Вся библиотека

Брокгауз и Ефрон

 

Справочная библиотека: словари, энциклопедии

Энциклопедический словарь

Брокгауза и Ефрона



::

 

Владимирское великое княжество

 

Начало ему было положено около середины XII в., и при первых же князьях своих оно становится и великим. Древняя Ростовско-Суздальская область управлялась первоначально княжьими мужами, а с конца X в. там появляются великокняжеские сыновья Ярослав и Борис, дети Владимира святого; потом Ростов вместе с Суздалем и Белоозером перешел в потомство в. кн. Всеволода Ярославича и сделался наследственным в его роде. Владимир Мономах посадил в Суздальской области одного из младших сыновей своих, Юрия Долгорукого. Симпатии этого князя, хотя он и много сделал для своего Суздальского княжества, тяготели к Южной Руси, к Киеву, который он и занял окончательно в 1155 г., после чего раздал уделы сыновьям своим. Сын его Андрей получил киевский Вышгород, но в том же 1155 г. уехал, тайно от отца, в Суздальскую землю. В 1157 г. по смерти Юрия ростовцы и суздальцы выбрали в князья Андрея. Имея перед собою пример Киевской Руси, где от междоусобий родичей за старший стол, за первенство, великокняжеская власть была так некрепка, Андрей задумал укрепить и возвысить ее, хотя теми же средствами, какие употреблялись и на юге, т. е. правом сильного. Мало того: ставши независимым владельцем Ростовско-Суздальской области, он задумал первенствовать и над всеми князьями остальной Руси, словом — быть великим князем всей Руси (см. Андрей Боголюбский). Взяв в 1169 г. Киев и посадив в нем на княжение брата своего Глеба в качестве своего подручника, Андрей вернулся в Ростовско-Суздальскую область, которая с этих пор становится великим княжеством Владимирским, так как в ней начал первенствовать в качестве главного стольного города не Ростов или Суздаль, а Владимир, и великим княжеством всей Руси, потому что фактически значение киевского великого князя перешло к великому князю владимирскому. Значение великого князя владимирского как великого князя всей Руси было, однако, довольно призрачным; стремление владимирских князей к преобладанию на Руси были такими же, как и на юге, т. е. чисто личными, эгоистическими, не имевшими определенной политической подкладки. Андрей Юрьевич был убит в Боголюбове в 1174 г. До 1175 г. происходил спор за великокняжеский владимирский стол между дядьями (братьями Андрея) и старшими племянниками их; верх взял Михалко Юрьевич, но он скоро умер (1176 г.). Затем во Владимире княжит Всеволод Юрьевич Большое Гнездо (1176-1212), имевший сильное влияние на Рязань и на отношение южных князей; после него по его особому распоряжению владимирский стол занял второй сын его, Юрий, который в 1216 г. после упорной борьбы уступил его старшему брату Константину, умершему в 1219 г.; Юрий затем княжил до 1238 г., в котором пал в битве с Батыем. Теперь явилась на смену всех прежних междукняжеских отношений новая верховная сила, которая могла распоряжаться по своему усмотрению князьями Русской земли. В 1243 г. князь владимирский Ярослав, заступивший место брата своего Юрия, получил от Батыя старейшинство над всеми князьями "в русском языце". Здесь уже не имели места ни право старшинства между князьями, ни право сильного, как они понимались в южной, а потом и в северо-восточной Руси; право на стол стало в зависимости исключительно от татар. Ярослав Всеволодович княжил до своей смерти, т. е. до 1246 г.; за ним следуют: Святослав Всеволодович 1246-48 г.; Михаил Ярославич Хоробрит (Храбрый) — 1248 г.; Андрей Ярославич 1248-52 г.; Александр Невский 1252-63 г.; Ярослав Ярославич тверской 1263-72 г.; Василий Ярославич костромской 1272-76 г.; Димитрий Александрович переяславский 1276-81 г.; Андрей Александрович городецкий 1281-83 г.; Димитрий Александрович (во второй раз) 1283-94 г.; Андрей Александрович (тоже) 1294-1304 г.; Михаил Ярославич тверской 1304-19 г.; Юрий Данилович московский 1319-22 г.; Димитрий Михайлович тверской 1322-26 г.; Александр Михайлович тверской 1326-27 г.; Иван Данилович Калита московский 1328-41 г.; Семен Иванович Гордый 1341-53 г.; Иван II Иванович 1353-59 г.; Димитрий Иванович Донской 1359-89 г.; Василий Димитриевич 1389-1425 г.; Василий Васильевич Темный 1425-62 г. [Время между смертью Ивана II и занятием великокняжеского стола Димитрием Донским, победившим своего антагониста, Димитрия Константиновича Суздальского (1359-1363), а также временное занятие великокняжеского стола Юрием Димитриевичем галицким, дядей Василия Темного (1433-34), можно считать не иначе как междуцарствием, так как дальнейшие события показывают, что великокняжеский стол действительно укрепился в роде Калиты, а колебания относительно этого были только отголоском колебаний в Орде].

 

Собственно говоря, нельзя указать строго и определенно предел, где оканчивается В. великое княжество и начинается Московское. Владимирским Великое княжество было названо по своему центру, в котором, действительно, и живут первые князья до Александра Невского включительно; из последующих же князей живет во Владимире, кажется, только Димитрий, сын Невского, может быть, по близости его удела (Переяславля) к стольному городу; остальные же, как Василий костромской, князья тверские и московские, становясь великими князьями, остаются в своих уделах, а во Владимире сажают наместников. Здесь оказывается существенная разница во взглядах южных и северных князей на стольный город: для южных князей быть великим князем значило жить в Киеве — на севере же великий князь мог и не жить во Владимире. Эту разницу принесли, кажется, татары. С появлением последних великокняжеское достоинство стало в полной зависимости от хана: ни один великий князь не мог быть уверенным, что завтра место его не будет занято другим. Потому-то князья, становясь великими, продолжали крепко держаться за свои уделы: в случае потери Владимира тот или другой князь имели убежище в своем уделе. Отсюда же зависел и способ развития удельной системы на севере. В Суздальско-Ростовской земле удельные князья хотя нередко и обнаруживают свои поползновения на великокняжеский стол, но главным образом стараются укрепиться в своих уделах и обособиться от великого княжества. Главные уделы выделяют из себя более мелкие; каждый из них является некоторым подобием великого княжества со старейшими и младшими столами. Так, по смерти Константина Всеволодовича от Ростова отделились и образовали удельные княжества Ярославль и Углич; от Ярославля отделилось Белоозеро и образовало отдельное княжество с своими мелкими уделами, так что в Ярославском и Белозерском княжествах различался старейший стол, а следовательно, и старейший князь — своего рода великий князь по отношению к мелким князьям своей области. Суздальско-нижегородские князья, стремившиеся к обладанию Владимиром, а следовательно, и великокняжеским достоинством, в конце концов обособились от великого княжества Владимирского и образовали свое великое княжество с своей системой уделов. Символом великокняжеского достоинства Владимир — т. е. обладание им — был до второй четверти XV века. Когда при Василии Темном происходила борьба за великокняжеский стол, объектом ее служила уже Москва, а не Владимир. Василий Темный, передавая великокняжеское достоинство сыну, в перечне городов и волостей, назначаемых духовной грамотой последнему, не только не ставит Владимира на первом месте, но и не делает никакой оговорки о нем, которая напоминала бы о его прежнем значении.

 

Значение Владимирского великого княжества в системе других русских княжеств, с одной стороны, и у себя на С.В., с другой, выясняется из деятельности самих владимирских князей. В домонгольский период она направлена преимущественно к утверждению великокняжеской власти. Притязаний на преобладание над остальною Русью вел. князья, кроме Андрея Боголюбского и Всеволода III, никогда или почти никогда не осуществляли на самом деле. Распоряжаясь более или менее произвольно ближайшими своими соседями, как Рязань, Муром, Новгород и Псков, вмешиваясь иногда в дела Южной и Юго-Западной Руси, они, тем не менее, не могли давать направление течению дел не только на Ю. и Ю.З., но и на С. На Ю. продолжаются прежние усобицы за Киев, в котором являются свои великие князья; там образуется новое сильное княжество Галицкое, во все эти дела более вмешиваются поляки, литовцы и венгры, чем владимирские вел. князья. То же и на С.: на Псков, Новгород, Полоцк и Смоленск сильно напирают литовцы и ливонцы, а владимирские князья заботятся только о целости и расширении своих владений на В с целью обезопасить себя от восточных соседей-инородцев. С появлением татар характер деятельности владимирских князей изменяется. Первый слуга хана, великий князь, становится и первым между князьями, главой русских князей, но только на С.; на Ю., совершенно разоренном татарами, господствуют баскаки, а позже Киевская и Галицкая Русь теряет самостоятельность под ударами Польши и Литвы. Теперь великие князья владимирские сосредоточивают свою деятельность на отношениях к Орде и к удельным князьям своей земли, а также на Новгороде и Пскове. Нужно было служить хану, чтобы спасти свои земли от татарских разорений; нужно было сдерживать народ от неприязненных действий против татарских чиновников, а в случае проявления таких действий хлопотать в Орде о прощении, о помиловании; нужно было собирать с уделов татарский выход и т. п. Во внутренних делах княжества не последнее место занимали споры и междоусобия за великокняжеский стол. Пользуясь тою же татарскою силой, которою великий князь владимирский объявлен был главой русских князей, удельные князья нередко оспаривали у последнего великокняжеское достоинство. Что касается объема В. вел. княжества, то границы его можно наметить лишь приблизительно, и то пользуясь данными не одного только какого-нибудь княжения, а всех, до Юрия московского включительно. На Ю. граница княжества соприкасалась с Муромо-Рязанской и Смоленской областями и в первое время проходила немного южнее Москвы и несколько севернее Можайска; только при Юрии московском присоединены к Московскому уделу смоленский город Можайск и рязанский Коломна. На З. граница не доходила до нынешней зап. границы Московской губ., так как Волок-Ламский считался волостью новгородской; затем граница шла к С., захватывая Тверь, но минуя Бежецк, который также считался новгородской волостью даже и при московских князьях; потом продолжалась неопределенно через Мологу по бассейну Шексны к Белоозеру (см. Ян Вышатич). Северная и восточная границы княжества — самые неопределенные. Сын Ярослава, Константин, получает в удел Галич костромской; почти в то же время власть ростовских князей простирается далеко на С.: они владеют Устюгом. На В граница княжества совпадала с нынешней границей Владимирской губ., а с Юрия Всеволодовича, построившего Нижний Новгород, постепенно углублялась далее на восток. Источники и пособия см. при упоминаемых здесь князьях.

  





рыбки, водоросли, аквариум народные средства интернет-магазины Rambler's Top100