Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь

Брокгауза и Ефрона



::

 

Литовская литература

 

— как и прусская (см.), возникла в эпоху реформации в прусской Литве и была до конца XVIII века исключительно духовного содержания. С 1547 до 1701 гг. по исчислению Станкевича ("Bibliografia Litewska", Краков, 1889) Литовских книг издано всего 59, из них 24 для протестантов-лютеран в Кенигсберге, 8 для кальвинистов в Вильне, Кейданах и Лондоне и 27 для католиков в Вильне. По вычислению Балтрамайта в книге "Список литовских и древнепрусских книг с 1538 по 1891" (СПб., 1892) до 1701 г. Л. книг вышло не более 50. История Литовской письменности и языка до недавнего времени мало была известна, потому что Л. литературные памятники уже в XVII в. кем-то уничтожались; из вышеупомянутых 59 книг многие до сих пор совсем не найдены, многие другие имеются в одном только экземпляре. Литовские книги 1547-1601 гг. изданы исключительно природными литовцами, получившими высшее образование в Кенигсберге и Вильне. Первый Литовский писатель был Марцин Мажвид или, по латинскому произношению, Мосвидиус. Как он, так и следующие за ним писатели — Варфоломей Виллент, издатель малого Лютерова катехизиса и евангелий 1579 г., и Ян Бреткун (1535-1602), известный проповедник, переводчик протест.-лютер. библии, издатель Л. молитвенников и др. — говорят о существовавшем еще в их время открытом идолопоклонничестве литовцев: почитании святых рек, деревьев, змеев и ужей, приношении жертв Перкуну, житному духу Лаукосаргус, скотскому богу Земепатис, призывании Айтвара, всякой чертовщины. То же подтверждает и Даукша в объяснении первой заповеди в катехизисе 1595 г. Иезуитам-проповедникам в конце XVI в., Веге и Иерониму Книсшусу, пришлось срубать стародавние дубы, почитаемые литовцами, и тушить священные огни. Даукша (см.) впервые выдвинул вопрос о народности литовцев и важности их языка для национального развития. Отнять от народа язык его — это, по словам Даукши, все равно что с неба снять солнце, разрушить мировой порядок, уничтожить жизнь и славу. Даукша не возбраняет своим землякам изучение чужих языков — особенно польского, который литовцу вследствие унии сделался почти родным, — но не допускает презрения родной речи. Издатель Л. катехизиса 1605 г. упростил орфографию, выбросив в особенности массу знаков для обозначения носового произношения, долготы гласных и ударения, применявшихся Даукшею; точно так же поступал и Конст. Ширвид (1564-1631), проповедник в Вильне. Ширвид был первый на Литве лексиколог; он издал в 1629 г. латино-польско-литовский словарь, который впоследствии много раз был переиздаваем и обрабатываем. В Пруссии в это же время на поприще Л. литературы подвизались Лазарь Зенкшток (1562-1621), издатель духовных песен, энхиридиона и воскресных евангелий (1612), и особенно Даниил Клейн, автор Л. национальной грамматики (1653) и издатель книги духовных песен (1666). В 1673 г. вышло "Compendium grammaticae lit." Фeoфила Шультца. К кальвинской литературе принадлежат катехизис 1598 г., виленская постилла Якова Моркуна 1600 г., богослужебные книги кейданского издания 1653 г., библия Хилинского 1660-1663 гг. Язык кальвинских изданий отличается отсутствием диалектических оттенков. Вследствие общения с кенигсбергским унив. и знакомства с лютеранскими изданиями кальвинисты впервые выработали язык письменности, более всех диалектов примененный к выражению разнообразных культурных и религиозных понятий. Католическая литература, сначала приближавшаяся к той же цели, быстро обособляется в угоду центру литовской контрреформации, Вильне, и виленскому, или восточнолитовскому, наречию. В 1701 г. вышел кальвинский Новый Завет, чем знаменуется новый период Л. письменности XVIII в., или период Доналейтиса (см.). До 1801 г. издано около ста Л. книг. В Пруссии вышли басни Эзопа в переводе Г. Шульца, полный перевод лютеранской библии (2 изд. 1755), новые издания книги духовных песен 1736, 1740, 1752 и 1781 гг. Доналейтис (1714-80) из Гумбиннена применил гекзаметр в своей поэме "Четыре времени года" и издал басни. Филипп Руиг (Ruhig) и Готлиб Мильке трудились над исследованием Л. языка; первый собирал песни и издал (1745) свои наблюдения и (1749) словарь Л. языка, последний пересмотрел и вновь издал словарь Руига с предисловием знаменитого Канта. Кант выражает мнение, что прусско-Л. яз. заслуживает быть сохраненным как отличное средство к развитию и просвещению Л. народа и вместе с тем как материал для древней истории передвижения народов. В XIX в., до 1891 г., издано около 1200 книг, брошюр и газет. Первые сорок лет нашего столетия составляют эпоху влияния литовцев, получивших высшее образование в Вильне и увлекавшихся, как Пашкевич и Станевич, наречием и этнографическою стариною Жмуди. На рубеже XVIII-XIX столетий стоит с своими литературными трудами А. Дроздовский (см.), издатель катехизиса Беллармина (впервые изд. в 1677 г.), руководства для литовского песнопения во время воскресных обеден (1790) и сборника песен светских и духовных собственного сочинения (1814). В 1816 г. епископ И. А. Гедройц издает перевод Нового Завета (см.). В эту эпоху достигла особенной популярности песнь про Бируту и Кейстута, сочиненная Валиновичем и исправленная Пашкевичем (см. "Varpas", 1894, 8). Сим. Станевичем изданы были в 1829 г. жмудские дайны и грамматика Л., или жмудского, языка, а также (1823) "Рассказы из истории Ветхого Завета" с приложением жмудско-польского словаря. Каетан Незабитовский (1824) издал в послесловии к жмудской азбуке первый опыт литовской библиографии в польской передаче, перепечатанный в "Dziennik'е" виленском того же года (ср. Stankiewicz, "Bibliografia lit.", стр. VIII). Дионисий Пашкевич издал стихи о родном дубе Баублисе, письмо к Тадэушу Чацкому и "Жмудско-литовский мужик". В 1832 г. Каликст Коссаковский издал в Вильне грамматику жмудского языка. Литературная деятельность Довконта (см.) составляет особую петербургскую эпоху Л. литературы, или Довконтовскую. Одновременно кс. Леон Монтвид переиздает (1845) проповеди Ширвида 1629 г., Л. Ивинский выпускает с 1846 г. календари, Юрий Ляхович составляет на чисто жмудском наречии католический катехизис (1847), новую азбуку (1840) и "Проводник в жизнь вечную" (1849). См. очерки Вольтера: "Litauische Schriftsteller des XIX J.", в "Mitteilungen d. Lit.-liter. Gessellschaft", т. III, стр. 101, 260, 451 и сл. С 1850 г., когда M. Волончевский (см.) делается тельшевско-жмудским епископом, переселяется в мст. Ворни и расходится с Довконтом, начинается эпоха новой, весьма плодовитой клерикальной литературы, обнимающая годы 1850-64. Издаются молитвенники, псалмы, евангелия в исправленном виде, книжки смешанного духовно-светского содержания (Осип Полангенский), книжки для детей. Одновременно с жмудским литературным движением в Сувалкской губ. сынтовский кс. Татаре начинает издавать новые молитвенники и книги полусветского содержания ("Pamokslai iszminties ir teisibes", 1851), написанные местным веленско-владиславовским наречием. Акиелевич, известный под псевдонимом Хлоп Мариямпольского у., издает новую азбуку и объяснение Молитвы Господней; после 1863 г. он поселяется в Париже и делается представителем партии объединения Литвы и Польши. Из современников Волончевского над собиранием этнографических, диалектологических и лексических материалов трудились проф. Угянский в Казани и братья Юшкевичи. В общем большинство литовских писателей до 1864 г. увлекается чистотою жмудского наречия и является крайними пуристами. Довконт создает даже особую ореографию; в новом издании его "Древностей" и "Жмудской истории", вышедшем в Сев. Америке, пришлось текст его рукописи переделать согласно ныне принятому литовскою интеллигенцией правописанию. На восточнолитовском наречии в это время писали Балевич, издатель Л. перевода описания виленской Кальварии (1857), Р. Яссикевич, составитель проповедей на воскресные чтения евангелия (1855-59), и К. В. Войцеховский, издатель польско-литовского элементариуса (1862). В Пруссии после Доналейтиса Л. литература привлекает к себе внимание таких лингвистов, как Болен, Нессельман, Бецценбергер. Иоанн Реза, директор пасторской семинарии в Кенигсберге, издает между 1816 и 1824 г. "Историю перевода Л. библии", деревенский эпос Доналейтиса в немецк. переводе, древние Л. народные песни, басни, новое исправленное издание лютеранской библии. Фриц Келх (1801-1877) известен как издатель первой прусско-литовской газеты и множества благочестивых брошюр духовного содержания. Деятельность Гизевиуса (см.), Фрд. Куршата (см.) и пастора Рудольфа Якоби тесно связана с историею Л. грамматики и филологии. Жмудская история Довконта читается ныне уроженцами восточной Литвы с трудом, но для новейшей литературы сочинения его представляют истинный образец чисто литовской дикции. Эпоха 1865-1883 гг. есть время контрафакции молитвенников, изготовленных в Тильзите с надписью "дозволено цензурою" и перевезенных в Россию в виде контрабанды. В 1865 г. Имп. академия наук издала под редакц. А. Шлейхера "Donalaitis Litauische Dichtungen", а в 1807 г. — Л. народные песни Ив. Юшкевича в русской транскрипции и с русским переводом Л. текста. В 1880-82 гг. казанский унив. издал Л. народные песни Антона и Ив. Юшкевичей и их же описание веленской свадьбы. Последнее сочинение — образец художественного и точно этнографического изображения свадебного ритуала — занимает в современной этнографической литературе выдающееся место. К. Олехнович в 1861 г. издает басни и анекдоты из Л. жизни, последователь Волончевского в деле народного обучения, нынешний епископ А. Барановский — поэму "Оникштенский бор", Иосиф Желвович — перевод басен Крылова. В 1883 г. воспитанник московского унив. д-р И. Басанович основал Л. журнал "Аушра" ("Заря") — первое периодическое издание, служащее интересам молодой литовской интеллигенции. Аушристов поляки окрестили литвоманами и усмотрели в этой новой заре Л. письменности отщепенство от истого польского католицизма. Причина тому, что Л. литература с 1865 по 1882 г. мало служила общественным интересам Литвы в пределах бывшего великого княжества и почти ограничивалась изданиями научного содержания, заключается в том, что в 1861 г. состоялось высочайшее повеление все казенные издания на Л. и жмудском наречиях печатать непременно русскими буквами, а также принять особые меры к составлению и изданию Л. грамматики и литовско-русского и русско-литовского словарей. Только в 1880 г. для Имп. академии наук исходатайствовано было высочайшее соизволение на печатание ученых трудов по Л. языку учено-латинским алфавитом, с тем, однако, чтобы подобные издания не были распространяемы в массе литовского населения сев.-зап. края. См. "СПб. Ведом." (1887 г., № 314), "Русская Жизнь" (1898, № 60 — "Литовский язык и русский шрифт"), "Моск. Сборник" С. Шарапова, 1887 — "Латинство в Западном крае". С 1870 по 1887 г. было выпущено в виде исключения, с разрешения цензуры, только 15 изд. на Л. и жмудском наречиях, печатанных латино-литовским шрифтом. В 1877 г. вышли в СПб. календарь Л. Ивинского и рассказы П. Вилейшиса. В 1879 г. разрешен жмудский молитвенник, одобренный митрополитом Фиялковским (см. "Виленский Вестник", 1887, №№ 246-248: "Об алфавите для Л. письменности"). В Пруссии Л. газеты существовали уже с 1832 г.; в последнее время несколько Л. газет основано в Сев.-Американских Штатах. С 1832-1895 г. всего изд. до 34 газет; они печатаются большею частью латинскими буквами. Главные Л. периодич. издания. 1) "Келейвис" ("Странник", с 1849 по 1880 г.) ныне изд. под загл. "Тильзитский Странник" — орган прусско-литовский, консервативно-религиозного направления; 2) вышеупомянутая "Аушра" (1883-86); 3) "Vienybe Lituwniku" ("Объединение"), изд. с 1886 г. в Сев. Америке в Плимуте; 4)"Varpas" ("Колокол"), с 1889 г.; 5) "Apzvalga Zemaicin ir Lietuwos" ("Обзор") с 1890 г., в Тильзите; 6) "Nauja Lietuwiszka Ceitunga" ("Новая Л. Газета"), с 1890 г., в Тильзите; 7) "Lietuva" ("Литва") с 1892 г., в Чикаго); 8) "Эхо" ("Garbas"), с 1894 г., в Шенандоа (Сев. Америка); 9) "Бостонский литературный журнал" ("Bostono lietuviszkas laikrasztis"), с 1895 г.; 10) "Ukinikas" ("Xoзяин"), с 1890 г.; посвящен интересам земледелия.

 

В настоящее время в Л. печати выделились следующие главные направления и литературные партии: 1. Варпиникай, или партия Л. интеллигентов, с органами "Колокол" и "Хозяин". 2. Апжвалгининкай — католическо-клерикальная партия молодых ксендзов, ратующих в своем органе "Обзор" за литовско-национальную политику в делах церковных и освобождение Литвы и Жмуди от церковного полонизма. 3. Шлюпенасы — партия крайних патриотов-литовцев в Америке с антикатолическими обличительными тенденциями. 4. Партия газеты "Vienybe" — умеренно-клерикального направления. 5. В Пруссии преобладают в Л. прессе тенденции консервативные или религиозно-пиестическая. Одна только "Новая Л. газета" заступалась по временам за интересы великолитовские, помещая статьи и патриотические стихи Зауервейна (Сильватикас). В общем, новейшая Л. литература представляет мало оригинального, питаясь по преимуществу переводами с немецкого и польского. Самый выдающийся современный писатель — Aiszbe, который в очерках сувалкского быта выставил типы низшей сельской администрации, лавников, солтысов и войтов (ср. его рассказы "Бричка" и "Наши паны"). В американской газете "Vienybe" печатались в 1891 г. этнограф. статьи Бевардиса: "Куипшки и Куипшкянцы"; там же помещена его поэма "Rudeniop" — одно из немногих Л. стихотворений, изображающих не идиллию леса, лугов и цветов, а горькую повесть людских страданий. Из старых деятелей — так называемых аушристов — кроме Ив. Шлюпаса, продолжают писать Ив. Басанович (род. 1851 в Сувалкской губ.), доктор в Ломпаланке в Болгарии, известный исследованиями по этнографии и археологии Литвы; Довойно-Сильвестрович, неутомимый собиратель народных песен, легенд и материалов для Л. словаря (ср. его стат. в амер. журнале "Apszvieta". 1893, № 10); кс. Ал. Бурба, поэт и даровитый проповедник. Ср. "Л. письменность и писатели" (Liet. Rasztai, Тильзит, 1890); "Apszvieta" (1883, №№ 14-15, Pro domo sua — статья о Л. движении восьмидесятников-литовцев, воспитанных в спб. и моск. университетах); Szlupas, "Polacy i Litwini", Нью-Иорк, 1888); Jan Witort, "Litwomany" ("Lit. Przegląd", Края, 1889); к вопросу об алфавите для Л. жмудских книг в "Журнале Мин. Народн. Просв." (1888, октябрь); Е. Wolter, "Lit. Schriftsteller d. XIX J." (1891-93).

 

Как видно из "Образцов инородческой печати Зап. России", Литовские книги печатались в XVI-XVII вв. в Вильне, Кейданах и Кенигсберге, в XVIII вв. — также в Тильзите и Супрасли. В XIX в. до 1864 г. встречаются издания кальвинистов (Церауского и др.), печатанные в Митаве, Тильзите, Вильне, Динабурге, Риге, Сувалках, С.-Петербурге. В 1864-94 гг. центр Л. типографского дела и книжной торговли переносится в вост. Пруссию, где в Тильзите, Мемеле, Битенах и Прекуле издаются так называемые контрафакции. С 1885 г. начинают появляться газеты, книги светского содержания и молитвенники в сев.-америк. типографиях. Как выяснено было на первом всероссийском съезде деятелей печатного дела (1895), попытка применить к Л. письменности русский шрифт, продолжавшаяся с лишком 30 лет, на практике не привилась: с 1864 по 1891 гг. русским шрифтом издано всего 25 книг, в том числе буквари, учебники молитвенники и несколько книг научно-этнограф. (сборники песен Фортунатова и Миллера, Юшкевича) и беллетристического содержания (рассказы Л. Толстого); между тем за тот же период времени число Л. книг, газет и брошюр, изд. латинским шрифтом за границею, простиралось до 700. Значительная часть этих заграничных изделий и частью так наз. контрафакций проникла к литовцам бывшего вел. княжества путем контрабанды. В другом реферате того же съезда исчисляется, что Л. молитвенников в роде "Altorius", "Garbe Dievo" или "Balsas balandelis" печатается ежегодно за границею не менее 30000 экз. и продается спекулянтами, считая по 2 рубля за каждый, на 60000 руб., между тем как тот же молитвенник, напечатанный с разрешения русской цензуры, продавался по 30 коп. в переплете (см. "Обзор первой всеросс. выставки печатного дела", № 34, прил. стр. 39 и 51). Если общее число жмудинов и литовцев, обученных русской азбуке, и доходит до 300 тыс., то все-таки 25 изд. русского шрифта не могут выдержать никакой конкуренции с 700 изд. латинского. Весьма знаменательно, что из 25 изд. русского шрифта только одно — школа кройки Лялиса — возникло по частному почину; все остальные — казенные. Следует отметить, что книги, печатанные для удовлетворения интересов обитателей бывшего великого княжества Л., написаны не польскими агитаторами, а природными Л., большею частью уроженцами Сувалкской и Ковенской губ., воспитанными в русских университетах. Другие современные деятели Л. литературы кончили вейварскую учительскую семинарию, марьямпольскую и шавельскую гимназии, а лица духовного звания, как ксендз Бурба и другие, — духовно-католические семинарии в Сейнах, Ковне, Вильне и СПб. Молодая Литва успела: 1) выработать новую общелитовскую орфографию и литературный язык, воздерживаясь как от жмудских, так и от восточнолитовских крайностей в изображении звуков и форм употребляемого газетными писателями Л. языка; 2) выяснить родственные отношения литовцев к этнологически столь близким от них латышам и отделить теоретически интересы Л. интеллигенции от польской (см. статьи газеты "Варпас" за 1891 г.: "Mes ir Lenkai" и др.); 3) расширить народное образование посредством книг, общеобразовательных брошюр, театра (первые театральные пьесы Гужутиса: "Пан и мужик", его сцены из Л. истории 1362 г., или "Egle", театральн. представления в Тильзите и Чикаго) и хороших переводов с иностранных яз. Л. литература перестала проявляться исключительно в молитвенниках и календарях и, несмотря на исключительные и трудные условия сбыта, стала отражением новой европейской образованности. Литературное оживление и национальное возрождение совпадает с началом эмиграции столь неподвижного прежде народа в С. Америку (см. "Труды Варш. Стат. Ком." вып. 5: "Сравнительная статистика заработков сельского населения в Сувалкской г. и эмиграции в Америку", 1891; "Mitteilungen d. lit. litter.-Ges." III, стр. 543; "Новое Время", 1887 г. № 4221). Вопреки заявлениям польских патриотов сев.-зап. края (см. Лелива, "Русско-польские отношения", Лпц., 1895, стр. 246), "серый народ" литовских губерний не только говорит своим литовско-жмудским родным языком, сохраняя свои предания, нравы и обычаи и молясь на своем языке, но сумел и сумеет дать своим детям среднее и высшее образование в русских школах и выработать свою областную литературу, служащую, как и русская, выяснению жизненной правды и борьбе с эксплуатацией народной массы.

 

 

  




Rambler's Top100