Вся электронная библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Биржи. Купля-продажа ценных бумаг

Без страха перед «Черной Пятницей»

Что делать при понижении биржевых курсов?


Раздел: Право, бизнес, финансы

 

3. Биржевой крах в октябре 1987 г.

 

Другого и нельзя было ожидать. При самом резком падении биржевого курса в истории американской биржи промышленный индекс Доу-Джонса потерял 508 пунктов, или понизился на 22,6%, — эйфория пятилетнего повышения курса акций разрушилась, как карточный домик. Биржевой курс при летнем уровне в 2650 пунктов в октябре вполне реально оценивался в 3600 пунктов. Прогнозируемое изменение биржевого курса на 950 пунктов осуществилось, только, к сожалению, в обратном направлении.

Рассмотрим события немного подробнее. Как вы уже можете сделать заключение из  3, биржевые курсы в целом сильно повышались с августа 1982 г. с уровня в 792,43 пункта. По состоянию на 25 августа 1987 г. значение промышленного индекса Доу-Джонса смогло подняться примерно на 244%; рассчитанное по тогдашнему постоянному максимальному уровню, оно составило 2722,24 пункта. Такое резкое повышение привело к изменению соотношения курс/прибыль (см. гл. 4 "Технические инструменты для прогноза биржевых курсов"). В 1987 г. это соотношение достигло для всего рынка почти 20 единиц (см.  11), для входящих в промышленный индекс Доу-Джонса 30 акций — даже более 20 единиц, что уже является предупредительным сигналом. Однако все успокаивали себя тем, что биржа с опережением улавливает ожидаемый рост прибылей за 1988 г. Анализы компаний подтвердили высокий прирост прибылей в 1988 г., что позволяло рассчитывать на завышение соотношения курс/прибыль (KGV) чуть менее чем на 16 единиц. Таким образом, акции американских компаний в действительности не переоценивались.

Другим предупредительным сигналом являлся рынок облигаций. Здесь уже с начала 1987 г. царило настроение отступления (см.  10). Воздействия кредитно-финансовых инъекций при президенте Рональде Рейгане оставили свой отпечаток на рынке ссудного капитала. Дыру в американском государственном бюджете можно было заткнуть только с помощью иностранных финансовых средств. Однако эти деньги потекли в страну лишь тогда, когда были установлены высокие банковские проценты. Результатом явились возросшие проценты на рынке ссудного капитала. Так, облигации 30-летнего государственного  займа  уже  понизились  до  биржевого  краха

Однако это, по-видимому, никого не заинтересовало в обстановке всеобщего приподнятого настроения. Еще хуже было то, что на рынке акций, несмотря на падение курса облигаций, продолжали необузданно подниматься цены, что было для многих оптимистов признаком силы и надежности роста биржевого курса акций. Взаимосвязь движения процентов и курса акций была просто отброшена. Таким образом, и на этот предупредительный сигнал не обратили внимания.

Каждый биржевик теперь, в конце лета 1987 г., до отказа набив карманы акциями, ожидал, когда промышленный индекс Доу-Джонса достигнет долгожданной отметки в 3600 пунктов. Однако ожидания себя не оправдали. Как в 1929 г., так и теперь головы инвесторов были полны фантазий. Широкие массы не хотели видеть реальность.

Когда все "знают", что биржевые курсы повышаются, то  все вкладывают деньги. Кто еще в таком случае должен покупать акции?

Логический вывод: за отсутствием дальнейших присоединившихся промышленный индекс Доу-Джонса упал в сентябре  1987 г. на 200 пунктов. Разумеется, такое снижение зачислено  в категорию невеских. Речь шла о здоровой консолидации, при которой фондовый рынок накопил новые силы для следующего подъема до отметки в 3000 пунктов.

 

Только лишь тогда, когда постоянный максимальный уро

вень многократно не удалось преодолеть и существовавшая с

1982 г. линия повышательного тренда движения промышлен

ного индекса Доу-Джонса (см. гл. 4 "Технические инструменты

для прогноза биржевых курсов") "прорвалась" вниз, вслед за

чем началось падение биржевых курсов, участники рынка ис

пугались. Неожиданно усиленное внимание стали опять уде

лять растущим процентам. Многие биржевики за период подъ

ема значительно задолжали и теперь полностью жили в долг.

Чтобы избежать финансового банкротства, имелось лишь одно

средство: как можно быстрее продавать акции. Вы увидели

параллель с 1929 г.?  

В "черную пятницу", 16 октября 1987 г., биржевые курсы не устояли. В результате множества небольших поручений (меньше лота) рынок "встал на колени". Компьютеры, которые на основе определенных заданий могли самостоятельно, не думая, действовать, выбрасывали на рынок с молниеносной быстротой после превышения определенных границ убытков (отметка лучшей цены после ее снижения до определенного уровня для ограничения убытков) большие пакеты акций с поручением о максимально благоприятных условиях (выполняется при первой возможности по наилучшему курсу). Это вновь ускорило начавшееся движение лавины.

В эту пятницу можно было сожалеть о потере 108 пунктов, это самая большая до того времени дневная потеря в истории Уолл-стрит, хотя уже в среду следовало сожалеть о потере 95 пунктов, а в четверг — 58 пунктов. Однако дальше должно было быть хуже.

В выходные биржевики и брокеры имели время "зализать раны" и тщательнее рассмотреть поле битвы за депозиты. Во многих кредитно-финансовых портфелях было недостаточно средств. На требования брокеров к своим удрученным клиентам дополнительно внести новые финансовые средства имелся лишь один ответ: "Все продать!"

Другим решающим спусковым механизмом был спор между Германией и США в отношении валютной и процентной политики. В Луврском соглашении1 от 22 февраля 1987 г. министры финансов ведущих экономических держав договорились приостановить совместными действиями эмиссионных банков падение курса доллара на отметке 1,80 марки. 17—18 октября тогдашний министр финансов, а позднее министр иностранных дел Джеймс Бэйкер находился в поездке по Европе. Он обвинил "Бундес банк" ФРГ в том, что повышением процентов тот подставил ножку международным договоренностям по валютным вопросам. Рост немецких процентов означал нагрузку на соотношение марка/доллар при растущей марке или

при продолжающем падать долларе. Именно этого хотели избежать путем Луврского соглашения.

Американский министр финансов намекнул в субботу 17 октября 1987 г., что США уже не будут участвовать в интервенционных скупках доллара. Как вы можете сделать заключение из  4, курс доллара в октябре 1987 г. снизился примерно с 1,85 марки до 1,66 марки в начале ноября.

После окончания этой богатой событиями недели с наиболее ошеломляющей "черной пятницей" на Нью-Йоркской бирже другие мировые биржи уже не могли реагировать на падение биржевого курса на Уолл-стрит из-за разницы во времени — солнце взошло в понедельник, 19 октября 1987 г., сначала на рынках Дальнего Востока. Однако в залах бирж царил глубокий мрак. По помещениям дальневосточных бирж пронесся ураган понижений биржевых курсов.

Особенно он задел биржу в Гонконге, которая закрылась на 4 дня. После того как она снова открылась, индекс Ханг Сснг понизился на 33%.

Вместе с солнцем биржевой обвал двинулся на запад. Европейские биржи также перестали сдерживаться. Вследствие резкого падения биржевых курсов европейцы пускали в продажу любое количество ценных бумаг США, в большинстве случаев по поручению о максимально благоприятных условиях. Когда на Уолл-стрит началась торговля, было ясно, что день кончится плохо.

Тотчас после открытия биржи промышленный индекс Доу-Джонса упал ниже отметки в 2200 пунктов, которая на линии поддержки (см. гл. 4 "Технические инструменты для прогноза биржевых курсов") являлась последней перед падением курса. Это инициировало дальнейшие распоряжения к покупке по лучшей цене после ее снижения через компьютерную торговлю. Спустя 30 минут промышленный индекс Доу-Джонса сократился уже на 70 пунктов, через час — более чем на 100 пунктов, после 15 часов по местному времени пала отметка в 2000 пунктов. После этого индекс потерял в следующие два часа еще около 250 пунктов. К окончанию биржевого дня оставалось сожалеть о потере 508,32 пункта при уровне 1738,42 пункта.

Только за несколько дней биржевики, как частные, так и институциональные, понесли огромные убытки (в размере триллиона долларов). Вновь были завышенные ожидания, которые участники рынка за эйфорией не заметили.

Если каждый участник рынка уверен в будущем движении рынка и наталкивается на взаимную дополнительную уверенность, то получается иначе, чем он рассчитывал. Хотя более или менее высокие цены акций в конце фазы сильного повышения биржевых курсов должны были бы отпугнуть инвесторов. Вы ведь не покупаете товары широкого потребления там, где цены самые высокие?

Однако верно констатировал корифей биржи Андрэ Кос-толани: "Нет ничего легче, чем продать публике ценные бумаги, если показать ей, что они смогут вырасти еще больше".

 Еще раз графически сопоставим ситуации, которые привели к биржевым крахам в 1929 и 1987 гг. (см.  6 и 7). Можно найти определенные параллели.

1.         Обоим биржевым крахам предшествовало чрезвычайно долгое и резкое повышение биржевых курсов — хорошая почва для эйфории.

2.         Биржевой крах 1929 г. вызвал самое резкое до того времени падение биржевых курсов в истории, а именно 13%. Биржевой крах 1987 г. привел также к наиболее резкому до сегодняшнего дня понижению биржевых курсов — на 508 пунктов. Из этого следует, что множество участников рынка были не подготовлены к биржевому краху и он их внезапно настиг, что повлекло за собой панику распродажи.

3.         Обоим биржевым крахам предшествовали два месяца постоянного максимального уровня. Промышленный индекс Доу-Джонса достигал своего максимального уровня во время сессии биржи 3 сентября 1929 г. — 386,10 пункта и 25 августа 1987 г. — 2722,24 пункта.

Настоящему биржевому краху требуется время для того, чтобы развиться. Это связано с эйфорией, которая не сразу переходит в пессимизм. Более того, "заражение" участников рынка происходит так же, как при эпидемии гриппа. Чем больше людей поражает бацилла понижения биржевых курсов, тем быстрее она может распространяться. Темп "заражения" и, таким образом, темп падения биржевых курсов повышаются почти вертикально — вид цепной реакции.

4.         Как в 1929, так и в 1987 г. была дестабилизирована международная финансовая и валютная система, и не в последнюю очередь в результате больших дыр в государственных бюджетах.

5.         Промышленно развитые страны как в 1929, так и в 1987 г. попытались с помощью протекционистских пошлин защитить свою промышленность от международной конкуренции. Следствием явился возрастающий протекционизм в мировой торговле с искажением международной конкуренции.

Мы еще раз подробнее остановимся на обнаруживающихся

параллелях, когда речь пойдет о вопросе возможного бирже

вого краха в 1995 г. (см. гл. 5 "Когда наступит следующий

биржевой крах?").

 

СОДЕРЖАНИЕ: «Что делать при понижении биржевых курсов»

 

 Смотрите также:

 

Торговля на бирже   Ценные бумаги   Формирование рынка ценных бумаг   Рынок государственных ценных бумаг    Биржевая торговля   Фондовые биржи   Биржи и биржевая торговля   Малая энциклопедия трейдера   Фундаментальный анализ рынка   Технический анализ рынка   Банковская энциклопедия   Сберегательное дело