправления над расходами скомпенсировало более чем четвертую часть бюджетного дефицита федерального правительства. Во-вторых, дефицит федерального бюджета должен быть скорректирован, дабы показать предельный уровень активов федерального правительства, компенсирующий рост задолженности федеральных органов. Такой вид учета бюджетного дефицита потребовал бы разработки отдельных федеральных бюджетов для капитальных вложений и текущих затрат, как это принято в органах местного самоуправления, частных фирмах и правительственных органах отдельных штатов. В-третьих, подсчет активов и пассивов федерального правительства должен учитывать инфляционные процессы. В-четвергых, необходимо отличать друг от друга циклическую и структурную компоненты бюджетного дефицита. После проведения всех этих мероприятий рекордные уровни бюджетного дефицита середины восьмидесятых годов оказываются далеко не столь внушительными, чем они выглядят в общепринятых официальных данных. Теперь вполне

вероятной представляется возможность, что неуспех в обнаружении значимой статистической связи между дефицитом федерального бюджета н нормами процента обусловлен вовсе не недостатками экономической модели, а отсутствием точных критериев измерения необходимых параметров.

Дефицит бюджета и общие правила проведения денежно-кредитной политики

Обратимся теперь к вопросу о влиянии дефицита федерального бюджета на воплощение в жизнь той или иной денежно-кредитной политики. В этом аспекте сначала рассмотрим процессы, происходящие при заданном темпе роста денежной массы, что обеспечивается определенными действиями ФРС на финансовых рынках. Ранее мы наблюдали, что, выбирая темп роста количества денег, находящихся в обращении, равным темпу роста естественного уровня реального объема производства на долгосрочных временных интервалах, и считая скорость обращения денег величиной постоянной, Федеральная Резервная Система не без успеха сможет поддерживать стабильный уровень цен и практически полную занятость. Теперь — включив в наше рассмотрение бюджетный дефицит — нетрудно убедиться: что его рост расстроит с течением времени стройные планы ФРС.

Вернемся снова к  20.7. Вспомним, что в наших предыдущих рассуждениях по этому поводу прирост денежной массы считался равным нулю. Но даже без всякого увеличения количества денег, находящихся в обращении, рост дефицита бюджета приведет к единовременному повышению уровня цен; это повышение связано с ростом скорости обращения денег в движении доходов, инспирированной ростом процентных ставок.

Теперь дополним наш пример, допуская трехпроцентный рост количества денег, находящихся в обращении, и аналогичный ожидаемый рост естественного уровня реального объема производства. Как и ранее, рост бюджетного дефицита в этом случае вызовет увеличение норм процента, что в свою очередь приведет к единовременному повышению уровня цен, но теперь этот механизм дополняется следующим существенным обстоятельством: более высокая норма процента уменьшит уровень инвестиций, что замедлит рост естественного уровня реального объема производства. В этих условиях поддержка заданного темпа роста денежной массы приведет к тому, что уровень цен будет продолжать расти и после первоначального скачка, причем темпы его роста на долгосрочных временных интервалах определятся разницей между темпами роста денежной массы и естественного уровня   реального   объема   производства.

Дабы избежать воспоследующих за этим инфляционных процессов, вызванных дефицитом федерального бюджета, ФРС приходится действовать в ином русле. Например — как это ранее указывалось в настоящей главе — Федеральная Резервная Система может избрать в качестве цели непосредственно контроль за постоянством уровня цен. В этом случае единственным способом борьбы с единовременными и необратимыми последствиями роста бюджетного дефицита явится прямо противоположное, единовременное и необратимое сокращение количества денег, находящихся в обращении. Эта мера скомпенсирует рост скорости обращения денег, связанной с вызванным бюджетным дефицитом повышением процентных ставок. Тогда воздействие дефицита федерального бюджета на номинальный национальный доход сведется к нулю, что удержит совокупный спрос в его первоначальном виде, и, таким образом, ни реальный объем производства, ни уровень цен не возрастут даже на краткосрочных временных интервалах. Для обеспечения стабильности уровня цен на долгосрочных временных интервалах темпы роста денежной массы и номинального национального "дохода придется искусственно занижать, чтобы скомпенсировать любое возможное падение темпов роста естественного уровня реального объема производства.

Таким образом, правильно выбранная денежно-кредитная политика теоретически может «изолировать» уровень цен от воздействия дефицита федерального бюджета. Следует подчеркнуть, что в реальной практической жизни проведение требуемых денежно-кредитных корректировок сталкивается с ранее обсужденными проблемами: рядом допущений в экономических моделях, задержками реакции экономической системы на соответствующие мероприятия и oiniidi'.iiMVi и экономическом прогнозе, что делает предыдущие выводы весьма иллюзорными.

Дефицит бюджета и гибкая денежно-кредитная политика

Предшествовавшее обсуждение денежно-кредитных мероприятий и их связи с дефицитом бюджета базировалось на независимости денежной массы, находящейся в обращении, от существующих норм процента. Эта ситуация (рассмотренная ранее в главе 16) представляется вертикальной кривой предложения денег. При таком жестком денежно-кредитном режиме, все действия «.свободной» денежно-кредитной политики (равно как и любое изменение количества денег, находящихся в обращении) — суть сдвиги вертикальной кривой предложения денег.

Однако, как указывалось в главе 16, вертикальная кривая предложения денег далеко не точно характеризует денежно-кредитные мероприятия ФРС в период после второй мировой войны — в это время Федеральная Резервная Система проводила денежно-кредитную политику, которая — в большей или меньшей степени — являлась по крайней мере частично гибкой. Как показано на  20.1, гибкая денежно-кредитная политика уменьшает угол наклона кривой LM к оси абсцисс. Это, в свою очередь, усиливает реакцию изменения кривой IS, вызванную новыми обстоятельствами в налогово-бюджетном (фискальном) регулировании. Кроме того, усиливается «чувствительность» положения кривой совокупного спроса на любые изменения фискального характера и, следовательно, увеличивается воздействие на уровень цен на долгосрочных временных интервалах.

В принципе можно было бы утверждать, что, оперируя с наклонной кривой предложения денег, характеризующей гибкую денежно-кредитную политику, стабилизационные мероприятия вполне укладывались бы в краткосрочные временные рамки. Например, ФРС, преследуя постоянство уровня независимых резервов как тактическую цель, могло бы придерживаться промежуточной цели, базирующейся на постоянстве темпов роста денежной массы или номинального ВНП. При этих обстоятельствах экспансионистская фискальная политика увеличила бы существующие нормы процента, возрос бы уровень резервов, полученных путем займа, экономическая система в целом продвинулась бы вверх-вправо вдоль наклонной кривой предложения денег, а количество денег, находящихся в обращении, или уровень номинального ВНП поднялись бы выше уровня, запланнроваиного промежуточной целью. Однако, чтобы вернуться к их намеченным пределам роста, ФРС будет достаточно лишь несколько понизить уровень независимых резервов, заданный тактической целью. Такие действия несколько сдвинут влево наклонную кривую предложения денег. В этом случае экспансионистские мероприятия фискального характера на средн^рочных временных интервалах

 не окажут более сильного воздействия на экономическую систему, чем в ранее рассмотренном примере, подразумевающем независимость денежной массы от существующих процентных ставок <т0 есть описываемом вертикальной   кривой  предложения  денег).

 

Сеньораж (прибыль от «чеканки», seigniorage)

Вопрос стыковки и приспособления друг к другу различных мероприятий денежно-кредитного и налогово-бюджетного характера приводит нас к еще одному аспекту их взаимной связи, о котором ранее мы не упоминали. В экономической системе с фиксированным количеством денег, находящихся в обращении, правительственные органы располагают лишь двумя способами изыскать необходимые средства для оплаты своих затрат: налогообложение и займы. Учитывая, что мо#но Увеличивать денежную массу, возникает и третий источник денежных средств -_ собственное производство денег, или   «сеньораж».

Механизм действия «сеньорзжа». Этот термин имеет долгую историю и восходит к средним векам. В этовремя Злотые и серебряные монеты являлись основным видом денег. Тогда любой грал^анин мог ПрИНести соответствующее количество серебра или золота — будь то слитку подсвечники или любая другая утварь -— в королевское казначейсгво, попросить переплавить его и отчеканить монету, выделив казначейству некую толику в виде пошлины за эту процедуру. Эта пошлина, то есть Прибыль казначейства, полученная зз чеканку монеты, и называлась «сеньора^

Со временем какой-то сметливый гх^ударственный чиновник сообразил, что прибыль от чеканки монет будет цуда как больше, если казначейство вместо звонкой монеты начнет выпускать бумажные деньги, очень дешевые в изготовлении, так как сырье для их производства произрастает повсеместно, чего не скажешь о золотых дублонах. Правитсльств0 в свою очередь убеждало людей принимать к платежам бумажные Деньги по их номинальной стоимости, обещая обменять их по первому требованию на драгоценные металлы, несмотря на то, что общая стоимость выпущенных в обращение бумажных денег могла превысить стоимость драгоценных метадл0В1 хранящихся в подвалах казначейства. Такой метод получения средств стал особенно популярен в военное время. В США таким образом КонтиненталЬНЫй Конгресс финансировал Войну за Независимость (1775—1783 гг.), а во время Гражданской войны Севера и Юга обе враждующие стороны подцержлвали свои армИи именно таким способом.

Сегодня — под контролем федеральной Резервной Системы — «сеньораж* более не принимает формы слепого печатания деНег. Ныне он функционирует посредством создания резервов коммерческих банков. Рассмотрим следующую гипотетическую финансовую операцию. Государственному Казначейству необходимо 100 млн. долларов на оплату правительственных расходов на содержание государственных служащих за две недели. Государственное Казначейство печатает на 100 млн. казначейских векселей и'продает их Федеральной Резервной Системе, ФРС расплачивается За векселя, размещая соответствующий кредит на счет Казначейства. Каз!(ачеиство для расчетов с персоналом выписывает чеки на этот счет, а сумму, полученные в качестве оплаты, их владельцы затем вкладывают в к°ммеРческне'банки. По окончании процесса клиринга чеков выясняется, что 100 млн. долларов дебиторской задолженности размещено на счету казначейства в ФРс, И) в свою ОЧСредь, предоставлено в качестве кредита резервам коммерческих банков. В итоге Казначейство получило 100 млн. долларов для расчетов с государственными служащими,

ни на цент не повысив налоги н не занимая ни гроша у населения. Источник этих средств — механизм «сеньоража» в процессе производства 100 млн. долларов новых банковских резервов.

На практике Федеральной Резервной Системе запрещено покупать вновь выпущенные ценные бумаги прямо из Государственного Казначейства. Это слишком бы отдавало «инфляционным душком*. Однако Федеральная Резервная Система вкупе с Казначейством способны объединиться, чтобы получить прибыль путем «сеньоража*. В несколько измененном виде это мероприятие выглядит так: Казначейство выпускает векселей на 100 млн. долларов, но продает их всем желающим; одновременно ФРС на открытом рынке ценных бумаг проводит закупку ранее выпущенных ценных бумаг на ту же сумму. В результате общие резервы, равно как и портфель ценных бумаг ФРС, расширяются на 100 млн. долларов. В этом случае Государственное Казначейство прибегло к помощи займа у населения, но в реальном исчислении никакого займа на самом деле не существует — так как изменения в количестве ценных бумаг на руках у населения не произошло. В конечном итоге всякий раз при проведении гибкой или частично гибкой денежно-кредитной политики ФРС правительство для финансирования собственных нужд изыскивает средства, привлекая механизм «сеньоража».

Монетизация и устойчивость дефицита бюджета

Новые банковские резервы, созданные в процессе «сеньоража», становятся основой многократного расширения количества денег, находящихся в обращении. По этой причине операции на открытом рынке, компенсирующие займы Государственного Казначейства, часто называются монетизацией дефицита. Незначительный объем подобных сделок не обязательно несет с собой пагубные последствия — мы уже видели, что постоянное умеренное расширение денежной массы абсолютно совместимо со стабильностью уровня цен на долгосрочных временных интервалах. Но если правительственные органы чрезмерно полагаются на инструмент «сеньоража» как средства оплаты своих счетов, количество денег, находящихся в обращении, будет расти   слишком   быстрыми   темпами,   порождая   инфляцию.

Казалось бы, избежать излишней монетизации дефицита несложно: Федеральной Резервной Системе достаточно один раз сказать «нет» в ответ на просьбы Казначейства о вспомоществовании. В последние годы, однако, экономисты отметили ряд новых сложностей в этой проблеме. Выяснилось, что по достижении определенного критического уровня бюджетного дефицита его дальнейший рост принимает взрывообразный характер, и никакие «сверхмеры» фискального характера уже не способны остановить этот процесс. В этом случае у ФРС в распоряжении не останется иных средств кроме дальнейшей монетизации дефицита.

Это обстоятельство становится весьма тревожным, если учесть рост федеральных затрат, уходящих на выплату процентов по государственному долгу. Доля выплат по процентам государственного долга в период с 1978 по 1985 год выросла с 7% до 14% от общей суммы затрат федеральных правительственных органов. Если этот процесс продолжится, то может сложиться ситуация, в которой объем вновь привлекаемых займов с целью обслуживания выплат по процентам государственного долга станет настолько значительным, что сам государственный долг возрастет относительно ВНП практически беспредельно. «Спусковым механизмом» подобного развития экономической систе-

мы считается такое положение вещей, когда реальная норма процента применительно к федеральным налогам превысит темпы роста реального ВНП на долгосрочных временных интервалах1.

В конечном итоге государственный долг возрастает до такой степени, что превышает совокупные финансовые активы всех вместе взятых фирм, деловых предприятий и семейных хозяйств. В этом положении (а на практике достаточно заблаговременно) никто, ни один хозяйственный агент, не захочет 'или не сможет купить ценные бумаги, которые продает Казначейство для- -покрытия бюджетного дефицита. Единственный способ поддержать рынок ценных бумаг федерального правительства состоит в их немедленной скупке Федеральной Резервной Системой посредством операций на открытом рынке. Это ведет к бесконечному и бесконтрольному росту количества денег, находящихся в обращении и, следовательно, гиперинфляции. Увы, приведенные рассуждения несут не только абстрактный характер. Дефицит бюджета, «съедавший» значительную часть ВНП, играл заметную роль в гиперинфляционных процессах, поразивших в XX веке многие   страны.

Выводы

Основной вывод наших рассуждений состоит в том, что денежно-кредитная политика не может быть абсолютно независимой по отношению к налогово-бюджетным (фискальным) мероприятиям. Традиционный анализ в рамках IS-LM экономической модели указывает, что колебания федерального бюджета от его дефицита до образования излишков и обратно на долгосрочных временных интервалах влияют на уровень цен, а также на уровень цен и реальный объем производства на интервалах краткосрочных. Последнее объясняется эффектами воздействия дефицита бюджета на процентные ставки и скорость обращения денег. ФРС может попытаться компенсировать или ослабить негативные последствия, вызванные к жизни этими процессами, путем проведения «свободной» денежно-кредитной политики, однако это затруднено наличием задержек в реакции экономической системы на привходящие изменения и ошибками в экономическом прогнозе.

В период после Второй мировой войны в реальной практической деятельности ФРС никогда не старалась полностью компенсировать макроэкономические эффекты, возникающие при проведении определенных налогово-бюджетных мероприятий, а вместо этого — в большей или меньшей степени — смягчала их последствия. Такие действия вероятнее всего лишь усилили меры фискальной политики, и, очевидно, способствовали удвоению инфляции в конце семидесятых годов. В восьмидесятые годы пересмотр денежно-кредитного курса и вызванный этим, отказ полностью обслуживать растущие фискальные стимулы позволил резко снизить темпы инфляции.

К моменту написания этой книги экономисты расходились во взглядах на будущее экономической системы. Некоторые из них в своем прогнозе исходит из предположения, что значительный бюджетный дефицит последних лет не возымел разрушительных последствий для экономической системы. На самом деле неоднозначные эмпирические данные допускают весьма разнообразную трактовку самого факта наличия значительного бюджетного дефицита. Другие экономисты не столь жизнерадостны в своих ожиданиях. По их мнению, вполне успешно складывающиеся дела, на краткосрочных временных интервалах не дают оснований для оптимизма. Они считают значительный бюджетный дефицит своего рода бомбой замедленного действия, которая рано или поздно взорвется, сокрушая экономическую систему вынужденной монетизацией государственного долга и гиперинфляцией. Единственная их надежда на долгосрочную денежно-кредитную стабильность состоит в возвращении к строгой налогово-бюджетной дисциплине. Эта дисциплина должна, по крайней мере, означать сбалансированность федерального бюджета по фазам делового цикла.

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Деньги, банковское дело и денежно-кредитная политика»

 

 Смотрите также:

 

Банковская энциклопедия   Банковское дело   История развития банковской системы России   Банковская система России   Сберегательное дело   Создание и организация деятельности коммерческого банка   Банковское кредитование малого бизнеса в России   Формирование современной системы ипотечных банков в России   Денежный механизм   Банковский маркетинг